Предатель рода

45
Десять тысяч лет

Лорд Хиро стоял во главе стола из полированного дуба, вдоль которого сидела целая армия гостей. Зал для пиршества был украшен алым шелком, бумажными цветами, яркими фонарями, свисающими со стропил, талисманами радости и удачи на стенах. По залу сновали девушки в нежно-розовых кимоно, обслуживающие участников празднества. В руках они несли подносы с кувшинами теплого саке и настоящим фруктовым соком, которыми наполнялись стаканы всех желающих. Справа от Хиро полосой из темно-желтого и ярко-оранжевого цветов преклонила колени свита Феникса. Даймё Шин и Шу сидели рядом, почти касаясь друг друга. Слева расположились Драконы, облаченные в цвета лазури и серебристого металла. Даймё Харука выглядел сурово и был явно не в духе.
– А разве ваша невеста не присоединится к нам для празднования, Хиро-сан? – спросил старый Дракон.
Хиро взглянул на пустую подушку рядом с собой. Попытался улыбнуться и почувствовал, как пепел на его лице треснул и отвалился. Голос его прозвучал тускло. Безжизненно.
– Мы просим прощения, достопочтенный Харука-сан. Моя возлюбленная Аиша-чан волнуется из-за завтрашней церемонии и просит о снисхождении. Вы же простите невесте ее переживания накануне свадьбы?
Харука посмотрел на свою жену и медленно кивнул.
– Как скажете. Я вспоминаю канун собственной помолвки. Да, связать себя узами брака на всю оставшуюся жизнь – большое дело.
Лорд Шу взглянул на Хиро, за спиной которого маячили одетые в броню и вооруженные смертоносным оружием железные самураи.
– Независимо от того, насколько короткой может оказаться эта жизнь… – пробормотал он.
Хиро поднял чашу и приложил палец к губам, призывая к тишине. Он посмотрел на Второго Бутона Кенсая и его свиту лотосменов, сидевших в облаке выхлопов чи на дальнем конце стола, с пустыми тарелками и пустыми стаканами. Знать его собственного двора явилась во всей своей красе – золотые респираторы в форме пасти тигра, бледные напудренные лица, кроваво-красный шелк. Всё выглядело так безвкусно, так бессмысленно. Он заметил две пустые подушки и ошеломленно наморщил лоб, когда понял, кто пропал.
Где же Ичизо?
– Уважаемые гости, – начал он, как будто механически, чувствуя привкус металла во рту. – Братья из Гильдии Лотоса. Благородные даймё и верные друзья. Для меня большая честь принимать вас сегодня, накануне моей свадьбы, и приветствовать во дворце Тигра.
где когда-то она лежала в моих объятиях
она унизила меня
она
– Мысль о возмездии не покидает меня, наполняя жаждой, утолить которую невозможно. Утрата благословенного сына этого двора свинцовой тяжестью давит мне на плечи, даже сейчас… – В горле пересохло, и он сглотнул. – …Во времена радости. Связанные клятвами, мы собрались сегодня вечером, пускай несколько недель назад горько скорбели. Хотя если бы мой господин Йоритомо-но-мия был здесь…
Земля под ногами вздрогнула, низко загудела и яростно завибрировала. Зазвенела посуда, закачались фонари на стропилах. Хиро нахмурился, голос сбился, и он подумал, что это еще одно землетрясение (будь оно проклято) – именно сейчас. Одна дама взволнованно ахнула, глядя в высокие стеклянные окна зала. Обернувшись, Хиро увидел ночное небо, залитое пламенем. Гости начали беспокойно переговариваться, обслуживающие девушки испуганно поглядывали друг на друга, а затем все уставились на него, стоявшего во главе стола. Второй Бутон Кенсай быстро поднялся, несмотря на свою фигуру, шипя и изрыгая клубы дыма. Медные пальцы затанцевали по мехабаку на груди, как пальцы виртуоза по струнам сямисэна.
– Великий господин. Город Киген атакован повстанцами Кагэ.
Среди гостей понеслись охи, ахи и встревоженный шепот. В крови забурлил адреналин. Железная рука вцепилась в рукоять чейн-катаны.
– Юкико?
– Нет, присутствия Нечистой не наблюдается, великий господин. В сообщениях говорится, что удары с помощью взрывчатки наносят несколько группировок в Доктауне и Даунсайде.
– Бесчестные псы, – выплюнул даймё Харука. – Как только они посмели нарушить мир в такую ночь?
Лорд клана Дракона быстро встал, и свита из железных самураев сразу же окружила его. Даймё Феникса поднялись более спокойно, двигаясь со своей жуткой синхронностью и сузив глаза над изукрашенными респираторами. Вокруг них тоже стягивалась свита, приклеиваясь, как пиявки.
– Мужайтесь, – сказал Хиро, повышая голос, чтобы заглушить нарастающий шум. – Нападение – это благо. То, что эти глупцы осмелились войти в Киген в ночь, когда мы собрались здесь вместе с моими братьями даймё, можно считать не иначе как провидением. Лорд Идзанаги, несомненно, благословил и эти празднования, и наше возмездие. Эти рыбы попались в наши сети. – Он вынул из ножен чейн-катану, запустил мотор, и железная рука и тело завибрировали. – Нам нужно только собрать их.
Харука вытащил свой чейн-дайсё, который, взревев, скрежетал зубчатым полотном. Окружавшие его самураи сделали то же самое, и воздух наполнился визгом и воем двигателей.
– Мы защитим город Первой дочери ценой наших жизней, – сказал Харука. – Клянусь.
Предводители клана Феникса повернулись к Хиро.
– Мы вернемся на «Плавучий дворец», – сказал Шу. – Будем координировать штурм с неба, расставим наши корветы так, чтобы изгнать повстанцев из их нор.
– А наша личная свита, конечно же, к вашим услугам, даймё, – сказал Шин.
Хиро взглянул на церемониальные мечи в оби повелителей Феникса, на их накрашенные губы и напудренные щеки, на мягкие руки с ухоженными ногтями, совершенно лишенные мозолей от захвата меча.
– Отличная мысль. Благодарю вас, достопочтенные даймё.
Он повернулся к своему капитану Шикабане.
– Собери мертвецов. Все должны быть готовы к наступлению через пять минут. Кенсай. – Он повернулся ко Второму Бутону. – Собери своих чистильщиков и всех свободных лотосменов. Мы избавимся от этих блох с помощью очищающего пламени.
– Будет сделано, сёгун. – Кенсай поклонился.
Все присутствующие в зале услышали, как обращался к нему Второй Бутон. Владыки трех других кланов обменялись понимающими взглядами.
Хиро облизнул губы и почувствовал вкус пепла.
– Приказываю уничтожать любого обнаруженного Кагэ. Если убийца Йоритомо-но-мии осмелится показаться, я объявляю значительную награду любому, кто принесет мне голову ее грозового тигра. Но сама девчонка – моя. Любой, кто убьет эту нечистую шлюху и лишит меня возможности возмездия, ответит за это смертью. Это понятно?
– Хай! – по залу разнесся крик легиона самураев, подчеркнутый ревом двигателей цепных лезвий, лязгом и шипением о-ёрой.
– Тогда вынимайте из ножен мечи, братья. Вынимайте мечи и за мной. Сегодня ночью мы восстановим нашу честь и нанесем удар, который будет жить в истории десять тысяч лет. Сегодня вечером мы покончим с этим восстанием раз и навсегда.
– Банзай! – закричали они. – Банзай!
Хиро кивнул.
– Выдвигаемся.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий