Время обнимать

ДОЛГОЕ ПРОЩАНИЕ

Муся

И еще некоторые говорят, что високосный год не от­личается от обычного! Сначала умерла мама. Пусть в очень преклонном возрасте, восемьдесят восемь лет, ровесница века, но разве для родных есть возраст? Милая мамочка, вечная труженица. Какая разница, сколько в доме комнат и где стоит ванна, если в духовке поспевает шарлотка, на столе приготовлена скатерть для гостей, играет пластинка и твои чудесные девочки танцуют, взявшись за руки. С любой царапиной, обидой, счастливой и несчастной любовью было куда бежать, кому уткнуться в теплые колени.

Мамочка, твоя Муся вдруг потерялась, бродит одна-одинешенька, перебирает старые фотографии. Кому рассказать, как болят по утрам колени, как колотится сердце на лестнице, сколько ни стой на каждом пролете. Вот ведь каким высоким стал наш чердак! Но все-таки хорошо, что ты ушла раньше и не узнала, какое горе нас ожидало. Мамочка, Ася овдовела! Ася-Асенька, младшая сестренка, болтушка, кокетка. Все бы ей смеяться да танцевать. А почему и не потанцевать с такой фигурой, еще вчера никто шестьдесят не давал, в крайнем случае — сорок восемь. Почему Господь выбрал доброго, всеми любимого Маркусика, разве мало дураков и пьяниц? Почему упала на нашу девочку жестокая вдовья доля? Конечно, Дина хорошая дочь, но дети не могут заполнить одиночества, да и не должны, им еще предстоит пережить свое горе. Вот и Наташа дождалась своего учителя, и Тёма собрался жениться, только твоя Муся никуда не собирается и ничего больше не ждет.

А помнишь, как ты испугалась, когда я привела Виктора? «Он слишком хорош, моя девочка». Витя, к счастью, не понимал немецкого, хотя, какая разница? Красивый мальчик, мечтавший об оперной сцене, ему бы родиться в другом веке и другой семье, сочинять стихи, рисовать акварели, носить бархатные панталоны и батистовые рубашки с бантом, а досталось только скудное детство в Колпино, общежитие и война. Наверное, он ждал от жены понимания и любви, а тут крошечная Наташа, пеленки, стирка, тесная квартира с родственниками. Страшно признаться, я ведь почти не удивилась, когда узнала про Елену. Он ушел раньше, вернее, уходил все два года, что мы прожили вместе. Долгое-долгое прощание.

 

Однажды, Наташа уже училась в четвертом или пятом классе, Виктор вдруг пришел в гости. Днем, когда заведомо никого не застать — Ася и Марк на работе, мама с маленькой Диной в скверике. Муся была немного простужена и взяла больничный, какое счастье! Она постаралась не выразить удивления, увидев бывшего мужа, подала чай, домашнее печенье с орехами, рассыпчатое, его любимое. Витя молча склонил голову и поцеловал ей руку.

Нет, он не был счастлив в своей прекрасной новой жизни, с красавицей женой, квартирой и дачей! Витенька, любимый, что ты хочешь сказать? Почему пришел? Тебе нездоровится, неприятности на работе, просто устал? Разве спросишь! И он не ответит. Посидел полчаса, потом заспешил, набросил длинное пальто из дорогого твида, потерся щекой о ее щеку, как в первые дни их романа.

Потом он еще приходил несколько раз, так же ненадолго, так же молча. Какое счастье, что родился Тёма! Господи, разве можно что-то добавить к рождению внука, любимого с первого мгновения мальчика, Наташиного сына?! Оказалось, счастье, как и горе, не знает пределов! Пусть Витя не всегда был внимателен к Наташе, пусть жил с другой женой и дочерью, но Тёмочка, их общая кровь и общая радость, сблизил деда с бабкой до полного ощущения семьи.

Господи, что случилось в Белоруссии?! Почему Артем из нежного солнечного ребенка вдруг превратился в озлобленного чужого человека? Наташа клянется, что не знает. Виктор много раз звонил, пытался встретить Тёму возле университета — никакой реакции! Наступило очередное прощание, никто не спешил с тортом и шахматами, подаренный когда-то глобус валялся в прихожей.

 

На юбилей к деду Артем не поехал категорически. Муся сидела одна. Пыталась представить праздничный стол, Елену Сергеевну в каком-нибудь нелепо нарядном платье с глубоким вырезом, покупные закуски на красивых тарелках. Позвонила Наташа и сказала, что заедет ненадолго после гостей. Она не любила бывать у Чудиновых, но и отказаться в такой день невозможно! Накануне вместе с Мусей выбрали в подарок прекрасные запонки из черненого серебра. Хоть как-то сгладить Тёмины выходки.

 

— Надеюсь, ты без Петра Афанасьевича?

— Мама, успокойся! Петр заедет к Гуле за книгами и будет ждать меня дома.

Господи, после развода с Коломейцевым Наташа пятнадцать лет жила одна, никто ей не подходил, никто не нравился, хотя и Ася пыталась знакомить, и Мусины подруги. А в результате выбрала совершенно никчемного человека! Дарить цветы и красиво снимать шляпу не единственное, что требуется от мужчины. Всю жизнь проработал учителем в школе, даже до завуча не смог дорасти! Очень благородно оставить бывшей жене дом и все сбережения. А Мусина дочь в сорок лет должна уходить на съемную квартиру!

Как одиноко стало в доме без Наташи. Как ужасно одиноко.

 

Дождь начинался и стихал, не сильный, но очень тоск­ливый. Огромная круглая луна светила прямо в окно. Конечно, при полной луне тяжело и страшно на душе, лучше не смотреть! Наташа приехала усталая, сбросила выходные туфли, забралась в кресло, подтянув под себя промокшие ноги. Какая чудесная привлекательная девочка выросла! Все больше становится похожа на отца. И такая умница, никто не верил в ее затею с хором, глупая мать ворчала без конца, а получился прекрасный коллектив, недавно записывали для телевизионной программы. Главное, ей прилично платят, недавно вместе ходили выбирать чудесный норковый палантин. Муся всю обратную дорогу налюбоваться не могла на свою красавицу! Не сравнить, между прочим, с грубоватой толстой Гулей. Ничего, Тёма подрастет, перебесится, Виктор опять станет приезжать, пить чай с шарлоткой по маминому рецепту. Опять станем обсуждать поли­тику, Тёмины выпускные экзамены, Наташины успехи. И вернется тихая хорошая жизнь.

Наташа позвонила через неделю, в самое неожиданное время, Муся прекрасно помнила, что с десяти до двух у нее репетиции.

— У отца тяжелый сердечный приступ с отеком легких. Госпитализировали в кардиологию, ждут завотделением. Елена Сергеевна и Гуля уже там, я поеду через полчаса, буду держать тебя в курсе. Да, попробуй все-таки уговорить Артема!

 

Муся сидела у окна, смотрела на полную луну. Она ничего, совершенно ничего не могла сделать! Ни при­ехать в больницу, где ждали Елена Сергеевна и Гуля, ни позвонить хотя бы на мгновение. Ни обнять, ни защитить, ни спасти.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий