Дэнко

Книга: Дэнко
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

Глава 2

Больше подбадривая себя, чем своих друзей, я с деланой улыбкой уверенного в себе человека предложил:

— Парни! Давайте вспомним, что мы сейчас находимся в заповедных местах Уссурийской тайги. Нам прямо-таки остро необходимо прогуляться и отвлечься от всех этих свалившихся на нас чудес, вернуться, так сказать, душой и телом к реальному Божьему творению. Подчеркиваю — реальному. Набраться сил, восстановить пошатнувшуюся нервную систему, а там, глядишь, и новые мыслишки появятся. А в отсутствии нас, очень даже может быть, эти нарушители устоявшихся вековых порядков сами испарятся тем же макаром, что и появились. Короче, кто со мной, тот герой. Пошли, если повезет, женьшень найдем, а нет — так просто полюбуемся на чудеса природы!

Ребята не возражали — более того, обрадовались такому приятному и легкому решению. Устали мы страшно, мозги трещали и плавились, по-видимому, от произведенных на нас экспериментов. Еще бы знать, кто их производил…

Прихватив с собой только фляжки с водой, мы лихо побежали с сопки вниз, совершая дикие прыжки и крича от восторга. А что, ломать — не строить, спускаться — не подыматься. Спустившись, разбрелись поодиночке, но друг друга из виду не теряли. Помимо того, что мы от души наслаждались красотами почти девственного леса, каждый старался найти что-то необычайное, достойное зависти товарищей.

Первым закричал Егор:

— Мужики! Смотрите, что я нашел!

Мы с Максом торопливо направились к нему. Он стоял возле высоченной сосны, ствол которой был приблизительно в два обхвата шириной, и с торжественной улыбкой показывал на вполне себе свежие борозды, оставленные тигриными когтями. В глубь тайги вели следы, и вполне могло быть, что полосатый прилег где-нибудь поблизости и с интересом наблюдает за нами.

Осмотрев тщательно следы и замерив длину «лапки», мы легко вычислили, что котенька потянет килограммов на триста, если не больше. Испуга или хотя бы волнения никто из нас не испытывал, так как мы служили здесь и хорошо знали, что за всю историю погранвойск тигр ни разу не нападал на людей. Да и зачем ему это — мы не в его вкусе, слишком много дерьма в каждом. Ареал его обитания и так кишит добычей, и хищнику особо-то и трудиться не надо: все, что требуется, — полежать недолго в засаде, и всякие там антилопы, пятнистые олени, кабаны и изюбры сами подгребут.

Уже совсем расслабившись, мы продолжили прогулку — нагоняли аппетит. Макс, как пятилетка, азартно гонялся за большой и яркой бабочкой. Егор, раздвигая крючковатой палкой кусты, вероятно, искал редкие корешки. Только я один был занят полезным делом: срывал лианы лимонника и связывал в охапки, чтобы утром заварить бодрящий чай. Солнце уже клонилось к закату, и краски вокруг поменялись, став мягкими, умиротворяющими.

Лес готовился ко сну, и нам пришла пора возвращаться в лагерь. Когда мы уже почти достигли вершины сопки, я оторвал взгляд от земли, чтобы сориентироваться, и оторопел: наша палатка светилась изнутри.

Из последних сил мы бегом кинулись к ней. Егор отстегнул кнопки и приподнял полог. Честно скажу, то, что мы увидели, особого удивления не вызвало, а уж страха тем более. На нашем импровизированном столе лежал диск. И не просто лежал, а разыгрался не на шутку. Камни ярко светились разными цветами и перемещались, как шахматные фигурки, только не по клеточкам, а по какому-то замысловатому лабиринту.

— Ну вот, опять катавасия началась, — со вздохом произнес Макс. — Интересно, что на этот раз преподнесет нам хозяин этой дивной музыкальной шкатулки?

Вопрос был своевременный. Мы как загипнотизированные стояли вокруг ящика, наблюдая за игрушкой. Камешки передвигались хаотично, без какого-то понятного алгоритма, то медленно, по прямой траектории, то быстро и скачкообразно. Нам оставалось ждать результата этих манипуляций — и, естественно, дождались на свои головы. Дьявольская пляска наконец закончилась, и вместо этого раздался наиприятнейший женский голос. Мне в голову пришла единственная мысль: наверное, таким вот голосом сирены заманивали простодушных моряков. Но вот что странно — мы опять не удивились. Похоже, окончательно разучились удивляться. Вероятно, нам, всем троим, придется проходить сложный и, самое главное, дорогой процесс реабилитации. Но это я отвлекся… Сирена продолжала петь, и я с трудом настроил свои мозги, чтобы понять, о чем же вещает эта сладкоголосая ведьма.

Наконец до меня стал доходить смысл этого райского воззвания к нам, грешным:

—. Чтобы вы поняли всё предельно ясно, мы стараемся сжато и просто донести до вас довольно специфическую информацию, избегая формул и терминов, к которым вы еще не готовы. Сразу хотим сказать, что мы не являемся представителями других инопланетных цивилизаций. Для простоты вашего восприятия скажем так: мы — хранители и операторы информационного потока, накопленного за все существование нашей планеты. Земли, для полной ясности. Это приблизительно как круговорот воды в природе. все должно быть на своем месте и в свое строго определенное время. Процесс проходит закономерно, а мы, как специалисты, следим за тем, чтобы не было никаких сбоев и наложений. До сих пор все шло гладко и контролируемо, пока человечество не запустило так называемый конвейер информации. Все бы ничего, но чересчур деятельные и влиятельные индивидуумы решили устроить масштабную гонку на скорость обмена, да еще с огромным ускорением. По нашим расчетам, критический уровень этого не имеющего никакого разумного плана процесса будет достигнут в ближайшие два года. И тогда любое произнесенное или оправленное слово получит моментальную отдачу, а так как даже незначительная информационная ячейка есть энергия, то это может послужить запальным фитильком для крупных энергетических формирований, и в итоге грядут невероятно разрушительные последствия. Наша планета является изолированной и закрытой системой. Все, что здесь происходит, здесь же и остается, постоянно преобразовываясь в различные формы существования, будь то физические, химические или иные изменения. Главный накопитель и распределитель уже с трудом справляется с такой задачей, как поддержание равновесия в сфере наших возможностей, а по законам развития вашего общества людям не по силам самим замедлить этот несовершенный конвейер. Ошибочно выбранные цели, конкуренция и прочие преграды… Мы также с тревогой наблюдаем за колоссальным увеличением, причем с запредельным ускорением, воплощения мыслей человека в материальные продукты, и этот процесс, мы считаем, тоже бесконтрольный и несдерживаемый. Правительства всех ваших стран хорошо знают о проблемах глобального изменения развития, работают в этом направлении, понимая, что абсолютно не застрахованы от техногенных катастроф или другого разрушающего воздействия. Но их усилия будут тщетны без помощи так называемых Высших сил. Мы не можем напрямую вмешиваться и указывать, что делать тем из вас, кто реально влияет и управляет жизненным продвижением человечества в будущее. Если раньше аксиомой для людей было: «Жизнь — это борьба», то в настоящее время произошло значимое смещение: «Жизнь — это борьба за материальные блага». Без сомнения, это временное помутнение, потому что не может стоять средство выше причины. Но все, что творится у вас, стало серьезно влиять и на наше существование, поэтому мы создаем своеобразные предохранители для сдерживания ситуации под контролем. Проводниками, а также живыми предохранителями будут специально обученные нами люди, которые — по их согласию, конечно, — будут перемещаться в информационном поле и одновременно полноценно участвовать в общественной жизни людей. Мы предприняли первый экспериментальный контакт с вами, надеясь на ваше согласие помогать нам, но также и себе, потому что таким образом вы будете противостоять существующей опасности. В случае вашего отказа вся эта информация будет стерта из вашей памяти без всякого вреда для здоровья. То, что мы выбрали вас, — это чистая лотерея, так как ваши природные способности для нас совершенно не важны, и мистики здесь тоже никакой нет. Вы очень правильно подумали, что бежать отсюда никуда не надо, опасности мы совершенно не представляем, а наоборот, принесем лично вам только пользу. Никаких шокирующих представлений больше не будет. Скоро мы опять свяжемся с вами, и вы, все хорошенько обдумав, скажете свое решение, хотя мы о нем уже знаем.

Нас поглотила давящая тишина, и это состояние возникло не только оттого, что резко оборвался чарующий голос, все вокруг погрузилось в полное безмолвие, даже легкий ветерок сдул свои щеки.

Немного придя в себя, я хриплым голосом, поскольку во рту у меня было как в пересохшем колодце в пустыне, произнес:

— Да-а-а… Парни, это было круто… Меня так никогда еще не оскорбляли — завуалировано, но точно в лоб. Она нас практически назвала недоразвитыми существами, отставшими от них навсегда. Но, насмотревшись тут на феноменальные возможности этих «библиотекарей», должен с огорчением признать их частичную правоту. А главное, братаны, это то, что нам только что предложили работу, и, я предполагаю, перспективную.

— Причем о зарплате ничего не сказали, — не совсем весело продолжил Егор и добавил уже по-деловому: — Ладно. Пускать слюни и делать лишние телодвижения мы не будем. Давайте по-взрослому решим: вместе пойдем устранять «проблемы человечества» или разбежимся поодиночке крутить дули птичкам?

Макс, внимательно слушавший нас, вдруг вскочил и взмахнул рукой, как рубаха-казак шашкой.

— А чего здесь думать! — выпалил он. — Я согласен! В любом случае, это будет поинтересней, чем всю жизнь сводить дебет с кредитом. Ну а вы уж сами решайте, в таком деле советчиков не бывает, черт его знает, что нас ждет впереди.

Мы с Егором переглянулись с доброй усмешкой. Наш друг всегда был вспыльчив и бесшабашен, чего уж там.

— Правда, я не до конца, конечно, понял, в чем здесь вся фишка, — со вздохом закончил Макс.

Спокойно и рассудительно я продолжил:

— Само собой, я тоже не хотел бы остаток дней провести в домашних тапочках, разговаривая с телевизором. Но быть проводником… Не знаю, еще не пробовал, и, как говорил Никулин в фильме «Бриллиантовая рука», «я не трус, но я боюсь». На самом деле, парни, к суперменам, спасающим мир, я всегда относился скептически, и костюм Бэтмена точно не для меня. Сколько уже «сердобольных» было, да и сейчас не меньше. Прям не знаю. Чувства мои говорят — соглашайся, взбодри нервишки. а мозг молчит, словно уснул. Короче, работа мне нужна позарез и выбора нет никакого. Я согласен!

Макс обнял меня за плечи и дрогнувшим голосом сказал:

— Старик! Ни грамма в тебе не сомневался никогда. Встанем спина к спине, глядишь, не свалимся.

У Егора, который единственный из нас был женат и у которого подрастали две прекрасные малышки, выбор был, конечно, намного тяжелее. Он молча поднялся и вышел из палатки. Время показывало полночь, но обычной для тайги темноты не было — полная луна светила, как мощный прожектор. Старалась вовсю — наверное, наши таинственные работодатели попросили посодействовать, чтобы поддержать нас. День-то какой был! С ума можно сойти от впечатлений. Мы с Максом смотрели на нашего друга через щель откинутого полога. Он взял мобильник и набрал номер. Понятно, звонит жене. А кому еще звонить, перед тем как принять судьбоносное решение? Прижав смартфон к уху, Егор что-то с улыбкой говорил — наверное, рассказывал о нашем спокойном и комфортабельном пребывании в тайге.

Наконец он поцеловал свой мобильник и, значительно повеселевший, вернулся к нам. Радостно потер руки и неожиданно доложил:

— Голодный я, ребята! Ну прямо как волк. Не пожру сейчас, считайте, потеряли товарища.

Он достал из рюкзака банку тушенки, открыл ее и в одиночку стал жадно поглощать ароматно пахнущее мясо. При этом он с ироничной усмешкой смотрел на нас, сидящих в немом удивлении и постепенно осознающих, что нашему бренному телу нужна отнюдь не только духовная пища. За всеми этими чудесами и не заметишь, как свалишься в голодный обморок. Следуя его вдохновляющему примеру, мы торопливо вскрыли тушенку и молча приступили к трапезе.

После того как пустые банки, вылизанные до стерильной чистоты, были небрежно брошены в угол, Егор, глядя нам в глаза, просто и без всякого ударения на гласные сказал:

— Я согласен.

Мы все дружески обнялись в знак единства нашей дальнейшей судьбы, затем Макс по армейской привычке громко скомандовал: «Спа-а-ть!» — и наши бренные тела, как подкошенные невидимой очередью из пулемета, рухнули на лежаки.

* * *

Пробуждение было как в раю. С восходом солнца раздался милый и теплый женский голос, совсем не такой, как в прошлый раз. Я, не шевелясь, наслаждался полудремотным состоянием и представлял очаровательный образ мудрой посланницы Бога… или кого там еще. Есть у меня такая заморочка — представлять внешность незнакомки, которая говорит со мной по телефону. Так вот, на этот раз возникла такая картинка, что «Мисс Вселенная» могла бы смело отдохнуть. Звезда во лбу у прелестницы не горела, конечно, но то, что у нее были удивительные голубые глаза и светлые распущенные волосы, скрепленные золотым обручем, — это даже не обсуждалось. А как иначе? Ведь она из неведомого и таинственного мира, где уж точно не нуждаются в услугах пластического хирурга.

— Ну вот, теперь я с вами, дорогие друзья. Я очень рада, что вы согласились и готовы помогать нам. Уверяю вас, ничего сверхгероического и жертвенного вам исполнять не придется, но то, что будет фантастически увлекательно и предельно ответственно, в этом можете не сомневаться. — И как бы отвечая на шуточную реплику Егора насчет зарплаты, она плавно перешла к деловой стороне вопроса: — Разумеется, жизнь ваша изменится коренным образом, и нуждаться в чем-либо вы не будете. Ведь то, что вы называете материальными благами, это всего лишь информация и энергия, а здесь мы не ограничены в ресурсах. Вы сами видели, как предметы появляются из воздуха, и это, конечно, должно подсказать вам, что похожим образом вы будете получать все необходимое для вашей деятельности и жизни. Вникать и спрашивать, как все это устроено, смысла нет. Это очень сложно для вашего восприятия. Пускай все остается на своих местах, то есть человечество и впредь будет развиваться поступательно и гармонично, по законам Творца, шаг за шагом постигая неизведанное, опираясь на такие относительные понятия, как время и векторное направление. Природа, в свою очередь, сама регулирует область дозволенных познаний. Ну а теперь перейдем к самому важному, к тому, чем вы будете заниматься и каким образом достигните нужного уровня готовности выполнять невозможные ранее действия. Во-первых, никаких дополнительных приспособлений для связи с вами не будет — вы просто мысленно обратитесь к нам, и я отвечу на все возникающие вопросы, ну, как по блютузу примерно. Думаю, привыкнете вы к этому быстро, тем более что поддерживать с вами связь придется, видимо, мне, и всяких волнений из-за присутствия в голове «посторонних» голосов мы постараемся избежать. К тому же вы будете пользоваться огромным банком информации, который включает в себя специфические познания в любых областях науки, у вас не будет проблем с языками, да и вообще ни с чем, так что на некоторые вопросы вы и сами найдете ответы. Доступ к банку вы получите, отправив нам определенный код. Во-вторых, вы, конечно, сможете без проблем перемещаться в пространстве — это необходимо для выполнения особо важных заданий. Но свободного времени у вас будет немного, и общаться между собой вам придется только по телефону. И, наконец, в-третьих. Никому ничего не надо рассказывать и тем более демонстрировать. А сейчас, я думаю, самое лучшее для вас отдохнуть здесь денек-другой, полюбоваться природой и затем спокойно возвращайтесь по домам. Мы с каждым из вас свяжемся, вы решите свои бытовые и денежные проблемы, и бодро, с песней приступим к обучению и работе, которая, собственно, и будет вашей новой жизнью. Ничего с собой брать не надо, после отъезда произойдет обратное возвращение девирона — ну, это диск, по-вашему, — а вы уже знаете, что это довольно волнительный и специфический процесс, не хотелось бы подвергать вас повторным потрясениям. Что же, желаем вам удачи. До встречи, коллеги!

Прелестный голосок заоблачной феи довольно резко оборвался, а вот то, о чем она говорила, звучало в голове еще долго и вводило нас в легкое состояние пришибленности. Сказать, что мы были растеряны, значит, вообще ничего не сказать.

— До встречи, калеки! — немного перефразировал я торжественное окончание нашей вербовки факиршей из поднебесья. На самом деле слова я подбирал с трудом — трудновато было оправиться от потрясения. — Может, кто-то подумал, что обойдется без суперагентов? Ха! Будь я навсегда лишен смартфона, но все эти притчи про суперзнания и прочее где-то я уже слышал. Или читал. Не в Библии ли? Опять нас обрабатывают, словно кроликов. Сначала коммунисты обрабатывали, затем капиталисты, а теперь и эти добрались до простого русского человека. Снова нам обещают сказочное будущее. Я понимаю, что они всё слышат и читают наши мысли, как с листа открытой книги. Но извините дурака за бунт, после подписания договора я имею полное право стучать по батарее на своей кухне. Братцы мои! Да, я шокирован, но согласен, чтобы меня частично модифицировали и превратили в продвинутого мутанта. А как по-другому? Мое положение нищего и практически бесперспективного обывателя не дает мне права отказываться от выигрыша в этой мистической лотерее. Думаю, и Максу тоже. Но… — я посмотрел на Егора, — эта моя волнительная речь вызвана дружескими чувствами к тебе, Егор. Пожалуй, тебе, как человеку, обремененному брачными узами, стоит еще раз подумать о своем выборе. Уверен, они поймут.

На этом поток моего красноречия иссяк.

Егор с теплой улыбкой посмотрел на нас и покачал головой:

— Я тронут вашей заботой, братцы мои, но позвольте мне кое-что объяснить, перед тем как мы окончательно вскроем карты. Да, у меня семья, которая, прошу поверить мне на слово, дороже мне собственной жизни, я их очень люблю. Мы живем в прекрасном городе Петербурге, но, как и вы, на съемной квартире. В нашем скромном гнездышке каждый месяц праздник, когда я приношу небольшую зарплату водителя грузовика. Представьте радостный визг моих дочек, которые прыгают до небес, когда мы покупаем им мороженое. А на большее, увы, не хватает. Полностью моя вина. И понимать это тяжело, так что думать нужно вам, а не мне.

Егор, двадцативосьмилетний красивый и сильный мужик, самый взрослый из нас троих, подвел жирную черту под всеми нашими сомнениями. Произносить сейчас какие-то слова было бы пустым сотрясением воздуха. Но Макс все-таки осторожно высказался о своем состоянии:

— Я аж вспотел, по спине до сих пор страшилки бегают. А может, это у нас массовое помешательство на фоне обретения вот этой драгоценной штуковины? — Он мотнул головой в сторону диска, но даже не посмотрел на него. — Голоса, видения и все прочее… я уже не верю своим глазам и ушам. Егор! Скажи что-нибудь дельное и убедительное, чтобы я крепился и сохранял мужество.

Егор без своей ироничной улыбки положил руку на его плечо и продолжил роль наставника молодежи:

— Значит так, давайте по порядку. Все уже произошло, а что это было — бред или взаправду, — мы поймем, когда разъедемся по домам. Если все реально, то, как и обещали, все начнется именно там. Далее. Гулять и наслаждаться природой не получится, поэтому предлагаю без суеты собрать пожитки и походным маршем выдвигаться к населенным местам и поближе к аэропорту. Может, там и произойдет частичное выздоровление. Самое главное — не паниковать, время все расставит по полочкам. Объявляю общий сбор — и с песней для подъема боевого духа тремя колоннами ать-два!

Сразу повеселев, мы дружно стали забрасывать вещички в рюкзаки и разбирать наше столько всего повидавшее жилище. Экзотическую игрушку отнесли назад в воронку и уже через час рысью, не отвлекаясь на разговоры, делали первые шаги по маршруту сопка Янтарная — Москва, Питер, Екатеринбург.

По дороге до поселка, где была автобусная остановка, мы полностью успокоились и даже пытались шутить и подкалывать друг друга. Например, Макс подошел ко мне и с волнением прошептал:

— Слышь, Влад, незаметно обернись и посмотри, мне кажется, что у Егора антенна на голове, а сам он зеленеет.

Не выдержав, Макс рассмеялся, а Егор, сообразив, что мы подтруниваем над ним, деланно строго прикрикнул:

— Ну вы, инвалиды информационного века! Соблюдайте солидность в связи с постигшим нас внезапным повышением. А может, нарушим правила игры и обратимся к нашим шефам? — перешел он на другой тон. — Пусть еще раз потрясут райончик и материализуют нам на скатерти самобранке огромную пиццу. Жрать охота! Нет больше сил терпеть. Ведь слопали абсолютно все от стресса, кстати, по их вине.

Продолжая болтать о том о сем (преимущественно о разнообразии и вкусовых качествах продуктов, изобилующих на прилавках рыночной экономики), мы незаметно подошли к поселковой автобусной остановке. На наше счастье, здесь стоял покосившийся ларек местного бизнесмена, наверняка в суровой по-деревенски борьбе с конкурентами укрепившегося на относительно доходном месте. Купили у него по банке теплой кока-колы, буханку черствого хлеба и сомнительного происхождения, но с дразнящим запахом палку копченой колбасы. Думаю, половину своего дневного заработка этот предприимчивый колхозник получил.

Разделив добычу поровну, мы уселись в тенечке ларька и с надеждой на скорое появление «Летучего голландца» стали смачно пережевывать жилистую дрянь. Чудо заключалось в том, что долго ждать не пришлось. Только мы подумали о «Летучем голландце» на колесах, который должен был доставить нас в цивилизованный мир, как из-за поворота появился пыльный пазик. Живо забравшись внутрь этого неубиваемого работяги, мы застыли в скорбном молчании. Время и местные хулиганы не пощадили транспортное средство. На заднем сиденье, полностью обложенном сумками и мешками, сидела маленькая старушка, закаленная долгой жизнью в Советском Союзе и переменой власти. Опытным взглядом радистки Кэт она осмотрела нас и отнесла в разряд подозрительных субъектов, с которыми надо держать ухо востро. Макс подошел к водителю и стал вежливо расспрашивать о том, есть ли у нас шанс добраться до аэропорта во Владике живыми и по какому вектору нужно двигаться к заветной цели. Водитель все подробно объяснил.

Уже ближе к ночи, целые и невредимые, мы стояли у стоек продажи билетов. Путь к дому был открыт. Дальше уже пошла так называемая дорожная рутина: проводы, объятия и пожелания удачи. За все время, проведенное в аэропорту и до самого отлета, мы ни разу не коснулись темы предстоящей работы и непонятных испытаний, которые всенепременно будут. В голове было так много всего, что требовалось время для переваривания. С Приморьем мы простились как-то двояко: то ли с благодарностью, то ли, наоборот, с желанием забыть, как страшный сон. Как сказал Егор: «Жизнь подскажет».

Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3
Показать оглавление

Комментариев: 4

Оставить комментарий

  1. RobertMidlY
    спасибо интересное чтиво _________________ Flamingo casino las vegas parking
  2. KennethTrauh
    очень интересно но чичего не понятно _________________ Club world casino no deposit bonus codes dec 2020
  3. RobertMidlY
    Супер давно искал _________________ Gw casino no deposit bonus codes 2020
  4. rusakovvv
    Я так и не могу понять , если казино это плохо, почему так много там играет людей! Казино это плохо или нет? Можно ли выиграть? Всем спасибо за ответы