Немые голоса

Глава двадцатая

Эшворт считал, что в беседе с Морганом Вера все испортила. Иногда с ней такое случалось: она позволяла свидетелю зацепить себя, играть с собой. А потом совершенно теряла фокус. Нужно было не торопясь подготовиться к этой встрече, а теперь некоторые важные вопросы остались без ответа. После того как Вера протопала по деревянной лестнице вниз на улицу, Эшворт перекинулся с Морганом парой слов, поблагодарил его за уделенное время. При случае он вернется сюда сам. Ему казалось, что Моргану еще есть что рассказать. Морган, очевидно, извращенец и скотина, но Эшворт полагал, что, в отличие от Веры, у него было достаточно профессионализма, чтобы не позволять своему личному мнению все испортить.
К тому времени, как он вышел наружу, Вера с Фрейей двигались впереди. Весеннее солнце было уже очень низко, и он видел лишь их силуэты – громадная фигура Веры и вытянутая, стройная фигура девушки. Это вдруг напомнило ему Лорела и Харди, их силуэты, появлявшиеся в конце фильмов. Повернувшись обратно к морю, он увидел на горизонте плотную серую пелену тумана и огромный танкер, выплывавший из устья Тайна.
Он держался на расстоянии от них. Они были погружены в разговор, и ему не хотелось их прерывать. Они зашли в новое кафе, и там Эшворт к ним присоединился. Местечки такого плана нравились его жене. Крепкая мебель без изысков: натертые кухонные столы и деревянные стулья, черные доски с меню на стенах. В основном местная еда, рыба и ягненок. Может, привести сюда Сару в следующий раз, как приедут на побережье. В углу стояло несколько высоких детских стульчиков. Значит, сюда можно прийти и с детьми.
– Это Джо, – сказала Вера. – Моя правая рука.
– Мне пора домой, – неуверенно ответила девушка. Казалось, ей было неловко. Она еще не попала под действие чар Веры. – Майкл будет беспокоиться, где я.
– Не торопитесь. – Вера села, положив свои огромные руки на стол. – Наверняка он медитирует. Вы же сказали, он не любит, когда его прерывают посреди медитации.
Конечно, на это Фрейя не нашлась что ответить.
– Я буду пинту, Джо. У них есть этот эль, который делают в Эллендейле. И что-нибудь перекусить, а то я слегка проголодалась. А вам что, дорогая? Полагаю, алкоголь вы не будете, ребенок ведь.
– Мы с Майклом вообще не пьем. – Фрейя сидела чинно, сложив руки на коленях.
– Вот и молодцы. Значит, апельсиновый сок. Или, может, лучше мороженое?
Девушка с подозрением посмотрела на Веру. Джо подумал, что лучше бы его начальница воздержалась от своих бестактных комментариев, но Фрейя ответила:
– Апельсиновый сок сойдет.
Когда Джо вернулся за столик, они по-прежнему сидели в неловком молчании.
– Вы знали, что миссис Листер убита? – спросила Вера. Она прекратила свои игры, и голос зазвучал серьезно и низко.
– Миссис Листер? – Фрейя, казалось, искренне недоумевала.
– Соцработница, которая приходила поговорить с вами о ваших отношениях с Майклом.
– Ах, она! Кажется, я ее знала только по имени.
– Значит, Майкл обращался к ней по имени, да?
Эшворт думал, что Вера вернулась в свою лучшую, уверенную форму, но девушка не ответила. Официант принес их напитки, корзинку с хлебом и миску оливок.
– Вы слышали, что Дженни Листер мертва? – снова спросила Вера.
– Нет.
По ее краткому ответу было невозможно понять, говорит ли Фрейя правду или нет. Она потянулась, взяла кусок хлеба и намазала его маслом, но не стала есть и положила на тарелку.
– Вот почему мы здесь и говорим с вами и Майклом. – Теперь казалось, будто Вера – самая терпеливая женщина в мире. – Вы оба виделись с ней незадолго до ее смерти.
– Значит, мы вроде как свидетели?
Лицо Фрейи просияло. Такой реакции Эшворт точно не ожидал. Но многие люди испытывают это возбуждение наблюдателя, когда оказываются вблизи от насильственной смерти, словно это делает их чем-то вроде знаменитости. Эшворт надеялся, что у нее есть друзья, которым она могла бы позвонить и рассказать о своей роли в этой драме. Или мама, готовая прийти, когда начнутся роды. Ему была неприятна мысль о том, что она сидит в квартире одна с этим мужчиной.
– Вот именно, – ответила Вера. – Вы свидетели. Так вы не против ответить на пару вопросов?
– Конечно, нет. Я думала, вы приехали, чтобы устроить мне взбучку из-за Майкла. Из-за того, что он немного старше меня.
Вера быстро глянула на Эшворта, но продолжала:
– Как часто вы встречались с Дженни Листер?
– Всего один раз, – ответила девушка. – Хотя Майкл виделся с ней и раньше. Он встречался с этой ужасной женщиной, которая убила своего сына, и тогда привлекались социальные службы.
– Он вам об этом рассказал?
– Конечно, – ответила Фрейя. – У нас с Майклом нет секретов друг от друга. Ужасная история. Майкл так любил малыша. Он был в ужасе от того, что случилось. А потом пошли все эти слухи, люди думали, что он имеет к этому какое-то отношение.
– Плохо для бизнеса.
Эшворт подумал, что Вера зашла слишком далеко, но Фрейя восприняла ее комментарий без подтекста.
– Да, очень плохо! Конечно, постоянные клиенты от него не ушли, но новые стали появляться только недавно.
– Это вас не оттолкнуло? Тот факт, что он был связан с делом Элиаса Джонса.
– Нет! Когда любишь кого-то по-настоящему, то поддерживаешь человека, разве нет?
Она посмотрела на них, ожидая, что они согласятся, но ни Вера, ни Эшворт не могли посмотреть ей в глаза.
– Давайте вернемся к Дженни Листер, – мягко сказала Вера. – Вы видели ее около недели назад?
– Да, вроде того.
– Где вы с ней общались?
– Она пришла к нам в квартиру, – сказала Фрейя. – Наверное, позвонила заранее и назначила встречу, потому что Майкл знал, что она придет. Он попросил меня приехать из колледжа пораньше, чтобы быть дома.
– Где вы учитесь? – Эшворт не мог удержаться от вопроса. Он был рад, что у Фрейи все же есть своя жизнь. Лекции и сплетни. Ему хотелось усадить ее в машину и отвезти домой к родителям.
– Колледж Ньюкасла. Я изучаю сценическое мастерство и английский язык, буду сдавать экзамены. Игра – это мое. – Она смущенно улыбнулась. – Вообще-то у меня уже есть агент.
– А ребенок всему этому не помешает? – Вера гневно смотрела на Эшворта, разозлившись, что он прервал разговор. Он, извиняясь, пожал плечами. – Я полагаю, это ребенок Майкла?
– Конечно! За кого вы меня принимаете?
– Вы не думали прервать беременность?
«Отлично, Вера, – подумал Эшворт. – Чертовски тактично. Давайте поговорим о том, как избавиться от ребенка, у всех на виду».
Но девушка не смутилась.
– Майкл не верит в аборты. И он сказал, что мы вместе позаботимся о ребенке. Он считает, что я буду прекрасной актрисой. Хочет, чтобы я реализовала свой потенциал, воплотила свои мечты.
На мгновение они замолчали, пораженные.
– Ну кому же этого не хочется, да, дорогая? Я вот хочу стать главным констеблем и мисс Вселенная.
Вера отпила свое пиво и удовлетворенно вздохнула. Эшворт подумал о хаосе, царившем в его доме, о давлении домашних обязанностей и работы, и ему захотелось ее пожалеть.
– Как прошел разговор с Дженни Листер?
– Нормально.
– Пара деталей не повредит.
– Сначала она поговорила с Майклом и со мной вместе. – Фрейя откинулась на спинку стула, и Эшворт впервые заметил маленький округлый животик. – О нашем отношении к ребенку, о том, как изменится привычный образ жизни. Что Майклу придется смириться с тем, что все изменится, что в доме будет бардак, хаос, шум. Спрашивала, как он с этим справится. Задавала вопросы по существу, записалась ли я к врачу и на занятия для беременных. Потом она попросила Майкла оставить нас и разговаривала со мной.
– Майкл не возражал? – спросила Вера.
– Он меня очень оберегает, – отозвалась Фрейя. – Но я сказала ему, что все в порядке. Тогда она стала задавать более личные вопросы, прямо вынюхивать про наши отношения, мою жизнь, все в таком роде.
– Как ваши родители относятся к Майклу?
Эшворт снова не смог промолчать. Его дочь ни за что не сойдется с каким-то извращенцем, по возрасту годящимся ей в отцы. Уж он об этом позаботится. О чем вообще думают родные Фрейи?
– На самом деле моим родителям насрать. Они переехали в Испанию, купили бар. Ведут себя так, как будто им снова двадцать. Никакой ответственности, напиваются каждый вечер.
– Воплощение мечты, – пробормотала Вера, так что лишь Эшворт мог ее услышать.
– Эта соцработница – просто высокомерная корова, – продолжала девушка. – У меня были учителя вроде нее. Общаются так, как будто ты идиотка и только они знают, как лучше. Вполне можно себе представить, что она довела кого-то, человек вышел из себя и прибил ее.
– Где вы познакомились с Майклом? – спросил Эшворт.
На главной улице деревни закрывались магазины. Смеркалось. С моря пришел туман, и с устья Тайна доносился звук береговой сирены. Из метро начали выходить люди, возвращавшиеся домой с работы. Официант зажег свечку на их столике, и внезапно загоревшееся пламя осветило лицо девушки.
– В «Уиллоуз», – ответила она, убирая длинные волосы с лица. – Знаете, этот модный отель на другом конце города. Он там раз в неделю проводил занятия в фитнес-клубе. А я работала по выходным официанткой с тех пор, как мне исполнилось пятнадцать. Мы познакомились в начале декабря на рождественском корпоративе.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий