Сексуальные маньяки. Психологические портреты и мотивы

Этап 2: акт убийства

Непосредственно убийство

Убивая свою жертву, преступник перемещается из своих фантазий в реальность. Жертва может погибнуть не так, как было задумано. Возможно, убийце потребовалось больше насилия, ему было страшнее, чем он ожидал, или его поразил факт того, что он почувствовал возбуждение. Кто-то может испытать восторг: он нарушил все законы, он убил человека. Кого-то это чувство побуждает убивать еще и еще, тогда как другие впоследствии осознают ужас содеянного и сдаются полиции.
Для некоторых процесс лишения жизни превосходит пределы самых ярких мечтаний. Фантазия получает практическое подкрепление, а акт убийства становится триумфом. Ниже один из убийц описывает, как нарастало его возбуждение во время поездки в автомобиле с двумя трупами жертв:
Подъезжаю на своей машине к дому, со мной тела жертв. Один труп в багажнике: там полный бардак, все в крови. Другой труп на заднем сиденье. Возле дома сидит хозяин моей квартиры с двумя приятелями. Я приехал, а они все сидят, разговаривают. Думаю, вот бы они офигели, если бы я трупы из машины вытащил и перед ними выложил… Головы я принес с собой в комнату. Расположил их на мягком кресле, сам сижу на кровати, разглядываю их и балдею. Тут одна вдруг скатывается с кресла и падает на пол — бабах, страшное дело. Сосед снизу меня на дух не переносил, мол, я все время шумлю по ночам. Начинает, значит, стучать снизу шваброй в потолок. Ну, я такой: «Простите-извините, уважаемый, головой стукнулся». Таким вот образом я из депрессий выходил. И балдел.
Других убийц охватывал ужас от содеянного. Пример ниже показывает, как преступник отреагировал на второе из трех своих убийств:
На теле тридцатилетней женщины были обнаружены следы удушения, ножевые и огнестрельные ранения. Труп был чисто вымыт и усажен на кровать. На месте преступления были обнаружены отпечатки пальцев и послание, написанное губной помадой на стене: «Ради всего святого, поймайте меня, пока я не убил кого-то еще. Я не в силах совладать с собой». Спустя шесть месяцев преступник похитил и убил шестилетнюю девочку; почерк оставленной на месте преступления записки с требованием выкупа совпадал с почерком предыдущего послания.

Сексуальная составляющая убийства

Несмотря на то что сексуальная составляющая присутствовала во всех исследованных нами убийствах, очевидно, что ее значение и воплощение различны для разных преступников. Некоторые жертвы были изнасилованы и затем убиты, другие подверглись сексуальному надругательству только посмертно. В одном случае очевидных признаков сексуального насилия не было, однако впоследствии было установлено, что извлечение внутренних органов имело для убийцы сексуальное значение. Как отмечает Рада (1978), убийцы-насильники редко сообщают о сексуальном удовлетворении от акта убийства и не совершают половой акт с трупом. В отличие от них для убийц-садистов (Brittain, 1970), называемых также сексуальными садистами (Hazelwood and Douglas, 1980), акт убийства является элементом ритуализированной садистской фантазии.

 

Убийство с изнасилованием. Из 108 исследованных нами случаев в 56 % фигурировали жертвы, изнасилованные до наступления смерти. Один из убийц вспоминал, как сексуально надругался над женщиной в одном месте, а затем перевез в другое, чтобы убить: «Мы зашли ко мне домой. В квартире я ее связал. Я хотел заняться с ней сексом… Потом мы вышли, сели в мою машину, я отвез ее в пустынное место, где и убил».
Убийство с изнасилованием может быть обусловлено эмоциональным состоянием, как в следующем случае, где преступник в ярости зарезал свою жертву:
Мы пошли по туннелю под шоссе. Там я достал нож и, ни слова не говоря, ударил ее. Вот в этой руке у меня был пистолет, а нож лежал в заднем кармане. Вот так я ее обошел и ударил. Она сразу упала и принялась кричать. А я продолжал наносить удары. Она лежит на земле, а я все бью и бью ее ножом — может, раз пятьдесят или сто ударил.
Убийство с нанесением увечий. Убийца может насиловать свою жертву как до, так и после ее смерти. Часто это бывают акты садизма, сопровождающиеся нанесением увечий и пытками. Так, в одном случае преступник изнасиловал жертву, затем медленно задушил ее с помощью удавки, а после наступления смерти изнасиловал еще раз.
Половое сношение только после смерти жертвы имело место в 42 % изученных нами 92 случаев. В одном из них убийца эякулировал в нанесенную им ножевую рану. Еще в одном убийца совершил сексуальное надругательство над двумя предварительно застреленными жертвами.
Элементы пыток, нанесения физических увечий и причинения чрезмерного количества травм присутствуют во множестве случаев таких убийств. Необычность или вычурность визуализации и действий может быть необходима маньяку для сексуального возбуждения. Нужная для получения и поддержания эмоционального возбуждения степень сложности или причудливости убийства может потребовать от извращенного преступника нанесения жертве физических увечий.
По опыту криминалистов-психологов ФБР, частым элементом убийств на сексуальной почве является введение посторонних предметов в вагинальные и анальные отверстия жертв. Это часто сочетается с другими актами нанесения увечий, такими как нанесение множественных резаных ран, отрезание молочных желез и ягодиц и укусы разных частей тела. Следует заметить, что подобные действия могут не сопровождаться завершенными половыми актами, особенно в случае дезорганизованного преступника. Вследствие этого в полостях жертв отсутствуют следы предэякулята и эякулята. Если они все же присутствуют, то зачастую являются продуктом мастурбации, а не полового сношения, и чаще всего они обнаруживаются на теле жертвы или в непосредственной близости от него. Это указывает на то, что убийство и насилие стали толчком для возбудившей убийцу сексуальной фантазии. Поскольку межличностные отношения в лучшем случае даются убийце с трудом и он привык самоудовлетворяться, он прибегает к мастурбации даже при наличии реального партнера (своей жертвы). Обычно мастурбация имеет место после причинения смерти, когда фантазия достигает максимума интенсивности.
Научные сотрудники ФБР предполагают, что помещение посторонних объектов в тело жертвы дезорганизованным преступником является разновидностью регрессивной некрофилии и, следовательно, суррогатом полноценного полового сношения. Фантазия убийцы превращает это действие в половой акт, при этом у следователей нет прямых улик, свидетельствующих о его сексуальной подоплеке. Именно по этой причине полицейские, психологи и психиатры часто упускают из виду сексуальную составляющую преступления. Обследующие убийц психиатры редко получают возможность изучить фотографии с места преступления и делают свои выводы исключительно на основе словесных описаний содеянного. Вследствие этого внедрение постороннего предмета во влагалище обычно ошибочно рассматривается как нанесение увечий, а не как суррогатный половой акт. Руководствуясь концепцией сексуального замещения, профайлер может составить более точный и подробный психологический портрет убийцы. (Описание места совершения дезорганизованного преступления со свидетельствами регрессивной некрофилии приведено в главе 9 в разделе «Пример из практики».)
У трети из 92 жертв, по которым имелись соответствующие данные, присутствовали следы пыток. Один из убийц подбирал голосовавших на шоссе женщин и отвозил их в удаленную местность, где сначала насиловал, а потом наносил удары по голове молотком. Другой убийца принуждал своих жертв к оральному сексу, одновременно вводя им во влагалище рукоятку молотка.
Нанесение увечий часто происходит уже после смерти жертвы, когда убийца получил над ней полный контроль. Одна из жертв была обнаружена с изувеченными гениталиями и ампутированными грудями; чтобы отрезать груди, ее убийца вернулся на место преступления спустя 14 часов. Еще одна жертва была найдена с ножевыми ранениями влагалища и паховой области и перерезанным горлом. Ее соски были удалены, лицо сильно изувечено, а отрезанные волосы висели на ветке дерева неподалеку.
Некоторые убийцы рассказывали о целях нанесения увечий. Один из них сказал, что расчленил труп жертвы из прагматических соображений: в попытке избавиться от тела. Однако вдобавок к этому он вырвал жертве ногти, хотя впоследствии утверждал, что не помнит этого.
Для многих убийц сексуальный подтекст имеет особое значение. Для одних убийство является логическим продолжением изнасилования, другие получают сексуальное удовлетворение от самого процесса лишения жизни и совершают насильственные действия уже после смерти жертвы.
Разновидностью нанесения увечий является деперсонализация, которую мы наблюдали в некоторых из исследованных нами случаев. Под деперсонализацией понимаются действия убийцы, совершаемые для лишения жертвы ее личной идентичности. Эти действия могут иметь место до умерщвления жертвы, как в случае с преступником, почти до неузнаваемости обезображивавшим лица мальчиков, которых он насиловал и убивал. Другой убийца накрывал лица своих пожилых жертв одеялами, подушками, полотенцами или простынями. При этом деперсонализация может проявляться и не настолько открыто. Одной из неявных ее форм является переворачивание жертвы на живот, чтобы не было видно лица.
На первых этапах убийства преступник руководствуется своими кровожадными идеями и фантазиями. На первом этапе большое значение для его действий имеют стресс-факторы, расположение духа, планирование и предпреступное поведение, выбор жертвы и провоцирующие факторы. Второй этап убийства ставит преступника перед реальностью совершенного им деяния.
Третий и четвертый этапы заключаются в избавлении от тела и постпреступном поведении и описываются в следующей главе.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий