Дюна

Книга: Дюна
Назад: 3
Дальше: 5

4

«Контролируйте выпуск денег и суды; все же прочее оставьте толпе». Так советует вам Падишах-Император. И он же учит: «Если хотите иметь прибыли – вы должны править». Да, в его словах есть правда. Но, спрашиваю я себя, кто есть толпа – и кем правят?
Принцесса Ирулан. «Арракис Пробуждающийся». Приводится текст тайного послания Муад'Диба Ландсрааду
Джессике пришла нежданная мысль: Пауль, может быть, именно сейчас проходит испытание. Они хотели скрыть это от меня – но это же ясно…
И Чани вот уехала по какому-то загадочному делу…
Джессика сидела в покоях для отдыха: выдалась тихая минутка между ночными уроками. Комната была уютная, хотя и не такая большая, как та, которую ей предоставили в сиетче Табр незадолго до того, как они бежали, спасаясь от погрома. Но и тут на полу лежали толстые ковры, мягкие подушки, под рукой – низкий кофейный столик, многоцветные драпировки на стенах и плавающие лампы под потолком, льющие мягкий желтоватый свет. Разумеется, комната насквозь пропиталась едким, кисловатым запахом фрименского сиетча. Только теперь этот запах ассоциировался у нее с безопасностью.
И все-таки она знала, что эти стены никогда не станут родными для нее, что она никогда не сумеет преодолеть чувство отчужденности. Напрасно пытались ковры и драпировки скрыть суровость этих каменных стен…
Из коридора доносились слабые, приглушенные стенами и расстоянием звуки барабанов, металлическое бряцание, хлопки в ладоши. Это, знала Джессика, праздновали рождение ребенка. Скорее всего родила Субийя – по времени срок ее. И, конечно, скоро этого синеглазого ангелочка принесут к Преподобной Матери – к ней – для благословения. Кроме того, она знала, что ее дочь, Алия, конечно, будет на празднике и ей подробно все расскажет.
А для ночной поминальной молитвы время еще не пришло. Да никто бы и не начал праздник рождения ребенка обрядом оплакивания тех, кто был захвачен в рабство на Поритрине, на Бела Тейгейзе, на Россаке, на Хармонтепе.
Джессика вздохнула. Конечно, она понимала, что на самом деле старается сейчас отвлечься от мыслей о сыне и об угрожающих ему смертельных опасностях – ямах-ловушках с отравленными шипами, харконненских рейдах (впрочем, в последнее время харконненские войска все реже отваживались на набеги – фримены поубавили им прыти с помощью данного Паулем оружия, навсегда оставив в Пустыне довольно много и топтеров, и самих харконненских вояк). А еще были и естественные опасности Пустыни – Податели, жажда, пыльные провалы…
Она хотела было велеть подать кофе, но остановилась, задумавшись над давно занимавшим ее парадоксом: насколько фримены в своих сиетчах жили лучше, чем пеоны грабенов; а с другой стороны, во время хаджров в Пустыне фрименам приходится выносить куда больше, чем любому из рабов Харконненов…
Занавеси подле нее раздвинулись, в образовавшуюся щель просунулась темная рука, поставила на столик чашку и исчезла. От чашки поднимался аромат кофе, щедро сдобренного Пряностью.
С праздничного стола, подумала Джессика.
Она взяла чашку и принялась прихлебывать из нее, улыбаясь. В каком другом обществе во всей известной Вселенной, спросила она себя, мог бы некто, занимающий столь же заметное положение, без опаски пить неизвестно кем приготовленный и неизвестно кем поданный напиток? Теперь-то я, конечно, могла бы изменить внутри себя любой яд. Но подавший мне кофе об этом не знает!
Она допила кофе. Горячий, вкусный напиток придал ей сил и бодрости.
И еще, подумала она. Ну в каком еще обществе так непринужденно и естественно оберегали бы ее покой и уединение – даритель лишь подал подарок, а сам и не показался! И сам подарок был послан ей с любовью и уважением – и лишь с крошечной толикой страха.
Да, и еще одна сторона случившегося. Стоило ей подумать о кофе, и он тут как туг. Но телепатия здесь ни при чем. Это все – «тау», единство общины сиетча, компенсация за то, что Пряность – пусть слабый, но все-таки яд. Большинству было недоступно просветление, сошедшее на нее благодаря Пряности; их этому не учили и к этому не готовили. Их разум отвергал то, что не мог понять. Но все же зачастую община вела себя как единый организм и ощущала себя таковым.
Мысль о «совпадениях» им даже в голову не приходила.
Прошел ли Пауль испытание в песках? – снова спросила себя Джессика. Удалось ли ему? Он должен суметь, но даже с лучшим может произойти несчастный случай. На то он и случай…
Как же трудно – ждать!
Главное – это скука. Ждешь, ждешь… и постепенно тебя одолевает скука ожидания!
А ожидание занимало в их жизни немало места.
Мы здесь уже больше двух лет, думала она, и придется ждать по крайней мере еще вдвое дольше, прежде чем мы сможем попытаться отбить Арракис у харконненского управителя. У Мудир-Нахъя. У Зверя Раббана.
– Преподобная?..
Голос за занавесью принадлежал Харе, – второй женщине дома Пауля.
– Да, Хара, войди.
Занавеси раздвинулись, Хара скользнула внутрь. На ней были сандалии для ношения в сиетче и красно-желтый халат с короткими, открывавшими руки почти до плеч рукавами. Черные волосы разделены посередине пробором, гладко зачесаны назад и смазаны маслом – точно надкрылья какого-то жука. Хищное, словно вытянутое вперед лицо напряженно нахмурено.
За ней вошла Алия – девочка чуть старше двух лет.
Увидев дочь, Джессика, как часто бывало, поразилась сходству Алии с Паулем в том же возрасте: тот же серьезный, вопросительный взгляд, те же темные волосы, тот же упрямый рот. Но были и отличия – из-за них большинству взрослых становилось не по себе в присутствии Алии. Девчушка-малышка, не так давно начавшая даже ходить, вела себя со взрослым спокойствием и уверенностью. Взрослых шокировало, когда она смеялась над тонкой игрой слов, двусмысленными каламбурами, которыми перебрасывались мужчины и женщины. А иногда Алия своим шепелявым голоском, не всегда внятным из-за неокрепшего еще мягкого неба, вставляла такие лукавые замечания, которые подразумевали жизненный опыт отнюдь не двухлетнего младенца…
Хара, не без раздражения вздохнув, тяжело опустилась на подушки, исподлобья взглянула на девочку.
– Алия, подойди, – поманила Джессика дочь.
Та подошла к матери, тоже села на подушку, ухватила ее руку. Телесный контакт, как всегда, восстановил и контакт сознаний, существовавший между ними еще до рождения Алии. То были не общие мысли у обеих, не ТП – хотя и такое случалось, если Алия прикасалась к матери в момент, когда Джессика преобразовывала меланжевый яд для церемоний. Но это – это было нечто большее, непосредственное восприятие другой живой искры, острое чувство единства на уровне нервной системы, делавшее их и эмоционально единым целым.
Джессика в формальной манере, подобающей в обращении с домашними ее сына, обратилась к Харе:
– Субах-уль-кахар, Хара, – как чувствуешь ты себя этой ночью?
В том же традиционно формальном ключе та ответила:
– Субах-ун-нар – у меня все в порядке в эту ночь.
Она произнесла приветственную формулу почти без выражения и снова вздохнула.
Джессика почувствовала, что Алия смеется про себя.
– Гханима моего брата мною недовольна, – объяснили она, слегка шепелявя.
Джессика, разумеется, не могла не отметить, что Алия назвала Хару «гханима». Так у фрименов назывался добытый в бою трофей, причем обычно такой предмет, который более не использовался по первоначальному, прямому назначению, – так, безделушка на память о победе, к примеру, наконечник копья, подвешенный к занавеске в качестве грузика.
Хара метнула на девочку сердитый взгляд:
– Не нужно меня оскорблять, дитя. Я свое место помню.
– И что ты на этот раз натворила, Алия? – спросила Джессика.
За нее ответила Хара:
– Сегодня она не только отказалась играть с другими детьми, но и влезла, куда…
– Я спряталась за занавеской и смотрела рождение ребенка Субийи, – объясняла Алия. – Это – мальчик. Он все кричал, кричал… Ну у него и легкие! Ну и когда я увидела, что он покричал достаточно…
– Она подошла и коснулась его! – возмущенно сказала Хара. – И он замолчал, а ведь всякий знает, что фрименский ребенок должен как следует выкричаться, если он в сиетче, – потому что он больше не должен будет кричать или плакать, чтобы не выдать нас во время хаджра.
– А он и выкричался, – сообщила Алия. – Я только хотела прикоснуться к его искорке… ну, к жизни. Только и всего. А когда он ощутил меня, он больше не хотел плакать.
– Разговоров прибавится, – пробурчала Хара.
– Но ребенок Субийи здоров? – спросила Джессика. Она видела, что Хара чем-то сильно встревожена.
– Здоровее не бывает, – ответила Хара. – И все знают, что Алия ему не повредила. И, в общем, не рассердились, что она его трогала. Тут другое… – Хара пожала плечами.
– Все дело в странности моей дочери? – спросила Джессика. – В том, что она говорит не как ребенок ее лет и знает вещи, по возрасту ей не положенные, например, образы из прошлого…
– Ну откуда ей знать, например, как выглядел какой-то там ребенок на Бела Тейгейзе?!
– Так он же похож! – возмущенно сказала Алия. – Мальчик Субийи в точности как сын Митхи, что родился перед самым уходом!
– Алия! – строго сказала Джессика. – Я же тебя предупреждала!
– Но, мама, я же сама видела и…
Джессика покачала головой – на лице Хары было написано сильное беспокойство. Кого же я родила? – спросила себя Джессика. Она уже в миг рождения знала столько же, сколько я… даже больше – все, что открылось с помощью Преподобной Матери в коридорах прошлого…
– Дело не только в том, что она сказала, – мрачно проговорила Хара. – Тут и другое. Ее упражнения, например: сядет и уставится в скалу, и только один какой-нибудь мускул дергается, возле носа или на пальце, или…
– Бене-Гессеритские упражнения, – кивнула Джессика. – Ты же знаешь про них, Хара. Надеюсь, ты не собираешься отказывать моей дочери в наследственности?
– Тебе известно, Преподобная, что для меня такие вещи ничего особенного не значат, – ответила Хара. – Но люди-то шепчутся… Я чувствую опасность. Они говорят, что твоя дочь – демон, что другие дети отказываются с ней играть, что она…
– У нее слишком мало общего с другими детьми, – сказала Джессика… – Какой она демон! Просто она…
– Конечно, она не демон!
Джессика поразилась, с какой горячностью Хара сказала это. Она перевела взгляд на Алию. Девочка как будто совершенно ушла в свои мысли – как будто… ждала чего-то. Джессика вновь обернулась к Харе.
– Я уважаю домашних моего сына, – сказала Джессика (а Алия пошевелилась у нее под рукой). – Ты можешь открыто говорить со мной обо всем, что тебя тревожит.
– Недолго мне быть в его доме! – ответила Хара. – Я ждала до сих пор ради своих сыновей, ради всего, чему они научились, как сыновья Усула. Это немного, но это все, что я могла им дать, – ведь все знают, что я не делю ложе с твоим сыном.
Алия, теплая в полудреме, опять шевельнулась под рукой матери.
– Но тем не менее ты могла бы стать хорошей подругой и помощницей моему сыну… – сказала Джессика. И добавила про себя, потому что не переставала думать об этом: только не женой. А от этой мысли было, конечно, недалеко и до другой, более важной, что как заноза постоянно мучила ее: в сиетче уверенно говорили, что союз ее сына с Чани стал уже настоящим супружеством.
«Я-то люблю Чани…» – подумала Джессика. И тут же напомнила себе, что любви, может быть, придется уступить дорогу политическим соображениям… вопросам короны. Монархи, как известно, редко женятся по любви.
– Думаешь, я не знаю, что ты готовишь для сына? – продолжала Хара.
– Ты о чем? – строго спросила Джессика.
– Ты хочешь объединить все племена под Его рукой.
– Разве это плохо?
– Я вижу опасность для него… и Алия – часть этой опасности.
Алия теснее прижалась к матери. Теперь она открыла глаза и внимательно смотрела на Хару.
– Я же смотрела на вас, – сказала та. – Как вы касаетесь друг друга. И Алия для меня – родная плоть, ведь она сестра тому, кто как брат мне. Я присматривала за ней и берегла ее с тех пор, когда она была совсем крошкой. С той самой раззии, после которой мы укрылись здесь. И я многое видела…
Джессика кивнула. Она чувствовала, как в Алие нарастает тревога.
– Ты понимаешь, о чем я говорю, – продолжала Хара. – Как с первого дня она понимала все, что мы говорим ей. А разве знал свет другого ребенка, который бы в столь раннем детстве так знал и соблюдал водную дисциплину? И разве был когда ребенок, чьими первыми словами к няньке было бы: «Я люблю тебя, Хара»?..
Хара прямо посмотрела на Алию.
– Почему, как ты думаешь, я терплю все ее подковырки и оскорбления? Потому что знаю, что на самом деле она на меня худа не держит!
Алия подняла глаза на мать.
– Да, Преподобная, – я тоже умею думать, – сказала Хара. – Я сама могла бы стать сайядиной. И что я видела – то видела.
– Хара… – Джессика пожала плечами. – Я не знаю, что сказать… – И она поразилась собственным словам, потому что это буквально была чистая правда: она не знала, что сказать.
Алия выпрямилась, развернула плечики. Джессика поняла – время ожидания прошло. Алией владело сложное чувство, смесь решимости и грусти.
– Мы совершили ошибку, – сказала Алия. – Теперь нам нужна Хара.
– Это случилось во время Обряда Семени, – проговорила Хара. – Когда ты, Преподобная, преобразовывала Воду Жизни: когда Алия еще жила, нерожденная, в твоем чреве.
Нам нужна Хара? – удивленно повторила про себя Джессика.
– А кто еще может поговорить с людьми, помочь им хотя бы начать понимать меня? – ответила девочка.
– И что ты хочешь, чтобы она сделала? – спросила Джессика.
– Она уже знает, что ей делать.
– Я расскажу им правду, – сказала Хара, и ее лицо показалось вдруг им старым и грустным. Оливковая кожа собралась в хмурые морщинки на лбу, а в острых чертам проглянуло настоящее колдовство. Хара стала похожа на ведьму. – Я скажу им, что Алия только притворяется маленькой девочкой, а на самом деле и не была ею никогда.
Алия покачала головой. По ее щекам потекли слезы, и Джессика ощутила волну ее печали, как свою собственную печаль.
– Я знаю что я урод… – прошептала Алия. Взрослые слова и интонация из детских уст прозвучали подтверждением горькой истины.
– Никакой ты не урод! – оборвала ее Хара. – Кто посмел сказать тебе такое?!
Джессика вновь поразилась яростной силе голоса Хары и готовности, с какой она бросилась на защиту Алии. И Джессика поняла – Алия рассудила верно: Хара им нужна. Племя поймет ее слова и чувства, ибо было очевидно, что она любит Алию, как свое собственное дитя.
– Так кто это сказал?! – повторила Хара.
– Никто.
Уголком материнской абы Алия вытерла слезы. Разгладила смятый и промокший край ткани.
– Ну так и ты не говори такого! – велела Хара.
– Да, Хара.
– Ну а сейчас, – сказала Хара, – можешь все рассказать мне. Чтобы я рассказала другим. Итак, что с тобой случилось?
Алия сглотнула, подняла взгляд на мать. Джессика кивнула.
– Однажды я проснулась, – проговорила Алия. – Это было как пробуждение ото сна, вот только я не помнила, чтобы засыпала перед этим. Я была в каком-то теплом, темном месте. И я – испугалась.
Слушая шепелявящий голосок дочери, Джессика вспомнила тот день, огромную пещеру…
– Когда я испугалась, – продолжала девочка, – я попыталась выбраться из этого места, но выхода не было. Потом я увидела искорку… то есть не совсем увидела. Эта искорка была прямо там, со мной, мы были вместе; и я ощутила эмоции, исходившие от нее… она меня утешала, успокаивала, обещала, что все будет хорошо. Это была моя мать.
Хара вытерла глаза и ободряюще улыбнулась Алие. Но все-таки глаза фрименки диковато поблескивали – хотя казалось, будто Хара хочет и глазами слушать рассказ Алии.
Что можем мы знать о том, что думает она – с ее уникальным опытом, воспитанием и наследственностью?.. – подумала Джессика.
– Но как только я успокоилась и почувствовала себя в безопасности, – рассказывала Алия, – появилась еще одна искра… тут-то все и случилось. Этой третьей искрой была Преподобная Мать. Она… передавала маме многие жизни… все, что у нее было… и я была с ними и все видела… все-все. И потом все кончилось, и я была уже всеми ими, и еще другими, и самой собой; только мне пришлось очень долго искать себя. Там было слишком много других.
– Это было жестоко, – проговорила Джессика, – никто не должен так пробуждаться к жизни. Но всего поразительнее то, что ты сумела принять все, что с тобою случилось!..
– А что мне оставалось? – пожала плечиками Алия. – Я не знала, как оттолкнуть все это или спрятать свое сознание… или закрыть его, отгородиться… все просто случилось… все это…
– Но мы же не знали… – пробормотала Хара. – Когда мы давали твоей матери Воду, чтобы она изменила ее, мы не знали, что она уже носит под сердцем тебя…
– Не печалься об этом, Хара, – сказала Алия. – Да и мне себя жалеть не стоит. В конце концов, тут и порадоваться можно: я ведь Преподобная Мать. У племени, значит, две Препо…
Она замолчала и, склонив голову, прислушалась.
Хара, сидевшая на пятках рядом с ней, откинулась назад, пораженно уставилась на Алию, затем подняла взгляд на Джессику.
– Неужели ты даже не подозревала? – спросила Джессика.
– Ш-ш-ш, – поднесла палец к губам Алия.
Из-за занавеси, отделявшей комнату от коридора сиетча, доносился далекий ритмичный напев. Он стал громче. Теперь были слышны слова: «Йа! Йа! Йаум! Йа! Йа! Йаум! Му зейн валлах! Йа! Йа! Йаум! Му зейн валлах!»
Хор приблизился, прошествовал мимо входа в йали, голоса наполнили все комнаты. Постепенно звук удалился. Когда он почти затих, Джессика начала обряд, скорбно возвестив:
– То было в рамадан, и апрель стоял на Бела Тейгейзе.
– Семья моя сидела в нашем бедном дворике, – подхватила Хара, – и воздух был умыт влажной пылью фонтанной струи. И простирало ветви дерево, и портиполи висели на них, круглые и яркие, только руку протяни. Стояла корзина, полная мишмиша и баклавы, и рядом – кувшины с либаном – все добрая пища и питье. Мир был над нашими радами и пастбищами, и мир в домах наших, и был мир по всей земле.
– Итак, полна счастья была жизнь, покуда не явились враги, – продолжила Алия.
– Кровь стыла в жилах от криков друзей моих, – сказала Джессика – и почувствовала, как сквозь все жизни, влившиеся в ее память, приходят кровавые воспоминания.
– «Ла, ла, ла», – стенали женщины, – опять вступила Хара.
– И вот ворвались в мой муштамаль налетчики и бросились на нас; кровь капала с их клинков, и то была кровь наших мужчин, – снова была очередь Джессики.
Они замолчали, как замолчали люди по всему сиетчу, во всех его помещениях, вспоминая и не давая угаснуть давнему горю.
Наконец Хара произнесла слова, завершавшие ритуал, и эти слова прозвучали так жестко, как Джессике не приходилось еще их слышать:
– Никогда не простим и никогда не забудем.
В задумчивой тишине, наставшей после этих слов, они услышали неясные голоса людей, шелест множества одежд. Джессика почувствовала, что за занавесью кто-то стоит.
– Преподобная?
Женский голос. Джессика узнала его – Тартар, одна из жен Стилгара.
– В чем дело, Тартар? – спросила Джессика.
– Дурные вести, Преподобная…
У Джессики сжалось сердце от страха за сына.
– Пауль, – выдохнула она.
Тартар развела занавеси и вошла. Прежде чем занавеси упали, Джессика успела заметить, что в передней толпится народ. Она посмотрела на Тартар: невысокая смуглая женщина в черном с красными узорами платье; ноздри раздуваются, открывая натертые носовыми фильтрами мозоли; сплошь синие глаза в упор смотрят на нее.
– Так что случилось? – требовательно спросила Джессика.
– Весть из песков, – ответила Тартар, – Усул сегодня встречается с Подателем – сегодня испытание… да, сегодня. Молодежь уверена, что он не может не справиться, и говорит, что еще до заката он станет наездником Пустыни. И парни собираются на раззию. Они поедут на север и встретят там Усула. Затем они собираются заставить Усула бросить вызов Стилгару и взять власть над всеми племенами.
Копить воду, засаживать дюны зеленью, медленно, но верно заменять свой мир – всего этого им уже недостаточно, подумала Джессика. Маленькие набеги, маленькие – но наверняка, этого им больше недостаточно. Теперь, когда Пауль и я обучили их стольким вещам… Они почувствовали свою силу – и рвутся в бой.
Тартар переступила с ноги на ногу, кашлянула.
Нам известно, как важно осторожное ожидание, думала Джессика, но мы знаем и опасность, скрытую в слишком долгом ожидании: можно потерять чувство цели…
– Парни говорят – если Усул не вызовет Стилгара, он трус, – добавила Тартар и опустила глаза.
– Вот, значит, как… – пробормотала Джессика и подумала: Хорошо, что я видела, как это назревает. И Стилгар тоже.
Тартар опять прочистила горло.
– Даже мой брат, Шоаб, говорит то же самое, – сказала она. – Они не оставят Усулу выбора.
Значит, пришел этот час. И Паулю придется самому разбираться с этим: Преподобная Мать не смеет вмешиваться в вопросы преемственности власти.
Алия высвободила руку из пальцев матери и сказала:
– Пойду с Тартар, послушаю парней. Может, можно сделать что-нибудь.
Джессика посмотрела на Тартар, но ответила дочери:
– Ну, иди. Расскажешь все мне, как только сможешь.
– Мы не хотим, чтобы так случилось, Преподобная, – сказала Тартар.
– Мы не хотим, – согласилась Джессика. – Племени нужны все его силы. – Она взглянула на Хару: – А ты с ними пойдешь?
Хара ответила на непроизнесенную вслух часть вопроса:
– Тартар не допустит, чтобы с Алией что-то случилось. Она же знает, что скоро мы с нею обе будем женами одного человека… Мы уже поговорили, Тартар и я. – Хара бросила взгляд на Тартар, опять посмотрела на Джессику. – Мы друг друга поняли.
Тартар протянула Алие руку:
– Поторопимся. Парни уже выходят.
Они вышли. Невысокая женщина вела ребенка за руку – но казалось, что это ребенок ведет ее.
– Если Пауль Муад'Диб убьет Стилгара – это не пойдет племени на пользу, – сказала Хара. – Конечно, раньше власть передавалась именно так; но теперь времена изменились.
– Они и для тебя изменились, – заметила Джессика.
– Не думаешь же ты, что я сомневаюсь в исходе такого поединка, случись он? – спросила Хара. – Разумеется, Усул победил бы.
– И я о том же, – кивнула Джессика.
– А ты думаешь, мои личные чувства вмешиваются в мои суждения. – Хара покачала головой, и водяные кольца у нее на шее звякнули. – Как ты ошибаешься! Может быть, ты думаешь, что я ревную к Чани из-за того, что не я – избранница Усула?
– Ты выбираешь сама – как можешь, – ответила Джессика.
– Я жалею Чани. – сказала Хара.
Джессика напряглась:
– Что ты имеешь в виду?
– Я же знаю, что ты думаешь о Чани. А думаешь ты, что она не может быть женой твоему сыну.
Джессика откинулась назад, на подушки, расслабилась. Пожала плечами:
– Может быть.
– Возможно, ты и права, – продолжала Хара, – и если ты права, то удивительного найдешь ты союзника: саму Чани. Она хочет лишь того, что лучше всего для Него.
Джессика сглотнула – у нее неожиданно перехватило горло.
– Чани очень дорога мне, – проговорила она. – Она не могла бы…
– Грязные какие ковры тут у тебя, – перебила Хара и опустила глаза к полу, избегая взгляда Джессики. – Оно и понятно: вон сколько народу топчется тут все время. Почаще бы надо их чистить…
Назад: 3
Дальше: 5
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий