Death Stranding. Часть 2.

Эпизод VIII. Клиффорд

Сэм очнулся в незнакомом старом городе, вокруг были каменные и кирпичные строения. Это точно не Америка. Взрывы и выстрелы слились воедино со звуками тяжелой техники, похожими на рев зверей, и эта какофония господствовала над пейзажем. Небо с неприятным уху звуком пронзали гигантские птицы – самолеты. «Неужели такие громадины могут лететь вопреки гравитации?» – Сэм впервые видел эти летающие машины, о которых раньше только слышал.
Он спрятался от пролетающих пуль за ближайшими руинами. Приемник на браслете включился, установилась связь – это был звонок от Дедмэна.
– Сэм? – раздался его обеспокоенный голос еще до того, как Сэм что-то сказал.
– Что случилось? Ты где?
– Не знаю. Нас, похоже, засосало тем ураганом. Если беспроводная связь включилась, значит, ты где-то рядом. И я, и ББ в порядке, по-видимому, мы в сточной системе. Тут нас никто не должен найти.
Где-то произошел взрыв, руины задрожали. С крыши посыпалась черепица.
– Я очнулся рядом со входом в канализационную сеть. Побежал туда и какое-то время блуждал. Видел мужчину, похожего на того, о котором ты рассказывал. Вместе с ним были солдаты-скелеты – значит, это точно он. Он нес куклу-младенца.
Возможно, от потрясения или беспокойства, но Дедмэн был болтлив еще больше обычного.
– Это, наверное, поле битвы Второй мировой войны. Где-то в Западной Европе. Когда бежал, мельком увидел танки и истребители.
– Как ты это понял?
– Я тебе не рассказывал? Я вообще родом из Европы.
«Ничего об этом не слышал», – подумал Сэм и спросил:
– Рядом есть какой-нибудь ориентир? Я пойду вам с Лу навстречу, а потом прикончу того мужчину. Тогда мы сможем вернуться.
Он не был в этом уверен, но в прошлый раз все было так. В любом случае надо было попытаться сделать хоть что-то – сама собой ситуация не разрешится.
– Здание в готическом стиле. Наполовину разрушенное, поэтому деталей не видно, но оно не такое уж и старое. Скорее всего, эпохи неоготики. Как бы объяснить… Силуэт напоминает лес, а из крыши торчат несколько острых башен, похожих на деревья. Высокое, большое здание.
Сэм понял только половину сказанного.
– Когда это Дедмэн успел стать знатоком архитектуры? – пробурчал он и вышел наружу.
Сэм поднял винтовку, лежавшую в руинах, – более легкую и удобную, чем та, которой он пользовался в прошлый раз. Вторая мировая война завершилась более ста лет назад. Невозможно поверить, что оружие к тому моменту уже было настолько совершенным. Хотя и ядерное оружие разработали примерно в то же время. Человек издавна владел инструментами убийства себе подобных.
Сэм быстро нашел здание, о котором говорил Дедмэн. Силуэт напоминает лес – если у них с Дедмэном одинаковые представления о лесе, то это вон то строение. Как и сказал Дедмэн, большая часть здания была разрушена, но вход оказался не завален.
Сэм прошел через вестибюль и спустился в подземный этаж. Судя по объявлениям, развешенным на стенах, здание было общественным. Впрочем, они были написаны не на английском, а на немецком, поэтому он не мог сказать наверняка.
Внезапно раздался страшный грохот и здание сильно задрожало. Сэм с трудом подавил тошноту и устоял, опираясь руками на стену. Только он подумал, что все успокоилось, как послышались звуки разрывающихся друг за другом снарядов и крики людей. Вероятно, боевые действия перемещаются ближе к нему.
В углу подземной комнаты находилась железная дверь, покрытая сине-зеленой патиной. Он с усилием открыл ее и попал в канализационную систему.
Зловоние гнилой воды и неприятно влажный воздух окутали Сэма. Кроме того, чувствовался легкий запах крови и пороха. Снова прогремел взрыв, стенки туннеля задрожали.
– Дедмэн, ты где? – голос отразился зловещим эхом.
– Сэм, здесь!
Он пошел вглубь туннеля на звук голоса. Дедмэн сидел на корточках у железной решетки и звал Сэма. Под мышкой он держал капсулу с ББ.
– Сэм, я тут! Быстрее!
Сэм осадил взволнованного Дедмэна, переведя взгляд на капсулу. Бывший коронер успокоился и передал через решетку ББ.
– Лу! – вырвалось у Сэма, когда он взял капсулу в руки.
Младенец, наверное, спал, потому что никак не отреагировал.
– Лу! – позвал еще раз Сэм.
На этот раз ББ, разбуженный посреди сна, недовольно захныкал.
– Функции восстановились, дай его на секунду.
Дедмэн с силой потянул к себе капсулу. Сэм думал, что тот собирается скорректировать настройки, но Дедмэн прижал ее к груди и начал покачивать, будто баюкая ребенка. ББ перестал плакать, после чего Дедмэн с некоторым самодовольством посмотрел на Сэма. Ответить было нечем. «Лу забыл меня и привязался к Дедмэну».
Смешно, но от горьких мыслей Сэма отвлек грохот взрыва. Похоже, упала бомба. Вся канализационная система задрожала, и с потолка посыпались обломки кирпичей. Где-то рядом послышались голоса солдат, спрашивающих, кто идет. Дедмэн сильнее прижал к себе капсулу, словно пытаясь защитить младенца.
– Это, наверное, один из видов Берега. Берег, полный клокочущей ненависти и обиды, – пробормотал он, протянув капсулу Сэму.
– Если это такое же место, как и в прошлый раз, то ключ к возвращению у того мужчины. Спрячься пока тут.
Сэм закрепил капсулу на груди и снова ощутил ее привычную тяжесть. Он подключил к ней кабель-пуповину.
– Ну как? Воспоминания остались? – спросил Дедмэн.
В ответ Сэм отрицательно покачал головой. У ББ в капсуле было невинное лицо младенца. Неужели он правда все забыл?
Одрадек с жужжанием заработал. Сенсорные лопасти быстро завертелись и тут же приняли форму креста. В голове Сэма на секунду появилось лицо того мужчины. «ББ забыл обо мне, но реагирует на присутствие этого мужчины. Одрадек, вероятно, указывает в его направлении».
– Сэм! Я, кажется, отчасти понимаю, почему ты так бережно к нему относишься, – сказал Дедмэн, глядя на ББ. – Он снаряжение, ему не позволено жить или умирать. Но такие, как мы, чувствуют с ним связь.
– Никакое он не снаряжение, его зовут Лу.
«Пусть он про меня и забыл, но он все равно Лу», – Сэм погладил капсулу и пошел в сторону выхода из канализации.
* * *
Звонил колокол. Церковный колокол.
Звук распространялся над полем боя не для того, чтобы души мертвых упокоились с миром, а наоборот – чтобы ободрить их и заставить воскреснуть. Сколько бы бомб ни сбрасывали самолеты, рассекавшие небо, башню церкви они не разрушали. Приближаясь к шпилю, снаряды меняли траекторию с преданностью вассалов, страшащихся вызвать гнев монарха. Ракеты и пули, которыми стороны обменивались на земле, не попадали в колокольню. Пока все мертвецы, привязанные к этому миру, не оживут, колокол звонить не прекратит. Кто-то так приказал.
Люди, которые умерли, не осознавая того, из-за оружия массового поражения. Если представить, что человеческая жизнь – это предложение, то можно сказать, что их жизни прервали, не поставив точку, и теперь они воскресают, чтобы найти эту финальную точку.
В гигантской паутине, натянутой под продолжающим качаться колоколом, висели несколько грязных кукол-младенцев. У одной была оторвана голова, у другой не хватало руки, у третьей на месте живота зияла дыра. Одна из кукол начала подрагивать, будто ее тело свело судорогой, и один ее глаз резко открывался и закрывался. Кукла, неспособная плакать, что-то отчаянно просила.
В ответ на этот беззвучный призыв проснулся мужчина, лежавший в центре паутины. Он нашел точку, которую нужно поставить.
Нити вокруг него распустились, и мужчина приземлился на пол с изяществом балетного танцора. «Ну что ж, снова начинается. Слышен чей-то голос. Твоя история, не доведенная до конца и прерванная на середине, завершится здесь». Над головой мужчины вспыхнуло пламя, словно празднуя его пробуждение. Паутина загорелась, и искры дождем посыпались вниз. Он сунул в рот сигарету из пачки, лежавшей в нагрудном кармане, и прикурил от одной из искр. Затем сильно затянулся, выдохнул дым и ухмыльнулся: «Нашел!»
Как только сизый дым рассеялся, вокруг мужчины появились четыре солдата – фигуры из одних костей, без мышц. Он выбросил окурок и высоко поднял руку.
Затем резко опустил ее, беззвучно приказав солдатам: идите, верните непоставленную точку. Мужчина пристально следил за солдатами, которые рассредоточились по местности. «Приведите мне того, кто завладел ребенком и не отдает его».
* * *
Стоило Сэму выйти из подземного туннеля, как он попал под массированную бомбардировку. Бомбы истребителей падали тут и там, явно недалеко от того места, где находился Сэм. Уши закладывало от грохота, а вибрация заставляла внутренности дрожать. «Нужно найти того мужчину». Одрадек указывал на здание, похожее на церковь.
Строение имело очень необычную форму. Несмотря на то что основание было безжалостно разрушено, на пронзавшем небо шпиле Сэм не видел каких-либо повреждений. Он не разбирался в конструкциях зданий, но такое казалось невозможным даже с точки зрения простого здравого смысла – поддерживающая часть уничтожена, а башня возвышается, словно ничего не произошло. Издалека было плохо видно, но похоже, на ней нет ни трещин, ни повреждений. Даже пятен копоти не видно. В этом городе, где все изуродовано и обезображено войной, только башня стояла нетронутая, словно хранимая высшими силами. Сканер-одрадек указал прямо туда.
«Значит, мужчина там. Как же лучше туда добраться? Свистят пули, идет бомбардировка, огонь коптит небо, и не утихают вопли солдат. Я снова попал на поле битвы, на котором мертвецы убивают себе подобных, но сейчас резня стала еще масштабнее». – Подумав так, Сэм посмотрел на тень пролетавшего истребителя и ощутил тяжесть винтовки в руке.
Ему оставалось только двигаться вперед мимо разбросанных повсюду баррикад, разорванных мешков с песком, перевернутых танков и полуразрушенных зданий, изо всех сил стараясь не оказаться втянутым в битву. Со всех сторон раздавались предсмертные крики, но самих солдат он почти не видел.
Внезапно Сэм вспомнил про атомную бомбу – оружие, единственный взрыв которого приводит к такому количеству жертв, что и представить сложно, и наносит урон огромной территории. «Происходящее сейчас – это сражение, в котором сами люди не присутствуют, но убивают других. Здесь не обмениваются выстрелами из пистолета или ударами – люди отнимают жизнь, находясь на расстоянии друг от друга. Именно поэтому мертвые умирают, не успев даже принять свою собственную смерть. На этом поле боя несправедливость не исправляется, а продолжает расти как снежный ком. Затем все повторяется снова.
Если это действительно так, чтобы бой прекратился, нужно показать мертвым, что они уже мертвы. Так же, как с помощью кремации демонстрируют, что человек отправился на тот свет.
Раз такие битвы и войны существовали в прошлом, значит, человечество издавна создавало многочисленных Тварей. И возможно, выплески пустоты и Выход смерти – лишь спровоцированные действиями человечества явления». – Погруженный в такие мысли, Сэм потерял концентрацию и поскользнулся, но ему удалось удержаться на ногах, оперевшись рукой о стену дома. Туда, где раньше лежала брусчатка, стекла вода. Сэм цокнул языком, раздосадованный на себя из-за неосмотрительности, и собрался было идти дальше, но заметил, что в углублении скопилась не вода, а кровь. Невозможно было представить, сколько погибло людей, чтобы образовалась лужа крови такой глубины, что она доставала Сэму до щиколотки.
Он попытался вытащить из крови ногу, но несколько рук вцепились в нее, пытаясь утянуть его в кровавую жижу. Он ударил по ладоням, тянувшимся к прикладу винтовки, и со всей силой выдернул ступню.
– ББ! – этот голос раздался прямо в голове.
Поверхность лужи вспучилась, из нее показались вымазанные кровью шлем, руки и дуло ружья, с которого капала багровая жидкость. Наконец полностью появилась фигура солдата-скелета. Раздумывать было некогда, и Сэм открыл огонь на поражение. Раздробленные кости в тот же миг вспыхнули и исчезли.
– ББ! – вместо предсмертного крика солдата прозвучал голос того мужчины.
Сразу после этого правую ногу Сэма обожгло острой болью. Он обернулся: сзади его поджидали три скелета, и ружья всех троих были направлены на него. Первым на спусковой крючок нажал Сэм. Он ни в кого не попал, но заставил их отступить. Воспользовавшись моментом, Сэм скрылся за стоявшим неподалеку грузовиком. Раненую ногу охватило жаром; казалось, что она распухла в несколько раз.
Он осторожно выглянул из-за грузовика, чтобы проверить обстановку, но тут же началась стрельба. Те же скелеты, что и в прошлый раз. Словно подтверждая его мысли, одрадек сменил цвет датчиков с белого на оранжевый. Сэму передалась беспокойная дрожь Лу. Он почувствовал облегчение, каким бы неуместным оно ни казалось: «Пусть этот младенец забыл меня, но по крайней мере мы все еще связаны».
Прогремел взрыв, и тут же загорелся верх грузовика. Наверное, бросили ручную гранату. Он побежал изо всех сил, приволакивая больную ногу. Грузовик взорвался, ударная волна дошла до Сэма. Испуганный Лу отчаянно заплакал. Сэм, задыхаясь от черного дыма, искал укрытие. Почти все здания вдоль дороги были разрушены, в них нельзя было спрятаться.
Подгоняемый пулями, он с трудом нашел дом с уцелевшим фасадом из красно-коричневого кирпича. Стекло разбито, и от двери осталась одна рама, но вход сохранил свою первоначальную форму. Сэм оказался в сумраке комнаты. Часть стены рухнула, полки упали, мебель валялась на полу. Естественно, людей не было. На столе стояла кофейная чашка и разбитая тарелка, а на странице раскрытой газеты виднелась черно-белая фотография пылающего города и немецкая надпись заглавными буквами. Почувствовав чье-то присутствие за окном, Сэм спрятался под стол. Тот солдат-скелет! К счастью, он не заметил Сэма и прошел мимо. Но радоваться рано – дом сотряс взрыв.
С потолка посыпалась штукатурка, чашка на столе задребезжала, а радио, стоявшее в эркере, внезапно включилось.
– Somewhere over the rainbow, way up high.
Старая песня на английском, он где-то слышал ее раньше.
– There's a land that I heard of once in a lullaby…
Скелет, вероятно, услышал музыку и обернулся. Они с Сэмом посмотрели друг на друга. Солдат смотрел на Сэма пустыми глазницами, в которых не было глазных яблок. Сэм укрывался за столом, физически их взгляды не могли встретиться, но они видели один другого. Сэм немедленно выстрелил во врага, развернулся и выбежал через черный вход наружу на узкую дорожку, по которой мог пройти только один человек. В небе, обрамленном стоящими с двух сторон зданиями, виднелся шпиль церкви. Одрадек указывал на нее. Времени колебаться не было, поэтому Сэм побежал вперед.
Наверное, началась бомбардировка, потому что в небе показалось несколько самолетов, которые сбросили бомбы и улетели. Тут и там по городу прогремели взрывы, здания рушились и загорались. Этот хаос был на руку Сэму – скелеты не могли двигаться так проворно. Церковный шпиль находился прямо перед глазами, до конца улочки оставалось совсем немного.
Вдруг из дома выпрыгнул скелет. Сэм обернулся – сзади появился такой же солдат. «Окружили!» Сэм присел, увернулся от пули, а потом бросился в ноги стоящему перед ним скелету, пытаясь повалить его. Одни кости, а весил как взрослый мужчина. Сэм выхватил у поверженного неприятеля винтовку и выстрелил ему в грудь. Ребра треснули, в области сердца загорелся крошечный огонек. Пламя быстро распространилось по всему телу и превратило его в пепел.
Сэм тут же выстрелил в солдата, наступавшего сзади. Тот приближался, на ходу стреляя без остановки. Никто не попадал в цель, но расстояние между ними сокращалось. У скелета, судя по всему, кончились патроны, поэтому тот выбросил винтовку и достал боевой нож. Сэм выстрелил, целясь прямо в незащищенную грудную клетку, но противник увернулся. Это был последний выстрел Сэма. Уклонившись от удара ножа, он бросился на врага. В тот момент, когда они, сцепившись, падали вниз, каска слетела с головы скелета и покатилась по брусчатке. Большая часть черепа солдата откололась. Движения скелета и без того были странными, а то, что он способен действовать даже в таком состоянии, выглядело омерзительно. Черепная коробка, в которой должен быть мозг, разрушилась, но он все равно продолжал двигаться.
Насевший сверху Сэм допустил оплошность. Рука, состоявшая из одних костей, ударила его по спине. Казалось, что его ударили железным прутом, и из-за страшной боли перехватило дыхание. Хватка Сэма ослабла, и они тут же поменялись местами: скелет сел на него и одной рукой схватил его за шею. Другую он сжал в кулак и занес над Сэмом, но тот успел уклониться от удара и стукнуть врага прикладом винтовки прямо в грудь. Ребра сломались, скелет перестал двигаться. Сэм ударил еще раз. Кости раздробились, а затем превратились в прах. Он вспыхнул, словно порох, и грудь солдата загорелась. Скелета охватило пламя, он исчез с душераздирающим воплем, который нельзя было принять за человеческий.
Сэм поднялся, стряхнул с себя искры, дошел до конца улочки и направился к церкви. Ее колокол начал безостановочно звонить.
Внутри церковь была в ужасающем состоянии, что никак не вязалось с ее фасадом. Арочный потолок изрешечен отверстиями, фреска на нем, изображающая рай, полустерта. Витраж весь в оплавленных потеках, скамейки, приготовленные для верующих, почти полностью сгорели и превратились в угли. Воздух, наполненный смрадом начавшего гнить мяса. На алтаре прямо перед Сэмом животом вверх лежал небольшой кит. От него и исходило это зловоние.
Одрадек застыл в виде креста – значит, мужчина где-то здесь. Лу не плакал, но мелко дрожал от страха.
Сверху на алтарь что-то упало, отскочило и покатилось Сэму под ноги. Кукла в виде младенца. Оба ее глаза быстро открывались и закрывались, словно она билась в конвульсиях.
– ББ!
Сэм посмотрел в направлении голоса – там стоял тот мужчина.
– Верни ББ!
Не успел он договорить, как клацнул затвор ружья. Пуля задела правое плечо Сэма и попала в алтарь за ним. Потеряв равновесие, Сэм налетел на него спиной. Из дыры на форме полилась кровь.
Сэм обнимал Лу обеими руками, будто пытаясь спрятать его. Кровь стекла с плеча по руке и запачкала капсулу. Мужчина смотрел на Сэма, неуклюже плюхнувшегося на алтарь, сверху вниз. Казалось, что выражение его лица немного изменилось. На секунду на нем отразилось нечто похожее на скорбь, но тут же исчезло.
– Верни ББ! – повторил мужчина те же самые слова, словно в бреду.
Он медленно поднял руку, направив ружье на Сэма. Впрочем, первоначальной ярости в нем почему-то не чувствовалось.
– Отсоедини его…
Неопределенная интонация, будто он что-то вспоминал. Сэм молча покачал головой, смотря прямо на наставленное на него дуло: «Я не собираюсь отсоединять ББ, и причин “возвращать” его нет. Он тебе не принадлежит». Палец вот-вот нажмет на спусковой крючок. Сэм выставил руку вперед, пытаясь закрыть дуло ладонью. «Даже если придется потерять руку, я не могу отдать ему Лу».
На лице мужчины появилось грустное выражение: он смотрел не на капсулу, а на ладонь Сэма. Без сомнения, он пытался что-то вспомнить.
Кто же этот мужчина? Он не с этого поля сражения. Он отличается от других солдат, которые продолжают убивать друг друга, как призраки на поле битвы. У него была своя воля, но он, казалось, не мог придать ей конкретную форму.
Раздался оглушительный грохот. Входная дверь в часовню влетела внутрь. Толстая тяжелая деревянная створка разлетелась на кусочки и сгорела. Мужчина, увидев это, что-то прокричал в сторону двери – голос был похож на рев животного, в котором слились гнев и страх.
Злился ли он, что башня, до сих пор стоявшая нетронутой, теперь разрушена? Или боялся, что священное место будет осквернено? Очевидно было только то, что он находился в замешательстве. Сэм напряг все силы, встал и бросился на мужчину, однако тот обернулся раньше.
Они столкнулись грудью, навалились друг на друга, и в этот миг из-за воротника мужчины выскочила металлическая пластина. Она была похожа на «Кьюпид» Сэма и висела на металлической цепочке. От столкновения мужчина упал на спину.
Его пластина раскалилась докрасна, а «Кьюпид» Сэма будто в ответ на это начал излучать жар.
Мужчина лежал на спине и, казалось, уже потерял желание продолжать борьбу, но решимость капитулировать и бросить все в его взгляде не читалась. Если нанести последний удар сейчас, то его можно вернуть в мир мертвых. Впрочем, уверенности в этом не было. Мужчина не мертвец вроде Твари. «Убить его – не значит вернуть, его конец должен быть другим».
– ББ…
«Все-таки ему нужен Лу. Но я не могу отдать его. Если считать, что Лу не мертв, но еще не родился, то нет никакой причины отдавать его мертвецу. Я хочу сделать что-нибудь, чтобы он родился в мире живых».
Мужчина с трудом поднял свое израненное тело и, покачиваясь, пошел к Сэму, который в правой руке держал оружие, а левой закрывал капсулу. Сэм больше ничего не мог сделать – ни двинуться вперед, ни отступить. Мужчина скривился и, прищуриваясь, посмотрел на Сэма.
– ББ, ББ… Прости папу. – Он попытался дотронуться до капсулы. – Прости, что тебя заперли тут.
Мужчина заплакал черными слезами. Он снова почувствовал силу в руках и резко потянул капсулу с ББ к себе. От неожиданности Сэм чуть не упал вперед. Вцепившись друг в друга, они покатились по полу церкви. Сэм схватил мужчину за шею, пытаясь отстраниться от него, и тут что-то обвило его руку.
Время невероятно замедлилось. Настолько, что Сэм отчетливо в малейших деталях видел, как мужчина тряхнул челкой, как частички грязи разлетелись в разные стороны, как цепочка с пластиной лопнула и упала с шеи его противника. Сэм стал подниматься, оттолкнув мужчину. Тот лежал на спине и продолжал тянуть руку к ББ.
Их взгляды встретились, и Сэма чуть не затянуло в его глаза. Можно было утонуть в этих зрачках, цвет которых, казалось, глубже любого из морей, в их бездне, в которую стоит лишь попасть, и никогда больше не всплывешь, потому что вода раздавит своей массой. Страшась этого, Сэм закрыл глаза.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий