Дэнко

Книга: Дэнко
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5

Глава 4

Что-то щелкнуло, и в моей несчастной голове, теперь к тому же с персональным компьютером, все смолкло. Я даже не успел ответить «бай-бай» из-за ее последнего заявления, которое ядовитой стрелой вонзилось мне в сердце. В результате я снова, упрямо и с внезапно нахлынувшей нежностью, стал созидать новый портрет, по-видимому, навсегда покорившей меня чужеземки. Правда, я совершенно не понимал, куда же еще красивее, чем отвергнутый и посрамленный прошлый образ.

Мне так и не удалось придумать совершенство, поскольку мой мучительный художественный поиск был резко прерван треском в голове. Я опять вздрогнул, хватаясь за стол, но уже без особого страха и растерянности. Процесс моего чудесного превращения в энциклопедию специального назначения занял всего минут десять. Но после этого, по всему, энергоемкого процесса, в связи с моей врожденной ненавистью к усвоению точных наук, я еле дополз до кровати с закрытыми глазами и, упав на нее, тут же заснул.

Воскрес я на следующее утро другим человеком. Мне действительно требовалось время для знакомства с обновленным Владом. Я до боли растирал тело и лицо, пытаясь ощутить себя в себе, проговаривал монологи на английском, французском и японском языках, понимая, что челюстные мышцы привыкнут не сразу.

Приблизительно через час я в достаточной степени обрел уверенность в том, что пазлы моей личности полностью сошлись и я смогу отличить колбасу от мыла. Вдохновленный этой мыслью, я стремительно подбежал к холодильнику, ощущая смертельный голод, приправленный жаждой. Одной рукой схватил бутылку кока-колы, а другой — большой кусок ветчины и, закатив глаза от прилива неописуемых чувств, стал почти одновременно кусать, жевать и глотать.

Приступ временного помешательства, вызванного потерей горючего для организма, прошел, и в глазах появился свет надежды на продолжение жизни. Ощущал же я себя как минимум равным нобелевскому лауреату. Тут же появилось обостренное желание бежать и проверить свой максимально прокаченный потенциал на первой же подвернувшейся на моем пути смазливой девчонке. Заодно надо открыть счет в банке и пойти в автосалон BMW, но не просто поглазеть, а с достоинством моего обретенного статуса гордо выбрать цвет полноприводной «трехи», моей давнишней и в прошлом несбыточной мечты.

Пока я одевался, меня посетила огромная «жаба». С чувством, похожим, на гремучую смесь зависти и глубокого сожаления об упущенной выгоде, я суетно подумал:

«Интересно, а сколько запросили эти наглецы, Егор и Макс? Они, что, сразу решили попасть на обложку "Форбс", бессовестно и предательски воспользовавшись, надеюсь, временными трудностями на нашей всеми любимой планете?»

Я уже было решительно схватился за телефон, чтобы с горячечным блеском в глазах справедливо обличить Макса в его низком падении. Чтобы жестко, по-мужски сказать: «Эй, босота! Сколько же ты запросил сребреников у доверчивых, чистых в помыслах, совершенно не искушенных в тонкостях борьбы за денежные знаки небесных сантехников?» Но, к счастью, мой многострадальный разум, помутившийся от блеска пиастров, просветлел. Внезапная атака жадности позорно отступила, и я, оправдывая себя тем, что почти все, кто внезапно получает огромные деньги, проходят через подобный нравственный барьер, полностью успокоился. Короче, захотят — сами скажут, а впрочем, это и не столь важно. А когда я вспомнил, что у меня скоро будет миллион, я вообще подобрел сверх меры.

Выскочив на улицу, как ангел белокрылый, но с копытами, рогами и хвостом, я быстро зашагал в сторону инкубатора грез молодого безумного гонщика. Уже через двадцать минут я был в салоне и сидел в навороченной, черной, как сама ночь, эксклюзивной тачке. Менеджер, стоявший рядом, взглядом, полным уныния и скуки, смотрел на мой скромный прикид и вяло рассказывал о том, насколько эта тачка крута и какие скидки меня ждут, если я куплю ее до субботы. Сегодня был понедельник, 20 июля 2026 года. Причем это был мой день рождения, который я никогда не справлял, убежденно полагая, что по минимуму неприлично контролировать и считать дни и часы своей жизни. Они дарованы Богом, и я как-то подзабыл, был ли я на собрании «компетентных лиц», где обсуждалось количество этих дней.

Проповедник из автосалона продолжал трындеть, а я крутил шнурованную качественной кожей баранку баварского монстра и с наслаждением представлял, как мчусь в гордом одиночестве на предельной скорости по немецкому автобану. Чарующие грезы будущего миллионера рассеял кощунственный вопрос продавца, ветром встречным принесенный:

— Молодой человек, извиняюсь. Вы на стоимость этого автомобиля обратили внимание?

Момент моего жизненного торжества наконец пришел. Я спокойно отпустил штурвал, развернулся в кресле, посмотрел ему прямо в глаза, подавляюще прищурившись, и тихо сказал:

— Оформляйте.

Это надо было видеть. Он побледнел, физиономия расплылась и сплющилась, сотворив угодливую улыбку, достойную описания гениальным пером А. П. Чехова.

После окончания всех триумфальных для меня процедур, связанных со сменой хозяина, этим родословным скакуном и подписанием обязательства трехдневной оплаты, я метнулся в банк. Открыл без лишней суеты счет с пролонгацией и, проверив заодно надежность канала связи с моими покровителями, передал Светлане реквизиты.

Светило ярко солнце, окрыленный, я шел по улице и по рекомендации моей обожаемой начальницы на чистейшем английском языке обсуждал по телефону условия приобретения домика на Кипре. Все работало как часы, хотя дом на Кипре для одинокого молодого парня — это нонсенс. Я элементарно дурачился, а точнее, хвастался, говоря достаточно громко, чтобы прохожие видели, какой я крутой мен. Конечно, всем было по барабану, но для меня лично очень важно. Новая жизнь, новые привычки. Их нужно вырабатывать и тренировать.

Я шлялся по Москве до десяти вечера и заметил наиприятнейшую перемену: все девушки стали обращать на меня внимание, хотя одет я был по-прежнему. Представьте себе, этот факт для меня, бывшего охранника массажного салона, оказался приоритетным и более значимым, чем деньги, работа с «инопланетянами» и прочими чудесами, произошедшими со мной за короткий отрезок жизни. Ну а что вы хотели от двадцатитрехлетнего холостяка?

Уставший, но безмерно довольный, я вернулся домой и, не включая свет, плюхнулся в кресло. Впервые я почувствовал, что в жизни, кроме падений, бывают и взлеты. Мне было очень хорошо. Так, в сидячем положении, я и заснул.

Ранним утром меня безжалостно вытащил из сказочного гарема трезвон мобильника. Я обнаружил себя лежащим в кровати. Видать, ночью, в полудреме и на автопилоте, перебрался туда.

Чертовым садистом оказался Макс.

— Чего тебе надо в такую рань? Летаешь, наверное, как Егор? Ну, и летай себе мимо, — недовольно пробурчал я, взглянув на часы сквозь узенькую щелку век. Было пять часов.

— Владик! Братан! Да ты чего? Я звоню тебе с приветом, рассказать, что солнце встало… и защебетало, что ли, оно?.. Не помню. А знаешь, откуда звоню?

— Из ада, конечно, — мрачно оборвал я его ликование.

— Не-е-е. Это потом, а пока я в Пекине! В Китае, представляешь, недоделанный мой! И знаешь, кто я?

— Сам ты недоделанный. Понятно кто! Китаец на рисовом поле. Хотя нет, ты же рыжий. Значит, тогда конь китайца, да еще с большими. мм.

Мою справедливую грубость он пропустил мимо ушей.

— Максим Леонидович Зотов! Ведущий специалист совместной российско-китайской компании, занимающейся освоением новых энергетических источников! Звучит? — торжественным голосом объявил он.

Я искренне удивился, но вовсе не из-за стремительного карьерного взлета Макса.

— Да-а! Вот это темпы, я понимаю! Никакого бюрократизма, голая эффективность! Вот это мы попали в железные тиски ударников инопланетного труда. Вот теперь до меня дошло, что мы предохранители. А то я сначала, признаться, подумал, что ты, получив подъемные, рванул за бугор рыскать по притонам. А если серьезно, рад за тебя, Максюта, безмерно! Ты только держись, братишка!

Он явно не понял моих опасений:

— Да брось ты тупить, Владик! Знаешь, я сейчас болтаю на китайском, как на русском. На мне костюмчик такой… прям и не знаю, кто на ком сидит. За это я не то что предохранителем — диодом стать готов!

— Ну а как ты туда так добрался? — спросил я. — Что-то быстро.

— А вот здесь стоп, табу! Ты лучше спроси об этом свою прелестную зазнобу. Кстати! Она, наверное, сейчас на прослушке, — успокоил он.

— Понял тебя. Ты там поосторожней, о святом говорят стоя. И вообще, нам здорово попадет за проявление эмоций. Прогрессивки лишат точно! Я и не знаю, как мы будем объяснять нашу болтливость. Если только скажем, что понесло.

— Да ладно! Рабочие погрешности. Думаю, простят по молодости лет. Мы же не Высшие существа, а простые пацаны. Они поймут! Ну пока, Владик! Увидимся на просторах Вселенной! — с какой-то тоской в голосе простился Макс.

— Пока, дорогой! Обязательно увидимся! — подбодрил я его.

Положив мобильник, я сел в кровати и серьезно задумался.

Вот это да! Вот это дела! Если говорить по-взрослому, серьезнее не бывает. Макс в Китае! Егор призраком летает по Европе. А куда ж меня закинут? Знаю три языка, конечно, хотелось бы в Японию, но выбор явно не за мной. Сейчас я снова солдат и должен быть готов ко всякой работе, но желательно не фанатично героической.

Хлопнув громко в ладоши, чтобы спугнуть негативные мысли, я бодро зашагал под душ. Обливание ледяной водой по утрам было еще одним средством просветления, наравне с дыхательным комплексом. А потом надо будет срочно погрузиться в простые, немутированные массы москвичей.

Закончив водные и прочие процедуры, облачась в единственный мой прикид на торжественный случай, я вышел на улицу. И прогулочным шагом последовал в сторону предполагаемого счастья. В моем кармане завибрировал смартфон, и у меня взлетели брови, когда я прочитал эсэмэску от Светланы в два слова: «Проверь счет». Я мысленно поблагодарил ее за то, что она не устроила мне дискомфорт в голове за привольный разговор с Максом. План маршрута созрел моментально: автосалон, одежда, ресторан, а вечером в шикарный ночной клуб, достойный моего нового статуса. Изменения этого грандиозного замысла могли скорректировать только мои многоуважаемые боссы. Первые три пункта моего праздничного забега я исполнил на одном перевозбужденном дыхании. Разумеется, я не забыл прикупить родителям и сестре Ольге кучу дорогих подарков. Родственников я уважал и любил, но на приличном расстоянии. Потому-то и снял квартиру на противоположном конце Москвы сразу после возвращения из армии. Наше общение было простым и незамысловатым — мы регулярно перезванивались и, узнав, что все живы-здоровы, продолжали следовать по своему жизненному пути.

С ночным клубом дело обстояло особо. Для посещения увеселительного заведения с преобладанием женского пола, а главное, чтобы иметь там стопроцентный успех, нужно было создать образ богатого преуспевающего иностранца. Во всяком случае, мне так казалось. До этого я ни разу не был в подобном месте, и моя задача, конечно, усложнялась, но молниеносные перемены в моем сознании должны были стать козырем при таком раскладе. Тяжелое заболевание под названием «хроническое безденежье» с его ужасающим влиянием абсолютно на все, прошло буквально только что, и рецидивы чувствовались. Кем бы прикинуться? Японец отпал сразу — не хватит мне таланта актерского перевоплощения, а вот англичанина, продвинутого специалиста по информационным технологиям, я слеплю легко. Особенно в таком нереальном облачении, цену которого постоянные посетительницы сверкающего и мигающего полигона, на котором присматривают бойфрендов, высчитают в мгновение ока.

В десять часов вечера с чувством победителя и одновременно жертвенным желанием отдать всего себя на растерзание самой обаятельной и привлекательной я ворвался в клуб. Именно так — ворвался. Ну а что, парень я хоть куда: если смотреть полицейским взглядом — 185 сантиметров, спортивного телосложения, правильные черты лица, брюнет, правда, нос великоват и с горбинкой, за что имею необидное прозвище Грузин, но вообще я убежденно считаю, что мужчина-красавец — это насмешка и ошибка природы.

Уверенно подкатив к стойке бара, я на ломаном русском языке сделал заказ: двойной виски без льда. Затем, медленно и не слишком часто поднося стакан ко рту, стал, словно засланный разведчик, свыкаться с незнакомой обстановкой. Нет, не как разведчик — как командир подводной лодки, высматривающий в перископ, как бы лучше подобраться к крейсерскому кораблю противника. Допинг постепенно оказывал свое положительное влияние, и восхитительный объект в конце концов был зафиксирован. Дело оставалось за малым — запустить себя, как быструю торпеду, поразить цель одним, тщательно подготовленным выстрелом.

Она и правда была прекрасной. Блондинка с длинными распущенными волосами, умопомрачительными ножками, стройная и высокая. Но абсолютно неотразимым в ней был убийственный (и чрезмерно опасный) взгляд раскосых зеленых глаз, ну прямо как у беды, была такая песня в прошлом или позапрошлом веке. Она профессионально танцевала, причем в гордом одиночестве. Этот момент упускать было нельзя, и я решительно бросился в атаку, подготовив остроумную шутку для безотказного знакомства. Походкой офицера британского королевского флота я направился к ней сквозь толпу порядком затуманенных граждан. Танцевал я хорошо, чувство ритма было заложено во мне с рождения, но, к сожалению, это был единственный подарок от Бога. Она заметила меня, и я, приободренный ее взглядом, стал демонстрировать свое умение танцевать уже рядом с ней. И вот наступил тот миг, когда я для начала предложил угостить ее любимым напитком. На мое счастье, она согласилась, мило кивнув очаровательной головкой. Мы подошли к бару и стали непринужденно перебрасываться сдержанными комплиментами на тему наших качественных телодвижений под музыку. Выбрав подходящий момент, я все-таки вставил в разговор свою юморную заготовку — на английском языке, разумеется, с последующим переводом. Ее реакция на мой выпендреж оказалась совсем не такой, как я ожидал. На чистейшем английском, поправив точеной ручкой челку и хитро прищурив изумрудные глазки, она иронично ответила:

— Да, хорошая шутка. Знаешь, я искренне удивлена твоему идеальному произношению, но нас, русских, всегда легко определить в толпе. Мы — как кошка в стае голубей…

Я растерянно улыбнулся, а она, протянув мне миниатюрную ладошку, добавила на русском:

— Светлана!

Ох и ничего себе. Ошарашенный, наверняка с глупым лицом, я осторожно пожал ладошку и коротко представился:

— Владислав!

Она улыбнулась мне, показав еще раз свои волшебные детские ямочки на щеках, и я мгновенно осознал, что сражена наповал не она, а я, и, по всей вероятности, навсегда. Но главное — я ясно почувствовал ее искреннее расположение ко мне, а обманываюсь я в этом крайне редко. Промелькнула мысль: «Может, для меня наступило время чудес? Наверное, я чем-то заслужил это.» — других объяснений потока невероятных приобретений у меня не было.

Я трепетно взял ее за руку и с довольной улыбкой повел на танцпол. Часа два, прерываясь на короткий отдых у стойки бара, мы галопировали под музыку, смеялись и болтали, как будто знали друг друга уже давно. Я был искренне удивлен, насколько я стал красноречив и свободен — выдавал такие шутки, что профессиональные юмористы взялись бы за написание трагедий, не иначе. Света была умна, я бы даже сказал — мудра, и у нее получалось одним лишь взглядом передать свое поддерживающее одобрение нескончаемому словесному потоку, льющемуся из меня. Ночь превратилась в сказку, во всяком случае, для себя я решил, что эта наша встреча на порядок важнее и чудеснее, чем все предшествующие события.

Музыка стихла, мы вышли на улицу. Я сильно пожалел, что еще не получил машину и приехал в клуб на такси. Вдруг это ударит по моему имиджу? По неосторожности я высказал это вслух. Светик — я ее уже так называл, а она меня Владиком — рассмеялась:

— Ну что ты волнуешься! Сегодня я на колесах, так что разберемся. Выше нос! Впереди только свет!

Окрыленный ее словами, я решительно взял ее за талию и медленно подтянул к себе. Она не оказала никакого сопротивления — наоборот, положив руки мне на грудь и приподняв голову, глазами разрешила себя поцеловать. Я нежно коснулся ее губ, она неумело ответила и, опустив взгляд, прошептала:

— Владик. Мне с тобой сегодня было очень хорошо. Не торопись, пожалуйста.

— Конечно, моя милая, — ответил я.

Мы не торопясь направились к ее машине. Света подвела меня к «трешке» BMW, такой же, как у меня, но красного цвета. Наше одинаковое предпочтение баварскому совершенству уже не удивляло, похоже, моя удивлялка полностью атрофировалась дня два назад.

Дорога была свободна, и через пятнадцать минут мы подъехали к моему дому. Света молча протянула визитку и, пряча глаза, робко произнесла:

— Владик! Я буду очень ждать твоего звонка… Спасибо тебе за то, что ты появился в моей жизни.

Меня переполняли чувства, но я боялся сделать что-то не то и не так. Расставаться с ней не хотелось, причем никогда. Неважно где, хоть на потолке, но только рядом с самым дорогим мне человеком. Мне неимоверно хотелось именно сейчас ощутить аромат ее волос, обнимать ее, нежно касаться губами ее лица и шеи. Однако я хорошо понимал, что из тактических соображений, через две минуты нужно будет спокойно отпустить эту чудесную бабочку.

Я бережно прижал ее ладошку к губам и тихо сказал:

— Светик! Мне лучше всех, и это благодаря тебе! Буду с нетерпением ждать тебя во сне.

«Так надо!» — приказал я себе. Вышел из машины и, не оборачиваясь, побрел в свою одинокую каморку Буратино.

Потом я долго не мог уснуть — лежал на кровати и, улыбаясь, вспоминал нашу встречу. Я забыл обо всех и обо всем. Глобальные проблемы мира, неведомые измерения и тайны Вселенной ушли напрочь из моего сознания — осталась только она. Ничего странного, я всегда был такой, мягко выражаясь, увлекающийся и теряющий из-за этого чувство реальности. Обычно все проходит быстро и безболезненно, но я подозревал, что теперь меня ждет другой сценарий. Волновало одно: сколько я ни пытался, не мог воспроизвести в своем воображении другую Светлану — космическую. Выходило так, что я предатель и изменник, ведь та Светлана была моим идеалом. Я до боли зажмурился и сквозь зубы процедил:

— Ну ты и тварь, Влад! Любовь налево, любовь направо! А в итоге что получается?

Может, я вообще не могу любить? Гормоны на мозги давят, трясет безжалостно… А дальше, что дальше? Разобраться со всем этом нужно на трезвую голову.

На этой мысли я провалился в сонное царство. А вывел меня на свет Божий немного тревожный голос Галатеи:

— Владик! Открывай глазки! Переутомился, бедняжка. Ты ж не Макс, закалка не та, да и чувственный очень.

Я с трудом разлепил веки и задышал учащенно, как марафонец после забега. Галатея, то есть Светлана № 1, замолчала, а я стал лихорадочно растирать лицо. Никак не мог сообразить, во сне она мне сказала это или по встроенному внутри моей головы телефону.

— Молодец! Все хорошо! — медитативным голосом продолжила Светлана № 1.

Виноватым дрожащим голосом я нервно затараторил:

— Света! Извини, нехорошо как-то получилось! Сон, что ли, кошмарный приснился. Ничего понять не могу!

Она же ласково, как мама, стала меня успокаивать:

— Давай сразу с тобой договоримся, дружочек. Пчелы в одну сторону, а мед — в другую. И прекращай копаться в себе. Открою тебе маленькую тайну. Ты очень хороший человек, иначе я бы с тобой так не беседовала. Поверь, с Максом и Егором я разговариваю кратко и только по делу. Они совсем другие, и ты прекрасно понимаешь, что я знаю о вас намного больше, чем вы о себе. Ты обязательно во всем разберешься и все ясно увидишь. Просто давай будем друзьями и будем доверять друг другу. Сегодня прими это как должное, а завтра обдумаешь основательно. Хорошо?

Слушая ее, я чуть не замурлыкал от удовольствия, как кот, которого гладят по головке. Очень люблю, когда меня хвалят, особенно таким теплым, ласкающим уши голосом.

— Да, конечно, да! Спасибо тебе! Давно не слышал столько приятных слов о себе. И особенно я благодарен за твое искреннее предложение дружбы, хотя твой неповторимый голос греет мое сердце намного больше, чем дружба. Когда тебя нет, я забываюсь, а когда вновь слышу тебя, ощущаю тепло и радость. Извини меня за признание, но ты и сама знаешь, что так все и есть. Может, это болезнь какая-то?

Она рассмеялась и ответила полушутливо:

— Ну вот, именно потому, что ты такой, у меня особенное отношение к тебе! Понял наконец, двоеженец! Сегодня я вышла на связь с тобой, чтобы загрузить работой, но делать этого не буду, в связи со стрессовым переосмыслением реальности твоим подсознанием. Особенно не вникай, что это такое. А уж если так вышло, то мне придется кольнуть тебя еще разок, но не очень больно, жив останешься точно. Пожалуйста, придумай мне другое имя, а то запутаешься впоследствии. У тебя, несомненно, большое и светлое чувство к этой замечательной девочке, и у вас все будет прекрасно. Обижаться не буду, несмотря на то что женщине быть на втором месте неприемлемо ни при каких условиях… Шучу, дружище!

Я немного смутился, но она была права, и мне пришлось, преодолевать сомнения, предложить замену:

— Ты не против имени Оля? Так мою сестру зовут. У нас с ней непростые отношения, но я ее очень люблю.

— Договорились! Короткое, но звучит очень мило. Однако не так, как звуки божественных симфоний Моцарта.

После этих слов меня прошил холодный пот. Бетонным блоком на меня обрушилась мысль, которая превратила меня в соляной столб.

Узнали. Я же спрятал глубоко мысли о Моцарте и не слушал его музыку уже более полугода! Ну, теперь все! Хана! Спишут на берег по инвалидности! Стоп! Не паникуй, она же говорила, что все будет хорошо.

— Успокоился? Теперь давай разберемся с этим. А то ты вечно будешь хранить этот секрет и бороться с ветряными мельницами, — как эхо, долетели до меня ее заботливые слова.

— Прости меня, Оля! Но я думал, что вы не узнаете, тем более что я не слушал музыку очень долго.

— Ну и плохо, молодой человек! Зря ты испугался. Сделаем так. Ты мне все расскажешь сам, несмотря на то что знаю про надуманную фобию больше, чем ты сам о ней знаешь. И мы от нее избавимся навсегда. Согласен? В конце же я скажу тебе заветное слово, которое установит совершенное равновесие в твоем сознании. Слушаю тебя внимательно!

Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 4

Оставить комментарий

  1. RobertMidlY
    спасибо интересное чтиво _________________ Flamingo casino las vegas parking
  2. KennethTrauh
    очень интересно но чичего не понятно _________________ Club world casino no deposit bonus codes dec 2020
  3. RobertMidlY
    Супер давно искал _________________ Gw casino no deposit bonus codes 2020
  4. rusakovvv
    Я так и не могу понять , если казино это плохо, почему так много там играет людей! Казино это плохо или нет? Можно ли выиграть? Всем спасибо за ответы