Немые голоса

Глава тридцать четвертая

Джо Эшворт терпеть не мог дождь. Во время дождя дети были заперты в доме, и жена жаловалась на грязь и беспорядок. Он считал, что у нее это заболевание – сезонное аффективное расстройство. Она словно увядала без солнца, становилась ворчливой и мелочной. В такие дни он завидовал одинокой жизни Веры. Здорово быть эгоистом, не испытывая чувства вины. Уезжая из дома, где на радиаторах сушилась детская одежда, по всей гостиной валялись игрушки и плакал новорожденный, он говорил себе, что он зарабатывает на хлеб, что он не может заниматься всем одновременно.
По пути в участок на утренний брифинг он попал в пробку. Все еще шел дождь, и из-за воды на дороге в город случилась небольшая авария. Дворники на его машине сломались и издавали писк, похожий на плач ребенка. Он их выключил, перестал видеть дорогу, снова включил, и опять раздался этот звук, от которого у него сводило челюсть и хотелось выбить окно кулаком.
Добравшись до временного штаба расследования, он застал Веру в самом бодром расположении духа, и от этого ему лучше не стало. Она притащила откуда-то нормальную фильтровую кофеварку, и, как только Джо зашел, запах кофе ударил ему в нос.
– Где остальные? – спросил он. Обычно Вера терпеть не могла, когда люди опаздывали, и это была одна из причин его напряженности в пробке. Теперь же он надеялся услышать, как она разнесет остальную команду. В конце концов, он приложил усилия, чтобы добраться сюда.
Но она только пожала плечами.
– Погода просто кошмар, да? – Она налила ему кофе. – Ты сегодня пробовал дозвониться до Конни?
Он посмотрел на нее, думая, что она над ним издевается, но она казалась серьезной.
– Да, и сразу попал на автоответчик. Я оставил ей сообщение с просьбой связаться с нами.
– Я хочу услышать ее мнение об этом. – Вера приколола к доске несколько страниц. Копии обугленных записей, спасенных из костра в саду Дэнни Шоу. – Она лучше кого бы то ни было знает, как Дженни вела работу.
– Значит, вы отказались от мысли о том, что Конни – подозреваемая?
– Ну, дорогой, я бы так не сказала. Здесь речь совершенно о другом.
Она улыбнулась, как она считала, таинственно, но приобрела такое выражение лица, как будто страдала от запора.
Он взял кофе и подошел рассмотреть бумаги поближе, но не смог разобраться в словах. Даже сосредоточиться было сложно. Он не понимал, чему Вера так радуется. Холли и Чарли зашли вместе, смеясь над какой-то шуткой, и он снова почувствовал себя одиночкой, аутсайдером, загнанным между Верой и ее войсками. «Нужно двигаться дальше, – подумал он. – Я всегда буду в ее тени».
Вера снисходительно смотрела на опоздавших, ожидая, пока они нальют себе кофе, и начала представление. Видимо, по этим клочкам текста она вычленила какой-то смысл или мотив для убийств. Это бы объяснило ее хорошее настроение. В этот момент зависть Эшворта достигла такого накала, что он почти что возненавидел Веру.
Вера подвела итог событиям предыдущего дня: разговоры с Вероникой Элиот, Лизой, семьей Шоу, Фрейей и Морганом. Джо был вынужден признать, что она в этом чертовски хороша и могла увидеть связи, на которые он бы не обратил внимания. Она могла разложить факты так, что все становилось понятно.
– Я полагаю, что единственным преднамеренным убийством было убийство Дженни Листер, – сказала она. – По крайней мере вначале. Дэнни Шоу убили, потому что он что-то знал или что-то выяснил о первом убийстве. Тот факт, что в костре у него в саду нашли документы, принадлежавшие Листер, предполагает, что он обнаружил ее блокнот.
Она остановилась, чтобы перевести дыхание, и Холли воспользовалась возможностью поднять руку.
– Значит, Шоу мог убить Дженни? Иначе как к нему попал бы ее блокнот?
– Действительно, как? Похоже, у Дэнни и Ханны был романчик перед его отъездом в университет. Для него это, конечно, значило намного больше, чем для нее, но его мнение об этом мы уже не узнаем. Можно предположить, что фрагменты в костре были украдены в то же время, что и сумка Дженни, после убийства, но думаю, не нужно считать это конечной версией.
– Что ты имеешь в виду? – Чарли, сидевший сгорбившись со своим кофе, казался почти что бодрым.
– Возможно, Ханна говорит неправду, и Дэнни навещал ее, когда приехал из университета домой. – Вера посмотрела на свою аудиторию. – Может, она считает, что все же пока слишком молода, чтобы осесть.
– Нет! – в ужасе воскликнула Холли. – Она предана Саймону. Она ни за что не смогла бы ему изменить.
– Мы знаем, что Дэнни был в доме Листер пару лет назад, когда они с Ханной встречались, – продолжала Вера. – Но вряд ли он тогда мог украсть что-то у Дженни. Чего ради? Это было до смерти Элиаса, до шумихи, поднятой журналистами.
Эшворт поднял руку.
– Интересно было бы узнать, были ли Морган и Дэнни знакомы друг с другом до встречи в «Уиллоуз»?
– Действительно, интересно. – Было непонятно, приходила ей в голову эта идея раньше или нет. – Наверное, Карен упомянула бы о знакомстве с Морганом, когда мы говорили о нем, но она была сама не своя. Холли, можешь это выяснить? У матери и у приятелей Дэнни, если сможешь кого-нибудь найти.
Холли кивнула и сделала пометку в блокноте.
Вера повернулась к Чарли.
– Что там со свидетелями у дома Шоу в день смерти Дэнни?
– Ничего. Это просто спальный район. Большинство населения работает в Хексеме или Ньюкасле. В дневное время там тихо, как на кладбище. Я нашел пожилого мужчину, гулявшегос собакой примерно в это время. Он проходил мимо небольшой машины, которая показалась ему незнакомой, но она могла принадлежать кому угодно, и он даже цвет ее не смог вспомнить.
– У кого-нибудь еще есть свежие идеи? – Вера осмотрела комнату. Все молчали, только дождь шумел за окном. – Значит, действуем.
Она сделала эффектную паузу, но Эшворт посчитал, что она продумала все это, как только проснулась. Может, даже раньше. Кто знает, что ей снится по ночам?
– Холли проследит связь Дэнни Шоу с Майклом Морганом. Проверит возможные точки пересечения. Джо, я хочу, чтобы ты отправился в тюрьму Дарема и еще раз поговорил с Мэтти. Она вернулась, восстанавливается в больничном крыле. Ты знаешь подход к беспомощным женщинам. Мне нужны подробности визитов Дженни Листер. О чем именно они говорили? Чарли, посмотри, сможешь ли отыскать Конни Мастерс. Ее машина должна быть где-то, и спрятать четырехлетнюю девочку тоже непросто. Их не было дома со вчерашнего утра. Она оставила сообщение на телефон Джо о том, что с ней все в порядке и ей нужно отдохнуть, но он думает, дело нечисто. – Еще одна пауза, даже длиннее первой. – И я тоже. Я хочу с ней поговорить.
Эшворт не понял, что произошло. Она решила, что Конни в опасности? Если так, то зачем оставлять ее ненадежному Чарли?
Вера остановилась и махнула руками, словно выгоняя всех.
– Ну, идите. Это расследование убийства, а не встреча родительского комитета. У вас не так много времени.
– А ты что? – спросил Чарли почти грубо.
– Я? – Она снова самодовольно ухмыльнулась. – А я – начальство, я в дождь не выхожу. Займусь стратегическими размышлениями.
Джо Эшворту нравился Дарем. Всего двадцать минут по трассе А1, и попадаешь в совсем другой мир, непохожий на центр Ньюкасла. Дарем – старый город, элегантный, с огромным собором из известняка и замком, симпатичными магазинами и модными ресторанами, колледжами и студентами с надменными голосами. Как город с юга, только поднятый наверх и застрявший на Уире. Тюрьма же была совсем иным местом. Джо терпеть не мог большинство тюрем, но эта была одной из худших. Мрачная, старая, напоминавшая о подземельях и крысах. Она не вписывалась в картину Дарема. В тюрьме был блок для опасных заключенных, отбывающих длительные сроки.
Увидев Мэтти, сложно было счесть ее опасной. Джо говорил с ней в маленьком кабинете, из которого с неохотой ушли служащие, в больничном крыле. Она уже была там, когда он пришел, сопровождаемый мужчиной-офицером, который вел его от ворот. На ней был тюремный спортивный костюм и тапочки, и она казалась очень юной, напомнив Джо его дочь, когда та отходила ко сну. Ему хотелось что-нибудь ей привезти. Он всегда приезжал на встречу с заключенными с небольшим гостинцем – обычно с сигаретами, особенно если ехал встретиться с мужчиной. Сигареты выкуривались одна за другой во время беседы, потому что заключенным не разрешалось ничего забирать с собой. Большинство мужчин курили. Но при посещении больницы сигареты казались неуместными, и он купил небольшую коробку конфет, хотя и не был уверен, какие на этот счет в тюрьме правила.
Мэтти была чрезмерно благодарна и положила коробку в подарочной обертке себе на колени.
– Вас прислала та толстая полицейская?
Конечно, она говорила о Вере.
– Да, она подумала, что вам не помешает компания.
– Она очень спокойная.
«Не особенно, если хорошо ее знаешь».
Мэтти посмотрела на него. Огромные голубые глаза, широкий гладкий лоб.
– Но что вам нужно на самом деле?
– Поговорить, – ответил он. – О Дженни Листер.
Она кивнула.
– Но я уже рассказала той леди все, что знаю.
«Вере бы это понравилось – ее назвали «леди»!»
– Вы болели, – сказал Джо. – У вас была температура. Мы подумали, что сейчас вы сможете вспомнить что-то еще.
– Тут еще болит, – сказала она и довольно беззастенчиво подняла кофту, чтобы показать ему рану на животе, прикрытую повязкой. Она снова напомнила ему его дочь, как она хвастается ссадинами на коленях.
– Наверное, это очень больно, – мягко сказал он.
Он понял, почему Дженни была так очарована Мэтти, почему она приходила каждую неделю, несмотря на отсутствие формальной ответственности за нее.
– Расскажите мне про визиты Дженни, – продолжил он. – Она приходила раз в неделю?
– Да. Каждую неделю. Не в обычные комнаты для посещений – ну, знаете, где видишься с семьей, там еще есть игрушки для детей. Она говорила, что там слишком шумно и мы не сможем нормально поговорить. Хотя, когда сидишь там, тебе приносят чай и печенье – если прийти пораньше, успеешь взять шоколадное.
Она посмотрела на конфеты, которые он ей принес.
– Может, откроете? – улыбнулся Джо. – Я не большой любитель сладкого, но, возможно, вам захочется съесть парочку.
Она сорвала упаковку и взяла одну конфету.
– Так где Дженни встречалась с вами?
– В этих маленьких кабинках, где разговаривают с адвокатами и копами.
Ее рот уже был набит клубничным кремом.
«Значит ли это, что Дженни не хотела, чтобы ее подслушали?»
– О чем вы говорили?
– Как я и сказала той леди – обо мне. Дженни собиралась издать книгу.
– Она что-нибудь записывала?
– Да, чаще всего. Иногда мы просто болтали.
– Где она вела записи?
– В большой черной книге.
Мэтти начинала скучать. Возможно, она пропускала какую-нибудь передачу по телевизору в палате.
– Она говорила с вами о Майкле?
– Она сказала, что мне нужно о нем забыть. – Мэтти потянулась, взяла еще одну конфету, аккуратно развернула серебряную обертку и положила конфету в рот. – Она хотела поговорить со мной о моем детстве и о том, что я могла вспомнить о том, как я выросла.
– А где вы выросли? – спросил он.
– В деревне. Это все, что я помню. Я тогда была очень маленькой, еще до того, как попала в соцслужбу. По крайней мере, мне так кажется. Или, может, я приезжала туда в гости. Это был маленький дом у воды. Вот что Дженни было от меня нужно – мои воспоминания. Я хотела поговорить о Майкле, но она сказала, что мне не нужно о нем говорить. – Мэтти остановилась и жадно потянулась за следующей конфетой. – Мне кажется, это нечестно. Дженни приходила ненадолго. Всегда торопилась к своей настоящей работе, к другим детям, о которых она теперь заботилась. Иногда мне казалось, что ей на меня плевать. Все, что ее интересовало, это тот дом в деревне. Она заставляла меня закрыть глаза и представить его, а потом рассказать, что я увидела.
Какое-то время они сидели молча, и Мэтти закрыла глаза. Эшворт хотел попросить ее рассказать, что она видит, может, нарисовать, но тут в палате закричала какая-то женщина, и момент был испорчен. Мэтти открыла глаза.
– Тупая корова, – сказала она. – Постоянно так делает. Так бы и влепила ей.
– Почему вас забрали органы опеки?
– Не знаю. – Мэтти уставилась в пространство.
Он подумал, что она сейчас расплачется, но она повернулась к нему спиной и сказала обыденным тоном:
– Думаю, моя мама умерла. Или, может, я просто хотела так думать. Я спрашивала, когда стала постарше, но все рассказывали в ответ разные истории. В итоге не знаешь, кому и верить.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий