Меняемся на работе

Приложение А

Для справки

Ключевые понятия теории развития взрослого человека

Теории конструктивного развития — набор концепций в основе этой книги. Он объединяет две разные мыслительные школы. Сторонники конструктивизма полагают, что не существует иной реальности, кроме созданной человеком. То есть мы не открываем для себя мир, а формируем его сами в ходе познания. Люди придают значение окружающей действительности. А значит, оно и есть та самая окружающая реальность. Двое видят одну и ту же картину по-разному. И фактически через свое восприятие создают два разных образа. Приверженцы теории развития считают, что люди со временем растут, меняются и проходят качественно различные фазы. Тем не менее когнитивное, моральное и социальное развитие, в отличие от физического, заключается не в ожидании того, что природа сама сделает свое дело. Жизненный опыт может способствовать или мешать росту (а в некоторых особенно тяжелых случаях — его остановить). Специалисты по конструктивному развитию считают, что сис­тема придания миру осмысленности развивается и меняется со временем.

Ин-форм-ация — это новое знание, которое добавляется к текущей форме вашего сознания. Новые навыки или знания могут быть важны, чтобы идти в ногу с новейшими технологиями или передовыми достижениями в профессии. Информация хоть и полезна сама по себе, но — в основном — недостаточна для существенного роста взрослого человека. Часто необходимо изменить не то, что мы знаем, а то — как. И в таком случае требуется нечто большее. Нам нужна трансформация.

Трансформация — это больше, чем добавление данных в уже существующее хранилище, такое как ваш мозг. Она заключается в изменении самой формы этого вместилища: расширении, усложнении и увеличении способности справляться с комплексностью и неопределенностью. Трансформация происходит, по мнению профессора Роберта Кигана из Гарвардского университета, когда вы вновь смогли отступить назад и заново все обдумать, а затем принять решение. Есть множество способов трансформации. Один из них — перемещение чего-либо из «субъектов» в «объекты» (см. ниже). Роберт Киган утверждает, что трансформирующее обучение случается, когда человек изменяет «не только свое поведение или чувства, но и образ мыслей — не только то, что он знает, но и то — как».

Субъект — то, что по определению принимается безоговорочно, просто как часть личности. В эту категорию могут попадать родственные отношения, персональные черты, предубеждения о том, как устроен мир, поведение или эмоции. То, что для вас является субъектом, незаметно, потому что это часть вас. В связи с тем, что эти элементы нельзя рассматривать, их принимают на веру, считают истиной или не рассматривают вовсе. В целом невозможно даже назвать эти «субъекты» и их обдумать. Ведь это требует способности отстраниться и взглянуть на них. Не вы воздействуете на эти элементы, а наоборот, они оказывают влияние на вас. Например, когда-то я думала, что все люди учатся одинаково, примерно как я. Когда студенты испытывали трудности с заданием или тестом, казалось, что проблема в них. Ведь я так ясно все изложила, а они не хотят учиться. Бесконечные попытки помочь им оказались тщетными. Я была во власти своего стиля обучения и преподавания. И не знала, что есть разные способы, поскольку считала: все обучающиеся усваивают материал в моей манере. Поэтому я была не способна изменить свой стиль и удовлетворить потребности разных учеников.

Объект является противоположностью субъекта. Опять же, в эту категорию могут попадать родственные отношения, черты характера или какое-либо убеждение о мире. В то время как субъект воздействует на вас, на объекты влияете вы. В мире любого человека есть множество элементов, которые являются для него субъектами. Реши мы осознать все наши предубеждения по поводу силы тяжести, времени на сон не останется! Тем не менее один из важных аспектов развития связан с перемещением все большего числа элементов из субъектов в объекты. Чем больше частей своей жизни вы воспринимаете как объект, тем сложнее становится взгляд на мир. Ведь расширяется диапазон элементов, доступных для рассмотрения и воздействия. В примере выше, пытаясь изо всех сил помочь студентам, я обнаружила новые стили преподавания и обучения, в частности связанные с типом личности. Передо мной открылось то, о чем раньше я даже не догадывалась, а именно что у меня есть собственный стиль преподавания и обучения. И я смогла принять меры, чтобы помочь своим ученикам добиться лучших результатов. То, что было неизвестным и не­обозначенным — субъектом, стало доступным для рассмотрения — объектом. Наиболее значителен переход всей сис­темы придания осмысленности из области субъектов в объекты. То есть если вначале мы находимся полностью во власти этой сис­темы, то потом активно управляем ею и контролируем ее. Именно смещение целой сис­темы из разряда субъектов в объекты и позволяет выделить пять форм разума.

Формы сознания — пять ступеней в развитии разума в диапазоне от двухлетнего возраста до второй половины жизни (в последнем случае выводы в основном носят теоретический характер). Каждая ступень является качественным сдвигом в придании осмысленности и сложности по отношению к предыдущей. Мы не отказываемся от того, что узнали на более ранней ступени. Напротив, новые способности прибавляются, как кольца у дерева. В них включаются и переносятся на следующий этап наши предыдущие способы осмысления мира. Но главное, хотя разум становится сложным со временем, нет формы сознания, которая по своей природе лучше, чем другие. Равно как комплексная идея необязательно ценнее, чем простая. Люди могут быть добрыми или злыми, справедливыми или нет, нравственными или аморальными при любой форме сознания. Поэтому невозможно измерить ценность человека по этому критерию. Важнее соответствие между разумом и задачами, которые должен выполнять тот или иной сотрудник. Ниже кратко описывается каждая из пяти форм сознания. Пристальное внимание уделяется тем из них, которые присущи основной массе взрослых на протяжении большей части жизни, — социализированной и самоавторствующей. Для лучшего понимания я предлагаю рассмотреть маленькую выдуманную деревню из членов всех пяти форм сознания. Роли будут распределены на основе их сильных сторон.

Магический детский разум (в основном у маленьких детей). Психолог Жан Пиаже первым заметил, что маленькие дети еще не могут удерживать в сознании сохранение качеств объекта. То есть им несвойственно понимание, что окружающие предметы имеют одни и те же признаки длительное время. Когда дети выглядывают из самолета и видят, какими маленькими кажутся люди, то верят: эти человечки действительно крошечные. Ребенок с такой формой сознания считает, что люди со всеми своими жизненными обстоятельствами могут существовать в его сознании. Он озадачен, когда другие не соглашаются (например, в том, какой цвет лучше) или не реагируют правильно на игру в воображаемом мире. Когда воду переливают из одной емкости в другую и количество жидкости выглядит разным, малыш верит, что она по-настоящему увеличилась или сжалась. И никак его не переубедить. Ребенок боится утечь через сливное отверстие в канализацию, потому что не может отделить себя от воды, которую спускают из ванной после купания. Детям с такой формой сознания нужно напоминать правила снова и снова, потому что они не могут удерживать идеи в голове долго. Им кажется, что вчерашний запрет рисовать на стенах сегодня уже не действует. Магический детский разум — это время волшебства и тайны, когда мир каждую секунду необъяснимо меняется. Представим себе жителя нашей деревни с этой формой сознания. Перед нами тот, за кем требуется постоянное наблюдение. Он еще не готов следить за своим поведением, потому что не может запомнить законы. Такой член общества должен постоянно находиться под надзором взрослых. Его работа — изучать окружающий мир.

Имперская форма сознания (дети более старшего возраста — 7–10 лет и подростки, а также некоторые взрослые). Дети узнают, что объекты остаются одинаковыми независимо от их отношения. Например, я отхожу от автомобиля, и он кажется меньше, но на самом деле не сжимается. Мир становится менее магическим и сложным. Дети обнаруживают у себя убеждения и чувства, которые не меняются с течением времени. Например: «Я люблю шоколад, но ненавижу картофельное пюре» или «Я круто катаюсь на коньках». Это открытие позволяет им узнать, что у других тоже есть постоянные мнения и убеждения. Благодаря этому люди с имперским сознанием понимают, что вчерашнее правило, очевидно, остается таковым и сегодня. И стремятся обойти его, если оно стоит у них на пути. Хотя дети и подростки знают, что у других есть чувства и желания, по-настоящему сопереживать они пока не способны из-за слишком большой дистанции между их разумом и сознаниями других. Интересы окружающих важны для человека с имперским разумом только постольку, поскольку пересекаются с его стремлениями. Досадные правила не нарушаются из-за страха быть пойманным. Друзья не врут друг другу, даже когда есть соблазн, поскольку боятся ответных мер. Дети и взрослые на этой стадии эгоистичны, потому что могут принимать полноценно только собственную перспективу. Житель деревни с этой формой сознания не нарушает закон из-за страха быть наказанным. Если правила не соответствуют его потребностям и он знает способ их нарушить с минимальным риском, то это будет сделано. Мы можем рассчитывать на такого человека, если он работает в своих собственных интересах. Поэтому ему нужно выделить соответствующее поле деятельности, например возделывание сада для своей семьи. Работа должна иметь четкие границы и небольшой масштаб. Нужно убедиться также, чтобы за этим жителем в достаточной мере приглядывали другие.

Социализированная форма сознания (подростки и большинство взрослых). Люди с таким разумом больше не рассматривают окружающих как средство достижения целей. Они развили способность подчинять свои желания устремлениям других. Их импульсы и желания, которые были для них субъектом на этапе имперского сознания, становятся объектами для размышлений и принятия решений. Эти люди усваивают чувства и эмоции других. Ими управляют те авторитеты или институты (компания, синагога или политическая партия), которые имеют для них наибольшее значение. Обладатели социализированного разума способны мыслить абстрактно, прибегать к самоанализу, обдумывать свои действия и поступки остальных. Могут они и посвящать себя чему-то большему, чем собственные потребности. Основное ограничение этой формы сознания проявляется, если возникает конфликт между мнениями значимых других или между одним важным человеком, например парт­нером, и институтом, таким как политическая партия. Тогда люди с социализированным сознанием чувствуют, будто разрываются на части, и не находят способа принять решение. Нет смысла в том, что я хочу за пределами ожиданий других или социальных ролей. Это в целом неплохо в подростковом возрасте, но у взрослых людей часто кажется недостатком характера. Как отмечает Киган: «Когда я живу в этом балансе во взрослом состоянии, то являюсь главным кандидатом на тренинг по самоутверждению. Там тренер скажет, что мне нужно научиться отстаивать свои интересы, быть более “эгоистичным”, менее податливым и так далее. Как будто это всего лишь навыки, которые необходимо добавить к тому, кем я являюсь. Популярная литература будет говорить обо мне как о человеке с заниженной самооценкой. Будто я легко подвергаюсь чужому влиянию из-за желания, чтобы другие меня любили». Киган указывает, что само понятие «самооценка» неуместно в этом контексте, потому что чувство собственного достоинства подразумевает внутренний источник хорошего мнения о себе. Люди с социализированным сознанием не имеют самостоятельно сконструированного «я», чтобы высоко его оценивать. Их самоощущение зависит от других, так как они во многом состоят из мнений людей, идей или идеалов вокруг. Житель деревни с такой формой сознания будет образцовым гражданином и может следовать букве закона благодаря преданности другим жителям деревни (или его религии, компании или семье). Он усердно старается не нарушать правила, потому что не хочет подводить других. В нашей маленькой, однородной деревне человек с социализированным разумом может занимать практически любую позицию, не требующую независимого руководства. Он может быть учителем, предпринимателем или военным. Пока есть тот, кого этот образцовый гражданин уважает и кто помогает ему с трудными решениями, он в силах делать в деревне практически все.

Самоавторствующая форма сознания (некоторые взрослые). Эти люди достигли всего, что может предложить социализированный разум. А затем создали себя самих — личность, способную существовать даже вне отношений с другими. Мнения и желания окружающих, которые они усвоили и под контролем которых находились, пока смотрели на мир через призму социализированной формы сознания, теперь стали объектом. На данном этапе взрослые могут изучать разные сис­темы правил и мнений и выступать в качестве посредников между ними. Люди с самоавторствующим сознанием имеют внутреннюю самоуправляемую сис­тему регулирования. Они используют ее при принятии решений и улаживании конфликтов. В отличие от имперской формы сознания, люди на данном этапе могут сопереживать другим, а также учитывать их желания и мнения при выборе из ряда вариантов. В отличие от тех, у кого разум социализированный, они не чувствуют себя раздираемыми противоречивыми мнениями, теориями или идеями благодаря собственной сис­теме принятия решений. Вместо этого люди на данном этапе ощущают, что разрываются на части, когда их внутренние ценности вступают в противоречие. Именно об обладателях самоавторствующего разума мы читаем в книгах. Они нашли себя, целеустремленны, сами себя мотивируют и высоко оценивают. Житель деревни с этой формой сознания может стать хорошим мэром, потому что у него есть отлаженная внутренняя сис­тема управления. Он будет создавать правила на основе этих внутренних установок и бороться за их соблюдение. Под его руководством жизнь в деревне будет отлажена в соответствии с его личным видением. Самоавторствующий мэр тем не менее далек от того, чтобы быть отличным дипломатом. Остальные жители могут не понимать его правила или не видеть необходимости им следовать. А он будет так поглощен собственным способом ведения дел, что не увидит связей между собственными идеями относительно того, что правильно, и представлениями других.

Самотрансформирующаяся форма сознания (очень немногие взрослые) — эти люди достигли всего, что присуще самоавторствующему разуму. Но они увидели ограниченность как собственной внутренней сис­темы, так и самой идеи обладания таковой. Вместо того чтобы видеть в других людях отдельные и разные внутренние сис­темы, обладатели самотрансформирующегося сознания ищут сходства в различиях. Например, они видят, что такие понятия, как гомосексуализм и гетеросексуальность, фактически создают друг друга. Не было бы никакого слова, описывающего сексуальные предпочтения, при наличии всего одного варианта. Люди с этой формой сознания не склонны видеть мир в контексте противоположностей и полярностей. Они полагают: мы зачастую принимаем за черное и белое просто разные оттенки серого, различия между которыми становятся заметнее на темном или светлом фоне. Житель деревни с таким разумом может быть старейшиной, чья работа — выступать посредником в конфликтах между разными поселениями. Он в целом следует законам, установленным мэром. Но при этом видит, что в других деревнях действуют разные законы со схожим назначением. И что у этих правил гораздо больше общего, чем может увидеть тот или иной мэр. Старейшина помогает главам деревень найти общий язык. Он напоминает, что в конечном счете все принадлежат к еще большему сообществу, например человечеству или населению нашей планеты.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий