Китаец. Незримая война

Евгений Колесов

Китаец. Незримая война

© Колесов Е.В., 2020

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

* * *

Все персонажи, события, названия являются вымышленными. Любые совпадения с реально живущими или когда-либо жившими людьми, а также событиями и названиями случайны.





«Размышление – путь к бессмертию, легкомыслие – путь к смерти.

Бодрствующие в размышлении не умирают никогда; легкомысленные, неведающие, подобны мертвым».

Будда Шакьямуни


Глава I. Полковник Назаров

– Здравия желаю, товарищ полковник, разрешите?

– Да, заходите, майор.

Майор Мингер сделал девять шагов в сторону моего стола. Я поднялся, чтобы поприветствовать рукопожатием подчиненного.

– Здравствуйте, Иван Борисович, присаживайтесь, – я указал на стул, стоявший справа от приставного стола, предназначенного для посетителей. Стол красного дерева был покрыт зеленым сукном и напоминал типичный стол царской охранки из художественных фильмов, рассказывающих о том периоде.

– Как дела дома? – поинтересовался я. – Как самоизоляция родственников?

– Все хорошо. Никто не болеет. Спасибо, – отчеканил мой подчиненный так, слово он играл шахматный блиц.

Майор Мингер был заядлым шахматистом. Крепкий, ростом выше среднего, худощавый. Мингеру было тридцати два года, и он работал в моем отделе с момента основания, то есть уже больше двух лет. Его заметили в Институте математического моделирования Российской академии наук за высокие аналитические способности. До этого Мингер окончил экономический факультет МГУ имени Ломоносова с красным дипломом. Кандидат математических наук, мастер спорта по шахматам. Спокойный, вдумчивый, сообразительный, настойчивый, работоспособный. Женат, растит двух дочерей. Завсегдатай воскресных шахматных турниров в Центральном доме шахматистов имени Ботвинника на Гоголевском бульваре в Москве, где среди коллег-шахматистов представляется учителем математики. Оперативный псевдоним «Мираж». Мингер был моей правой рукой.

– Чем порадуете по Василенко? – поинтересовался я, положив руки на стол.

Майор открыл принесенную с собой папку бордового цвета с эмблемой Службы. Аккуратно перебирая листы, извлек из нее семь и протянул мне.

– Нашли, товарищ полковник, вот данные, – произнес он голосом, в котором сквозила радость.

Оно и не удивительно. Это была серьезная операция, которая заняла несколько месяцев.

Я аккуратно разложил перед собой поданные Мингером листы.

– Так, – я внимательно вглядывался в названия компаний, бенефициаров и суммы. – Так, так… – удивление нарастало. – Наконец-то вся цепочка, а? – спросил я и посмотрел с улыбкой на майора.

– Да, все девятнадцать компаний. А как вам сумма?

– Так, где она у нас? – я бегло просматривал страницы.

– Вот здесь, в самом низу, – указал пальцем мой зам.

– 我的天啊! – удивился я.

– Да, – не без гордости подтвердил майор.

– По-китайски научились понимать? – спросил я майора, глядя на него с улыбкой, зная, что он блестяще владеет «лишь» английским и испанским.

– Так удивление на всех языках звучит одинаково, – пояснил он, улыбаясь в ответ.

– Шах и мат, – согласился я. – Удивительно, откуда такая цифра? Что-то очень много. Не то что очень, а очень-очень. Бесстыдно много. Вот уж точно: жадность – сестра таланта. Только не того, какого надо. Куда это у нас идет? – с усилием потирая левой ладонью бороду, я искал нужные графы. – Панама. Па-на-ма. Ну, что, господин Василенко, теперь как ни крутись, – я посмотрел на майора, – а жопа сзади. И мы за нее, по-моему, – я постучал пальцами по разложенным передо мной документам, – теперь крепко возьмемся. Приобщайте к оперативному делу, я доложу генералу. Возможно, передадим на Лубянку, пусть ФСБ теперь его крутят. Самое важное мы сделали. Ниточка у нас в руках. Поздравляю, – я встал, пожал руку майору. – Хорошая работа! – искренне похвалил я подчиненного за найденные офшоры губернатора Василенко и его ОПГ, которые найти уже никто и не рассчитывал.

– Иван Борисович, – возвращаясь в кресло, осведомился я. – А как так получилось, что финмониторинг и ФНС его пропустили, а?

– Схема больно хитрая, там криптовалюта замешана, это документы непосредственно из банка.

– Кто достал? – поинтересовался я.

– «Магеллан».

– Хорошая работа, необходимо отметить, – дал я распоряжение. – Вернем деньги – напишу представление на орден.

– Так он уже добыл информацию. Что будет дальше, не от него зависит, – сказал майор.

– Это общее дело. Выигрываем вместе, проигрываем (чего не хотелось бы) тоже вместе. А давайте-ка мы с вами отразим то, что Росфинмониторинг и ФНС проморгали такую рыбу, оперативной справкой и к делу приобщим. С генералом я обсужу и обращу на это его особое, – я поднял указательный палец вверх и сделал ударение на последнем слове, – внимание. Что-то мне кажется, там есть дело для чекистов, – я собрал листы и отдал майору.

– Понял, сделаем, – ответил мой подчиненный.

– Так, что по другим делам?

Мингер убрал листы в папку, отодвинул ее в сторону и открыл пухлый, наполовину исписанный каллиграфическим почерком владельца ежедневник. «Отличник и педант», – снова про себя отметил я и улыбнулся.

– Никаноров в работе, – ручка, которую держал майор, нависла над озвученной фамилией, едва-едва не коснувшись бумаги. – По нему сделали запрос в Интерпол. Дарбидзе, – ручка поползла, чтобы замереть уже над следующей фамилией. – Подбиваем материалы. По этому товарищу у нас все в лучшем виде. Вопросов не возникнет. Если только незначительные, чисто технические. Все решим. Минштольц. По нему пока пусто. У меня есть одна идея, я обдумаю, с ребятами посовещаюсь и вам доложу. Нужно привлекать «пиджака».

– Подготовьте, посмотрим. Надо будет – привлечем. Дальше.

– Хартман. По нему основное собрали, в ожидании пары ответов с Кипра. Через неделю, думаю, будем понимать, что к чему. По его офшорам работает «Навруз». Ну и плюс «прокладки» ждем. Если там будет то, что мы ожидаем, дальше будем думать, как быть. Я планирую связаться с Росфинмониторингом, запросить у них данные на семь компаний. Они, вероятно, также буферные, но считаю, надо проверить для ясности. Список подготовлю и вам на утверждение, – рапортовал майор.

– Хорошо. Ставлю рядом с Хартманом крестик, – я поднял голову, чтобы посмотреть в лицо майору. – Пока рядом, а там надо, как говорит генерал, копать, искать, находить, сажать.

– Да, в работе, – майор что-то записал. Пока он писал у себя, я сверялся со своим не менее пухлым ежедневником, аккуратно делая пометки.

– Пальцев? – произнес я строго.

– По Пальцеву сложности. Вот я подготовил, изучите, пожалуйста, – майор достал из папки пару листов и протянул мне. Один из них был озаглавлен «Служебная записка».

– Хорошо, – я взял листы и положил в синюю папку с гербом России, лежащую справа от меня. В ней я хранил документы, требующие неотложного внимания. Я планировал заняться этими бумагами после ухода подчиненного.

В кабинете раздался телефонный звонок. Звонил один из четырех белых аппаратов, которые стояли в ряд на столике слева. По внутренним правилам сотовыми телефонами на рабочем месте нам было пользоваться запрещено. Звонил прямой телефон с моим командиром, генералом Спициным.

– Слушаю, товарищ генерал, – я плотно прижал трубку к уху, чтобы не было слышно говорящего.

– Есть, – я медленно вернул трубку на рычаг. Ослабив немного галстук, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.

– Вам плохо? – спросил майор и, не дожидаясь моего ответа, взял со стола графин, налил воды и протянул мне.

– Спасибо, – я выпил залпом.

– Майор, – задумчиво произнес я, глядя в глаза подчиненному, – принимайте руководство отделом на себя до поступления других распоряжений. Работаете согласно плану. Обо всем докладывать напрямую генералу. Все. Вопросов не задавайте, я пока ничего не знаю.

– Это как-то связанно с Василенко? – с напряжением поинтересовался временный начальник отдела.

– Я же сказал, не знаю, – с раздражением ответил я и встал.

Майор встал почти синхронно.

– У меня здесь подготовлен запрос и план оперативного мероприятия, перешлите это по секретной связи в в/ч 26165, – раздавал распоряжения я. – Надо чтобы их спецы вскрыли нам банковские закрома, указанные в запросе. Там нас ждут большие, жирные куски.

– Ясно, сделаем, – бодро ответил майор.

– Вы свободны, работайте, – приказал я и вышел из-за стола.

– Слушаюсь.

Я пожал майору руку:

– Валентине – привет. Стоп! Чуть не забыл, секунду, – я обошел стол, извлек из правой тумбочки одну из пяти коробок конфет, припасенных на всякий подобный случай, и, вручая майору, сказал: – Передайте к чаю.

– Спасибо, – улыбнулся майор, польщенный вниманием.

Мы еще раз пожали друг другу руки. Несмотря на то что в связи с COVID-19 врачи рекомендовали исключить рукопожатия, у нас в разведке этот ритуал мужской дружбы и уважения изменений не претерпел. Майор вышел.

Дальше: Примечания
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий