Дюна

Книга: Дюна
Назад: 9
Дальше: 11

10

Фримены всегда отличались чрезвычайно развитым свойством, которое древние называли «spannungsbogen» – то есть умение сдерживать себя и, ощутив желание, не спешить удовлетворить его.
Принцесса Ирулан. «Мудрость Муад'Диба»
Они подошли к Пещере Кряжей перед рассветом. Из котловины туда вела расщелина, такая узкая, что пришлось протискиваться боком. Стилгар назначил несколько человек в караул. Джессика проводила их взглядом, когда они полезли на скалы в слабом предутреннем свете.
Пауль на ходу посмотрел вверх. Узкая расщелина, открывавшаяся в серовато-голубое небо, показывала пеструю шкуру планеты в поперечном разрезе. Но Чани не дала ему налюбоваться на эту картину – она, потянув его за рукав, поторопила:
– Давай побыстрее, а то уже совсем светло.
– А куда полезли те люди? – поинтересовался он.
– Первая дневная стража, – коротко ответила она. – Ну, шевелись!
Значит, снаружи выставляется караул, подумал Пауль. Разумно. Но все-таки лучше бы подходить сюда, разбившись на мелкие группы: так меньше риск потерять весь отряд.
Вдруг он поймал себя на том, что думает уже как партизан, и вспомнил, как отец опасался, что Дом Атрейдес может стать партизанским – скрывающимся, гонимым, сражающимся в подполье…
– Да побыстрее же! – шепотом подгоняла его Чани. Пауль ускорил шаги. Позади посвистывала ткань фрименских одежд. Пауль вдруг вспомнил сират из крохотной Экуменической Библии доктора Юйэ: «Се, рай одесную меня, и ад ошую меня, и Ангел Смерти следует за мною». Он несколько раз повторил цитату про себя.
Расщелина повернула и расширилась. Тут стоял Стилгар, пропуская своих людей в низкое отверстие в правой стене.
– Быстро! – прошипел он. – Если патруль нас заметит – мы тут окажемся как кролики в клетке!
Пауль пригнулся и следом за Чани вошел в пещеру, освещенную сочившимся откуда-то сверху сероватым светом.
– Можешь выпрямиться, – усмехнулась Чани.
Он разогнулся и огляделся вокруг: обширная пещера, свод низкий – там, где они стояли, его можно было бы коснуться, подпрыгнув. Отряд Стилгара, теряясь в тенях, разошелся по пещере. Пауль заметил, что мать встала у стены, изучающе рассматривая фрименов. Он не мог не отметить, что она резко выделяется среди них, хотя и одета так же. В каждом движении – сила, изящество и благородство…
– Найди себе местечко для отдыха и постарайся не путаться под ногами… дитя-мужчина, – сказала Чани. – А вот твоя еда. – Она сунула ему в руку два маленьких свертка из листьев, густо пахнущих Пряностью.
Стилгар подошел к Джессике, встал позади нее и приказал стоявшим слева от них:
– Установите дверной клапан и не забывайте о водной дисциплине! – Он повернулся к другому фримену: – А ты, Лемиль, принеси плавающие лампы.
Затем Стилгар взял Джессику за руку:
– Я хочу кое-что показать тебе, колдунья…
И он повел ее куда-то за угол, откуда пробивался свет.
Джессика оказалась на широком карнизе. Сюда открывался еще один выход из пещеры, и это отверстие находилось высоко в скальной стене, возвышающейся над новой котловиной, километров десяти или пятнадцати в ширину. Со всех сторон котловину окружали высокие скалы. Там и тут виднелись островки скудной растительности.
И в это время над серой в предрассветном свете котловиной, над дальней ее стеной, поднялось солнце, вернув камням и песку их светло-бурый цвет. Арракийское солнце, казалось, выпрыгивает из-за горизонта…
«Это оттого, – подумалось ей, – что мы хотели бы удержать его за горизонтом: ночь безопаснее дня…»
Внезапно она ощутила укол тоски: ей захотелось увидеть радугу – здесь, над этим местом, не знающим дождей. И не узнающим никогда. «Я не должна давать волю подобным мечтаниям, – одернула она себя. – Это слабость, а я не могу больше позволять себе слабости».
Стилгар схватил ее за руку, показал на что-то в котловине:
– Смотри! Вот они – истинные друзы!
Она всмотрелась, заметила в котловине движение. Там, на дне, какие-то люди спешили укрыться в тени скальной стены. Несмотря на расстояние, движения их были отчетливо видны благодаря чистоте воздуха. Она достала из-под бурнуса бинокль, навела его на людей, сфокусировала масляные линзы. Как пестрые бабочки, мелькали платки на шее…
– Там – наш дом, – сказал Стилгар, – мы будем там следующей ночью. – Он, подергивая себя за ус, смотрел на котловину. – Мои люди задержались снаружи дольше положенного – работали. Значит, патрулей поблизости нет. Позже я дам им сигнал, чтобы готовились к встрече.
– У твоих людей отличная дисциплина, – заметила Джессика, опуская бинокль. Стилгар проводил бинокль взглядом.
– Они подчиняются закону безопасности племени, – ответил ей Стилгар. – Ему же подчинен и выбор вожака: предводитель должен быть самым сильным из всех. Тем, кто способен обеспечить племени воду и безопасность. – Он перевел взгляд на ее лицо.
Она ответила таким же внимательным, прямым взглядом, увидев обведенные темным глаза без белков, пыльную бороду и усы, изогнутую трубку носовых фильтров, сбегающую в дистикомб…
– Значит, победив тебя, я скомпрометировала тебя как предводителя?
– Ты не вызывала меня на поединок, – отмахнулся он.
– Но ведь важно, чтобы предводитель сохранял уважение своих людей.
– Ну, среди этих песчаных вшей нет никого, с кем бы я не справился, – ответил Стилгар. – Так что, победив меня, ты победила и каждого из них. Всех нас. Теперь они надеются выучиться у тебя… искусству твоего колдовского боя… а некоторые хотели бы знать, не собираешься ли ты бросить мне формальный вызов.
Она взвесила его слова.
– То есть не одержу ли я победу в формальном поединке?
Он кивнул:
– Я бы тебе этого не посоветовал – они не пойдут за тобой. Ты не из людей Пустыни, ты чужая нашим пескам. Они видели это во время ночного марша.
– Люди практического склада, – пробормотала она.
– Верно. – Он посмотрел в котловину. – Мы знаем, что нам нужно. Но здесь, так близко от дома, не многие сохраняют трезвость и глубину мысли. Слишком долго мы были в Пустыне. Надо было доставить вольным торговцам груз Пряности для проклятой Гильдии… да почернеют их лица навеки!
Джессика, которая было отвернулась от него, резко развернулась, снова посмотрела Стилгару в глаза.
– Гильдия?! При чем тут она? С чего это Гильдия получает вашу Пряность?
– Так велит Лиет, – мрачно сказал Стилгар. – Мы знаем, зачем это делается, но все одно, горек вкус этой дани. Мы откупаемся от Гильдии поистине чудовищной платой, чтобы только в нашем небе не крутились эти поганые спутники – чтобы никто не мог видеть, что делаем мы с Арракисом.
Она тщательно взвешивала свои слова, потому что вспомнила: именно эту причину называл ей Пауль, говоря о том, почему над Арракисом нет спутников.
– А что вы делаете с Арракисом такого, чего нельзя видеть?
– Мы изменяем его. Медленно, но верно мы изменяем его… Мы хотим, чтобы он стал по-настоящему пригодным для жизни людей. Наше поколение не увидит исполнения этой мечты, и дети наши не доживут до этого, и дети наших детей… и даже внуки их детей… но время это настанет. – Он обвел котловину затуманившимся взглядом. – Здесь будут открытая вода, и высокие зеленые растения, и люди будут спокойно ходить без дистикомбов.
Вот она, мечта Лиет-Кинеса, подумала она и сказала:
– Взятки – вещь небезопасная. Они имеют свойство расти…
– Они и растут, – подтвердил Стилгар. – Но медленный путь надежнее.
Джессика медленно оглядела котловину, пытаясь увидеть ее глазами Стилгара. Но видела только горчичного цвета пятно – далекие скалы. Над ними, кажется, что-то двигалось.
– Ах-х-х… – проговорил Стилгар.
Джессика решила было, что это – патрульный орнитоптер, но тут же поняла, что это мираж. Над песками дрожал второй пустынный ландшафт: пески, где-то вдали – какая-то колышущаяся зелень. А ближе… ближе шел прямо по поверхности огромный червь… и, кажется, на его спине она увидела фрименские плащи!.. Мираж исчез.
– Верхом оно, конечно, скорее было бы, – заметил Стилгар, – но мы не можем, разумеется, пустить Подателя в эту котловину. Так что ночью опять придется пешком…
Значит, Подателем они называют червя!
Она поняла, что следовало из слов Стилгара. Он сказал, что фримены не могут пустить червя в котловину. Значит, она в самом деле видела это в миражном мареве. Фримены на спине гигантского червя!.. Ей понадобилось все ее самообладание, чтобы не выдать потрясения.
– Пора возвращаться к остальным, – сказал Стилгар. – А то еще решат, что я тут подъезжаю к тебе с шашнями. И так кое-кто уже завидует, что мои руки касались твоего чудесного тела в котловине Туоно, во время борьбы…
– Довольно! – оборвала его Джессика.
– Я ничего дурного в виду не имел, – кротко ответил Стилгар. – У нас в любом случае не принято брать женщину против ее воли… а уж с тобой… – Он пожал плечами. – С тобой и этот обычай просто, можно сказать, излишен.
– Тебе не следует забывать, что я была все же женщиной герцога, его официальной наложницей, – проговорила Джессика уже спокойнее.
– Как хочешь. Ну все, пора закрыть и это отверстие, чтобы можно было отдохнуть от дистикомбов. Моим людям сегодня необходим хороший отдых, ведь завтра семьи не дадут им отдохнуть!
Они замолчали.
Джессика смотрела на солнце. Да, в голосе Стилгара звучало предложение больше чем просто помощи и покровительства. Ему нужна жена? Она вдруг подумала, что действительно могла бы занять место рядом со Стилгаром. И это раз и навсегда положило бы конец любым спорам о лидерстве – удачный союз подходящих друг к другу мужчины и женщины, и все.
Но что тогда будет с Паулем? Кто их знает, фрименов, какие тут у них правила усыновления и как строятся отношения детей и родителей. А не родившаяся еще дочь, которую она носит под сердцем последние несколько недель? Дочь покойного герцога?.. Она подумала о том, что может значить для нее это дитя, растущее внутри. Подумала о том, что побудило ее решиться на зачатие. Она знала – что. Она подчинилась тогда глубочайшему инстинкту, общему для всех живых существ, заглянувших в лицо смерти, – стремлению обрести бессмертие в потомстве. Да, ими – ею и Лето – овладел инстинкт продолжения рода.
Джессика взглянула на Стилгара, увидела, что он внимательно ее рассматривает. «Какова будет судьба дочери, родившейся здесь у жены такого человека? – спросила она себя. – Не станет ли он препятствовать ей в том, что является необходимым для Бене Гессерит?»
Стилгар кашлянул. Он, казалось, понимал кое-что из того, что мучило ее.
– Для вождя главное – то, что его делает вождем: нужды его народа. Если ты научишь меня своим приемам, может прийти день, когда одному из нас придется бросить вызов другому. Я бы предпочел решить вопрос как-нибудь иначе.
– Как-нибудь? Разве есть разные пути?.
– Сайядина, – ответил он. – Наша Преподобная Мать уже стара.
Их Преподобная Мать?!
Прежде чем она успела осознать его слова, он добавил:
– Я вовсе не навязываю себя в качестве мужа. Не прими это в обиду; ты в самом деле прекрасна и желанна. Но если ты станешь одной из моих женщин, кое-кто из молодежи решит, что я слишком озабочен плотскими удовольствиями и недостаточно – нуждами племени. Вот и сейчас, будь уверена, они и подслушивают, и подглядывают.
Он умеет взвешивать свои решения и думать об их последствиях, подумала она.
– Среди моих молодых кое-кто вступил в тот возраст, когда дух буен, – сказал Стилгар. – Сейчас лучше отпустить вожжи и не давать им серьезных поводов бросить мне вызов. Иначе мне придется кого-то покалечить, а то и убить. А вождю следует избегать этого – конечно, если можно отказаться от боя, не теряя чести. Ведь именно вождь делает толпу – народом. Вернее, в том числе и вождь. Он поддерживает уровень индивидуальности: если личностей мало, народ становится толпой.
Глубина его слов и то, что он говорил как ей, так и тем, кто подслушивал их разговор, заставили Джессику посмотреть на него новыми глазами. Он весьма умен, подумала она. Но где научился он искусству внутреннего равновесия?
– Закон, устанавливающий наши правила выбора вожака, разумен и справедлив, – сказал Стилгар. – Но из этого не следует, что люди всегда нуждаются именно в справедливости. По-настоящему нам сейчас необходимо время для роста и укрепления наших позиций, для распространения нашего влияния на новые земли.
Каково его происхождение? Кто так воспитал его?..
– Стилгар, я недооценила тебя, – проговорила она.
– Я так и понял.
– Похоже, мы оба недооценили друг друга.
– Так покончим с этим, – предложил он. – Я хотел бы, чтобы мы были друзьями… и доверяли друг другу. Я хотел бы взаимного уважения, какое возникает в душе безо всякого там секса.
– Понимаю.
– Ты мне веришь?
– Я слышу искренность в твоих словах.
– У нас, – сказал он, – сайядина, если даже она и не является формальным лидером, окружена особым почетом. Она учит. Она поддерживает вот здесь силу Господа… – Он коснулся своей груди.
А сейчас надо попробовать разобраться с их таинственной Преподобной Матерью, – подумала она и сказала:
– Ты упомянул о вашей Преподобной Матери… а я вспомнила слова легенды и пророчества.
– Сказано, что дочь Бене Гессерит и дитя ее держат в руке своей ключи к нашему будущему, – сказал он.
– И ты считаешь, что это я и есть? – Она следила за выражением его лица, думая: «Как легко погубить молодой росток! Ибо начало – время больших опасностей».
– Мы пока не знаем, – ответил он.
Она кивнула, подумав: «Он – благородный человек. Хочет, чтобы я дала знак; но искушать судьбу, назвав мне этот знак, он не хочет».
Джессика повернула голову, посмотрела вниз, в котловину – в золотые и пурпурные тени, в дрожащее пыльное марево перед входом в их пещеру. Ее вдруг охватила кошачья осторожность. Она, безусловно, знала язык, которым пользовалась Миссионария Протектива, знала, как применить к своим конкретным нуждам легенды, страхи и надежды… но она чуяла здесь какие-то серьезные изменения. Словно кто-то принес их к фрименам, наложив свой отпечаток на схемы, внедренные Миссионарией.
Стилгар снова кашлянул.
Она чувствовала его нетерпение и помнила, что день разгорается и фримены ждут – пора закрывать отверстие. Ей приходилось рискнуть. Она понимала, что ей необходимо: одна из дар-аль-хикман, школ перевода, которая дала бы ей…
– Адаб, – прошептала она.
Ей казалось, что разум ее перевернулся внутри. Она распознала это чувство, у нее даже часто забилось сердце. Это ощущение не имело ничего общего с учением Бене Гессерит; это могло быть лишь одно – адаб, важное и требующее действия воспоминание, приходящее как бы само по себе, помимо воли. Тогда она отдалась этому чувству, предоставив словам литься самим по себе.
– Ибн-Киртаиба! – начала она. – Там, где кончается песок… – Она выпростала руку из-под бурнуса, простерла ее величественным жестом, увидела, как расширились глаза Стилгара. Услышала близкий шелест одежд многих людей. – …Вижу я фримена, фримена с Книгой Притчей, – нараспев говорила она. – И он читает к Ал-Лату, Солнцу, которому не покорился, которому бросил вызов и которое победил. Читает к Великим Саду Испытания – и вот что он читает:
Враги мои как стебли сломленные,
Заступившие путь буре.
Или не видел ты руку Господню?
Вот, он послал на них мор,
Ибо злоумышляли на нас.
И вот, они – как птицы,
рассеянные охотником.
А козни их – точно зерна отравы,
Отвергаемые всякими устами…

Ее пронизала дрожь, и рука ее упала.
Из темноты пещеры отозвались шепотом многие голоса:
– «И сотворенное ими разрушено».
– «Огнь Господень – в сердце твоем».
(Слава Богу, теперь все пойдет своим чередом.)
– «Огнь Господень пылающий», – прозвучал ответ.
Она кивнула:
– «Падут враги твои».
– «Би-ла кайфа», – завершили они.
В наступившем молчании Стилгар склонился перед ней.
– Сайядина, – почтительно сказал он, – если дозволит Шаи-Хулуд, ты, может быть, сумеешь пройти в себе на стезю Преподобной Матери…
«“Пройти в себе” – странно он выражается. Но все прочее вполне в духе языка Миссионарии… – подумала она, ощутив циничную горечь только что содеянного. – У нашей Миссионарии Протектива неудачи редки. Она приготовила место для нас в этой дикой глуши… Молитвы той салат сотворили нам убежище. Так что теперь… придется мне играть роль Аулии, Подруги Всевышнего… Сайядины, которой надо будет обманывать людей, в чьи души пророчества Миссионарии Бене Гессерит вошли настолько прочно, что даже жриц своих они называют “Преподобными Матерями”!..»
Пауль стоял подле Чани, в полутьме внутренней части пещеры. Он все еще ощущал вкус полученной от нее порции пищи – небольшой, обернутый в листья комок мешанины из птичьего мяса и крупы, приготовленной на меде с Пряностью. Положив его в рот, он понял, что никогда прежде ему не приходилось есть пищу с такой концентрацией Пряности, и даже испугался. Он-то знал, что может сделать с ним Пряность, – помнил еще, какая перемена постигла его под ее влиянием, отправив его разум в бурю пророческих видений…
– Би-ла кайфа, – прошептала Чани.
Он посмотрел на нее – и увидел тот благоговейный страх, с которым фримены внимали словам его матери. Только тот, которого звали Джамис, держался в стороне, скрестив руки на груди.
– Дуй йакха хин манге, – шепотом проговорила Чани, – дуй пунра хин манге. Два глаза есть у меня. Две ноги есть у меня.
И она потрясенно посмотрела на Пауля.
Тот глубоко вздохнул, пытаясь успокоить бурю в груди. Слова матери наложились на действие Пряности, и ему показалось, что ее голос взлетает и падает, словно тени от костра. А кроме того, он чувствовал налет цинизма в ее голосе – кто-кто, а он хорошо ее знал! – но сейчас ничто не могло уже остановить перемену, начавшуюся с этого кусочка пищи.
Ужасное предназначение!
Он уже чувствовал его – то сознание расы, от которого он никуда не мог уйти. Пришла знакомая обостренная, кристальная отчетливость. Нахлынул поток данных, сознание заработало с ледяной четкостью. Он осел на пол, прижался спиной к камню стены и позволил себе отдаться этой волне. А она несла его в то пространство, лишенное времени, откуда он мог видеть это время, лежащие перед ним возможные пути; туда, где веяли ветры грядущего… и ветры минувшего. Казалось, один его глаз устремлен в прошлое, другой – в настоящее… и еще один – в будущее; и так, тремя глазами, смотрел он на время, обращенное в пространство.
Он почувствовал, что есть опасность перегрузки, что можно «перегореть», – и постарался держаться за настоящее, за миг «сейчас», тот неуловимый миг, в который «то, что есть», окаменевало, превращаясь в вечное «было».
Стремясь охватить настоящее, он ощутил вдруг – впервые, – как в тяжелое постоянство временного потока вмешиваются его меняющиеся течения, волны, водовороты, валы, приливы и отливы – точно кипение прибоя, бьющегося о скалы. Этот образ подтолкнул его к новому пониманию своего пророческого дара, и он увидел причину и «слепых зон», и ошибок в своих предвидениях. И это напугало его.
Предвидение, понял он, было озарением, но таким, которое воздействовало на то, что оно же и озаряло. Источник сразу и точной информации, и ошибок в ней. Вмешивалось что-то вроде принципа неопределенности Гейзенберга: для восприятия картины грядущего требовалась какая-то проникающая туда энергия, а эта энергия воздействовала на само грядущее и изменяла его.
А видел он сопряжения событий в этой пещере, бурление бессчетного числа вероятностей, сходящихся здесь, – и самое, казалось бы, пустяковое действие вроде движения века, или неосторожно вырвавшегося слова, или даже одной-единственной песчинки, отброшенной с ее места, – воздействовало на гигантские рычаги, протянувшиеся через всю Вселенную и способные изменять ее. И он видел насилие… и исход его зависел от такого количества переменных, что малейшее движение резко меняло его.
Это видение ужаснуло его – хотелось застыть в неподвижности… но и это тоже было бы действием, действием со своими последствиями.
Бесчисленные варианты будущего изливались из этой пещеры. И, прослеживая эти ветвящиеся тропы, на большей части их видел он свой собственный труп и кровь, вытекающую из глубокой ножевой раны.
Назад: 9
Дальше: 11
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий