Немые голоса

Глава девятнадцатая

Специалист по взаимодействию с родственниками приехал в дом Листер почти сразу после того, как Ханна закончила мыть посуду. Вера без особого энтузиазма предлагала сделать это сама, но Ханна отказалась. Наверное, ей нужно было почувствовать, что это все же ее дом. Что он не принадлежит чужакам из полиции.
– Какие планы, дорогая? Останешься дома?
Ханна отвернулась от раковины с озадаченным видом, как будто вопрос не имел смысла. Тут раздался звонок – приехал полицейский, и, хотя Ханна явно расстроилась, что это не Саймон, она, казалось, была рада, что их прервали.
Выйдя на улицу, Вера глубоко вздохнула. Она почувствовала большее облегчение, чем если бы вышла из тюрьмы Дарема. Она позвонила Эшворту.
– Ты где?
– Снова обхожу дома. – Он понизил голос: – Ребята, делавшие это в первый раз, кое-что упустили.
– Что-то важное?
– Я не могу сейчас вдаваться в подробности.
Вера представила себе, как он сидит в одном из домов на улице. Наверняка ему пришлось извиниться, выйти из гостиной, чтобы ответить на ее звонок, и вот он стоит в узкой прихожей, а обитатели дома за дверью прислушиваются к каждому его слову.
– Дай мне полчаса, – ответила она. – Я хочу переговорить с бывшей соцработницей, которой ты так проникся. А потом хочу навестить Майкла Моргана, и ты мне понадобишься. Чарли может продолжить обходить дома. Я отправила Холли поговорить с Лоуренсом Меем, тем парнем, с которым встречалась Дженни.
По дороге к домику Конни она проехала особняк Элиотов. На подъездной дорожке стояла новая машина, низкая и спортивная. Очевидно, вернулся хозяин дома, и, вероятно, пока Ханна горевала по матери, в доме был праздничный семейный обед.
Вера выросла среди холмов, и от этой низкой местности, запертой в леса, ее бросало в дрожь. Ей не хотелось бы жить так близко к реке. Она представляла себе наводнения, кусающих насекомых, болезни. Даже ягнята тут казались раскормленными и жирными.
Когда она поговорила с Эшвортом после беседы с Конни, он сказал, что хочет поехать в Тайнмут, город, где жил и работал Морган, на своей машине. Это в нескольких милях от них, прямо на побережье, и оттуда он сможет сразу направиться домой. Хватит с него ночных переработок. Жена его убьет. Но Вера настаивала на том, чтобы он поехал с ней.
– Слушай, нельзя с этим затягивать. Это может быть ответом на все вопросы. Нужно хотя бы все проговорить.
– А до утра это не может подождать? Подготовились бы нормально к разговору.
Вера стояла перед магазином, освещенная слабым весенним солнцем. Она знала, что не сможет прождать целую ночь, не поговорив с Морганом. Это ее убьет. Иногда в ней просыпалось такое безрассудство. Импульсивность. Разумно было бы подождать, обдумать со всех сторон. Но она не могла.
– Если закончим поздно, я подброшу тебя домой, – сказала она. – А утром заеду за тобой. Оставишь тут машину на ночь, это же не конец света.
На это он ничего не возразил. Залез в машину и сел рядом с ней. Ей показалось, что ему хочется поговорить с Морганом так же, как и ей, просто ему нужно было показать, что он ставит семью на первое место.
– Так что ты узнал при обходе?
Вера знала, что хорошо водит. Доверяет инстинктам. Эти маленькие дороги могут быть довольно хитрыми, если их не знать, но она не могла позволить себе сильно тормозить. Потом она почувствовала, как Эшворт напрягся, и немного сбросила скорость. Ей нужно было, чтобы он сосредоточился. Она слушала, как он рассказывал про беседу с соседями Дженни.
– Она решила, что Листер влюбилась в одного из клиентов?
– Она в этом не уверена, – сказал Эшворт. – Просто это был кто-то неподходящий.
– Но она ведь не могла прийти к этой мысли на ровном месте! – Вера воодушевилась. – Может, Дженни что-то сказала, обронила какой-то намек, вот Хильда так и подумала. И эта мысль засела у нее в голове, хотя она может и не помнить точную формулировку.
– Возможно.
Вера видела, что Эшворт считает, что она придает этому слишком большое значение. Он был ее сдерживающим механизмом. Иногда ей казалось, что он – ее совесть.
– Конни сказала, что Дженни встречалась с Майклом Морганом, – сказала Вера. Она старалась говорить спокойно. Не хотела, чтобы Эшворт счел, что она реагирует слишком бурно. – Видимо, хотела составить собственное представление о нем.
– Вы считаете, что у Листер был роман с Морганом? – резко и скептически произнес Эшворт.
– Я открыта любым версиям, – ответила она. – Но если мерзавец убил ее, я его достану.

 

Тайнмут – симпатичный городок с широкой главной улицей и красивыми домами георгианской эпохи. С замком и монастырем, оба в руинах. С чайными и пафосными магазинами одежды. Церковь на углу была переделана в магазинчик под названием «Страна полыни», где продавались антиквариат, книги и модная детская одежда. По вечерам бары и рестораны наполнялись молодежью, но в это время суток, в самом начале сезона, улицы наводняли пожилые дамы и немолодые пары, которые гуляли, держа друг друга за руки, и смотрели в витрины магазинов. Та же клиентура, подумала Вера, что и в фитнес-клубе «Уиллоуз».
Кабинет Моргана находился на узкой улице с террасными домами недалеко от моря. «Акупунктура Тайнмута» – гласила некрупная вывеска на стильной латунной пластине рядом со свежевыкрашенной дверью. Похоже, он жил в квартире на втором этаже. Окно – нараспашку, из него доносилась музыка. Если это можно назвать музыкой. Что-то электронное и однообразное. Клиника была закрыта.
Вера позвонила в колокольчик, и наконец они услышали тихие шаги по голому полу. Она ожидала увидеть Моргана, но дверь открыла молодая девушка, почти девочка. Длинные прямые темные волосы, платье с мелким рисунком, легинсы, маленькие балетки. Платье было свободного покроя и могло скрывать беременность на ранних сроках.
– Можно нам поговорить с Майклом Морганом?
Девушка улыбнулась.
– Извините, он сейчас занят, но я могу записать вас на прием.
Она говорила так, как будто встреча с ним должна была стать для них наградой. Она была более образованной и менее чудной, чем Мэтти, но типаж тот же, решила Вера. Хилая и сентиментальная.
– Значит, он тут, да?
– Майкл медитирует, – сказала девушка. – Его нельзя беспокоить во время медитации.
– Глупости. – Вера широко улыбнулась. – Милая, мы из полиции, и я знаю, что он будет рад помочь нам в расследовании. – Она кивнула Эшворту, чтобы проходил наверх. – А вас как зовут?
– Фрейя. – Теперь она казалась школьницей. – Фрейя Адамс.
– С вами нам тоже нужно будет пообщаться, чуть позже. А пока исчезните на полчаса, будьте хорошей девочкой. Купите себе бутылку газировки и пакет чипсов, а потом возвращайтесь.
Вера закрыла дверь, оставив девушку на мостовой. Она подумала, что, возможно, следовало быть более тактичной. Иногда адреналин так на нее действовал. Она становилась слишком ловкой и хитрой на свою голову.
Похоже, что две комнаты в квартире совместили, чтобы создать узкое длинное пространство с окнами в обоих концах. Вера пошла прямо наверх. Полы были без покрытия, навощены и выкрашены в медовый цвет. На окнах висели тонкие кисейные занавески, на стенах – золотые и шафранные драпировки. Из мебели был лишь раскладной диван, низкий столик и книжные полки на одной из стен. Музыка раздавалась из стереосистемы на одной из полок.
– Можно это выключить?
Всегда полезно сразу установить свой авторитет. Кроме того, непрерывное завывание действовало ей на нервы. Воцарилась тишина.
Морган и Эшворт стояли у окна, выходившего на небольшой сад позади дома, и разговаривали. Вера ожидала больше враждебности. Она была бы вне себя, если бы два незнакомца вторглись в ее дом и начали нести всякий бред. Но Моргана это, казалось, лишь позабавило. В жизни он выглядел лучше, чем она ожидала, судя по его фотографиям: импозантное лицо и ярко-голубые глаза. Она просмотрела все старые фотографии в газетах, но не узнала бы его на улице. После суда он побрился налысо и теперь был похож на монаха с Востока – видимо, именно к такому образу он и стремился. Он подошел к ней, протянув руку для рукопожатия.
– А вы кто?
– Вера Стенхоуп. Детектив.
На нем были свободные хлопковые штаны и хлопковая рубашка без воротника. Экипировка, которую предпочитали ее соседи-хиппи. Она вдруг подумала, что он мог бывать на их вечеринках.
– Я как раз говорил мистеру Моргану, как нам жаль, что мы ему помешали, – сказал Эшворт.
– А я ответил, что всегда рад помочь полиции, чем могу.
Морган кивком пригласил их сесть. Диван был неудобным, как Вера и предполагала. Под ней он затрещал. Не рассчитан на такой вес. Она подумала, что без посторонней помощи вряд ли поднимется с него под конец разговора.
– Хотите чаю? – Мужчина улыбнулся. – У меня есть ромашка, мята…
– Всего пара вопросов, – сказала Вера. – Мы у вас много времени не отнимем.
Он снова улыбнулся и сел перед ними на пол. Его движения были плавными, грациозными, и Вера вдруг подумала, что он, наверное, очень хорош в сексе. Физически. В этом ли была его притягательность? На секунду она ощутила панику, старое сожаление о том, что жизнь проходит мимо. Затем нечто вроде желания.
Все молчали. Эшворт и Морган ждали, пока она заговорит. Морган смотрел на нее так, словно понимал ее дискомфорт, с сочувствием. Ее внимание было приковано к его голубым глазам. К черту! Неужели ей нужна его жалость? Может, она и хочет его тело, но это совсем другое.
– Правда, что эта ваша девчонка залетела?
Она почувствовала, что Эшворт расслабился, как только она заговорила. Именно этого он и ждал – атаки.
– Кажется, мы оба к этому причастны. Но да, у Фрейи будет ребенок. Мы в восторге.
Он медленно улыбнулся, и хотя Вера презирала его подход, она все равно не могла отвести глаз от его лица.
– Но только не Мэтти, да?
– О чем речь, инспектор? Почему вы здесь? – по-прежнему спокойно спросил он.
Вера проигнорировала его вопрос.
– Чего я не могу понять, мистер Морган, так это что вы нашли в Мэтти. То есть она симпатичная девочка, но не ровня вам в интеллектуальном плане. Или это вам как раз и нравилось? Что она не могла возразить?
Морган нахмурился.
– Конечно, вы правы. Вступить в отношения с Мэтти было ошибкой. Я всегда буду об этом сожалеть. Она зациклилась, помешалась. Я этого не поощрял. И мне намного больше нравится, когда у женщины есть свое мнение.
Он слегка улыбнулся, словно бросая Вере вызов. Мне намного больше нравятся такие, как вы. Но это бред, конечно. Никто ее не хотел. Морган отвернулся и сказал мягко:
– Я всегда буду чувствовать себя виноватым в смерти Элиаса, что я этого не предвидел и не предотвратил.
– Так как вы сошлись с Мэтти? – спросил Эшворт, без агрессии, как мужчина мужчину.
– Видимо, мне было ее жаль. – Морган наклонился вперед, опершись локтями в колени, снова демонстрируя свою гибкость. Вера заметила мускулистые плечи под тонкой хлопчатой рубашкой. – Да и чувствовать себя нужным всегда лестно. Я думал, что смогу что-то изменить в ее жизни. Теперь я вижу, что это было ужасно самонадеянно.
– Где вы познакомились?
– Случайно. В кафе в Ньюкасле. Ей не хватало денег, чтобы заплатить за кофе, и я предложил ей пару пенсов. Она была благодарна до нелепости. Я избавил ее от позора. Иначе ей пришлось бы покинуть кафе. – Он посмотрел на них очень серьезно, желая, чтобы они поняли. – В ней была простота, которая меня завораживала. Истинная внутренняя красота.
– Но у нее ведь не все дома, – вмешалась Вера. – О чем вы вообще разговаривали этими длинными скучными вечерами в ее квартире?
Он покачал головой, приуныв от ее бестактности.
– Она отчаянно хотела учиться, – сказал он. – Я всегда думал, что могу стать учителем – не в классическом смысле, конечно, – и, излагая ей мои верования и идеалы, я сам четче их осознавал.
«Эгоцентричный кретин». Вера была рада, что больше не испытывала к нему влечения. Она заметила коричневые пятна у него на зубах и волосок, растущий из родинки на шее.
– Но вы ведь испортили Мэтти жизнь. Лишили ее того, что помогало ей держаться: телевизора, подруг с улицы, игр, в которые она играла со своим мальчиком. Она что, была вашим экспериментом? Вы ведь не перевезли ее сюда, как вашу новую модную подружку? Она просто была вашей любовницей из низов.
Вера видела, что Морган был рад возможности оставить Мэтти и вернуться обратно в Тайнмут. Наверное, он отпраздновал посещение Конни. Это дало ему возможность побега под прикрытием самопожертвования: «Я ухожу ради твоего сына».
Вера подумала, что лучше бы Мэтти утопила его, а не мальчика.
Морган продолжал говорить так же рассудительно:
– Я не понимал, насколько она нездорова. Я и не думал, что она убьет Элиаса, чтобы вернуть меня.
– Когда к вам приходила Дженни Листер? – спросила Вера. Скоро вернется Фрейя, и она хотела поговорить с девчонкой прежде, чем та встретится с Морганом. Пора было поторопиться.
Впервые он ответил не сразу.
– Она ведь приходила к вам?
– Она приходила сюда несколько раз, – сказал он. – Я слышал, что ее убили. Мне очень жаль.
– Вот так совпадение, – отозвалась Вера. – Смерть преследует вас по пятам. Чего она от вас хотела?
– Оценить меня, – ответил он, слегка улыбнувшись. – Так она сказала.
– Это было до того, как вы сошлись с Фрейей, или после?
Вера вдруг почувствовала прилив злости. «Он чуть меня не одурачил. Умный ублюдок».
– Первый раз – до смерти Элиаса. Думаю, она хотела убедиться, что я больше не оказываю влияния на их семью. Я заверил ее в этом.
– Значит, Дженни попала под ваши чары?
– Она мне поверила. Чары тут ни при чем.
– Когда вы последний раз с ней виделись?
Молчание. На улице смеялись и шутили какие-то ребята, и Вера на секунду отвлеклась. Она заметила вдали Фрейю.
– Ну? Это ведь было недавно, не так ли? В течение последних двух недель. Она узнала от Мэтти Джонс, что ваша юная девица ждет ребенка. Хотела предупредить вас, чтобы вы не играли с ней в те же игры, что с Мэтти.
– Я не играю в игры, инспектор.
– Когда вы в последний раз ее видели? – рявкнула Вера, и звук разнесся эхом по пустой комнате.
Он слегка кивнул.
– Вы совершенно правы. Это было десять дней назад, за неделю до убийства Дженни.
– И что она от вас хотела?
– Она говорила с Фрейей, которая подтвердила, что живет здесь по своей воле, что мы любим друг друга. Но, думаю, вам не понять, что такое любовь, инспектор.
– У вас были отношения с Дженни Листер, мистер Морган?
Он откинул голову и рассмеялся.
Девушка почти подошла к входу. Вера вдруг встала. Ярость придала ей сил, и она смогла подняться с дивана.
– Мне нужен ответ!
– Конечно, у нас не было отношений, инспектор. Мисс Листер была довольно красивой женщиной. Но не в моем вкусе.
Вера затопала прочь из комнаты, оставив Эшворта ее догонять.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий