Сексуальные маньяки. Психологические портреты и мотивы

Пример из практики: Уоррен

Лейтмотив данного кейса — «как убивать и оставаться безнаказанным». В его центре находится некто Уоррен (имя изменено), который на протяжении всей жизни с легкостью манипулировал своими родными и общественной системой (школой, органами по работе с несовершеннолетними правонарушителями, экспертами-психиатрами, судебными органами), одновременно причинив серьезные, а в некоторых случаях и фатальные увечья нескольким женщинам. Данный случай иллюстрирует, насколько непростым делом оказалось привлечь Уоррена к ответственности за его преступления.
На примере этого мужчины мы можем видеть, что некоторым людям глубоко присущи модели поведения, направленные на совершение убийства, причем неоднократное. Применение разработанной нами модели мотивов к случаю Уоррена позволяет выделить в нем сильное ощущение собственного превосходства и идентификацию с матерью, а также раннее развитие сексуальных и агрессивных фантазий, выражавшихся сначала в домашнем насилии, потом в насильственных действиях по отношению к знакомым из числа соседей, а затем и по отношению к незнакомым людям. Хулиганские поступки в подростковом возрасте в конце концов привели к первому убийству, совершенному в возрасте 14 лет, за которое Уоррен не понес ответственности благодаря покрывательству со стороны родителей. Вскоре после того как мужчина покинул семью для прохождения армейской службы, Уоррен совершил вторую попытку убийства, но жертве удалось выжить, и его осудили. Агрессивные фантазии и поведение продолжились в тюрьме, но мужчине удавалось успешно манипулировать наблюдавшими его экспертами, вследствие чего его срок сократили на тринадцать лет. Он вышел из тюрьмы и женился, после чего сначала попытался убить жену, а затем совершил еще три убийства.

Социальное окружение

Пример социального окружения Уоррена особенно показателен неадекватностью роли семьи и девиантными, сексуально-агрессивными мыслями и поведением.

 

Таблица 6.1
ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ В ЖИЗНИ УОРРЕНА

 

Уоррен был четвертым и последним ребенком мистера и миссис Т. Он родился недоношенным и с детства считал, что однажды умер и был реанимирован. Годами мать внушала ему, что различные неприятные случаи в его жизни, например судорожные припадки, обусловлены его недоношенностью (даже когда врач сказал, что причиной припадков была высокая температура при ангине). (Хронология событий изложена в таблице 6.1).
С момента рождения Уоррен спал в одной кровати с матерью (по ее утверждению, из-за тесноты), которая отправила мужа-алкоголика жить в комнату старшей дочери. Это распределение спальных мест продолжалось до достижения Уорреном 15-летнего возраста, хотя с семи лет он спал в отдельной кровати. На все его или сестры вопросы по этому поводу оба родителя отвечали туманно. Кроме того, Уоррен, его сестра, мать и бабушка по материнской линии (по некоторым сведениям, занимавшая в семье главенствующее положение) сплотились против отца. Двое его старших братьев ушли из дома после окончания средней школы и не могли служить примером для подражания. Когда Уоррен стал постарше, мать использовала его в качестве живого щита для защиты от приставаний отца. Женщины, в том числе сестра, подговаривали его драться с отцом. Отмечалось, что в пьяном виде отец подвергал Уоррена словесным оскорблениям.
На фоне этой сплоченности мать была сторонницей строгой дисциплины и, по рассказам, порола детей электрическим шнуром и требовала полного повиновения. Дети часто оставались под присмотром бабушки, которая била их по каждому поводу. Особое отношение матери к Уоррену странным образом сочеталось с тем, что он служил для нее объектом использования, и это наложило характерный отпечаток на их отношения друг с другом.
Опыт первых лет учебы Уоррена в школе свидетельствует о его оторванности от сверстников и зависимости от матери, сестры и бабушки. С приближением половой зрелости в Уоррене начала заявлять о себе его глубинная озлобленность на женщин. Учился он неровно. Некоторые учителя считали его прилежным, но в то же время директор школы отмечал в одном из отчетов, что Уоррен часто «погружается в фантазии». Это замечание согласуется с рассказом сестры Уоррена о том, что временами он сидел на диване с видом полностью ушедшего в себя человека. Ребенком он не проявлял агрессии по отношению к матери, но затем стал набрасываться на нее в моменты гнева. Он мог вспылить из-за мелочей вроде желания пары хот-догов или шоколадного сиропа для мороженого.
В своей автобиографии Уоррен, в частности, написал следующее: «В возрасте нескольких месяцев я умер и меня оживили, как будто по воле рока… Я был чудаком в глазах других людей… Я решил, что буду глотать обиды». Он также привел такую аналогию: «Когда мне разрешили писать, я был словно пес, которого приласкали».

События, способствующие формированию личности

Личность Уоррена была сформирована такими событиями, как слишком тесный физический контакт с матерью, конфликтные отношения родителей, физические и словесные унижения со стороны других детей и проявившаяся в подростковом возрасте агрессивность по отношению к родителям, на которую в семье смотрели сквозь пальцы. Этим факторам сопутствовало отсутствие у Уоррена социальных связей с его отцом и братьями, а также с людьми не из семьи. Домашнее окружение отрицало или сводило к минимуму его агрессивные проявления вне дома.

Стереотипные реакции

Чувство вседозвоенности — одна из ключевых личностных черт Уоррена, источником развития которой было особое отношение к нему со стороны матери. Не менее важно и то, что уже на ранней стадии жизни он погружался в навязчивые фантазии. Дальнейшее изучение этого вопроса показало, что эти фантазии были связаны с мастурбацией. Уоррен признался в непреодолимой тяге к мастурбации, фетишизации женского белья и подглядывании за сестрой в ванной комнате. Такой набор сексуализированных интересов подтверждает сознательное восприятие им своих фантазий, поначалу пассивных (например, мастурбация под одеялом, подглядывание в замочную скважину и кража нижнего белья), а также тот факт, что для достижения состояния эмоционального подъема и получения удовольствия он испытывал необходимость в фантазировании, а не в нормальном взаимодействии со сверстниками.
Неблагополучное окружение и полученная ребенком психологическая травма приводят к тому, что у него складываются нездоровые когнитивные и поведенческие паттерны, которые в конце концов выливаются в преступное поведение.
Другая часть стереотипных реакций Уоррена заключается в его способе мышления. Агрессивное поведение в семье указывает на раннюю зависимость от агрессивных фантазий как от основной области выражения эмоций. Сексуально окрашенные фантазии начали сливаться с агрессивным поведением, отчасти вызываемым чувствами гнева и мести в связи с детскими переживаниями. Важно отметить легкость, с которой Уоррен переходил к агрессии. Налицо отсутствие мыслей, которые могли бы остановить его или заставить усомниться в правильности своих действий. Он умел быть вежливым и произвести на первый взгляд приятное впечатление, но мало что могло удерживать его от проявлений агрессии сначала по отношению к членам семьи, затем к соседям, а впоследствии и к незнакомым людям.

Действия по отношению к другим людям

Несмотря на отсутствие приводов в несовершеннолетнем возрасте, Уоррен занимался криминальной деятельностью: в компании двоих подельников он «подрезал» дамские сумочки. Также он обвинялся в нападении на пожилую слепую женщину с целью отобрать у нее сумочку. У пострадавшей была 14-летняя племянница, которая по утрам провожала ее до автобусной остановки, а после работы встречала там же и отводила домой. Однажды вечером Уоррен обматерил их и вырвал у женщины сумочку. На опознании племянница указала на Уоррена.
Во время следствия по делу об этом грабеже была найдена мертвой пожилая женщина, жившая в том же районе и, по слухам, регулярно отчитывавшая молодого человека за неподобающее поведение. Ее обнаружили с огнестрельным ранением в голову неподалеку от места, где подростки обычно вырывали у женщин сумочки. На место преступления привезли служебно-разыскных собак, которые привели полицейских к дому Уоррена. Отец сообщил им, что тот весь вечер находился дома. Уоррена отвезли в полицейский участок для допроса по делу об убийстве. Его посчитали главным подозреваемым, поскольку соседи заметили пропажу их револьвера 38-го калибра спустя день-два после того, как Уоррен и мальчики из этой семьи играли с этим оружием.
Уоррен отказался разговаривать с полицейскими до приезда его матери в участок. Она поддержала его отказ от дачи показаний. Поняв, что Уоррен ничего им не скажет, полицейские предложили оказать ему психиатрическую помощь. Возмущенные этим родители наняли адвоката. Впоследствии все обвинения были сняты: обвинительный акт по делу о грабеже был аннулирован по формальным основаниям, а подозрение в убийстве было снято из-за недостатка улик.
Ни в детстве, ни в подростковом возрасте Уоррен не проявлял особого интереса к девочкам. Его единственной подружкой была 13-летняя девочка, с которой он не мог встречаться из-за возраста. Он приходил к ней в гости и поддерживал с ней контакт, предлагая дождаться, пока он вернется из армии.
Уоррен окончил среднюю школу и поступил на военную службу. Через месяц его обвинили в покушении на убийство молодой женщины, которую обнаружили в бессознательном состоянии и жестоко избитой. Ее жизнь спасло только своевременное прибытие врачей «Скорой помощи». Улики с места преступления указывали на Уоррена.

Рекурсивный фильтр I

Доминантой первого рекурсивного фильтра (действовавшего до ареста) было то, что все агрессивные действия Уоррена так или иначе приуменьшались его семьей. Мать не только не придавала этим актам значения и не заявляла о проявлениях агрессии в семье, но и постоянно защищала и выгораживала сына. Отец по большей части отсутствовал и был пассивен в качестве защитника семьи. В этой связи заметна сильная система поддержки агрессии подростка со стороны окружающих при деградации роли его отца. Социальная система семьи потерпела крах, а внешняя социальная система (полиция) не могла вмешиваться. Уоррен понял, что правоохранительная система в целом слаба, как и его отец, а сам он волен делать все, что пожелает; это усугубило его нарастающую поглощенность садистскими фантазиями и их воплощением. Ему все сходило с рук.
Уоррен окончил среднюю школу и впервые в жизни зажил отдельно от семьи, поступив на военную службу. Не прошло и месяца, как он снова попал в серьезные неприятности. В отсутствие родительских защиты и вмешательства Уоррену предъявили обвинение в покушении на убийство.

Психиатрическая экспертиза

В рамках предварительного следствия в ноябре 1965 года Уоррена обследовали психиатры, чтобы оценить возможность признания его невменяемым на суде военного трибунала. Согласно правовому стандарту того времени, экспертам необходимо было ответить на вопрос, достаточно ли преступник психически здоров, чтобы отличать правильное от неправильного и поступать соответствующим образом.
В период обследования находившийся в госпитале Уоррен не делал попыток ни согласиться с предъявленными обвинениями, ни отвергнуть их. Он заявил, что помнит, как запер все двери в здании, где произошло убийство, кроме одной, и что видел работавшую за своим столом женщину. В 17:15 он отправился на автобусе в расположение части, куда прибыл около 18:00. Поужинав в столовой, он пошел играть в бильярд. Он ни разу не упомянул о каких-либо провалах в памяти. Комиссия врачей-психиатров признала, что он находится в ясном сознании; в то же время уровень его тревожности был меньше, чем можно было бы ожидать в данных обстоятельствах и с учетом предъявленного обвинения. Он продолжал отрицать наличие каких-либо воспоминаний о случившемся, говоря, что даже если и сделал это, то ничего не помнит. Некое подобие эмоциональной реакции Уоррен выразил лишь однажды, высказавшись о том, как будет расстроена его мать. При упоминаниях о жертве его лицо немного мрачнело, и он становился несколько более встревоженным. В любой другой ситуации он вел себя спокойно и непринужденно. На вопрос о причинах такого поведения он ответил: «У меня нет причин беспокоиться, пока я не узнаю, что у них на меня есть».
Поставленный психиатрами диагноз звучал следующим образом: явно выраженная хроническая агрессивность. В отчете также отмечалось, что Уоррен испытывает острую неприязнь к начальству и любым людям, которые, как ему кажется, могут им командовать. В подростковом возрасте он неоднократно участвовал в ожесточенных массовых уличных драках и признавался, что готов уничтожить каждого, кто встанет на его пути. Он также демонстрировал склонность к иждивенчеству, которую пытался отрицать, но которая очевидно проявлялась в его отношениях с матерью. Далее комиссия указала, что на момент совершения вменяемого ему преступления Уоррен был достаточно психически здоров, чтобы отличать правильное от неправильного; что он обладает достаточными умственными способностями и для понимания сути предъявленных ему обвинений, и для сотрудничества со следствием; и что он не страдает каким-либо хроническим психозом, ограничивающим его дееспособность и правоспособность.
Это заявление было приобщено к делу без дальнейшего анализа и полностью исключило возможность признания Уоррена невменяемым судом военного трибунала.
На процессе Уоррен заявил, что не признает себя виновным. Ниже приводится краткий пересказ свидетельских показаний жертвы, ставших существенной частью доказательной базы по этому делу.
19-летняя вольнонаемная, работавшая в бухгалтерии, решила задержаться на работе. Закрытием помещений после окончания рабочего дня занимался другой отдел. Обычно три двери запирались изнутри и для выхода оставалась только одна, находящаяся в юго-западном крыле здания. Через пятнадцать минут после окончания рабочего дня к этой двери подошел мужчина и обратился к пострадавшей. Она не видела его прежде и не знала, кто он. Это был крепкий молодой человек в военной форме. Он попросил ее обязательно запереть окна и выключить свет перед уходом. Затем она услышала, как он идет в северо-западное крыло, вешает замок на дверь и уходит в среднюю часть здания. Спустя еще 10–15 минут она решила пойти домой. Взяв свой кофе и бутылку содовой, она направилась в сторону гардероба. Следующим, что она помнила, было то, что она лежит головой на ступеньках лестницы и кто-то ее душит. Это был крепкий белый мужчина. Она оттолкнула его, перевернулась на живот и попыталась ползти, а он забежал за угол и взял в руки продолговатый предмет, который, как ей показалось, представлял собой металлическую пепельницу. Он произнес: «Закричишь — убью». Она не помнила, как нападавший ее избивал, а очнувшись, почувствовала, что ей выстригают волосы на голове. Врач успокоил ее, объяснив, что ей состригли волосы, чтобы произвести смыв с кожи головы.
Впоследствии ей была оказана медицинская помощь; у нее были обнаружены множественные порезы скальпа, лба, лица, правого уха и носа. Также у нее был перелом черепа и были сломаны три зуба. Ее госпитализировали на семь недель. После выписки она страдала частыми и сильными головными болями, провалами в памяти и приступами учащенного сердцебиения.
Уоррен был признан виновным в покушении на убийство и был приговорен к двадцати годам колонии строгого режима.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий