Лучший из худших

Книга: Лучший из худших
Назад: Глава 21
Дальше: Глава 23

Глава 22

Я подполз к простреленному тенту и сквозь дырочку осмотрел окрестность. Ясно, нас приняли на лесной дороге. Это и хорошо и плохо: хорошо, что за деревьями можно спрятаться. Плохо — что за ними сидят невидимые стрелки, а сколько тут прибыло по мою душу — я даже понятия не имею. Но вряд ли много, человек пять максимум.
Для такой операции до хрена народа не нужно. Для успокоения совести будем считать, что было пятеро. Минусуем трупак — итого четыре. Всё равно пропорция не в мою пользу.
Чтобы меня не сразу нашпиговали пулями, из машины я выходил под прикрытием мертвеца. Ну как под прикрытием — поднял под микитки и, использовав его тушу как щит, вылетел наружу, потом отбросил тело и кубарем подкатился к ближайшей толстой берёзе, благодаря господа за то, что ствол достаточно большой и крепкий, чтобы его не прострелили.
Киллеры, стоит отдать им должное, не сплоховали. Открыли стрельбу почти моментально, только щепки полетели.
Стараясь не высовываться, я выставил автомат и пальнул короткой очередью на звук. Это в кино у героев запас патронов бесконечный, а мне на всё про всё достался один рожок (ну, хорошо, пусть будет «магазин» для особо придирчивых). Почему-то больше на теле не нашлось.
Вдобавок, автомат — штука коварная, надавил на спуск — и вуаля, за пару секунд выщелкал все патроны, «стрижёт» эта машинка быстрее скорости звука.
Скорее всего, драгоценные пули ушли в «молоко», потому что с той стороны раздались только ответные очереди, ни тебе предсмертных хрипов или воплей.
Но, кое-что для себя я определил: лупили по несчастной берёзке из четырех стволов, так что в подсчётах количества киллеров я не ошибся.
Не знаю, насколько высок уровень их профессионализма, по грузовику они отработали вполне грамотно, так что будем считать, что против салаги действуют ребята, в своё время нюхнувшие пороха. Может, не в войнушке, а в бандитских разборках, только у меня и такого за душой нет.
Сейчас обойдут с двух сторон, возьмут в «клещи» и трындец…
А трындец нам не нужен, и вообще — умирать нам рановато, у нас дома дел до хрена.
Смыться? Метрах в пятнадцати за моей спиной овражек, тишком доползти до него, потом змейкой между деревьями и ищи-свищи ветра… Если и есть среди киллеров прирождённые охотники, умеющие читать следы, тогда, конечно, найдут, но, думаю, народец супротив меня выступил всё больше городской. Так что шансы не сказать, что высокие, но они хотя бы есть.
А как же Санников? Ну, вот такой я дурак, не могу оставить в беде раненого товарища, хоть распните меня на кресте трижды…
Главное, страшно до одури, боюсь, что шлёпнут прямо сейчас и на этом оборвётся моя молодая жизнь. Ведь ни одна зараза не дала мне гарантии, что очнусь в другом мире и другом теле. Может, и вовсе не очнусь, а проверять не хочется.
Внезапно я ощутил лёгкое покалывание в висках. Это что — приступ мигрени на фоне панической атаки?
И тут причина странного ощущения стала ясна. Поблизости, буквально на расстоянии меньше шага от меня пульсировала маленькая тоненька жилка магического вещества — пресловутой маны. Немного, можно сказать, всего ничего…
Хорошо, подумал я, попутно снова отправив парочку пуль в огневые точки противника, мана есть — это, конечно, круто. Особенно, если учесть, что я смог засечь сей источник. Только что это мне даёт?
По сути без теории и нормальной практики… А ну как вместо того, чтобы спровадить на тот свет неприятеля, сотворю с собой какую-нибудь неведомую хрень и тем самым облегчу работу киллерам…
После моего жалкого огрызания в их сторону, тут же прилетела мощная ответка: ствол самого русского дерева на свете аж ходуном заходил от прямых попаданий. Я даже услышал гул внутри дерева. Вот лесорубы, херовы! Никак вам неймётся. И что, спрашивается, я вам сделал? Сидел себе на губе тихо-мирно, хлоркой дышал…
Нет, пацаны, так не пойдёт!
Поняв, что меня практически зажали, я пошёл ва-банк. Перекинул ствол в левую руку и, выставив кисть правой, представил, будто она — магнит, который притягивает к себе магическую энергию.
Наверное, смотрелся я в это мгновение весьма комично, но мне было абсолютно наплевать на то, как я выгляжу в чужих глазах. Главное, что рука вдруг потеплела, по ней пробежала электрическая волна — ощущения наподобие лечения смт-терапией. Ты чувствуешь через тебя проходят невидимые глазу вибрации, меняющие амплитуду и направление. Можно расслабиться и получать удовольствие, но только не сейчас.
Притянув к себе маны по максимуму, я уже знал, как буду её использовать. Её могло бы хватить на выпад чем-то вроде файрбола — по-русски огненного шара, но большой площади он не охватит, если зацепит, то в лучшем случае одного киллера, а что прикажете делать с оставшейся троицей?
Не уверен, что магия проберёт их до печёнок и они падут ниц перед моим величием.
Трах, трах! Я инстинктивно дёрнулся: ещё две щепки пролетели мимо моих глаз… Кто-то хорошо засадил по дереву очередью.
Ладно, никаких огненных шоу. Мы пойдём своей дорогой.
Не успел я это подумать, как рядом приземлилась граната. Мать его, долбаная «лимонка».
Сейчас округу прочешет такой гребёнкой, что живых в радиусе нескольких метров просто не останется.
Щёлк, в мозгу переключатель перевёл меня в режим максимального ускорения. Удивительно, но наряду с быстродействием мозга, к сумасшедшему темпу движения присоединились и мышцы моего тела.
В прежде невиданном темпе я подхватил гранату, зная, что она вот-вот разлетится на сотни мелких смертоносных осколков, зачем-то поднёс к лицу, внимательно осмотрел, а потом захреначил обратно. Туда, откуда она прилетела.
Мне было интересно увидеть, что произойдёт дальше.
«Лимонка» взорвалась на лету, разбрызгивая вокруг себя смерть. Воздушная волна докатилась до моего слуха. Примерно дюжина осколков медленно, словно через ставший густым как кисель воздух, подлетела ко мне. При желании я мог бы потрогать их пальцем, но вместо этого слегка уклонился и пронаблюдал, как они вгрызаются в свои цели, крушат ветки с деревьев, подстригают кусты.
А потом послышался загадочный протяжный звук. До меня не сразу дошло, что это растянутый во времени крик человека. Вопил крупный мужчина в камуфляже и бандане, прямо на моих глазах сразу несколько острых как бритва кусочков металла впивались в его ставшее таким беззащитным телом. Выплёскивалась алая кровь, летели клочья одежды, лицо искажалось в страшной муке.
Мана была почти на исходе, но её ещё хватало на то, чтобы я подбежал к раненому и отобрал его автомат, а потом, практически в упор расстрелял ещё двоих охотников за моей головой.
Это очень странное и удивительное зрелище, когда пули входят в человеческое тело, и ты видишь всё практически в деталях.
Оба киллера задёргались в конвульсиях и принялись оседать.
И всё-таки я не был праздным зевакой, а потому успел засечь четвёртого и, надеюсь, последнего из тех, кто пришёл сюда, чтобы лишить меня и моих друзей жизни.
Он ещё не понимал, что произошло, ошарашенно крутил головой, потеряв меня из виду. Это для меня секунды растянулись как жевательная резинка, для него же всё произошло с неимоверной скоростью.
Вдобавок, не удивлюсь, если он получил контузию после взрыва, потому что взгляд у мужика был просто осоловелый.
Я ринулся к нему, в этот самый миг действие маны закончилось. Памятую слова поручика Шереметовой о неизбежных последствиях магии в виде отката (странно, что он ещё не накрыл меня, после того, как я выстраивал в кузове перевёрнутого грузовика защитную сферу), я дико боялся не успеть. Если свалюсь перед киллером и буду корчиться от боли, значит, всё, что я до этого сделал — было зря. Я не имел права допустить такого. И дело не только во мне, а ещё и в раненом Санникове.
Снова включился обычный режим действий и восприятия. Для киллера он заключался в не успевшем остыть дуле автомата, который я приставил к его носу.
- Кто вас послал? — заревел я, словно разбуженный зимой медведь. — Говори, сука, иначе всажу в тебя весь магазин!
Не знаю, что подействовало больше: мой разъярённый вид, автоматный ствол или то, что творилось недавно, однако киллер заговорил.
- Упырь приказал нам грохнуть тебя.
- Упырь? — слегка опешил я. — Кто такой Упырь?
- Он там, — показал подбородком киллер. — Ты его убил.
Знакомых рож, среди тех, кого я только что положил, не было, так что полезной информации от последнего из киллеров не поступило.
- Собаке собачья смерть, — презрительно скривил губу я. — Какого хрена я понадобился этому Упырю?
- Ему приказали.
- Кто?
Киллер замолчал. Я сильнее надавил стволом в его нос.
- Говори, сука! Не испытывай моего терпения!
- Гвоздь велел, — выдавил из себя он.
Час от часу не легче. Теперь к непонятному Упырю добавился ещё более загадочный Гвоздь. Интересно, какую любимую мозоль я ему отдавил?
Как говорится, всё чудесатей и чудесатей!
- Гвоздь… Что за гвоздь?
- Он здесь главный.
- Главный бандит? — высказал догадку я.
- Можно сказать и так. Здесь все темы — его.
- А я тут причём?
- Ты помог должнику Гвоздя и оскорбил его людей. Люди и за меньшее платились смертью.
- Понятно, — протянул я.
Вот и аукнулась мне история в Олином доме. Кто ж знал, что вмешавшись, я разворошу целый муравейник. Эх, правильно папа в своё время говорил: не хочешь зла, не делай добра. И почему я его не слушал? Шёл бы тогда себе мимо. Ну то есть на другой балкон перелез.
Но… теперь уже поздно пить «Боржоми» и прочие газированные минеральные воды.
После сегодняшней заварушки Гвоздь крепче любить меня не станет.
Уйти в бега? Империя — большая, конца и краю нет, всегда найдётся укромное местечко для беглеца. Но как-то не улыбается всю жизнь сидеть в схроне, не выказывая даже взгляда на улицу.
Дождаться прибытия полиции, сдать им «языка», расписать что и как… Ну-ну… и что потом? Я бы не особо надеялся, что Гвоздя прихватят. Наверняка он башляет сколько надо и кому надо. Такие люди всегда выходят сухими из игры, так что охота на меня продолжится с азартом пуще прежнего.
Короче, спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Полиция-милиция, всё потом. Сначала надо нанести превентивный удар, а дальше будет ясно-понятно.
Единственное, что заставит Гвоздя отказаться от планов на мой счёт — его физическое устранение, так что придётся поработать ликвидатором.
Работа для меня прежде незнакомая, но… не боги горшки обжигают в конце концов. Все с чего-то начинают. Вот и я начну с Гвоздя. Надеюсь, на нём и закрою эту страницу в моей биографии.
Что касается деталей: вроде адресов, паролей и явок — так на что мне «язык»? У него и поспрашиваю, заодно и попрактикуюсь в методике ведения допросов.
А что делать с ним потом… Только валить, здесь без вариантов.
Живой он мне не больно то и нужен.
Есть и второй момент — раненый Санников. Его обязательно нужно подкинуть в город, причём, максимально срочно.
- Вы ведь сюда не пешочком притопали? — поинтересовался я.
- Что? — не сразу сообразил собеседник.
- Я говорю: от города далеко. Вы же сюда не грибы собирать пешком притопали или на электричке…
- На двух машинах приехали. Они здесь, неподалёку находятся, — довольно бойко ответил пленник.
- Покажешь? — добродушно улыбнулся я.
- А что мне за это будет? — заинтересовался он.
Я пожал плечами.
- Ну что-что… Не будешь делать глупости — останешься в живых, — с честной рожей сообщил я.
Что называется, мастерство — не пропьёшь. Ещё в школе я занимался в театральном кружке и даже пару раз играл главные роли. Правда, раньше думал, что это всё больше благодаря папиному спонсорству, но… видимо, определённые задатки актёра у меня на самом деле имелись.
Пленный поверил моим словам. Хотя… выбора у него всё равно не имелось.
Назад: Глава 21
Дальше: Глава 23
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий