Дэнко

Книга: Дэнко
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13

Глава 12

Просторная комната была с совершенно современным генд-дизайном, то есть оформлена по принципу «время внутри пространства». Это захватывает и воодушевляет. Кроватей не было — они находились на потолке и служили украшением, а по совместительству световыми облаками. Ночью они, разумеется, опускаясь, меняли свою функцию. Золотой лев с красным драконом здесь тоже присутствовали — в виде рисунка на громадной напольной вазе. На дверцах встроенного в стену платяного шкафа мониторы беспрерывно демонстрировали красоты земной природы. В шкафу мы нашли прекрасные мужские костюмы и вообще все необходимое из вещей. Причем наших размеров. Без всяких вопросов мы переоделись.

Грегер бросил всеми ожидаемый клич:

— Парни! Я чертовски голоден. Да здравствуют бифштекс и макароны — ну что еще можно найти на этой плавающей «консервной банке»?

Мы дружно поддержали его и направились искать что-то типа столовки. Как же мы ошибались! Ровно через десять минут мы сидели в шикарнейшем ресторане, и наши глаза полезли на лоб от громадного выбора блюд и напитков. Конечно же мы заказали самое дорогое и, не сомневаюсь, самое вкусное. Скажу только одно — оленья тушка медленно обжаривалась на вертеле прямо посреди зала. Где они взяли благородного оленя в открытом море — вот ведь загадка. Аромат шел — ой, мамочки! Мы расслабились и растаяли, как медузы на песочке, совершенно забыв о том, что являемся грозными воинами. Довершило наше полнейшее разложение прекрасное старое красное вино Cabernet Sauvignon Napa Valley. Мир для нас снова стал радостным и безопасным. Обсуждать какие-то проблемы, естественно, не хотелось. Мы лениво перебрасывались шуточками, наслаждаясь букетом удивительнейшего напитка. Кстати, стоимость бутылки этого вина была запредельной. И кто будет думать о текущем мировом положении в такой обстановке?

Внезапно вышла на связь Оля и сказала, что сейчас она во Франции у Майка, а часа через два будет у нас. Она как-то странно выразилась относительно американца:

— Его состояние мне не очень понравилось. Как будто подменили нашего бесшабашного «виртуального малыша». Мы всё здесь тщательно проверили. Вроде бы все нормально, но у меня такое чувство, что с ним хорошо поработали и он как бы не в себе… К сожалению, мозги гениев невозможно просканировать на получение информации. «Ева» работает стабильно, но постоянно в среднем режиме выхода энергетического потока. Я спросила Майка, почему он использует именно такую мощность, и его ответ был противоречив. Он как-то туманно объяснил мне, что этого вполне достаточно для всех плановых проектов. Однако в отчетах он не указал о двух запусках импульса на полную мощность. Нужно все еще раз хорошенько перепроверить, поэтому я оставлю здесь рабочую группу. А что касается ваших подопечных мутантов, то они уже обрели свою авиацию и сбили четыре американских истребителя. Так что такая вот печальная история. Но все это следствие. А причина кроется где-то здесь. Женское чутье лучше собачьего — сбоев не дает, но может легко увести в сторону своей выгоды. Ну, до встречи, господа!

Пока Оля говорила, почему-то я думал о Светлячке. Кто о чем, а голый о бане, но это не так, просто бывают моменты, когда начинает мутить до тошноты от всех этих глобальных проблем. И, наверное, моя психика, бережно уводила меня в сторону, к чему-то теплому и мирному. Я молча встал и пошел в предоставленные нам апартаменты за своим мобильником. Развалившись в кресле, нажал на вызов самого любимого моего номера и с наслаждением погрузился в обыкновенный семейный разговор ни о чем. Там же, в кресле, я и уснул.

* * *

Где-то часа через три нас проводили в кабинет хозяина этого «замка» на воде. Питер Сноу оказался точной копией Эйнштейна, как на классической фотографии, только без высунутого языка. Зато с постоянной кривой улыбкой на лице, которая, правда, не несла негатива, а была даже немного пикантна по-клоунски и вызывала хорошее настроение, а может, и доверие. Но объектом внимания для меня был не он. Я как завороженный смотрел на стройный силуэт женщины, немного затененный голубоватым освещением кабинета. Женщина стояла к нам спиной возле большого овального окна и держала в руках хрустальный фужер с красным вином. На ней была белоснежная туника греческой богини, стянутая серебряным пояском на талии, а распущенные длинные волосы удерживала тонкая серебристая ленточка. Никаких украшений — они были бы лишними. Конечно же это была Оля.

Она повернулась, посмотрела с улыбкой на меня и глазами показала на профессора. Я тут же очнулся. Профессор, оказывается, все время что-то говорил, бурно жестикулируя. Все уже сидели за столом, и только я один продолжал стоять у двери. Извинившись, я тоже сел в кресло и стал вполуха слушать Сноу, любуясь совершенным образом моей «звездной начальницы» и думая исключительно о своей «болезни»: «Только что наслаждался разговором с женой, а сейчас, кроме Оли, для меня никто не существует. Нет, меня нужно срочно оградить от общества и лечить розгами».

Питер Сноу был стандартным «сумасшедшим гением». Поверх белой вытянутой футболки накинут клетчатый пиджак, в руках — обгрызенный карандаш, которым он постоянно стучал по столу, требуя к себе внимания. С блеском в глазах профессор рассказывал нам про свой новый глубоководный проект. Причем обошелся он без всяких церемоний — просто познакомиться с нами для него было абсолютно неважно. Подозреваю, этому Сноу было по барабану, кто перед ним — президент или какой-нибудь двоечник-школьник. Так себе — движущиеся существа.

— Один из наших главных рабочих проектов — создание глубоководных виртуальных аппаратов для изучения глубин океанов, — вещал профессор. — Замечу, с прицелом в будущее — использование безграничных ресурсов подводного мира и даже построение городов на дне. Добавлю, что мы обнаружили совершенно новый химический элемент, который, надо полагать, сделает невероятный прорыв в энергетике. Правда, он присутствует в мизерном количестве. И главным, несомненно, остается вопрос освоения морских глубин. Ну, что вы на это скажите, господа?

Он смотрел на нас, как восторженный ребенок, ожидая похвалы и вкусную конфетку.

Тут в разговор вступила Оля, сидевшая к тому времени в отдельно стоящем кресле:

— Все это, безусловно, впечатляюще и очень полезно для человечества. Но, уважаемый мистер Сноу, мы прибыли к вам с просьбой от вашего правительства, чтобы получить отчет о работе «Евы» и проектах, использующих ее энергию. Не волнуйтесь, это всего лишь плановая проверка работы плавучей базы, никакого беспокойства мы не причиним, если у вас все нормально. Завтра прибудут специалисты с соответствующей аппаратурой и, думаю, в очень короткие сроки произведут все проверочные работы.

Питер Сноу заметно разволновался. Отложив карандаш в сторону, он растерянно ответил:

— Если честно, то я очень удивлен! Мы привыкли к тому, что нам доверяют и предоставляют полную свободу действий. Но если правительству нужен отчет и если это будет не очень обременительно, то, пожалуйста, делайте то, что считаете нужным. — Последние слова он произнес недружелюбно.

Мы, откланявшись, вышли из его кабинета. Моя группа пошла отдохнуть, а мы с Олей по ее предложению направились в кафе, чтобы поговорить и выпить по чашечке кофе. По коридору я шел, держа ее за руку, наслаждаясь ее близостью и легким ароматом духов. Если бы я с ней прошелся вот так по Тверской или если бы она шла одна, аварии на проезжей части были бы гарантированы.

В кафе мы заказали вкуснейший кофе, сваренный на песке, и пирожные. Нетрудно догадаться, что я не смог удержаться и выложил ей на тарелочку кучу комплиментов. И я конечно же снова признался ей в любви. Это точно болезнь, и справиться с ней самостоятельно выше моих сил.

Оля терпеливо выслушала меня и ответила очень мудро:

— Владичек! Я тоже тебя очень люблю, но любовью сестры к брату. И я тебе искренне благодарна! Ведь в нашем мире мы все как Снежные королевы, а ты умудрился разбудить во мне такие чувства. Жаром, исходящим от твоего щедрого сердца, ты растопил мое сердце, давно и тщательно забетонированное. Ты замечательный, и в наше время это вообще редкость — любить, как ты, и дарить свою любовь другим. На самом деле это талант, и талант этот исключительно Божественный дар. За него денег не дадут, а горя нахлебаешься вдоволь. Но итоговый результат всегда один — ты познаешь истину!

Успокоившись, мы принялись обсуждать сложившуюся обстановку.

— Так вот, Владик. Гения просчитать невозможно, но я совершенно уверена, что источник либо здесь, либо у Фэрби. Что касается Сноу, то он вполне мог создать глубоководную станцию вне нашего контроля и контроля правительства. Человек, который мечтает расселить людей под водой, может пойти на что угодно. С Фэрби намного проще. Если к нему подключились и обработали, то мы его вылечим и разберемся, куда он посылал самовольные импульсы. Да, кстати! — Неожиданно она сменила тему разговора. — Тебе огромный привет от Такаси-сана! Он уже почти полностью подготовил проект — полет к планете своей мечты. Приглашает тебя отправиться с ним к звездному счастью. Что ты на это скажешь, любвеобильный мой?

Немного смущенно, но решительно я ответил:

— Оля, я очень уважаю господина Такаси, и то, что он считает меня своим другом, для меня это большая честь. Но в космос — нет, категорически больше не хочу. Я патологический землянин.

* * *

Прилетели спецы вместе со своим уникальным оборудованием. Оля, переодевшись в рабочую униформу, руководила установкой и запуском аппаратуры. Разумеется, мы были рядом с ней. Профессор наблюдал за происходящей в его владениях суетой, как казалось, отстраненно.

Через пару дней Оля, собрав все документы по осуществленным проектам профессора, вылетела во Францию. Перед этим она поручила нам поискать глубоководные станции, используя «виртуальные подлодки», которые должен был предоставить хозяин. Нужно было видеть лицо Сноу, когда он отдавал команду членам своего «средневекового ордена» помогать нам во всем. Предстояло круговое подводное обследование в радиусе 150 километров.

Я по своей инициативе стал копаться в Интернете, собирая всю информацию, касающуюся геральдики и тайных сообществ. Меня напрягало, что почти половина персонала базы носили на мизинцах печатки с гербом. И я вообще никогда не слышал о том, чтобы у ученого, пусть и гениального, был с десяток личных быков-телохранителей. Возможно, профессор был чем-то сильно напуган, а значит, не без греха. Понятно, что сам «магистр» ничего не расскажет, а вот найти болтуна среди персонала — почему бы и нет? Я, конечно, посоветовался с Оленькой, и ее это тоже заинтересовало. Она пообещала посмотреть по своим каналам, чем это могут так воодушевленно заниматься перстоносцы.

В свободную минутку я направился в рабочую столовую, где собирался познакомиться с кем-нибудь из «секты» и выудить хоть какую-то зацепочку. Шагая по коридору, на ходу придумывал план, как выловить рыбку побольше и пожирнее. Здесь уже не наука — целый детектив закручивается. Правда, сыщик из меня, как породистый скакун из черепахи. Усмехнувшись, я подумал — а не приклеить ли мне усы с бородой для конспирации? Однако шутки в сторону — перед нами стояла проблема, реально угрожающая всему человечеству.

В столовой у меня ничего не получилось, и я стал искать «осведомителей» в туалете и курительной комнате. Но пока что не преуспел.

* * *

Война с мутантами распространилась по всем цивилизованным государствам. Эти монстры оказались умелыми, прекрасно организованными солдатами, причем с более совершенными качествами, чем мы, люди. Их быстрое, практически молниеносное перемещение и постоянное видоизменение (мутирование) давали огромное преимущество. Количество монстров росло в геометрической прогрессии, но у наших армий все же как-то получалось сдерживать их натиск, несмотря на большие потери. Мутация превратила пауков, какими они были поначалу, в двухметровых, хорошо вооруженных терминаторов. Но за последние два-три дня, по сообщениям с фронтов, ситуация изменилась. Было замечено, что подкрепление к монстрам не поступало и масштабный огневой натиск сильно убавился.

На связь вышла Оля и голосом командирши спросила:

— Ты следишь за информацией, поступающей из мест боевых действий, Влад? Или снова витаешь в чувственных облаках?

Она была уставшей и раздраженной.

Я, как и положено, кратко отрапортовал, что в курсе всех событий.

— Хорошо! — продолжила она. — Надеюсь, ты понимаешь, почему у них там такая заминка. Наверняка мы попали в цель. То есть это точно или Сноу, или Майкл, а может, и они вместе. Сейчас, когда в их центрах работает проверочная бригада, они не могут в полную мощность развивать наступательные действия. Но теперь я хорошо понимаю, что у них где-то существует центральный накопитель энергии, возможно даже, двойник «Евы». С Фэрби я сейчас работаю — жестко ломаю все его заблокированные участки мозга. Мне жаль, но я вынуждена это делать. Уже обнаружила три очага проникновения и воздействия на него и полностью их заблокировала. Но источника атаки не нашла. Очень запутанный код, и метод совершенно новый — без следов. Еще мы обнаружили две виртуальные базы, созданные им, но явно под прямым воздействием тайного «хозяина». Нужно будет взломать код, чтобы понять их предназначение. Бедняга Майкл понемногу приходит в себя и находится в состоянии отрешенности. Так что, Влад, копайте хорошенько у профессора. Тряси его как хочешь. Сейчас не до церемоний. Перстни, несомненно, важная зацепка — вероятно, работает слаженная и хорошо подготовленная организация. До встречи, завтра я буду у вас.

Мы, к сожалению, ничего толкового так и не обнаружили, и я направился к профессору, чтобы попросить дополнительную виртуальную субмарину. Он повел себя довольно странно, я бы сказал, вызывающе. Стал кричать, угрожать мне, что пожалуется президенту США, и в конце концов отказал, сославшись на занятость всех субмарин плановыми работами. Я демонстративно набрал номер телефона Совета по чрезвычайным ситуациям и в присутствии Сноу спокойно объяснил обстановку. Это охладило профессора, и он, цедя сквозь зубы каждое слово, сказал:

— Хорошо, молодой человек. Я дам вам одну субмарину завтра, а теперь оставьте меня в покое.

Он смотрел на меня так, что, не сомневаюсь, всадил бы в мою грудь нож, будь у него такая возможность. В расширенных зрачках горел огонь сумасшедшего, маньяка-убийцы.

От него я пошел посмотреть, как идут работы. Обойдя все объекты, на последнем задержался. Там был зафиксирован сильный импульс, выпущенный километрах в двадцати от нас. Но он был кратковременный, поэтому точной фиксации не получилось. Тем не менее факт был очень важным.

Я поднялся на верхнюю палубу и увидел на посадочной площадке два только что приземлившихся черных вертолета. Из них высадились шестеро мужчин в черных костюмах и скорым шагом направились в сторону центрального офиса. На вертолетах были знакомые гербы.

— Да-а, дела! Они, видать, ничего и никого не боятся, — сказал я самому себе вслух.

Уже через двадцать минут мужчины почти бегом вернулись на вертолетную площадку. У каждого в руке был небольшой серебристый чемоданчик. Они запрыгнули в вертушки, и те резко стартанули в сторону берега, круто наклонив носы. Питер Сноу стоял у окна и наблюдал за отлетом. Заметив меня, он с улыбкой скрылся внутри кабинета.

Я вызвал Олю и все ей подробно рассказал.

— Я прикрою этот гадюшник! — отреагировала она, разозленная не на шутку.

Кстати, насчет перстней. Все, с кем мне удалось поговорить на эту тему, утверждали, что их ношение символизирует корпоративный дух научного городка. Тем более что вещь красивая и оригинальная. Но я почему-то был уверен, что перстень самого «хозяина» несет какую-то особую функцию. И мне очень хотелось проникнуть к нему, чтобы усыпить ненадолго и обследовать игрушку. Но без разрешения Оли я, конечно, сделать этого не мог. Нужно подождать ее.

Оля прибыла к полудню. Но не в коконе, а на одном из трех военных вертолетов. Из них как горох посыпались спецназовцы и рассыпались по плавучей базе. Сама она, как всегда, шокировала меня своим видом. На этот раз Оля была форме офицера спецподразделения. Я с улыбкой подумал: «Кокетка ты, Оленька, жуткая! Мозги мозгами, а женское начало в тебе просто через край переливает!»

Вместо приветствия она сказала:

— У монстров три часа назад появились летающие диски. Разрушают все подряд! Оружие невероятно мощное, импульсного действия. Войска с трудом сбили один, но их еще, кажется, пять, и положение становится предельно катастрофическим. Нужно срочно выбивать мозги профессору, причем без суда и следствия. Пошли к нему.

К нам подбежал офицер и доложил:

— Профессора нигде не могут найти. По всей вероятности, его уже нет на базе, так как в доке отсутствует мини-субмарина для научных работ.

Мы с Олей растерянно переглянулись, но через секунду она стала быстро отдавать команды:

— Срочно отключите работу «Евы»! Соберите весь персонал базы на нижней палубе! Срочно дайте команду ВМФ Греции приступить к поиску субмарины!

Внезапно в центральном офисе прогремели выстрелы, затем раздались автоматные очереди и послышались взрывы гранат. Все слилось в общий грохот боя. Продолжалось это приблизительно пять минут, после чего все стихло. По телефону спецсвязи нам доложили, что уничтожено восемь телохранителей Питера Сноу. Наверняка профессор оставил их, чтобы не подпускали к его кабинету и оттянули время. Ну что же, стало понятно — людьми он не дорожил.

«Ева» была быстро переведена в спящий режим. Оля тут же позвонила в штаб Объединенных вооруженных сил планеты и выслушала доклад о том, что происходит у противника. Затем отключила телефон и, повернувшись ко мне, отрывисто произнесла:

— Сомнений больше нет — это его работа! Но Сноу далеко не первое лицо в этом ужасном спектакле. Он всего лишь трусливый исполнитель. Работает мощная организация во главе с могущественным Хозяином. Мне сообщили, что мутантов стало меньше, но активизировались диски. И вообще боевое оснащение монстров меняется ежечасно.

Вспомнив про серебристые чемоданчики в руках гостей профессора, я торопливо проговорил:

— Слушай! Я же докладывал тебе про чемоданчики. По времени все сходится. Как только они забрали их у Сноу, так сразу же появились летающие диски. Выходит, он у них как бы за генерального конструктора! Нужно срочно выяснить у сил ПВО маршрут вертолетов и место посадки!

Оля тут же позвонила главкому ПВО. Мне же сказала:

— Молодец, Влад. Как только получим координаты, пошлем группу по еще свежему следу. Где-то должно находиться их осиное гнездо. Глубоко уверена, оно с гербом над дверцей. Свяжись с полицией и со станцией спутникового наблюдения, пусть просматривают все до миллиметра, но найдут эту чертову парочку — льва с драконом. Да хоть на дверце общественного туалета!

Она быстрым шагом направилась в сторону центрального офиса.

Внезапно остановилась, повернулась и договорила:

— Да, забыла совсем. Майк полностью пришел в себя, но ничего не помнит про виртуальные базы: они элементарно зомбировали его. Но я их вычислила сама. Там, на этих базах, производили усовершенствованное оружие для мутантов. Вот такие дела, Влад.

Оля опять поднесла мобильник к уху, и ее дальнейшие слова предназначались уже не мне. Совет по чрезвычайным ситуациям назначил ее главным координатором. Я же немедля приступил к выполнению ее поручения. Нужно было зацепиться за что-то конкретное. Вся полиция была на ногах, и вскоре поступила первая информация по гербу. Лев, убивающий дракона, оказался символом закрытого клуба «Последователи мирового обновления». Что это значит — черт его знает. Резиденция клуба находилась в огромном мрачном замке на севере Италии. Тихое, уединенное место, перед замком — парк почище Версаля. Над оформлением парка, несомненно, поработал великий художник, знать бы только кто. Полиция была не в курсе, что происходит внутри. За высоким кованым забором жила тайна, однако никаких тревожных сигналов не поступало, и, разумеется, возможное любопытство блюстителей закона жестко пресекал закон. На центральной башне замка развевался громадный белый флаг с вышитым изображением золотого льва, побеждающего красного дракона. Кто дракон — это в целом понятно, а вот кто лев — это предстояло выяснить. Кстати, по всему периметру забора — весьма оригинального: ряды копий с острыми раздвоенными концами — также висели щиты с гербом. По всем признакам государство в государстве, только ни на каких картах не обозначенное. Но все дороги, получалось, вели именно сюда. К тому же диспетчерская служба ПВО сообщила, что черные вертолеты приземлились на аэродроме в тридцати километрах от замка.

Для нас вся эта информация стала конкретным пунктом плана в борьбе с мутированным вирусом. Теперь нужно было действовать быстро, но осторожно, с использованием наших невидимых коконов. Другой способ — взять замок штурмом, но перед этим, конечно, нужно будет все разведать и проверить.

За это время пришло много новостей. Во-первых, как только остановили «Еву» во Франции, нашли синхронно работающую с ней станцию, которую сразу же уничтожили. Мутанты ослабли и замедлили свои передвижения. Во-вторых, обнаружили глубоководную станцию профессора Сноу. Вызвали эсминцы, и она также прекратила свое существование, перестав питать вражеские войска.

Оля приказала окружить и блокировать замок. Было ощущение, что мы вот-вот поставим жирную точку на картах мировых катастроф. Когда моя группа подлетела к этому таинственному клубу, он уже был плотно оцеплен войсками. Нам доложили, что в замке нет никаких признаков жизни. Абсолютная тишина и покой, как на кладбище, только стаи воронья, словно предсказывающие кому-то беду.

Нам нужна была разведка, и мы, активировав коконы, быстро и без особого труда проникли внутрь здания. Поделили здание на равные участки и быстро разбежались в разные стороны. По связи коротко сообщали о том, где находимся, и предметах, указывающих на пребывание живых существ в замке. Изображение с наших камер шло на мониторы полевого штаба наших войск.

Кто бы сомневался, внутренне убранство здесь было в средневековом стиле. Настоящий монастырь для рыцарей тайного ордена — Ордена золотого льва. На первом этаже был настоящий исторический музей. Большое количество дорогих картин, доспехи и оружие, боевые знамена и вымпелы — все это под пристальным наблюдением множества камер. Нас, скрытых коконами, они не видели, но то, что видели солдат, окруживших замок, было очевидно.

Я сообщил Оле, что наверняка под замком устроена подземная, хорошо укрепленная база. Так как, приближаясь к нему, видели вытяжные столбики и большое количество решетчатых люков вентиляции.

Понимая, что на верхних этажах мы никого не найдем, я все же решил обследовать их. Когда я проник в одну из комнат центральной башни, то увидел на столе кофейник и три недопитые чашечки с кофе. Напиток был горячим, а в пепельнице дымился окурок.

Опять вышла на связь Оля и сообщила, что найдена мини-субмарина, на которой сбежал профессор. Ее нашли брошенной у самого берега. Это означало только одно — кроме этого замка существуют еще и другие наземные базы тайной организации. К сожалению, след Питера Сноу потерялся, и надежда найти его полностью зависела от того, удастся ли нам вскрыть эту «консервную банку» — клуб «обновленцев».

Оля решительно приказала мне:

— Хватит обследовать пустоту. Понятно, что все они под землей, а в коконах вы туда не проникните. Поэтому срочно возвращайтесь, будем использовать метод «виртуального перемещения». Кресло для твоего драгоценного тела я уже приготовила.

Я быстро собрал группу, и мы вылетели из замка к нашему штабу. Дальше работать придется в одиночку. Лишние люди — это только пустая суета.

Поудобней расположившись в кресле, я проложил маршрут проникновения через вентиляционную шахту. Через мгновение я уже был в подземелье — очень даже просторном и комфортабельном. По идее, нужно было бы сразу идти таким путем, но кто ж знал.

Миновав массивную дверь, похожую на дверь в банковском хранилище, я очутился в громадном бункере с высотой потолков не менее десяти метров. Освещение было необычайным, казалось, что свет исходит от самих стен, привычных плафонов нигде не было. Помещение делилось на изолированные прозрачные сектора, в которых за мониторами сидели люди в белых халатах. Пройдя по широкому коридору к первому офису и рассмотрев изображение на экранах, стало понятно — здесь ведется управление боевыми действиями. Оля наверху видела то же самое, что и я.

В следующем отсеке, который располагался этажом ниже, я увидел конвейерный цех, где изготовляли летающие диски и по виду крылатые ракеты.

Раздался голос Оли:

— Влад, поищи по кабинетам хоть какую-то информацию о других центрах этой организации и дай, пожалуйста, координаты входа в подземелье, наверняка их там несколько. И еще: один из черных вертолетов куда-то вылетел. Мы взяли его под жесткий контроль. Действуй быстрее, боец!

Я стал по порядку осматривать все помещения. Заглядывал во все раскрытые документы, но, к сожалению, листать их я не мог. Полчаса работы принесли немного, не считая того, что я нашел один из входов в подземелье: плавающая стена на первом этаже, в большом каминном зале. Спуск осуществлялся посредством цилиндрического лифта, изготовленного из толстого бронированного стекла. Если будем атаковать, бойцы смогут взорвать стену и спуститься по канатам.

Продолжая рыскать по секторам, я замер в стойке, как охотничий пес, перед настенным монитором. Удача снова не подвела меня. В шикарно обставленном кабинете, по-видимому, принадлежащему одному из руководителей сообщества, шла жаркая беседа. На экране был профессор Сноу, он сидел в роскошном кресле посреди большого зала и гладил пушистого черного кота, лежащего у него на коленях. Хозяин кабинета — толстый, довольно пожилой мужчина с огромной головой и кайзеровскими усами — сидел за столом и курил дорогую сигару. Питер Сноу сильно возмущался, а тот спокойно слушал. А я был третьим, невидимым и отнюдь не лишним.

Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 4

Оставить комментарий

  1. RobertMidlY
    спасибо интересное чтиво _________________ Flamingo casino las vegas parking
  2. KennethTrauh
    очень интересно но чичего не понятно _________________ Club world casino no deposit bonus codes dec 2020
  3. RobertMidlY
    Супер давно искал _________________ Gw casino no deposit bonus codes 2020
  4. rusakovvv
    Я так и не могу понять , если казино это плохо, почему так много там играет людей! Казино это плохо или нет? Можно ли выиграть? Всем спасибо за ответы