Испанка: История самой смертоносной пандемии

Глава четырнадцатая

Невозможно с уверенностью утверждать, будто кто-то принес вирус гриппа из канзасского округа Хаскелл в Кэмп-Фанстон. Но косвенные свидетельства позволяют предполагать это с большой долей вероятности. В последнюю неделю февраля 1918 г. Дин Нильсон, Эрнест Элиот, Джон Боттом и, вероятно, еще несколько человек, не названных в газетной заметке, прибыли в Кэмп-Фанстон из Хаскелла, где свирепствовал «тяжелый грипп». Это случилось, по всей видимости, между 28 февраля и 2 марта, а лагерный госпиталь начал принимать первых больных гриппом солдат 4 марта. Такой промежуток времени идеально совпадает с инкубационным периодом гриппа. В течение трех недель 1100 солдат заболели настолько тяжело, что им потребовалась госпитализация.

Это был лишь маленький ручеек — люди, ездившие из Хаскелла в Кэмп-Фанстон и обратно, но между Кэмп-Фанстон, другими военными лагерями и Францией циркулировали мощные солдатские потоки. Через две недели после первых случаев заболевания в Кэмп-Фанстон, 18 марта, грипп был зарегистрирован сразу в двух лагерях — Кэмп-Форрест и Кэмп-Гринлиф в Джорджии: заболели до 10% личного состава обоих лагерей. Затем, по принципу домино, жертвами гриппа стали и другие учебные лагеря. Всего той весной вспышка гриппа затронула 24 из 36 крупнейших армейских лагерей. В 30 из 50 крупных городов, рядом с большинством из которых были военные базы, в апреле наблюдали всплеск «избыточной смертности», связанной с гриппом, — правда, это стало ясно только ретроспективно.

Вначале ситуация не вызывала особого беспокойства — во всяком случае, грипп нисколько не напоминал вспышки кори, осложненной пневмонией. Только в Хаскелле грипп протекал тяжело. Единственное, что действительно вызывало тревогу, — болезнь распространялась.

Как писал позже австралийский вирусолог Макфарлейн Бёрнет, лауреат Нобелевской премии, «историю гриппа за тот период очень удобно прослеживать главным образом потому, что болезнь в Америке и в Европе следовала за армией».

После окончания пандемии выдающиеся эпидемиологи принялись исследовать военные и гражданские медицинские архивы США в поисках любых свидетельств о необычно высокой заболеваемости гриппом до вспышки в Кэмп-Фанстон. Свидетельств не нашлось. (Оповещения, опубликованные в связи с заболеваниями в Хаскелле, были по ошибке отнесены к периоду после начала вспышки в Кэмп-Фанстон.) Во Франции зимой было несколько вспышек гриппа, но они остались локальными: заболевание вело себя как эндемическое, а не эпидемическое.

Первая подозрительная европейская вспышка возникла во французском Бресте в начале апреля — именно тогда, когда там высаживались американские войска. В самом Бресте гриппом заболело командование французского флота. Из Бреста болезнь начала распространяться концентрическими волнами.

Тем не менее само заболевание протекало, как и в Америке, достаточно легко, хотя случаев было множество. Солдаты заболевали, а затем довольно быстро выздоравливали. Примером может послужить вспышка близ Шомона среди американских солдат и местного гражданского населения: из 172 морских пехотинцев, охранявших штаб, многие заболели, 54 даже попали в госпиталь, но в итоге все выздоровели.

А 10 апреля первые больные гриппом появились во французской армии. Грипп добрался до Парижа в конце апреля, примерно в это же время болезнь достигла Италии. В британской армии первые случаи были зарегистрированы в середине апреля — а затем последовал самый настоящий взрыв. Только в мае в госпитали были доставлены 36 473 военнослужащих Первой британской армии, не говоря уже о десятках тысяч более легких случаев. Что же касается Второй армии, британский рапорт гласил: «В конце мая заболеваемость стала весьма высокой… Наблюдалось очень большое число заболевших… Артиллерийская бригада за 48 часов потеряла треть личного состава, а из 145 солдат бригадного транспорта подвоза боеприпасов в один из дней оставались в строю только 15 человек». Схожие санитарные потери были и в Третьей британской армии. В июне войска, возвращавшиеся с континента, принесли болезнь в Англию.

Но и в этом случае осложнения наблюдались редко, а почти все заболевшие военнослужащие поправлялись. Существовала единственная серьезная — по-настоящему серьезная — проблема: болезнь подрывала боеспособность войск.

То же самое, судя по всему, касалось и германской армии. Полевые немецкие войска пережили первые вспышки заболевания в конце апреля. В то время германская армия под командованием Эриха Людендорфа начала последнее крупное наступление — последний реальный шанс выиграть войну.

Поначалу немецкое наступление шло успешно. Харви Кушинг, ученик Холстеда, будучи почти на передовой, писал в своем дневнике: «Они [немцы] прорвались далеко вперед…» «Общее положение не внушает оптимизма… 23 часа. Продолжается массированное отступление… Особенно пугающий приказ Хейга по армии… заканчивается так: "Каждый из нас, упершись спиной в оборонительный вал и веря в справедливость нашего дела, должен сражаться до конца. Безопасность наших домов и свобода человечества зависят от поведения каждого из нас в этот решающий момент"». (Дуглас Хейг был британским фельдмаршалом — впоследствии его немало критиковали за огромные потери личного состава.)

Читаем у Кушинга далее: «Столь ожидаемая третья фаза немецкого наступления изо дня в день откладывается… Когда начнется следующее наступление, никто не знает. Вероятно, оно отложено ненадолго. Думаю, эпидемия гриппа, довольно сильно ударившая по нам во Фландрии, обрушилась и на бошей. Должно быть, это и есть причина задержки».

Сам Людендорф тоже перекладывал на грипп вину за конечную неудачу наступления: якобы инициатива была потеряна из-за эпидемии. «Было весьма неприятно каждое утро выслушивать доклады начальников штабов о числе случаев гриппа и жалобы на снижение боеспособности войск по этой причине».

Вероятно, грипп и в самом деле подорвал боеспособность немецкой армии, лишив ее здоровых солдат. Но, возможно, Людендорф просто воспользовался гриппом как предлогом — чтобы оправдать провал. Британские, французские и американские войска тоже страдали от гриппа, а Людендорф был не из тех, кто берет ответственность на себя, если ее можно спихнуть на других.

Тем временем в Испании вирус получил свое прозвище.

До мая в Испании было немного случаев гриппа — но Испания была нейтральной страной. А это означало, что в прессе не было цензуры, и испанские газеты — в отличие от французских, британских и немецких газет, которые старались не печатать ничего, что могло бы подорвать боевой дух, — пестрели сообщениями о болезни, особенно после того, как гриппом тяжело заболел король Альфонсо XIII.

Очень скоро болезнь окрестили «испанским гриппом» или просто «испанкой» — видимо, как раз потому, что только испанские газеты рассказывали о распространении заболевания, которое охватывало страну за страной.

Болезнь ударила по Португалии, затем по Греции. В июне сильно возросла смертность в Англии, Шотландии и Уэльсе. В июне начались спорадические вспышки в Германии, а затем по всей стране прокатилась настоящая, полномасштабная эпидемия. В июле грипп появился в Дании и Норвегии, в августе — в Голландии и Швеции.

Первая вспышка в индийском Бомбее случилась на транспортном судне, вскоре после его прибытия 29 мая. Первые семеро полицейских-сипаев, служивших в порту, были доставлены в полицейский госпиталь, потом заболели сотрудники администрации доков. Еще через день начали заболевать работники Бомбейского порта, а спустя два дня заболели люди, работавшие в местах, «примыкающих к гавани между государственными доками и дворцом Баллард близ портового треста». Оттуда по железным дорогам болезнь, начавшаяся в Бомбее, попала в Калькутту, Мадрас и Рангун (Мьянма). Каким-то иным путем грипп попал в крупнейший город Пакистана — Карачи.

В конце мая болезнь достигла китайского Шанхая. Как писал один наблюдатель, она «затопила страну, как приливная волна». Сообщалось, что от гриппа слегла половина Чунцина. В сентябре эпидемия перекинулась на Новую Зеландию, а затем на Австралию. В Сиднее число заболевших составляло 30% населения.

Правда, несмотря на такое лавинообразное распространение, болезнь по-прежнему имела мало общего с гриппом, который убивал людей в Хаскелле. Из 613 американских военнослужащих, попавших в госпитали во время одной вспышки во Франции, умер только один человек. Из 40 тысяч госпитализированных в связи с гриппом французских солдат умерли меньше 100 человек. Заболели 10 313 моряков британского флота, что временно сказалось на его боеспособности, — но умерли только четыре матроса. В войсках эту болезнь называли «трехдневной лихорадкой». В Алжире, Египте, Тунисе, Китае и Индии — везде эта болезнь «проявлялась в легкой форме».

Строго говоря, именно легкость клинических проявлений заставила многих врачей усомниться, действительно ли они имеют дело с гриппом. В одном из рапортов медицинской службы британской армии говорилось, что симптомы болезни «напоминают грипп», но «кратковременность и отсутствие осложнений» порождают сомнения в том, что это грипп. Несколько итальянских врачей из разных городов высказались более уверенно: они опубликовали в медицинских журналах статьи, где утверждали, что эта «лихорадочная болезнь, широко распространившаяся по Италии, не является гриппом». С ними соглашались трое британских врачей, написавших в The Lancet, что, по их заключению, эта эпидемия не может быть эпидемией гриппа: хотя симптомы и похожи, но для гриппа они слишком мягкие. «Кроме того, болезнь длится очень недолго, и пока что все обходилось без рецидивов и осложнений».

Этот номер The Lancet был датирован 13 июля 1918 г.

* * *

В марте и апреле в Соединенных Штатах, когда болезнь начала буквально «скакать» по армейским лагерям, порой перекидываясь и на близлежащие города, Горгас, Уэлч, Воган и Коул не обратили на это особого внимания. Эвери тоже не стал затевать в связи с этим никаких лабораторных исследований. В лагерях все еще бушевала корь — и вызывала все больше смертей.

Правда, по мере распространения гриппа в Европе американцы стали следить и за этой эпидемией. Несмотря на статьи в медицинских журналах об относительно «доброкачественной» природе этого гриппа, они слышали и о тревожных исключениях: время от времени говорилось, что болезнь отнюдь не всегда протекает доброкачественно, а при тяжелом течении она становится более смертоносной, чем корь.

В армейских рапортах фигурировали сообщения о «молниеносных пневмониях при отечных и геморрагических легких» (так называемый синдром «мокрого легкого») — то есть инфекция поражала непосредственно легкие, после чего возникало удушье в связи с наполнением альвеол кровью, «и в течение 24–48 часов наступала смерть». Такая быстрая смерть от пневмонии была чем-то неслыханным. Во время вскрытия трупа одного из жителей Чикаго было обнаружено аналогичное поражение легких, а убившая его болезнь сопровождалась похожими симптомами. Вид легких настолько сильно поразил патологоанатома, производившего вскрытие, что он послал образцы тканей доктору Людвигу Хектёну, главе Института инфекционных болезней имени Джона Маккормика: Хектён был авторитетным ученым, хорошо знавшим Уэлча, Флекснера и Горгаса. Патологоанатом в сопроводительном письме просил его «рассмотреть это поражение как некое новое заболевание».

А между тем в статистике по гриппу в Луисвилле (штат Кентукки) появилась тревожная аномалия. Там было не так уж и мало смертельных исходов, и — что удивительно — 40% умерших оказались людьми в возрасте от 20 до 35 лет: для пневмонии это отнюдь не характерно.

В конце мая на одной маленькой французской железнодорожной станции 688 французских новобранцев (из 1018) заболели настолько тяжело, что их пришлось госпитализировать. Умерли 49 человек. Есть от чего встревожиться, если где-то в течение нескольких недель умирает 5% населения, причем молодые и здоровые люди.

К середине июня Уэлч, Коул, Горгас и другие уже пытались собрать как можно больше информации о распространении гриппа в Европе и изменениях в его течении. Коул не смог ничего добиться от официальных источников, но в частном порядке — например, от врача-инфекциониста Ханса Цинссера из Рокфеллеровского института, который в то время служил в армии во Франции, — он узнал вполне достаточно, чтобы всерьез забеспокоиться. В июле Коул попросил Ричарда Пирса из Национального научно-исследовательского совета (он координировал военно-медицинские исследования) предоставить приоритет «точной и достоверной информации о распространении гриппа в Европе», добавив: «Несколько раз я обращался в Вашингтоне в службу здравоохранения, но там, как мне представляется, никто не обладает достоверной информацией на этот счет». Под «службой здравоохранения» Коул имел в виду ведомство не Горгаса, а Руперта Блю, главы Государственной службы здравоохранения США. Спустя несколько дней донельзя встревоженный Коул еще настойчивее попросил Пирса направить больше усилий на исследования, связанные с гриппом

В ответ Пирс связался с несколькими учеными, работавшими в лабораториях, такими как Пол Льюис из Филадельфии, — а также с клиницистами, патологоанатомами и эпидемиологами, спросив их, смогут ли они начать новые исследования. За собой он оставил роль центра по сбору и оценке информации.

Между 1 июня и 1 августа во Франции 1 200 825 британских солдат настолько тяжело болели гриппом, что не могли участвовать в боевых действиях, несмотря на отчаянное положение на фронте. Затем болезнь отступила. 10 августа британское командование объявило об окончании эпидемии. В самой Британии в одном медицинском журнале, вышедшем 20 августа, было констатировано, что эпидемия гриппа «полностью прекратилась».

Но в Weekly Bulletin, издании медицинской службы американских экспедиционных сил во Франции, не так легко, как британцы, отмахнулись от эпидемии. В конце июля еженедельник писал: «Эпидемия близится к концу… и в целом она носила скорее доброкачественный характер, хотя и стала причиной снижения боеспособности».

Но далее было сказано: «Многие случаи были по ошибке приняты за менингит… Пневмонии стали более частым осложнением в июле, нежели в апреле».

В самих Соединенных Штатах эпидемия гриппа не распространилась по всей стране так стремительно, как это происходило в Европе и в некоторых азиатских регионах, но и не угасла полностью.

Члены армейской комиссии по пневмонии разъехались по регионам, чтобы изучить обстановку на местах, и везде они по-прежнему наблюдали признаки эпидемии. В Форт-Райли, на военной базе, в состав которой входил лагерь Кэмп-Фанстон, капитан Фрэнсис Блейк пытался культивировать бактерии из носоглотки здоровых и больных военнослужащих. Это была бессистемная и скучная работа — Блейк к такому не привык и просто возненавидел Канзас. В письме к жене он жаловался: «От любимой жены нет писем два дня, нет прохладных дней и прохладных ночей, нет выпивки, нет кинематографа, нет танцев, нет клубов, нет хорошеньких женщин, нет душа, нет покера, нет нормальных людей, нет радости, нет удовольствия, нет ничего, кроме жары и беспощадного солнца, кроме знойного ветра, пота, пыли, жажды, долгих душных ночей и работы — в одиночестве и жарком аду. Все это Форт-Райли, штат Канзас». Как он сам признавался еще через несколько недель, в Канзасе было так жарко, что приходилось держать культуры бактерий в термостате — чтобы их не убила жара. «Только представь: тебе надо залезть в термостат, чтобы спастись от жары», — писал он.

И снова Блейк: «Весь день был занят в госпитале — видел несколько интересных случаев, но в основном у людей грипп.

Грипп превращался в нечто любопытное.

Нет, вирус не исчез. Он лишь затаился, как лесной пожар, ушел под землю, готовясь и приспосабливаясь, накапливая силы, наблюдая и выжидая момент, чтобы вспыхнуть всепожирающим пламенем.

Показать оглавление

Комментариев: 2

Оставить комментарий

  1. BobbyTrilm
    Temporary Phone NumbersVoice Mailing Using Temporary Phone Numbers - Digital Marketing Gide line virtual phone number for smsFree Virtual Phone Number For SMS - The Good Things It Offers - BELLE AND SEBASTIAN Temporary Phone NumbersWhat Are Temporary Phone Numbers? - Apache Forum temporary smsLooking For Temporary Phone Numbers Is Easy - FCC-Gov sms phone numbersSend and Receive SMS From a Virtual Number - Seumasb Blog Temporary phone number administrations offer clients security. In any case, there are sure circumstances when individuals will in general abuse such administrations. In case you're as yet uncertain whether you ought to buy in to a specific assistance however need to attempt it first before you settle on a ultimate choice,
  2. Brandonfat
    milk thistle herbal eriktomica.panel.uwe.ac.uk/stilfr.html game drug wars rpp.chapter-a.nl/lorazfr.html homeopathic adhd remedies