Death Stranding. Часть 2.

Центральный регион материка. Убежище эволюционного биолога

На мониторе отображался портрет спасителя мира – курьера с собранными назад волосами и щетиной, Сэма Портера Бриджеса. Единственного члена второй экспедиции. Монитор ослепительно ярко освещал эту тесную и темную комнату, в которой жила и занималась исследованиями женщина. Курьер скоро должен прийти в убежище и соединить эту крошечную точку с просторным миром другого измерения. Она с нетерпением ждала этого.
Два дня назад Хартмэн позвонил и сказал, что Сэм направился к ней. С учетом расстояния от его лаборатории курьер уже скоро должен прибыть. Еще раньше она получала от других исследователей сообщения, что Сэм был у них. Геолог непрерывно писал о том, как прекрасно пользоваться восстановленными материалами, данными и научными работами, доступ к которым дает хиральная связь. Его энтузиазм передавался даже через строчки текста.
С того момента как Геолог прибыл в этот район, он постоянно изучал слои почвы и теперь обнаружил нечто, что объединяет массовые вымирания прошлого и Выход смерти. Геолог назвал это окаменелостью Берега и добавил: «Кроме того, моя находка может и опровергнуть общепринятые объяснения причин “большой пятерки” вымираний. Когда хиральная связь покроет весь материк, мы сможем прикоснуться к еще более примечательным знаниям. ЭВ, поскорее бы Сэм попал к тебе!»
Этот Сэм уже скоро придет. Ей хотелось поделиться своими гипотезами и переживаниями с другими исследователями и с Хартмэном, проверить их. Еще нужно кое-что спросить у Сэма. О том курьере, который частенько доставлял ей грузы. Конечно, очень вероятно, что Сэм его не знает. Она понимала это, но все равно хотела спросить, что случилось с тем курьером.
* * *
– Ты слышала о странном феномене, который недавно появился на западе? – курьер, доставивший груз, смиренно улыбнулся. – ЭВ, ты-то уж точно должна что-то знать.
Сказав, что не сможет запомнить ее имя североевропейского происхождения, он дал ей прозвище ЭВ по первым буквам, обозначающим ее специальность – эволюционная биология развития, хотя женщине казалось, что правильнее будет аббревиатура ЭБ.
Когда она указала ему на ошибку, курьер внезапно посуровел: «Эй, не обращай внимания на такие мелочи. Смотри, ЭВ похоже на имя Ева!»
С тех пор как она пришла сюда с Хартмэном и другими членами первой экспедиции, этот курьер постоянно доставлял посылки. Конечно, были и доставщики «Бриджес», но рук, к сожалению, не хватало, поэтому она пользовалась услугами волонтерской организации. Он был курьером «Фрэджайл Экспресс».
Со дня их первой встречи успело произойти очень многое. Мама, один из членов первой экспедиции, попала под завалы во время теракта, Средний узел был разрушен взрывом ядерной бомбы. В окрестных районах террористы тоже действовали все активнее. Когда экспедиция пришла в эти земли и заговорила о возрождении Америки, сепаратисты стали утверждать, что именно «Бриджес» является террористической организацией, насаждающей свою идеологию, и, пусть и прибегая к насилию, нужно помешать принудительному объединению под предлогом восстановления страны. Тем не менее до сих пор курьер регулярно приходил к ней.
Странный феномен, о котором он говорил, был смолой, бьющей из-под земли. Правильнее было бы сказать, что это нечто внешне напоминающее смолу – одно из тех непостижимых явлений, которые возникли после Выхода смерти. Ее состав, свойства и происхождение были неизвестны, но ЭВ слышала гипотезу о том, что смола появляется в местах, связанных с Берегом. Если бы можно было изучить смолу, то это приблизило бы к открытию причины Выхода смерти. Но отправиться на полевые изыскания она не решалась из-за террористов.
– Ну что, давай я принесу ее тебе, – предложил курьер.
– Правда? Вещество связано с Берегом. Это очень опасно без специального оборудования и технической подготовки. Лучше туда сходит кто-то из «Бриджес».
«Его предложение – отчасти шутка», – решила ЭВ, провожая курьера.
Он вернулся через три месяца, держа в руке контейнер со смолой. Его поведение и внешний вид изменились. До этого он казался прилежным работником, только поступившим на службу новичком, а теперь он напоминал солдата с оголенными нервами.
ЭВ никогда вживую не видела солдат, но курьер показался похожим на воина из-за цилиндрического снаряжения, закрепленного на плече. Слева на груди у него была какая-то круглая капсула.
– Это устройство называется Бридж-Бэби, оно дает возможность чувствовать Берег, – ласково поглаживая капсулу, сказал курьер. – Благодаря ему я смог собрать смолу.
В слегка охрипшем голосе слышалась усталость. Он протянул ЭВ контейнер, в котором лежали пять цилиндров из закаленного стекла, полные черной жидкости.
– Тебе как ученому будет смешно, наверное, но этот мир совсем не такой, каким мы его видим. Как бы объяснить… То, что мы видим глазами, составляет только его крошечную часть. Несколько слоев накладываются друг на друга, и те из них, которые незримы, можно увидеть с помощью этого устройства. Когда я отправился за смолой, то очень удивился – везде сплошь дыры. Не в земле, а просто в воздухе, в пространстве, где ничего нет, появились прорехи. Вот и тут!
Он указал на пространство над головой женщины, и она непроизвольно втянула голову в плечи.
– Все нормально, она очень маленькая и незаметная, если не всматриваться. А вот там, где из-под земли выходит смола, отверстия намного больше. Такие, что и человек пролезть может. Наверное, они ведут на Берег.
В голове ЭВ всплыла картинка куска сыра, испещренного дырками, которую она давно видела в одном мультфильме. Получается, эти дыры – следы другого измерения, которое человек не может увидеть и постичь? Удивительно, что есть устройство, которое делает их видимыми.
– Так я обошел эти дыры и собрал смолу.
Он улыбнулся первый раз за встречу. Впрочем, улыбка напоминала скорее лицевой спазм. ЭВ хотела было сказать ему спасибо, но курьер остановил ее:
– Не нужно благодарностей. Вместо этого расскажи мне, что думаешь по поводу этой смолы.
– Конечно!
ЭВ улыбнулась, но лицо курьера оставалось серьезным. Пугающе серьезным.
– Смола – вещество, появившееся после Выхода смерти. Ты же знал об этом? Как и темпоральный дождь, Берег, криптобиоты, Твари. Как хиралий. Все это опасно для человека, все только мешает нашей жизни. Когда жизнь только зародилась на Земле, атмосфера состояла из метана с углеродом и была совсем не такой, как сейчас. В ней появились новые организмы – цианобактерии, способные к фотосинтезу. Они изменили содержание атмосферы, добавив в нее кислород, но для организмов, живших на Земле до бактерий, кислород был подобен ядовитому газу. Те живые существа, которые не смогли приспособиться к новой среде, вымерли.
Да, смола и темпоральный дождь – это новая среда, появившаяся после Выхода смерти. У всех организмов есть участки ДНК, называемые энхансерами, – они регулируют активность генов, стимулируя эволюционные процессы. В противовес этому существует фактор, который ведет к вымиранию. Такую гипотезу сформулировали после Выхода смерти, и этот фактор назвали фактором вымирания. Его считают доказательством того, что человечество движется к гибели, но я так не думаю. Говорят, что обладатели способностей видят сны о вымирании из-за этого фактора, поэтому их стали называть носителями ДУМ-способностей, указывая на английское название Судного дня.
Но ведь это не значит, что носители способностей уничтожат человечество. Возможность ощущать смерть позволяет избегать ее. Фактор вымирания – достаточно общая концепция, которая используется в разных областях – биологии, психологии, а также социологии. Вдруг он же и даст людям шанс адаптироваться к изменениям среды?
Эволюция или гибель? Безусловно, жизнь в изменившейся среде ставила перед таким выбором. Так было прежде, так будет и в будущем.
Кроме того, возникла теория, согласно которой есть существо или сущность под названием «фактор вымирания». Берег соединяет мир мертвых с миром живых. Твари через Берег попадают в наш мир и, соприкасаясь с живыми людьми, вызывают выплески пустоты, превращающие все вокруг в прах. Другими словами, Твари существуют, чтобы уничтожать людей. Конечно, некоторые отрицают это, но мне кажется, что именно Твари являются факторами вымирания.
– Фактор вымирания. Такая сущность действительно есть? – Выражение лица курьера, до этого момента спокойно слушавшего ее монолог, резко изменилось. – Все же это так. Вымирание неизбежно. Все решено, а мы продолжаем отчаянно сопротивляться. Как нелепо пресмыкаться и носить грузы ради продления жизни.
Он изменился настолько, что казалось, в него вселился другой человек. ЭВ отвела глаза. Он явно был чем-то одержим, и эта одержимость побуждала его говорить дальше.
– Невозможно, чтобы один вид долгое время господствовал в этом мире. Не может только человечество пользоваться особыми привилегиями и избежать вымирания. Аммониты и динозавры сопротивлялись вымиранию? Вряд ли. Они храбро приняли свою участь, и не потому, что у них отсутствовал интеллект. Человечество передает знания о прошлом, записывая данные, и на основе этих знаний мы представляем будущее. Поэтому люди считают, что могут переписать уготованную им судьбу, преодолеть Выход смерти. Все они лжецы! Этот мир уже не нуждается в нас, мы должны уйти, чтобы он встретил новый вид. Чем больше мы стараемся, чем сильнее цепляемся за жизнь, тем грязнее становится планета. Ты-то, наверное, не знаешь, как красив и жесток мир снаружи. Он меняется не для людей, а для следующей жизни.
Курьер говорил без остановки, в уголках его рта собралась пена. ЭВ нечего было ответить. Точнее, не так: она верила, что человечество найдет выход из этой кажущейся тупиковой ситуации, иначе зачем она прошла такой трудный путь и в одиночку занималась исследованиями? Пусть курьер об этом и не знал, но она видела мир за пределами убежища во время полевых работ и пока шла сюда с первой экспедицией. Она многое видела и испытала. Именно поэтому не стала ничего отрицать. ЭВ много раз думала, что этот мир красив в своем естественном обличии, а города, построенные на его задворках, безобразны.
– Может быть, лучше вымереть? У нас нет ни прав, ни возможности бороться с вымиранием, так лучше уж умереть по своей воле. Динозавры и аммониты смогли принять свою смерть. По крайней мере, так человечество сохранит свое достоинство. Я слышал, что существо, которое родило Тварь и соединило ее с этим миром, и есть фактор вымирания. Я убежден в его существовании с тех пор, как получил это устройство, – сказал курьер, указав на грудь. – Это мост, который соединяет этот мир и тот. Наш лидер дал мне его. Мы должны сейчас носить не грузы, а вымирание с того света в этот и освобождать мир для зарождения следующей формы жизни.
ЭВ все еще не могла ничего ответить. Ей было страшно. Курьер перед ней был не тем, кого она знала раньше. Это был сектант, которому промыли мозги. Он дошел до крайности, до радикальной идеи о том, что вымирание первостепенно. Получается, его обработали с помощью этого устройства на груди? Пусть даже это и результат зомбирования, но может ли быть верным его утверждение, что фактор вымирания – это не Твари, а другое существо, находящееся в измерении другого уровня? Такая теория существовала, поэтому ЭВ не нашлась что сказать. Как поступить, если методы ошибочны, но указывают они на истину?
Она пришла в себя, услышав всхлип курьера. Он плакал, как младенец.
– Со мной что-то не так. Каждую ночь я вижу сон, сон о вымирании. Мне невыносимо страшно. Я на Берегу, совсем один. Сколько я ни кричу, никто не отвечает. Я хожу по Берегу, но пейзаж не меняется. Я понимаю, что это сон, но время в нем бесконечно, я начинаю задыхаться. Я много раз пытался покончить с собой во сне, но ничего не выходило. Что-то приближалось ко мне с моря. Я смотрел, но не мог увидеть; мне было страшно, но я не мог убежать. Из-за ужаса я хотел умереть сам, но не мог. Вот что по-настоящему пугало – что меня убьет нечто непонятное.
Шмыгнув носом, курьер поднял голову. ЭВ показалось, что его выражение лица стало немного более похожим на нормальное, а он – на того, кого она знала ранее. По крайней мере, ей хотелось в это верить.
– Это устройство шептало: «Тебе страшно, потому что ты не видишь. Я помогу тебе увидеть, расскажу о сущности фактора вымирания. Тогда ты не будешь бояться ни быть убитым, ни вымереть».
ЭВ кивнула.
– В Выходе смерти самым страшным было непонимание этого явления. Неизвестно, почему появились Твари, Берег, темпоральный дождь, смола, поэтому люди боялись их и прятались в убежищах. Для этого я продолжаю свои исследования.
Курьер только обессиленно помотал головой в ответ на ее слова.
– Но вы все еще не можете дать ответ. Даже смолу, которую я принес, ты будешь долго изучать, но в конце концов не придешь ни к каким результатам.
Курьер встал, ЭВ тоже спешно поднялась следом.
– ЭВ! Если ты вдруг будешь изучать эту смолу и что-то поймешь – дай мне знать.
«Подожди! Я поняла, я обязательно найду подсказку, как избежать вымирания», – хотела было сказать ЭВ, но ей не удалось. Курьер отключил устройство связи, и изображение пропало до того, как она успела открыть рот, но сам он должен был еще находиться в убежище. ЭВ торопливо бросилась к выходу на наземном этаже. Когда она распахнула дверь наружу, ее окружил свет. Она сощурилась от ярких лучей и закричала:
– Подожди! Подожди!
Но курьер уже достаточно далеко отошел от убежища. ЭВ крикнула еще раз, но он не обернулся.
Через несколько дней в колонии в пригороде Горного узла случился теракт: жена и дочь Хартмэна стали его жертвами, а сам Хартмэн находился на волоске от смерти. Это был теракт с выплеском пустоты.
С того дня ЭВ непрерывно продолжала исследования. Прошло уже почти два года, а она еще не смогла выполнить обещание, данное курьеру. И не потому что они не смогли встретиться, а потому что она не добилась никаких результатов. Собственно говоря, она не могла заниматься только анализом смолы, но заметила, что не способна думать ни о чем, кроме этого густого черного вещества. Услышав, что Сэм Портер Бриджес стал подключать хиральную сеть и на востоке понемногу начали восстанавливать архивы прошлого, ЭВ заказала материалы, которые могли быть связаны с сущностью фактора вымирания и смолой. Ее убежище не было подключено к сети, поэтому ей приходилось полагаться только на существующую скудную связь. Это выводило ее из себя: никакие видеозаписи, даже большие по размеру изображения не доходили. Она могла получать только текстовые данные, и то через несколько промежуточных станций связи, и доставленные с таким трудом документы иногда нельзя было открыть, а порой в них не хватало фрагментов.
Самой большой бедой для нее стало увеличение выброса смолы на западе. Причина была неизвестна. Кроме того, уже нельзя было точно определить, откуда именно смола выходит на поверхность земли. Ничего нельзя было сделать. Точек, ранее редко разбросанных там и тут, стало больше; площадь пятна выросла, и теперь оно превратилось в линию, разрезавшую материк с севера на юг. Источники смолы превратились в реки, и это место стали называть смоляным поясом. Его площадь постоянно увеличивалась, и в итоге смола поглотила станцию хиральной сети, расположенную неподалеку. ЭВ не могла прогнозировать, насколько активно будет увеличиваться площадь смоляного пояса, поэтому даже приблизиться к ней не представлялось возможным.
Сэм был спасителем, который пришел восстановить ретранслятор и подключить хиральную сеть. Он уже скоро будет тут.
Наконец настал этот день! Если задуматься, то люди уже давно не посещали ее убежище. Как только все узнали, что Хиггс захватил «Фрэджайл Экспресс», рассчитывать стало возможно только на «Бриджес» или на курьеров-одиночек. Когда приходили люди, становилось немного спокойнее. Но сейчас все иначе, ведь Сэм придет с «Кьюпидом»! ЭВ сгорала от нетерпения.
* * *
Как только Сэм зашел в убежище, терминал доставки включился и запустил голограмму. Изящный женский силуэт – биолог по прозвищу ЭВ. Он понял, что лицо женщины, рассматривающей его, напряжено. Что было вполне объяснимо – выглядел Сэм далеко не презентабельно. Конечно, он не смотрелся в зеркало, но его лицо наверняка покрыто пятнами крови, грязи и пота. Ему не хотелось ни представляться, ни объяснять что-либо. Ей должны были сообщить, что он направляется к ней; кроме того, это было не обычное убежище, а объект, находящийся под контролем «Бриджес». Просто пришел коллега. Система безопасности пропустила его. Тем не менее ее лицо оставалось напряженным.
Проследив за ее взглядом, Сэм понял, что она смотрит на капсулу с Лу.
– Сэм, ты пришел.
Ее голос дрожал; она выглядела так, будто боялась капсулы.
– Я пришел, потому что так сказали Хартмэн и «Бриджес». Меня зовут Сэм Портер Бриджес, я хочу подключить это убежище к хиральной сети. Есть какие-то возражения?
Она отрицательно помотала головой, но выражение лица не менялось, а взгляд был прикован к капсуле. Не получив явного согласия, Сэм вытащил «Кьюпид» и показал его. При виде «Кьюпида» ее лицо впервые смягчилось.
– Ты принес «Кьюпид»! Прошу тебя, Сэм, скорее подключи меня к хиральной сети.
ЭВ поблагодарила его. Убежище подключилось к СГА.
– Сэм, объясни мне, пожалуйста, для чего устройство у тебя на груди?
От такого неожиданного вопроса Сэм на мгновение испугался. Ему показалось, что она имела в виду не практический, а философский смысл устройства. Достаточно ответить, что это датчик, который позволяет видеть Тварей. Однако ему самому такое объяснение не казалось полным, но стоит ли рассказывать все этой ученой при первой же встрече?
Сэм не смог ответить сразу, но ЭВ выглядела удовлетворенной его реакцией. Или просто махнула рукой? Может быть, она изначально не ожидала, что он ответит?
– Был один курьер с таким же устройством.
Сэм почувствовал, что теперь лицо напряглось у него, – он вспомнил группу террористов, с которыми встретился на пути сюда.
– Он говорил, что с помощью этого устройства многое можно увидеть. А еще устройство объяснило ему, что вымирание человечества правильно. Сэм, ты тоже так думаешь?
– Ничего подобного. Он мой напарник, предостерегает меня от опасностей. Без него я бы не смог дойти сюда.
Если она говорит правду, то тогда у того курьера был не ББ, а что-то похожее. Внезапно его осенило: «У Хиггса и террористов не ББ, а нечто другое, иного типа, чем Лу. Может быть, Лу из-за этого так испугался во время столкновения с бандой?»
– Тот курьер плакал, говорил, что ему страшно, что он видит сон о вымирании и не может противиться смерти. Он рассказал мне это и больше сюда не приходил.
Лу заплакал, но не от страха, а от грусти. Такое случилось впервые! Младенец смотрел на Сэма из своей капсулы снизу вверх, но сколько Сэм ни вглядывался в его глаза, он не мог понять, откуда эта тоска.
Когда он поднял голову, голограмма ЭВ уже исчезла. То ли ей надоело, что Сэм не отвечает на ее слова, то ли ей от него нужно было только подключение к хиральной сети. Как бы то ни было, его миссия здесь выполнена. Без разницы, что подумает ЭВ. Успокаивая все еще плачущего ББ, Сэм собрался было уходить. Ему казалось, что что-то недоброе сгущалось вокруг.
В этот момент раздался неприятный скрежещущий звук. Обернувшись, Сэм увидел, что на том месте, где ранее отображалась голограмма ЭВ, стоит незнакомый мужчина. Надвинутый глубоко на глаза капюшон почти скрывал лицо. Не самого высокого роста, но атлетичного телосложения – с мышцами, появившимися из-за ежедневного физического труда. Выцветший костюм принадлежал «Фрэджайл Экспресс». На левом плече мужчины виднелся одрадек, а на груди была закреплена капсула, как и у главаря банды. От капсулы Сэма она отличалась мелкими деталями. Террорист скрывался на подземном этаже? Это ловушка? Сэм инстинктивно взял в руки пояс – единственное оружие, которое у него осталось.
– Я хотел попрощаться, – сказал мужчина. – Это тело уже не принадлежит мне, поэтому мне нечего бояться.
Одрадек на его плече начал вращаться, но Лу никак не отреагировал. Видео было записано заранее; наверное, послание для ЭВ. Может быть, это тот курьер, о котором она говорила?
– Вымирание неизбежно, это судьба. Оно откроет дверь в новый мир. Поэтому я отправляюсь исполнять свое предназначение – уничтожить город.
«О чем он говорит? Объявляет о совершении теракта?» За голограммой Сэм заметил какое-то движение: дверь, ведущая вниз, распахнулась, и появилась ЭВ. С побледневшим лицом она взлетела по лестнице, направляясь к Сэму.
– ЭВ, я восхищаюсь тем, что ты делаешь. – Мужчина, не обращая никакого внимания на происходящее, продолжал монолог. – Учишься у прошлого, благодаря этим знаниям связываешь настоящее с будущим. Я так думал, будучи курьером. Когда я родился, США уже не было, да и воспоминаний о детстве у меня почти нет. Лиц родителей я не знаю, помню только лицо отца Фрэджайл.
ЭВ встала рядом с Сэмом и смотрела на голограмму.
– Он принял меня в семью и воспитал как своего ребенка, рассказывал про прежнюю Америку. До разрушения она была свободной страной. Конечно, существовало много проблем и не все было достойно похвалы, но дух отцов-основателей, создавших страну, не умер. Поэтому, говорил он, разрушение – великий шанс построить своими руками новую Америку. Это оставалось для меня неизменным даже после того, как он умер и Фрэджайл унаследовала все.
Курьер замолчал. Он посмотрел вверх, будто искал что-то, а Сэм и ЭВ оставалось только наблюдать за ним.
– Но сколько бы времени ни прошло, Америку вернуть нельзя. Хиральная сеть «Бриджес» окружает Америку невидимой стеной. Это фальшивая Америка – так говорил Хиггс.
При упоминании имени Хиггса мышцы на лице Сэма дернулись.
– Сколько ни старайся, пока люди остаются людьми, на этой земле нельзя создать идеальное государство. О каких бы великих идеях ни говорили, в результате появится псевдогосударство. Так объяснил Хиггс. Если мы действительно хотим воплотить наши идеалы, то люди должны отказаться от того, что они люди. Поэтому мы и стремимся к уничтожению.
«Что за глупости! Уловки и вывернутая наизнанку логика для оправдания терроризма», – подсказывал Сэму здравый смысл, но он слышал, с каким энтузиазмом в голосе говорит курьер.
– ЭВ, прощай. Я сотру с лица земли колонию рядом с Горным узлом. Не волнуйся, они не будут страдать, потому что моментально исчезнут в выплеске пустоты. Они смогут отправиться в мир мертвых и отбросить свою человеческую сущность. Таково указание фактора вымирания.
Голограмма замерла. Курьер остановился, будто у него забрали время. ЭВ бессильно покачала головой и посмотрела на Сэма. В ее глазах читалось желание, чтобы Сэм обнял ее, но в такой ситуации он ничего не мог для нее сделать.
Лу зарыдал, нарушив их молчание, но на этот раз в плаче чувствовалась не недавняя печаль, а почти физически болезненные эмоции – гнев, смешанный со страхом. Казалось, что от такого плача лопнет стекло капсулы. Словно реагируя на звук, голографическое изображение покрылось темными пятнами и рассыпалось на мельчайшие частицы.
Затем эти частицы начали собираться во что-то другое. Загадочная невидимая сила составила из них новое изображение. Капюшон, полностью покрывающий голову, сияющая ослепительным блеском золотая маска, одрадек на плече и капсула с ББ на груди – это был Хиггс. Глаз за маской не было видно, но его взгляд точно устремился прямо на Сэма. Глаза были как живые, поэтому казалось, что это не голограмма, а реальный человек. Сэм понял, что теперь перед ними не записанное видео – Хиггс подключился по видеосвязи.
– Спасибо, Сэм, что подключил хиральную сеть. – Хиггс театрально поклонился. – Невероятное изобретение! Теперь я понял, почему вы так торопитесь ее завершить. Можно восстанавливать записи прошлого. Я был удивлен, что такое возможно. Хиральная сеть работает через Берег, а тот соединен с миром мертвых, другими словами – с записями утерянного прошлого. Это очень важно. Я думал, что максимум, на что способна сеть, – это объединить записанные данные и воспроизвести их.
Вся эта преувеличенная, деланная речь и жесты были явно направлены на то, чтобы вывести Сэма из себя. Сэм сжал зубы и сдержался. Лу, похоже, передалось его состояние, потому что младенец перестал плакать и напрягся всем телом.
– Сэм, продолжай подключать хиральную сеть. Меня, конечно, не интересует возрождение СГА, а вот сеть – хорошее дело. Благодаря ей можно не перемещаться через Берег, а вот так запросто встречаться с тобой.
Хиггс протянул руку прямо вперед, нацелившись на сердце Сэма. Сэм инстинктивно отпрянул. Рука прошла сквозь капсулу и Лу прямо вглубь грудной клетки Сэма. Он почувствовал, что тело застыло и отказывалось двигаться. На лице Хиггса плавала жестокая ухмылка.
– Не бойся, это же просто голограмма. Но ведь ты к живым людям не можешь прикоснуться. Хиральная сеть создана для таких, как ты. Так что старайся дальше.
Хиггс вытащил руку из тела Сэма – на кончиках пальцев что-то блестело. Здравый смысл подсказывал, что это фокусы голограммы, но Сэм не мог подавить сильную дрожь. Хиггс надел на шею золотое украшение, кипу Амелии. Острая боль сжала сердце Сэма так сильно, что он не мог ничего сказать. Голова закружилось, и он опустился на колени.
– Жду тебя на Берегу, – произнес Хиггс и исчез.
Сэм, стоя на коленях, посмотрел наверх, но в воздухе было пусто. Боль в сердце тоже пропала, будто ее и не было. ЭВ с побелевшим лицом смотрела Сэму в лицо.
– Все в порядке?
Сэм утвердительно кивнул и с трудом встал.
– А ты сама как? Получается, я соединил твое убежище с Хиггсом.
– Нормально. Страшно, конечно, что такая долгожданная хиральная сеть принесла неприятности, но это ведь не все. Я теперь точно знаю, что можно восстановить данные прошлого, даже не записанные в официальных источниках.
«Это она про курьера», – подумал Сэм.
– Я понимала, что он связан с террористами, но услышать это из его собственных уст крайне неприятно. Сэм, честно говоря, я не могу отрицать его доводы. Его, безусловно, завербовал Хиггс, но я хочу не отвергать то, что он говорил, а опровергнуть. Преодолеть идеи Хиггса. Для этого нужно расширить зону покрытия хиральной сети и выяснить больше о сущности фактора вымирания. Поэтому мне нестрашно. Точнее, страшно, но я не имею права бояться.
Сэм жестом показал ЭВ, что понял ее. Теория вымирания, о которой шепчет всем Хиггс, – доктрина, выстроенная вокруг сущности под названием «фактор вымирания». Впрочем, Америка «Бриджес» тоже была не чем иным, как доктриной. Чтобы отказаться от следования догмам, нужно отказаться от человеческого в себе. Вымирание и жизнь – всего лишь две стороны одной медали. Страшно, но я не имею права бояться.
Слова ЭВ эхом прозвучали в голове Сэма, поэтому он решил уйти, пока они окончательно не забылись. Если их вытеснят посторонние шумы, то и ее решимость, и его уверенность рассыплются в прах.
Сэм поправил рюкзак на спине и молча покинул убежище.

 

Со встречи с ЭВ прошло уже три дня.
Конечно, крутой рельеф и изменчивая погода в горах доставляли ему много неприятностей, но зато ничто другое его пути не мешало, и он продвигался в соответствии с планом. Сэм подключил три убежища, оставалось только установить ретранслятор в районе смоляного пояса. В дороге он получил сообщение от ЭВ – она сказала, что восстановила несколько документов об исследованиях прошлых массовых вымираний. Сэма заинтересовали материалы, которые указывали на то, что помимо аммонитов и мамонтов существовали другие вымершие виды с пуповиной. Они доказывали существование среди динозавров и трилобитов отдельных особей, у которых сохранился орган, очень схожий с пуповиной. ЭВ рассматривала вероятность того, что именно эти особи и являлись факторами вымирания.
Чуть позже позвонил Хартмэн, как раз в то время, когда до места установки ретранслятора связи оставалось совсем немного.
– Сэм! Ты меня слышишь? Ты уже скоро должен подойти к смоляному поясу. К счастью, благодаря твоим усилиям груз особенно не пострадал. Думаю, что осталось только проверить на месте точку установки ретранслятора. Все должно пройти без проблем. Ладно, послушай меня. Времени еще меньше, чем я думал.
Сэм не понял, у кого осталось меньше времени – у Хартмэна или у человечества до начала вымирания.
– Я тебе и раньше говорил, что ты направляешься к предполагаемому участку для ретранслятора.
«Да, я слышал. Его хотели установить там, но в конце концов место забросили», – вспомнил Сэм.
– Сообщили о возможных проблемах безопасности. Сейчас планируется восстановить площадку и временно подключить эту точку. В этом мире существуют места, которые легко соединяются с Берегом. Их по-простому называют местами силы – это места паломничеств или местоположения святынь. Говорят, что пирамиды, Стоунхендж и другие мегалитические сооружения – следы того, что человечество пыталось наладить контакт с Берегом. Конечно, Берег различается у каждого индивидуума, но есть места, которые притягивают много людей. Объекты, связанные с религией и духовностью, соединены с Берегом. Другими словами, именно они являются местами, которые можно использовать в качестве точек связи хиральной сети. Но есть опасность слишком сильного сближения с Берегом. Первая экспедиция учла это и устроила станцию связи в другом месте, но ее поглотила смола, поэтому сейчас остается только использовать ту площадку, которую сначала забраковали. К счастью, там осталась базовая система. Когда ты туда придешь, я бы хотел, чтобы ты проверил состояние ББ. Ничего сложного, просто посмотри, как ББ реагирует – плачет, улыбается или злится. Если он демонстрирует любую нетипичную реакцию, значит, это место стало точкой доступа к Берегу. Сэм, ты же уже наверняка догадался о городах-узлах?
– Нет, я даже подумать не мог ничего подобного, – сказал Сэм, но это не могло остановить монолог Хартмэна. За спиной у того сигнал обратного отсчета оповестил, что осталось пять минут.
– Узлы построены в местах, где не идет темпоральный дождь, то есть наиболее удаленных от Берега. Почему в них стоит делать крупные узлы хиральной связи? Потому что, Сэм, территории, на которых собирается много людей, становятся объектом поклонения, святой землей. Берег в них существует только благодаря количеству людей. Но в то же время эти места очень мирские. Чтобы устранить это противоречие, члены первой экспедиции подготовили специальную систему. Однако это особый секрет первой экспедиции, и я ничего про нее не знаю! Мне даже не говорили о самом факте существования этой системы раньше, а теперь рассказал Дедмэн – он обнаружил это во время собственного расследования о разработке ББ.
– Осталось три минуты, – произнес бесстрастный голос.
– Еще, Сэм! Звонил он мне по старой беспроводной связи, минуя соединение со штабом. Похоже, у ББ и твоего Лу есть какой-то секрет, который знает только руководство. Высока вероятность, что он связан с подключением хиральной сети и возрождением СГА. Дедмэн очень боится, что директор узнает о наших исследованиях.
– Осталась одна минута.
– Сэм, как бы то ни было, пока не подключишь – не поймешь. Верь мне, верь Хартмэну, исследователю Берега!
Хартмэн отключился на три минуты смерти.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий