Death Stranding. Часть 2.

Эпилог II

Земля, по которой он шел, была холодной и твердой, а стебли травы, покрывавшие ее, наоборот – очень мягкими, будто проклюнулись только вчера. Бриджет рассказала, как в детстве она поняла, что песок на Берегу – это частицы мертвых кораллов и моллюсков, а ведь эта земля тоже состоит из разложившихся тел живых организмов. Когда произошел Большой взрыв, небольшой кусочек материи, который не смог соприкоснуться с антиматерией и исчезнуть, постепенно создавал этот мир. Он существует только потому, что материя не смогла «пожать протянутую руку», то есть столкнуться с антиматерией.
Сэм продрог до костей, пока переходил вброд холодную реку. Он обошел камень, который, казалось, вот-вот обрушится, и начал подниматься по склону холма. Из тени валуна вылез криптобиот и лениво поднялся в воздух. Ведь этого странного создания тоже не было бы, если бы мир не соединился с Берегом. Да и люди не стали бы его есть.
Заметив впереди на дороге необычный на вид предмет, Сэм остановился. Нечто вытянутое, грязно-белое, тонкое, как сломанная ветка. Он взял эту вещь в руку и присмотрелся – судя по всему, это кость животного. Точно не человеческая: в этом мире, какой бы смертью человек ни умер, от него вряд ли останутся кости. После выплеска пустоты или кремации от человека ничего не остается. Телу не дают разлагаться, и никто, кроме Тварей, не охотится на людей. Выброшенное за пределы естественного жизненного цикла этой планеты, человечество как вид постепенно вымирает и в конце концов исчезнет.
Он лизнул кость – та отдавала пылью и землей. Человечество сделало из костей оружие, нарушив таким образом естественный круговорот жизни и смерти. Люди создали свой цикл жизни и стали царями этого мира. Однако их эпоха скоро кончится. «Если я доживу до момента, когда это произойдет, смогу ли я встретиться с ней? Ждет ли она на Берегу?»
Быть такого не может. Сэм изо всех сил швырнул кость. Однако она была слишком легкой и упала неподалеку. Она не сможет улететь за облака, потому что принадлежит земле.
С вершины холма, куда он поднялся, виднелся крематорий. У него защипало в носу и потекли слезы. Теперь он понимал, что это не аллергия. Мертвецы вызывают слезы у людей, которые, защищая самих себя, не предают тела земле, а утилизируют трупы.
Он еще не зашел на территорию объекта. Чтобы попасть внутрь, потребуется пройти процедуру идентификации. Идти вперед или вернуться?
Внутри капсулы было темно, Сэм не понимал, как себя чувствует Лу. Он не знал, хорошая ли это идея, но вытащил шнур и подключился к Лу. В голове будто что-то взорвалось.
– Это особенный ребенок. Он станет мостом, который объединит нас, – послышались приглушенные голоса, и он открыл глаза. Все вокруг было размытым, но тут весь обзор закрыло чье-то лицо. «Нет, это не так!» – попытался ответить он, но в рот залилась жидкость, по вкусу похожая на морскую воду. Через ротовую полость она спустилась по горлу и наполнила легкие, но он не задыхался. Еще нерожденный, он словно был морским млекопитающим.
– Прости, что тебя заперли тут.
Даже находясь внутри наполненной околоплодными водами капсулы, он понял, что это голос Клиффорда.
– Когда все закончится, я отвезу тебя куда захочешь. Куда угодно.
– Не медли! Это последний шанс!
Он видел револьвер, который передали Клиффорду, не впервые. Это оружие дала ему на Берегу Амелия, из него он пытался застрелиться от усталости. Он проверил барабан – сейчас револьвер оказался полностью заряжен, все пули были на месте. Джон молча вышел из комнаты. Наверное, перед этим объявил, что есть только пять минут.
Клиффорд открыл дверцу шкафчика, схватил из стопки полотенце и намотал его на дуло револьвера. Затем нашел подушку и вернулся к кровати. Это была не просто кровать, а сделанный из алюминия и пластика искусственный кокон, а может быть, даже гроб.
– Лиза, прости меня. – Он накрыл ее лицо подушкой и приставил к ней револьвер. – Не волнуйся, обещаю… я позабочусь о ребенке.
Когда он поцеловал ее, то увидел иссиня-черную полосу на шее. Это объясняло, как она умерла. Но он не знал, почему она решила наложить на себя руки. Клиффорд не хотел вспоминать это.
– Прости.
«Сколько раз я уже произнес слова раскаяния и сколько еще повторю их в будущем?» – С этой мыслью он надавил на спусковой крючок и отвернулся. Раздались два приглушенных выстрела. Приборы, подключенные к ней, продолжали работать, показывая фальшивые данные, будто она еще была жива. Нужно уложиться в пять минут.
Клиффорд подошел к капсуле и взял ее в руки.
– ББ! Мой ребенок! Слышишь меня?
Мир вокруг Сэма дрожал, но это не вызывало тревоги.
– Слышишь? Это папа.
Он открыл дверь комнаты и бесшумно вышел в коридор. Такое привычное место теперь казалось лабиринтом, а этот Орфей выводил за собой не любимую, а сына.
До обхода охранников должно остаться немного времени. Клиффорд уверенно прошел до конца коридора и, остановившись, посмотрел по сторонам. Он повернул было налево, к служебному входу, но из-за тревожного предчувствия замер. Справа по коридору к нему направлялось несколько охранников, но они не заметили его. Он немедленно вернулся на прежнее место и задержал дыхание.
Трое дежурных молча прошли мимо. Он не мог идти за ними. Пришлось менять план и идти направо – туда, откуда они появились. Оставалось меньше трех минут.
Он попытался пройти из общего коридора в другое крыло, но дверь из закаленного стекла оказалась закрытой. Клиффорд задумался: действовать согласно первоначальному плану или же пойти к выходу в обход? Однако один из вариантов тут же отпал: с другого конца коридора послышались голоса. Они приближались. Судя по всему, это были сотрудники и врач.
Может быть, с расстроенным видом пройти мимо? Тревога из-за смерти Лизы поднимется через минуту. По виску струился пот, и Клиффорд почувствовал, что не выдерживает напряжения. Руки, сжимавшие револьвер и капсулу, слегка дрожали. Раньше с ним такого не случалось. Он всегда выходил из любых ситуаций и не боялся умереть. Смерть стала пугать его после того, как был зачат этот ребенок; Клиффорд начал думать, что он не может позволить себе умереть. Из-за этого принимать решения стало труднее, и ему пришлось оставить военную службу.
Пока Клиффорд сомневался, дальнейший ход событий определил сигнал тревоги. Медперсонал возвращался назад, а с противоположной стороны раздался топот ног. Он дернул за ручку, проверяя замок на стеклянной двери еще раз, но с другой стороны двери подбежали вооруженные охранники.
– Не двигаться!
Лазерные прицелы скакали по груди Клиффорда. Он достал револьвер и приставил его к капсуле. Металлический лязг дула о стекло точно был слышен внутри, но ребенок не испугался.
– Опусти оружие!
Требование повторили несколько раз. Клиффорд взял ББ в заложники, заставляя охранников оставаться на своих местах. Пристально наблюдая за ними, он медленно отступал. Тем временем шум, доносившийся из коридора, становился все громче.
– Не двигаться!
Услышав крик солдата, Клиффорд бросился бежать. Один из солдат выстрелил ему в спину.
Левое плечо обожгло. Он приложил руку и почувствовал, как из раны сочится теплая кровь. Вся капсула тоже оказалась перемазана кровью, и стекло стало ярко-красным, как море и небо на Берегу Амелии.
Сэм инстинктивно отсоединил шнур. Левое плечо болело, будто это в него выстрелили, он был в поту. Опять это видение. Сэм был в нем одновременно и Клиффордом, и ББ. «Почему я до сих пор вижу это, хотя Клиффорда уже нет, а ББ ослаб? Что показывают мне эти видения? Может быть, Лу пытается соединиться со мной?». Конечно, с одной стороны, ему хотелось, чтобы это было так, но он понимал: нельзя привязываться к Лу. Причина была проста – нельзя заставлять ребенка вечно находиться между жизнью и смертью. Осознание этого подтолкнуло Сэма действовать.
Как и прежде, в крематории висел неприятный запах. Последний пункт назначения, где уничтожают все следы существования физического тела. Именно здесь заканчивается жизненный путь человека.
Сначала он принял Лу от Игоря и вернулся с ним со Шва. Потом именно здесь, вопреки приказу Бриджет утилизировать ББ, он попробовал подключиться к ребенку, и с тех пор они провели вместе много времени. Если бы не ББ, он бы точно не смог в одиночку пересечь материк и вернуться назад. Пусть Лу уже давно отработал обычный срок службы длительностью в год, Сэм продолжал идти вперед, полагаясь на этого ребенка. Сам он был вне себя от ярости, когда узнал, что ББ – это катализатор хиральной сети и жертва, которую закладывают в фундамент страны, а разве он не относился к Лу точно так же? Разве он подумал о ребенке? Он ведь был убежден, что раз это ребенок, то его нужно оберегать и направлять. А на самом деле оберегали его самого.
Кремационная печь поднялась из пола, теперь она напоминала Сэму алтарь. Он хотел запомнить время, проведенное с Лу, как нечто особенное. Он хотел превратить крематорий из помещения для уничтожения физических тел в место проведения ритуала прощания, чтобы воспоминания о младенце остались с ним навечно. Сэм снял с руки браслет – так в ритуале будут участвовать только он и Лу, а не государство Америка.
Теперь ты можешь снять его сам. Тогда никто не отследит, где ты находишься.
Он решил воспользоваться возможностью, которую дал ему Дедмэн, и положил браслет на крышку печи, чтобы Сэм из «Бриджес» исчез. Рядом поставил капсулу, чтобы освободить Лу.
Раздался гром, и неожиданно небо потемнело. Сэм почувствовал запах дождя. Если утилизировать Лу, то по крайней мере он не станет спутником бродящих по свету мертвецов. Раз уж он не смог родиться и жить в этом мире, нужно с достоинством проводить его на тот свет.
– Ты хочешь домой?
На этот вопрос послышался ответ: «Не хочу», произнесенный голосом маленького Сэма. Значит, этот ребенок…
С тихим гудением алтарь начал опускаться.

 

– Лиза, у меня ничего не получилось.
Сэм смотрел сверху на спину Клиффорда, сидящего на корточках. Кровь из раны на левом плече растеклась по пиджаку темно-черным пятном. Со стоном Клиффорд приподнялся на ноги.
– Извини, Лиза.
Повторяя ее имя, как в бреду, он направился к двери. Каждый его шаг оставлял кровавый след на полу. Крепко прижимая к себе капсулу, он закрыл дверь в комнату и двумя ударами разбил панель управления системой безопасности. Развернувшись, он подошел к Сэму. Его лицо горело, а глаза блестели, как у больного с высокой температурой, но Сэм в его зрачках не отражался, там была только Лиза, накрытая окровавленной подушкой. Клиффорд прошел сквозь Сэма и оперся на кровать. Сэм осознал, что в комнате находилась только его душа, а физическое тело существовало в его воображении и было невидимым для остальных.
За дверью поднялся шум.
– Сюда!
Дверь сотрясалась от ударов. Их глухие звуки эхом разносились по комнате, но потом они сменились тарахтением бензореза и неприятным скрежетом металла о металл.
Клиффорд, словно не замечая происходящего, сидел на полу, спиной опираясь на кровать Лизы. «Ты что, сдался?» – хотел спросить Сэм, но не смог произнести этого. Его слова все равно не дошли бы до слуха Клиффорда.
– ББ, все будет хорошо, не волнуйся. Я всегда буду рядом, – говорил он все громче, пытаясь достучаться до ББ.
– Доступ в это помещение строго ограничен! Не входить! – отчетливо донесся из-за двери знакомый голос. Это был Джон. Одновременно с этим утих звук бензореза.
– Мы видели, как он забежал туда.
– Его там нет! Ищите дальше! – категорично оборвал попытку неподчинения молодого охранника Джон. Гул за дверью исчез, будто унесенный волной. Сэму показалось, что он услышал вздох облегчения Джона, стоявшего в коридоре. «Беги сейчас, пока есть возможность!» – взмолился про себя Сэм, но ни его слова, ни действия Джона не повлияли на Клиффорда.
– Нет, он там. Открывайте дверь, – отдала приказ президент США Бриджет Стрэнд. Джон с сотрудниками службы безопасности отступили от двери, а отряд спецназа, исполнявший волю Бриджет, выломал дверь и влетел в комнату. Пули прошли сквозь грудь Сэма, который стоял перед Клиффордом, раскрыв руки, и пытался защитить его. Пули попали прямо в бывшего военного.
Выстрелы подбросили тело Клиффорда, и из новых ран хлынула кровь, но даже сейчас он продолжал разговаривать с ББ.
– Послушай. Когда я узнал, что стану отцом, я испугался. Мне было страшно оттого, что ты есть на свете. Меня пугало, что из-за тебя и Лизы я начну страшиться смерти и уже не смогу быть идеальным солдатом.
Вспышка пронзила мозг Сэма: Лиза с улыбкой гладит округлившийся живот, спина удаляющегося Клиффорда, Лиза, дрожащей рукой надевающая себе на шею петлю…
– Я боялся этого.
Солдаты неподвижно стояли, направив дула автоматов на него.
– Отойдите немедленно!
Джон вклинился в ряды спецназовцев, окруживших Клиффорда. В руках у него был револьвер, который уронил его бывший командир.
– Я ошибался, – ловя ртом воздух, продолжал говорить с ББ Клиффорд. – Страх уходит, если есть нечто ценное, что хочется защищать. Прости меня, что я заставил тебя пережить такое.
– Командир, я не думал, что так все выйдет.
Заметив наконец Джона, Клиффорд поднял голову. Тяжелые от крови волосы прилипли ко лбу. Откинув их назад, он снова опустил взгляд.
– Все нормально. Только не повторяй моих ошибок и иди своим собственным путем.
Возможно, эти слова отняли его последние силы, потому что капсула, которой он так дорожил, выпала у него из рук и покатилась по полу. Джон протянул было руку, но один из солдат успел поднять ее раньше. Это конец. Сэму оставалось только безучастно наблюдать за происходящим.
Джон присел перед Клиффордом, чтобы защитить своего бывшего командира, ставшего без капсулы ненужным. В этот момент Бриджет закричала. Она держала в руках капсулу и с побледневшим лицом смотрела на Клиффорда. Джон задержал дыхание, а бойцы вокруг напряглись. В капсуле ничего не было.
– Командир, отдайте его, пожалуйста, – дрожащим голосом попросил Джон.
Клиффорд прижимал к груди голого ББ, а по полу растекались околоплодные воды из разбитой капсулы.
– Прошу… – с этими словами он приставил ко лбу мужчины револьвер.
Клиффорд посмотрел сначала на дуло револьвера, а потом и на Джона. Его лицо скривилось. Или же он смеялся? Сэм не мог понять.
– Стреляй, Джон, – бесстрастным голосом приказала Бриджет.
Но тем не менее и в этом голосе слышалась легкая дрожь. Сэм, чтобы заслонить собой Клиффорда, присел, вытянул руку и закрыл ладонью дуло револьвера Джона.
– Стреляй! – снова приказала Бриджет.
Рука Джона слегка дрожала. Он смотрел прямо на Сэма, но в его зрачках отражалось только окровавленное лицо Клиффорда. «Меня здесь нет, мне никак не вмешаться. Я абсолютно бессилен. Вот как выглядит одиночество Амелии, имеющей только душу», – Сэм был полностью подавлен своей беспомощностью – беспомощностью простого наблюдателя.
– Стреляй! Ради Америки.
Дрожащим пальцем Джон нажал на спусковой курок.
– Ты не просто Сэм, – раздался из-за спины голос Клиффорда.
Обернувшись, Сэм увидел свое отражение в зрачках Клиффорда. Тот кивнул.
– Ты Сэм Бриджес.
Слышен был только его голос. Палец Джона замер на курке, Бриджет и спецназовцы не шевелились. В остановившемся времени двигались только Сэм и Клиффорд.
– Ты мой сын и мост в будущее.
Клиффорд прижал к себе ребенка и встал. Конечно, он покачивался, но казалось, что силы вернулись к нему. Он смотрел прямо в глаза Сэма.
– Меня зовут Клиффорд. Все время я был на краю и только смотрел на мир, который вы пытались создать, со стороны. Потому я не смог стать мостом. – Он протянул руку сидящему Сэму. – Сэм, стань настоящим мостом вместо меня.
Его рука была покрыта морщинами и шрамами – рука солдата, который не раз выживал на поле боя. Грубая и одновременно нежная, запачканная кровью, но чистая. Клиффорд протянул Сэму младенца, который был настолько мал, что практически помещался на ладони. Слабое и теплое тело ребенка – Сэм почувствовал, как крошечное сердечко изо всех сил бьется внутри. Их сердца бились в унисон.
– Это я?
Клиффорд кивнул и обнял Сэма. Значит, запах крови и табака – это запах отца? Сэм на мгновение сильнее прижал его к себе.
Замершее время снова пошло вперед. Прозвучали два выстрела. Тело Клиффорда дважды дернулось, словно его ударили хлыстом. Вдруг пропало ощущение тяжести – младенец, лежавший на его руках, исчез, и только кровь осталась на ладонях Сэма. Клиффорд смотрел вдаль, но Сэма в его глазах больше не было. По левой стороне груди растекалось огромное пятно, и младенец, которого он обнимал, тоже оказался залит кровью. Сердце, еще недавно бившееся в унисон с сердцем Сэма, теперь остановилось.
– Капитан, что же это такое… ББ тоже.
Сэм поднял голову, услышав растерянный голос Джона. Рука Бриджет легла поверх руки, в которой Джон держал револьвер. Тело Клиффорда, словно марионетка, которой обрезали нити, осело на пол. Сэм пытался удержать его, но тело выскользнуло из его объятий. Тело младенца лежало рядом.
Бриджет что-то закричала и бросилась к ребенку, чтобы взять его на руки. Сэм просто стоял рядом, наблюдая за своей собственной смертью.

 

Он смотрел, как крышка кремационной печи закрылась, и та опустилась в пол. Кремирован будет только браслет, который он снял с запястья. Связь с Америкой будет сожжена и похоронена. Правой рукой, ощущавшей легкость после избавления от браслета, Сэм прижимал Лу.
По полу растекалась лужа околоплодных вод из капсулы. Крестообразный шрам в низу живота, оставшийся после того, как еще не рожденный Сэм был убит и воскрешен, болел и отдавал жаром. След того, что Амелия вернула душу Сэма, попавшую на Берег, в тело, напоминал о себе.
Все-таки он не смог утилизировать Лу. Фразы вроде «Нужно вернуть этого ребенка в мир мертвых» или «Нужно думать о ребенке» были просто фальшивкой и демагогией – он с самого начала понимал это. Ему хотелось прикоснуться к коже этого младенца. И ему хотелось обнять Лу, как Клиффорд с Амелией прижимали к себе маленького Сэма. Возможно, это эгоистичное и жестокое проявление любви. Обещать Лу, какое будущее принесет его любовь, он не мог, как и просто кремировать ребенка, так и не обняв.
Это желание исполнилось. Нет, он сам его исполнил. Однако Лу никак не реагировал на зов Сэма. Его тело было теплым, но дыхание оказалось неглубоким, а сердце билось очень слабо.
– Лу!
Его голос точь-в-точь был похож на голос Клиффорда, требовавшего отдать ему ББ.
– Лу!
Он гладил спинку младенца и аккуратно массировал хрупкие ноги и руки, которые, казалось, вот-вот сломаются. Он не знал, правильный ли это способ реанимации, но продолжал звать Лу, прижимать к себе и гладить, чтобы душа не отделилась от тела.
– Ты хочешь домой?
Куда именно предлагала Амелия отправиться тогда? Куда хотел уйти со мной Клиффорд? Точно, Лу, куда бы ты хотела поехать? Куда мне отнести тебя? На тот свет отправляться еще рано, ты ведь еще даже не родилась. Давай отправимся не в царство прошлого, где все уже произошло и завершилось, а в будущее, где продолжают зарождаться бесчисленные возможности. Только там есть вариант, в котором ты родилась и живешь. Лу, открой глаза, я соединю тебя с этим миром.
Из живота Лу появилась тонкая пуповина, состоящая из множества частиц. Первый признак некроза.

 

– Неужели этот ребенок не может родиться в нашем мире? Лу, без тебя ничего не начнется! Даже если ты этого не желаешь, я хочу жить вместе с тобой!
Слезы Сэма окропили Лу, но младенец все равно был на грани жизни и смерти.
– Лу, нет!
Он закрыл глаза, чтобы не видеть пуповину. Сэм не мог представить, как глупо он выглядит, рыдая и прижимая к себе ребенка.
Но тут за ловец снов, висевший на груди, что-то зацепилось. Он поднял голову. Лу открыла глаза и правой рукой держала кипу Амелии.
– Ты вернулась!
Еще до того как Сэм начал плакать от радости, Лу изо всех сил закричала. Кричала громко, будто оповещая весь мир о своем рождении. Она плакала, трясясь всем телом, чтобы преодолеть границу между жизнью и смертью и разорвать связывающие ее цепи.
– С возвращением, Лу. Луиза.
Сэм поцеловал плачущего ребенка в щечку. На губах остались ее слезы. Они были солеными, как слезы живого ребенка.

 

Когда они вышли из крематория, дождь утих. Радуга висела красивой дугой, словно пересекая линию горного хребта, но это была не та перевернутая радуга, которую он видел раньше. Подувший ветер принес незнакомый запах.
Сэм отвернулся от крематория и пошел той же дорогой, которой пришел сюда. Но его ждало новое, доселе неизведанное место.
– Пойдем домой, – раздался знакомый голос, который он когда-то слышал.

notes

Назад: Эпилог I
Дальше: Примечания
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий