Немые голоса

Глава двадцать шестая

Уже почти стемнело. Джо Эшворт стоял рядом с шатким кованым столиком в саду Конни Мастерс и наблюдал за тем, как криминалисты изучают кусты, в которых по-прежнему лежала сумка Дженни Листер. Хотя ему казалось, что все это – пустая трата времени. Просто отработанное шоу: эксперт в своем костюме и сапогах, похожий на гигантского телепузика. Он работал при свете мощного фонаря. Что еще он надеялся обнаружить? Джо казалось очевидным, что сумку бросили в кусты с дороги, иначе как трава с внешней стороны осталась бы нетронутой? А значит, не будет ни следов, ни отпечатков шин, если сумку и выбросил убийца.
Вера решила поехать сюда сразу после окончания совещания в Киммерстоне. Он нехотя согласился, отчасти потому, что боялся, что она позовет Холли, если он откажется, отчасти потому, что у него не было сил сопротивляться. Обычно его энтузиазм, его роль второго пилота Веры, ее наперсника и суррогатного сына помогали ему держаться во время утомительных стадий расследования. Это он ее мотивировал и подбадривал, говорил ей, что она гений, помогал ей сосредоточиться. Но сейчас ему казалось, что весь его энтузиазм испарился. Вера списала это на пейзажи вокруг – равнины и запруженные долины. «Малыш Джоуи, тебе нужен хороший восточный ветер, сдуть с тебя паутину». Но Эшворт подумал, что для того, чтобы поднять ему настроение, понадобится нечто большее, чем прогулка по пляжу и морской ветер.
Вера, напротив, по-прежнему была полна энергии. Она стояла рядом и кричала человеку по другую сторону ручья:
– Можете сказать, как долго она здесь пролежала?
– Приблизительно. – Криминалист был новенький, Джо его раньше не видел. Выходки Веры, кажется, его смущали. Он смотрел на нее как на враждебное дикое животное, радуясь, что она находится на другом берегу и не может к нему перебраться. – Пока что.
– Я ищу блокнот, – выкрикнула она. – Формата А4, с твердой обложкой. Мне нужно его получить, пока он не промок к чертовой матери.
Джо знал, что блокнота там не будет. Убийца не дурак. Избавиться от кожи, может, и трудно, но бумагу с картоном можно сжечь дотла. Так зачем рисковать и выбрасывать его?
Криминалист сел на корточки и заглянул в сумку. Растительность полностью поглотила его, и они видели лишь проблески его голубого костюма. Он был похож на большую синюю птицу в гнезде.
Криминалист встал и покачал головой.
– Блокнота нет, – сказал он. – Вы получите остальное содержимое, когда мы ее вернем.
Вера отнеслась к этой новости более философски, чем ожидал Эшворт. Она даже не выругалась. Казалось, ее ярость исчезла так же быстро, как появилась. Закрытое помещение участка всегда плохо на нее действовало.
– Ну, не всегда все складывается так, как хотелось бы. Да и это было бы слишком просто, да, Джо? Мы же любим трудности.
Она снова крикнула эксперту за ручьем:
– Это вы работали на месте убийства Шоу?
– Не. Там руководил Билли.
– Значит, буду мучить его. Там был большой костер, и мне нужны любые клочки бумаги, оставшиеся для исследования.
Криминалист посмотрел на нее как на сумасшедшую. Она зашагала к домику, обошла его сзади и направилась к кухонной двери. Повернулась к Эшворту и крикнула ему, чтобы догонял.
– Не стой там. Он знает, что делает. Аудитория ему не нужна.
Вера, казалось, заполнила собой все небольшое помещение. Конни сидела на полу и смотрела телевизор. Ребенок, видимо, был уже в постели. Перед тем как зайти, Вера постучала в дверь, но ответа дожидаться не стала. Конни встала.
– Хотите чая?
– Молодец, дорогая! – Вера проигнорировала вопрос. – Ты все сделала правильно, когда поняла, что нашла твоя дочь. Я и сама не справилась бы лучше.
Эшворт заметил, что Конни слегка улыбнулась, польщенная. Казалось, все сегодня хотели порадовать Веру Стенхоуп.
Вера наклонилась вперед, положив свои огромные руки на голые колени. Зазвучала музыка из заставки сериала. Конни выключила телевизор.
– Вы же понимаете, как это важно, – сказала Вера доверительным тоном. – Если мы найдем того, кто выбросил сумку, мы будем на полпути к аресту. А вы живете здесь, почти все время дома, девочка играет в саду. Может, вы кого-то видели?
– Едва ли убийца избавился бы от улик у нас на глазах!
– Может, и нет. – Вера состроила гримасу, будто обдумывала эту мысль. – Но нужно понять, почему выбрали именно это место. Выбросить сумку можно было в любой точке Нортумберленда, так почему ее оставили прямо за вашей дверью?
– Вы же не думаете, что это я? Если бы я убила Дженни Листер, я бы так не сглупила.
– Конечно, нет, дорогая. Если бы я правда думала, что вы убили начальницу, мы бы общались в участке под диктофон, а не за чашечкой чая. – Она широко улыбнулась. – Кажется, вы упоминали чай.
– Я приготовлю, – сказал Джо, зная, что именно этого Вера и хочет. Чтобы он ушел возиться с чайником и чашками, чтобы Конни казалось, что это просто разговор двух женщин. А он чтобы навострил уши на случай, если заметит что-то, что Вера могла упустить. Все-таки они были хорошей командой.
– Может, это и совпадение, – продолжала Вера. – Но вы здесь не на главной дороге, в таких местах люди замечают чужие машины. Так что мне интересно, не решил ли кто-то нас одурачить. Сыграть в игру, подбросить улику. «А давайте помешаем полиции, подбросив сумку рядом с домом Конни Мастерс. Заварим кашу и посмотрим, что выйдет». У меня такое чувство, что наш убийца любит играть в игры. Так вы никого не видели в последнее время?
– Заходил один мужчина, спрашивал, как добраться до дома Элиотов, в тот день, когда умерла Дженни.
– Так и есть, – спокойно сказала Вера. – Вы о нем все рассказали Джо. Тогда это не показалось важным, но теперь все может быть. Вы бы узнали его по фотографии?
Конни нахмурилась.
– Я не уверена. С тех пор столько всего произошло.
– Но попытаться стоит, правда? – Вера потянулась за чашкой, которую ей передал Джо. – Я завтра пришлю Джо с парой фотографий. У него была сумка?
– Кажется, да. Не портфель, ничего такого модного. Скорее, мешок. Может, рюкзак.
– Достаточно большой, чтобы влезла сумка Дженни Листер? – спросила Вера.
– Да. – Теперь Конни говорила более уверенно. – Если сумку опустошить, ее можно смять до очень маленького размера.
– Вы видели, как он пришел и ушел? У него было достаточно времени, чтобы перебросить сумку через ручей, пока вы не видите?
– Я не видела, ни как он приходил, ни как уходил, – ответила Конни. – Он просто появился тут, когда мы вышли в сад. Элис заметила его первой. Потом я вернулась в дом, чтобы приготовить ему чай, а когда вышла обратно на улицу, он исчез. Он мог это сделать до нашего разговора или после.
– Вы говорите, он искал дом Элиотов?
– Да. Мне это показалось странным. То есть, если бы он был другом Кристофера и Вероники, разве он бы не знал, где они живут?
– А он был похож на их друга? – спросила Вера.
– Нет. – Джо видел, что Конни колеблется. Ей не хотелось отвечать однозначно, но под шквалом Вериных вопросов она чувствовала, что отвечать нужно.
– Мы понимаем, что вы не уверены, – сказал он. – Ведь это был короткий разговор. И мы не будем придавать этому слишком большое значение. Но нам нужно понять, каково было ваше впечатление. С вашей профессией вы наверняка научились хорошо оценивать людей, составлять о них суждение.
Конни посмотрела на него и улыбнулась.
– Ну, судья из меня вышел никакой, разве нет? Мне и в голову не могло прийти, что Мэтти Джонс убьет своего сына.
– Могу поспорить, что вы чаще оказывались правы, чем ошибались, – сказала Вера. – И, как говорит Джо, нам просто нужна ваша догадка. Вот и все.
Конни глубоко вдохнула.
– Моя догадка спустя все это время? Что он приехал по работе. Не в гости.
– Он что-то продавал?
Джо видел, что Вера пытается держать себя в руках, чтобы не забить Конни своим энтузиазмом. Но все равно вопрос прозвучал как взрыв петарды. Комната, казалось, осветилась.
– Возможно.
Конни говорила неуверенно, но Вера встала и начала ходить по комнатке. Эшворту казалось, что если она просидит еще, то взорвется. Она бормотала что-то себе под нос, то и дело задавала вопросы Джо и Конни, но не ждала ответов.
– Кто еще может приходить на дом к клиенту? Адвокат? Риелтор для проведения оценки? Ну же, Джо, помоги мне!
– Он не был похож на них, – сказала Конни. – На нем не было костюма.
Наконец Вера дошла до точки, к которой, Джо знал, все шло с самого начала. Она посмотрела прямо в глаза Конни и спросила:
– Это мог быть Майкл Морган?
– Нет! Я бы его узнала. – Но Эшворт видел, что Вера в этом сомневается, и Конни хотелось угодить Вере, снова получить лучик похвалы. – В любом случае зачем Моргану навещать Элиотов?
– Может, Веронике нравится, когда в нее втыкают иглы. Или, может, он вообще туда не собирался, и это было лишь предлогом.
– Он бы не пришел сюда, – сказала Конни, – если бы знал, что я тут живу. Он бы испугался, что я его узнаю. Я виделась с ним всего два раза, но его фотография была во всех газетах.
– Как я сказала… – Вера ухмыльнулась, – мы ищем человека, который любит играть в игры, обожает риск. А тут и риск-то не такой уж большой. Когда вы видите кого-то случайно, каков шанс узнать человека?
Все молчали.
– Вероника приходила сюда после обеда, – сказала Конни. – Забегала на чай, но ушла вскоре после того, как я позвонила вам.
Они все поняли, какой смысл вкладывался в эти слова, но до Веры дошло не сразу. Хотя, Эшворт видел, ей это понравилось. Она почувствовала дрожь предвкушения, как когда стояла в баре и он нес первую пинту.
– Я бы не подумала, что вы – лучшие подружки, – сказала Вера настолько спокойно, насколько могла.
– Мы и не были. – Конни как будто закрылась, с лица сошли все эмоции. – Вообще, Вероника повела себя как стерва, как только узнала, кто я такая. Она превратила мою жизнь в деревне в ад своими сплетнями и слухами.
Джо видел, что Вера не вполне понимает значимость того, что говорит Конни. Вера всегда была аутсайдером – она привыкла, что ее считают эксцентричной, чокнутым копом. Только сдружившись со своими обкуренными соседями, она обрела хоть какую-то компанию. Но для жены Джо было очень сложно влиться в окружение, когда они только переехали в новый район. Пару раз она засыпала в слезах. Что-то насчет нянь и неиспользованных талонов, родительского комитета. Мелкие злобные уколы, которые въедаются в мысли и высасывают всю уверенность в себе, и, что еще хуже, оскорбления были настолько жалкие, что она знала: нужно было просто наплевать на них.
– Что же такого случилось, что ваши отношения с Вероникой изменились? – спросил он.
– Смерть Дженни Листер, – ответила Конни. – Вдруг Вероника захотела моего общества. Пригласила меня к себе на обед. Может, это просто такой вуайеризм, когда речь идет о делах, привлекающих прессу. Людей привлекает побочная известность.
– И вы пригласили ее в ответ. – Вера скалилась как волк. – Очень по-добрососедски.
– Мне было одиноко, – ответила Конни. И Джо, уловив тоску в ее голосе, понял, как ей было тяжело, и подумал о том, какая она храбрая, что держит себя в руках. – Да, я пригласила ее в ответ. Она была здесь, когда Элис нашла сумку.
– И как она отреагировала? – У Веры загорелись глаза, как у волка, почуявшего добычу.
– Она встревожилась, когда Элис стала играть так близко к воде, – ответила Конни, – а потом, когда я сказала, что вызову полицию, она ответила, что пойдет домой. Что не хочет вмешиваться. Что будет тут только путаться под ногами.
– Тактично, – снова кивнула Вера. – Нам очень мешает, когда вокруг крутятся люди.
– Она предложила забрать Элис к себе.
– Мило, – сказала Вера. – Заботливо.
Она помолчала.
– Полагаю, вы видели, как она шла к вам? Из ваших окон открывается вид на дорогу от их большого дома.
– Нет. – Эшворт решил, что Конни поняла, к чему эти вопросы, но делала безразличный вид. – Вероника пришла раньше. Я еще прибиралась в задней части дома. Она подошла к кухонной двери и напугала меня.
Вера широко и одобряюще улыбнулась, отчего каждый присутствующий почувствовал себя самым важным человеком в мире.
– Значит, гипотетически, конечно, Вероника могла забросить сумку в кусты, обходя дом. Она ведь не знала, что ребенок полезет туда играть в тот же день.
– Гипотетически, наверное, могла, – ответила Конни.
Они встали.
– Имя Дэнни Шоу вам о чем-нибудь говорит? – спросила Вера.
Конни нахмурилась.
– Нет. А должно?
– Увидите завтра в утренних новостях. Он был студентом. Задушен сегодня днем в доме чуть севернее долины.
Конни вдруг напряглась. Эшворт понял, что ее первым желанием было забрать своего ребенка и бежать прочь, увезти ее в безопасное место.
– Тот же убийца?
– Необязательно, – ответила Вера. – Но эти дела связаны. Мы уверены в том, что дела связаны.
«Конечно, эти дела связаны, – подумал Эшворт. – Но доказать эту связь – совсем другая задача».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий