Лучший из худших

Книга: Лучший из худших
Назад: Глава 26
Дальше: Глава 28

Глава 27

На двери висела табличка «Кабинет ОПП» — вотчина поручика Шереметевой. Заходить в него, памятуя о том, чем занималась госпожа поручик — желания не было. Не удивлюсь, если сейчас меня станут анализировать, раскладывая на молекулы с атомами, а вот как потом соберут, и соберут ли — вопрос…
Однако приказ есть приказ, обсуждать не принято.
Набравшись храбрости, я постучал и, доставшись короткого «входите», распахнул дверь.
К моему удивлению кабинет больше подходил какому-нибудь психоаналитику, чем преподавателю основ противомагической подготовки: уютная обстановка, вплоть до ковров на стенах, разложенная кушетка, письменный стол.
Уши сразу заложило — со мной такое происходило в местах, где используется шумоизоляция.
Поручик стояла у окна, поливая из лейки цветочки в горшках, стоявшие на подоконнике. Было трудно оторвать взгляд от её аппетитной фигурки, тем более, форма очень ей шла.
- Ваше благородие, рекрут Ланской прибыл по вашему приказанию, — доложился я, пожирая девушку глазами.
Шереметева обернулась.
- Вольно, рекрут. И хватит сверлить во мне дырки глазами. Мне кажется вы можете держать в узде свои чувства.
- Есть держать в узде мои чувства! — с улыбкой сказал я.
- Ложитесь! — внезапно приказала она.
- К-куда? — растерянно произнёс я.
- На кушетку, конечно! — удивилась моей непонятливости Шереметева.
Полный дурных предчувствий, я выполнил приказ. Похоже, сейчас начнётся сеанс копания в моих мозгах — иной причины вызова к поручику я пока не мог придумать.
- Можете расслабиться, рекрут! Я не кусаюсь, — улыбнулась она.
Эта фраза ещё сильнее меня насторожила. Щаз… Я типа расслаблюсь, а моё сознание начнут методично потрошить. И ещё неизвестно что раскопают.
Нет у меня уверенности, что госпожу поручика от магии стоит посвящать в моё происхождение из иного мира. Я даже не берусь предположить, какие будут последствия. Вдруг сделают подопытным кроликом, и сидеть мне до скончания века в какой-нибудь засекреченной лаборатории, где куча яйцеголовых станут тыкать в меня электродами и смотреть, как я реагирую на внезапно загоревшуюся лампочку. А закончится всё безумным взглядом и пусканием слюней. Зато кто-то защитит на мне докторскую или кандидатскую.
Хрен вам, а не релакс.
- Не бойтесь, ничего страшного не произойдёт. Вы многое перенесли, я всего лишь хочу вам помочь выйти из стрессового состояния.
- Разрешите обратиться, ваше благородие?
- Разрешаю.
- Мне казалось, что с такими вопросами принято обращаться к психологам.
- Тут вы попали по адресу, рекрут. Наряду с преподаванием дисциплины по противомагической подготовке, я ещё и являюсь штатным психологом… Если быть точнее, одной из…
- Приношу извинения, госпожа поручик.
- Всё нормально. Вас ведь Анатолием зовут, рекрут?
- Так точно!
- Анатолий, предлагаю на время забыть, что мы находимся в армии, что есть такие понятия, как субординация и дисциплина. Воспринимайте меня сейчас не как старшего по чину, а как вашего друга, который искренне хочет помочь.
Вкрадчивый голос, попытка подстроиться под моё дыхание… Понеслось дерьмо по трубам. Но пока вроде её чары на меня не действуют, но ключевое слово пока.
- Со мной всё в порядке, ваше…
- Без чинов, Анатолий, без чинов. Разрешаю сегодня звать меня Василисой.
- Со мной всё в порядке… Василиса.
Была у меня в универе одна подруга, правда, не Василиса, а Василина. Вся группа звала её Васькой, и ей это нравилось. Но тут явно другой случай. Назову поручика Шереметеву так, она точно не поймёт.
Тем временем, девушка взяла стул и подсела поближе ко мне.
- Об этом мы и поговорим, Анатолий.
Снова вкрадчивость в голосе.
А тут ещё включилась нежная музыка, в которую вплетено пение птиц, шум качающихся деревьев, течение ручейка. Пошёл релакс по полной программе.
- Закройте глаза, сконцентрируйтесь на моих словах.
Я закрыл глаза.
- Расслабьтесь, представьте, что вы сейчас находитесь где-то в лесу. Высоко светит солнце, оно согревает вас, тепло распространяется по всему вашему телу.
Монотонный голос проникал сквозь барабанные перепонки прямо в мозг, превращая его в безвольный холодец. Хотелось отдаться ему, раствориться в нём, забыться и потерять счёт времени…
Но инстинкт самосохранения держал сознание на поверхности.
Нет, красавица, оставь своё колдовство другим, со мной эти ваши психомагические штучки-дрючки не пройдут. Что говорил дедушка о нас, Ланских — дословно не вспомнить, но что-то вроде того, что у нас репутация местных Казанов и Дон Жуанов. С поправкой на армейские реалии — поручиков Ржевских.
Давай-ка я испробую на тебе свою магию. Поглядим, чьё кунг-фу в итоге победит.
Я сделал вид, что полностью отдался её воле, вытянулся во весь рост.
- А сейчас, я хочу, чтобы ты снова вернулся в тот день, когда тебя несправедливо шельмовали…
О, как! Я думал, что ей интересно, как я бандосов мочил, а она вдруг стала копать совсем в другой стороне. Ну-ну, копай девонька. Бери больше, кидай дальше, только смотри — спинку не надорви, она тебе ещё пригодится.
Я нарочно пробормотал что-то нечленораздельное.
- Что ты сказал, Анатолий?
Глаза были закрыты, я ничего не мог видеть, но зато почувствовал, что она заинтересовалась и склонилась надо мной. Меня обожгло её тёплое дыхание, тонкий, еле уловимый аромат духов, исходившая из неё женственность.
Ну, Ланской — сейчас либо ты резко окажешься в дамках, либо тебе оторвут яйца, в почти полном соответствии со словами ефрейтора Санникова, который предупреждал нас о том, насколько страшной может оказаться эта неземная красота Шереметевой.
Вместо ответа, я обнял её, рывком подтянул к себе и впился в губы страстным поцелуем. От поручика можно было ожидать любой реакции — это только в кино красотка в объятиях мужика сразу мякнет и становится податливой как пластилин. В реальности можно получить по роже, в лучшем случае — отделаться расцарапанной мордой, даже если та, которую ты целуешь, испытывает к тебе симпатию. Женщины — они не от мира сего и полны сюрпризов и абсолютно непредсказуемых линий поведения.
Впрочем, я тоже появился здесь то ли из параллельного измерения, то ли просто из другой Вселенной, в общем, понятия не имею, откуда.
И, кто знает, может этот факт сыграл сегодня решающую роль.
Поручик часто-часто задышала, я ощутил, как под моими руками тает её горячая плоть.
Со мной хотели играть в кошки-мышки… Что ж, иногда «мышонок» способен вытворить нечто такое, отчего «кошка» становится сама не своя.
Главное — не спешить. Спешка хороша только в ловле блох. Надо настроиться на одну волну, стать одним целым и тогда открываются самые сокровенные ворота.
Она вдруг простонала.
- Что ты со мной делаешь?
- Беру! — нежно и в то же время страстно сказал я.
Кушетка была тесной, но нас это не смутило. Когда ты горишь от желания, тебе всё равно, где это происходит и при каких условиях. И волнуют в такие моменты совсем другие вещи — например, как прекрасная в своей воспалённой страсти женщина, от которой у тебя напрочь сносит голову и на всё остальное тебе глубоко наплевать…
- Дверь! — томно произнесла поручик. — Я забыла закрыть дверь!
- Хрен с ней! — прорычал я.
- Хрен! — согласилась она.
Я сорвал с неё одежду, стал покрывать поцелуями с ног до головы.
Она охотно отвечала на ласки и так же охотно одаривала ими меня. На какое-то время нас накрыла волна исступления.
А когда отхлынула, я обнаружил, что её голова покоится на моём плече, а усталый взгляд светится счастьем.
- Не знала, что ты такой… — вдруг загадочно произнесла Василиса.
- Какой? — ласково улыбнулся я.
У меня не было любви к этой девушке. Всё, что между нами произошло, можно описать только термином страсть, и я не ощущал раскаяния или угрызений совести ни перед Василисой, ни перед Ольгой.
Они получили то, что хотели. И я был честен перед ними и выложился на все сто.
- Даже не знаю, как объяснить, — вздохнула девушка. — Ты совсем не похож на других. Уверена, ни один рекрут не решился бы на такое…
- Весь наш взвод мечтает о таком, — усмехнулся я.
- Они мечтают, а ты делаешь. И делаешь так, что тебе невозможно сопротивляться.
Она нежно пробежала пальчиками по моей груди.
- Я делал то, что прочитал в твоих глазах.
- Обманщик! — Василиса засмеялась. — Ты не мог видеть мои глаза. Я сказала, чтобы лежал зажмурившись.
- Настоящую женщину видно даже с закрытыми глазами.
- Ах ты маленький льстец! — По тону девушки чувствовалось, что мои слова пришлись ей по душе.
- Никакой лести. Я сказал правду. Говорить её легко и приятно.
Она наградила меня страстным поцелуем.
Потом её взгляд упал на часы.
- Тебе пора, — отстранённым голосом произнесла она. — А мне надо привести себя в порядок. Служба…
Я знал по опыту, в таких случаях спорить нельзя. Женщины лучше нас знаю, что и когда нужно.
Поцеловав её в губы, я встал и принялся собираться. Похоже, сегодня меня ждёт новая встреча с утюгом: форма выглядела так, словно её долго и методично жевали.
Я знал, что Василиса наблюдает за моими действиями, хотя, конечно, грации и сексуальности в них не было ни на йоту. Я — мужик, а не профессиональный стриптизёр.
Такое ощущение, что мои мысли только что прочитали.
- Не могу отделаться от желания сунуть тебе за резинку трусов деньги, — с иронией сказала она.
- Мужчины зарабатывают на жизнь другими способами, — категорично ответил я.
- Не обижайся!
- Никаких обид, — заверил я.
Василиса на короткое время замолчала и заговорила вновь, когда я практически оделся.
- Наш особист велел присмотреться к тебе поближе, — проговорила она.
- Да? — с деланым равнодушием произнёс я. — Чем его так заинтересовала моя персона?
- Есть подозрения, что обряд шельмования прошёл с какими-то нарушениями.
Я вполне искренне изобразил усмешку.
- Но ты же убедилась, что это не так?
- Теперь даже не знаю, — вздохнула она. — Планировала вытащить информацию у тебя из головы. Вместо этого — ты вытащил меня из одежды.
- И ты была не против! — заметил я.
- Как раз это меня и пугает, — снова вздохнула Василиса.
Мне вдруг захотелось открыться перед ней… Ну то ли из озорства. То ли из чувства благодарности, ведь даже с Олей мне не было так хорошо. Но потом я прикусил язык. Мужчины после секса опасно расслабляются и ведут себя как тряпки. Кажется, я обречён всегда быть на стрёме.
А ещё у меня имелись на Василису вполне определённые планы.
- Ты можешь в любое удобное для тебя время опробовать на мне все твои приёмчики, — заявил я. — Если хочешь — будем последовательно проверять любые магические фокусы. Клянусь, что буду очень стараться, потому что меньше всего хочу огорчить тебя.
Ну, а попутно поизучаю методики работы с маной. Боюсь, чёрных дыр в моих знаниях хватит на кучу Вселенных. А мне ещё предстоит выжить в полном загадок Объекте-13, существование которого тесно переплетено с магией.
Получается, что я буду использовать Василису в собственных интересах, вроде как это не комильфо, но… Разве не это же самое она планировала проделать со мной, в чём только что призналась? Тем более, ничего плохого девушке я не причиню. Наоборот, готов лично наказать любого, кто посмеет её обидеть.
- Неплохая идея, — охотно кивнула она. — Только в следующий раз, прежде чем рвать на мне нижнее бельё, дай мне самой раздеться…
- Ни за что! — покачал головой я. — Ты хочешь от меня невозможного! Ни за какие коврижки не позволю лишить себя такого удовольствия. Отныне я всегда буду раздевать тебя лично!
Назад: Глава 26
Дальше: Глава 28
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий