Death Stranding. Часть 2.

Эпизод X. Хиггс

Это был Хиггс, он парил в нескольких сантиметрах от поверхности смолы. Хиггс с преувеличенным удивлением поприветствовал Сэма, который резко встал, будто его подбросило от этих слов.
– Не кричи, а то она убежит. Ты, наверное, хочешь встретиться с ней. Я с таким трудом перенес тебя сюда через смоляной пояс. Можешь в знак благодарности вести себя потише?
Наверное, реакция Сэма, потерявшего дар речи, привела Хиггса в хорошее расположение духа, поэтому он театральным жестом поднял руку и указал на что-то за спиной у Сэма. Обернувшись, Сэм увидел силуэт города, Краевого узла. Конечной точки своего маршрута, места, где должна быть Амелия.
Хиггс щелкнул пальцами. В воздухе над городом повисла перевернутая радуга, которая затем исчезла, уступив место черной туче. Сверкнуло несколько молний, раздался удар грома. Некоторые молнии попали прямо в город, рассыпавшись ослепительными вспышками. Из тучи пошел темпоральный дождь, который превратился в ливень, завесой закрывший город.
– Да, она там, я ее чую. Благодаря тому что вы двое связаны, я смог найти ее.
Сэм обернулся на источник голоса, но там ничего не было, только золотая маска висела в воздухе.
– Позволь поблагодарить тебя.
Шепот прозвучал у самого уха Сэма. Он подпрыгнул от неожиданности – лицо Хиггса было так близко, что чувствовалось его дыхание. Придя в себя от нахальной фразы, Сэм снова обернулся, но за его плечом в воздухе парила одна золотая маска.
– Спасибо!
Шепот опять раздался из-за спины, от маски в воздухе. Ясно было, что Хиггс развлекается, издеваясь над Сэмом. Сэм понимал, что нельзя поддаваться на провокации, но не мог подавить кипевший в нем гнев. Он протянул руку, чтобы схватить маску, но ничего не поймал. Хиггс исчез. Рука Сэма рассекла воздух, он потерял равновесие и упал вперед лицом. На земле проступила смола и, словно живое существо неопределенной формы, накрыла ладонь Сэма, схватила за запястье и сковала его.
Хиггс подошел ближе. Наверняка Сэм, лежащий ничком с вытянутыми вперед руками, выглядит со стороны как преступник, умоляющий о прощении. От унижения и позора потемнело в глазах. Хиггс сел рядом на корточки, схватил Сэма за волосы и приблизил к нему лицо. Свободной рукой он снял с себя маску-противогаз. В его истинном лице не читалось грубости вандала. Наоборот, его черты можно было даже назвать утонченными, как у философа. Может быть, так отразилась фанатичность последователя доктрины вымирания.
– Сэм Бриджес.
Из красных губ появился длинный змееподобный язык и облизал щеку Сэма. Чувствовался только холод мертвеца, потерявшего человеческую теплоту. Лицо Сэма пылало все сильнее.
– Не только я ношу маску.
Хиггс отпустил волосы Сэма, слегка встряхнул рукой, и перед ним появилась золотая маска.
– Твой начальник, она, а теперь и ты – все носят. – Не успев закончить фразу, Хиггс резко прижал маску к лицу Сэма.
Она села как влитая, будто стала еще одним слоем кожи, не было ни единого зазора, словно маска сделана специально для него. Казалось, она растворяла настоящую кожу Сэма и сливалась с ней. Глаза, нос, рот – маска все закрыла, он не мог дышать.
Мозг был готов вот-вот взорваться от мучений и гнева, но маска, как и язык Хиггса, оставалась мертвенно-холодной. Руки, прижатые к земле обвившей их смолой, теперь освободились. Сэм попробовал подцепить маску ногтями, но она была твердой, как горная порода, – как он ни старался, маска не отходила ни на миллиметр. Вместо этого сошли ногти, и руки Сэма залило кровью.
– Ну как? В маске не очень приятно, правда?
Возможно, из-за того что глаза оказались закрыты и ничего не было видно, казалось, что голос Хиггса прозвучал напрямую в голове. Тело требовало кислорода, и Сэм начал корчиться в конвульсиях.
– Скоро придет время тебе и мне снять маски.
Сэм почувствовал острую боль, будто кожу сдирали с лица. Из-за того что маску резко сняли, он снова упал ничком. Хиггс безжалостно вцепился Сэму в волосы и приблизил его лицо к себе, а вторую руку выставил вперед. Он сжимал кипу Амелии.
– Это Амелия дала мне.
«Врешь, – покачал головой Сэм. – Это мой подарок Амелии, с чего бы она передала его тебе?»
– Я знаю, что Амелия скрывается где-то на Берегу. Давай будем откровенны друг с другом, перед концом света можно. Сейчас начинается борьба: кто из нас первым доберется до фактора вымирания – ты или я? Когда мы получим его, то освободимся от масок. – С этими словами Хиггс снова надел маску. – Впрочем, ты вряд ли выдержишь, когда увидишь истинное лицо вымирания. Если хочешь отказаться, то сейчас самое время. – Произнеся это, Хиггс исчез.
Со стороны Краевого узла донесся рокот грома. Видно было, как продолжал хлестать темпоральный дождь, перешедший в ливень, который приближал конец города.
Туча все еще висела в небе, хотя самого Хиггса уже не было. Приближаясь к городу, Сэм видел, что дождь становится все яростнее и сильнее. Сэм слышал, что до Выхода смерти этот регион был огромной пустыней, а первоначальная линия побережья североамериканского материка находилась еще западнее Краевого узла. Мощные взрывы первого этапа Выхода смерти обрушили береговую линию, и искусственный город, который во время существования США был построен в центре пустыни, теперь располагался в самой западной точке материка. Он стал прототипом Краевого узла, а изначально город носил название Санта-Мария.
Песок не мог впитать продолжавший идти дождь, и потоки воды превратились в небольшие речки. Сэм натянул капюшон поглубже, чтобы защититься от капель темпорального дождя и успокоить самого себя. Сэм мог только идти вперед, закрывая капсулу с Лу обеими руками. Форма курьера, которая намокла под темпоральным дождем, изнашивалась все сильнее.
Внешняя граница города приблизилась. Краевой узел, в отличие от других городов, имел более сложную структуру, которая отражала идеологическое противостояние между его жителями. В памяти всплыл брифинг с директором, но Сэм точно не помнил, когда он проходил. Сэм уже долгое время не общался с Дайхардмэном, да и не думал он, что сможет поговорить с ним после того, как узнал о сомнениях Дедмэна и Хартмэна.
Обычно города-узлы были обнесены стеной, которая не только защищала город, но и отгораживала от внешнего мира, чтобы продемонстрировать, что внутри царят безопасность, независимость и самоуправление. Поэтому распределительные центры, принадлежавшие «Бриджес», строились, как правило, снаружи, но близко к стенам города.
Ситуация в Краевом узле отличалась. Люди, унаследовавшие дух Западного побережья, где исторически ценилась независимость и свобода, продемонстрировали их после Выхода смерти. Западные города стали очагами сепаратизма: у них были свои планы по восстановлению городов, обеспечению электроэнергией и провиантом, они создали свои системы товарного обращения. В Краевом узле осталась автономная логистическая система и оборудование.
Краевой узел не был против того, чтобы «Бриджес» арендовала оборудование или доставляла ресурсы, поскольку это была та же торговля из прошлого мира. Но построить новый распределительный центр «Бриджес» не разрешили – это рассматривалось как оккупация и насаждение колониальной политики. Поэтому в округе не было логистических станций, принадлежавших «Бриджес».
Впрочем, в Краевом узле были не сплошь одни сепаратисты; слышались и голоса людей, согласных с идеей возрождения США, а некоторые жители поддерживали умеренную позицию и не примыкали ни к одной из двух противостоящих группировок. В сущности, этот город напоминал Америку в миниатюре. Окружавшая город стена изгибалась сложной линией, а в некоторых местах была построена в два ряда. Можно сказать, что тут еще господствовал хаос, в который мир погрузился после разрушения США.
«Бриджес» позволили построить небольшой объект на восточном краю города, но это было в то время, когда к сторонникам возрождения США в Краевом узле прислушивались больше. Собственно, Краевой узел – это название, которое использовалось в «Бриджес», а многие горожане продолжали называть город Санта-Мария. Вот где находилась Амелия.
Согласно первоначальным планам, Амелия в качестве специального посла должна была провести дипломатические переговоры, заручиться согласием обеих сторон и принять город в члены СГА. Таким должен был быть порядок действий, но жители Санта-Мария захватили Амелию в заложники. Теперь в «Бриджес» решили под предлогом освобождения Амелии самовольно подключить там хиральную связь. Такая политика уже не отличалась от вторжения. Даже если бы город был уже разрушен, превращать его в зону покрытия хиральной сети – все равно акт агрессии.
Если верить сообщению Амелии, то город превратился в логово Тварей. Даже если это и правда так, то Сэму это ничего не давало. Пусть Хиггс собирался заполучить Амелию – фактор вымирания – и ускорить вымирание не только Америки, а всего человечества, но Сэм не мог согласиться с тем, что в действиях «Бриджес» есть смысл. Он продвигался по своему пути все дальше и дальше, но ничего не происходило и не менялось. «Мы не можем покинуть это место, этот материк. У нас нет выбора, жить можно только здесь, нет никаких других мест. Уже нет новых земель, куда можно бежать, как сбежали наши предки. Тупиком, в который пришли ушедшие с востока прародители, является этот Краевой узел. До этого конца нужно дойти». – Сэм почувствовал гнев, но он был направлен не на Хиггса.
– Хватит с меня! – невольно произнес он.
Наверное, это были слова проклятия, обращенные к тому, что люди называют судьбой.
Сэм подошел уже близко ко входу в город, но еще не видел ничего похожего на объект «Бриджес», куда ему нужно было попасть. Возможно, из-за хирального облака, закрывшего небо, или из-за особого магнитного поля этой местности компас на браслете не работал. Ну хоть Лу казался спокойным, а это значит, что рядом не было территории Тварей.
Сэм зашел в ближайшее здание, чтобы на время спрятаться от темпорального дождя. Просторный холл настолько не соответствовал ветхому фасаду, что Сэм даже решил, что ошибся дверью. Искусственный мрамор на полу и стенах, с потолка свисал скелет кого-то похожего на птерозавра. На опоре изящной винтовой лестницы готическим шрифтом было написано: «Музей Америки».
В темноте холла рядами стояли большие стеклянные витрины. Сэм подошел поближе, чтобы рассмотреть их, но обнаружил, что стекло разбито, а в витрине ничего нет. Ему показалось, что наверху раздались человеческие голоса. Он задержал дыхание и обратился в слух, но шум пропал.
Осторожно, чтобы не издавать лишних звуков, Сэм поднялся по винтовой лестнице. На втором этаже был длинный автомобиль. В углу стоял граммофон, очень похожий на тот, что Сэм видел в комнате Хартмэна. На полу были беспорядочно навалены видеокамеры, проекторы, круглые коробки для кинопленки – вещи из прошлого. Рядом с ними находилась покосившаяся стопка крупноформатных книг, а вдоль стен высились стеллажи, забитые костями разного размера, звериными шкурами и другими предметами непонятного происхождения. Далее выстроились какие-то чрезмерно громоздкие мониторы; рядом с ними висела табличка с надписью «Телевизионный приемник». По соседству стояло устройство с диском, на котором были обозначены цифры от нуля до девяти, и шнуром, который вел к приемнику-воронке. Сэм прочитал про себя надпись на табличке – «Телефон первого поколения» – и двинулся вглубь музея.
Рядом с чем-то похожим на экспозицию традиционной жизни коренных американцев висела доска с кратким описанием программы пилотируемых космических полетов «Аполлон». В витрине с табличкой «Образец лунного грунта» ничего не было.
Далее находилась экспозиция с описанием открытия Америки Колумбом и достижений Америго Веспуччи – путешественника, чьим именем был назван материк. В одной из частей выставки была стена, беспорядочно обклеенная самым разными материалами: постер с изображением бело-красных банок супа, фотография монумента с огромными лицами четырех президентов, высеченных в скале, фотография семьи, члены которой стоят рядом с куклами в виде мыши и утки и, улыбаясь, показывают руками знак мира, вырезка из газеты со статьей об убийстве президента.
Здесь находились обломки американской мечты. История страны, которую Бриджет рассказывала Сэму в детстве, была хаотично нарезана и разбросана. Можно ли вернуть Америку, о которой мечтала Бриджет, если сшить эти лоскуты хотя бы одной нитью смысла? К сожалению, Сэм так не считал. Если Краевой узел – это США сразу после Выхода смерти в миниатюре, то этот музей – символ прошлой Америки, существовавшей еще ранее.
Снова послышался голос, будто кто-то что-то шептал. Судя по всему, он доносился из соседней комнаты. Сэм вышел из зала, прошел по коридору и попал в ту комнату. Его встретили солдаты, выстроившиеся в ряд с ружьями наизготовку. Сэм инстинктивно схватился за пояс на талии, но это оказались всего лишь скульптуры, сделанные в человеческий рост. Сэм облегченно вздохнул и обвел взглядом комнату. Здесь стоял целый лес из кукол в натуральную величину. Приглядевшись, Сэм увидел, что у солдат различалось вооружение и обмундирование – значит, они представляли разные эпохи. В самой середине стояла кукла – точная копия Клиффорда.
Тут были не только солдаты, но и мужчина в костюме с галстуком, и ковбой в шляпе с широкими полями. Встречались и фигуры, напоминающие персонажей из книг и фильмов. На груди куклы в красно-синем трико был нарисован знак в виде паутины. У мужчины в черном обтягивающем костюме торчали острые уши, а у другой куклы со звездой на груди и круглым щитом в руке маска закрывала половину лица. Неужели все герои США обязательно носят маску?
Вдруг донесся голос. Обведя взглядом героев и ковбоя, Сэм прошел дальше.
– Сэм, ты меня слышишь?
Фигуры тут же расступились, открыв Сэму путь. Теперь ничто не загораживало обзор – впереди виднелась женщина в красном платье.
– Сэм, слышишь?
«Амелия, что такое?» – он вроде произнес это, но не услышал своих слов. До него не доходили никакие звуки, будто он был под водой. Стоило ему об этом подумать, как тело резко потяжелело.
– Сэм, я вижу тебя. Ты пришел.
Она сказала: «Вижу тебя», но ее взгляд не фокусировался на Сэме. Ее глаза смотрели на него, но были как у бездушной куклы, за ними не чувствовалось живой воли.
– Сэм, я на Берегу. На том, на котором родилась, на котором есть только ты и я. Хиггс не может соединиться с этим Берегом, поэтому ты не волнуйся.
Вопреки словам, она сама выглядела обеспокоенной. Сэм совершенно не мог понять, как она попала сюда с Берега. «Или она манипулирует моим сознанием, появляясь из царства фантазий? Если она говорит правду, то не стоит бояться Хиггса. Или же я вижу сон, который воспроизводит мои желания? Тогда нужно просыпаться. От таких снов никакого толку».
– Я все время лгала.
«Если это сон, то я хочу проснуться», – взмолился Сэм еще раз. Куклы окружили их с Амелией. На всех была одинаковая маска – золотая маска Хиггса.
– Я носила маску, как и сказал Хиггс.
Маски упали разом со всех кукол.
– Я могу уничтожить человечество. Я воплощаю вымирание, я его фактор.
Лица всех кукол были гладкими – ни глаз, ни носа, ни рта. Такими же были и лица героев, которые изначально носили маски. Золотые маски скрывали отсутствие лиц. Даже у героев, которые должны были защищать Америку, украли индивидуальность.
– Нет, я сама не желаю вымирания. Я хочу, чтобы все люди в мире стали едины.
Куклы начали падать одна за другой, словно домино.
– Сэм, спаси меня. Не дай мне погибнуть.
Амелия начала растворяться в воздухе: сначала ее ноги, а потом и все тело распалось на мельчайшие частицы – так же, как обычно исчезают Твари.
– На Берегу… – не успев договорить, Амелия исчезла. Сэм остался один в комнате, заваленной бездушными куклами, в музее, где собраны останки Америки.
Он не помнил, как ушел из музея, да и не мог сказать точно, сколько простоял в той комнате после исчезновения Амелии. Он очнулся только тогда, когда, как сомнамбула, вышел на улицу. Темпоральный дождь продолжал лить без остановки. Сэм подумал: «Может быть, этот музей – тоже вид Берега вроде поля битвы Клиффорда? Музей иллюзий, появившийся в результате сильной эмоциональной привязанности кого-то неизвестного к Америке».
Словно подтверждая это, дверь музея Америки закрылась, чтобы не пустить Сэма обратно. Нужный объект «Бриджес» оказался прямо напротив, хотя Сэм не заметил его, когда пришел.
* * *
Вход открылся после того, как его личность идентифицировали по браслету и поясу. Сэма встретил запах пыли и ржавчины. «Совсем как в пещере», – напрягся было Сэм. В созданном руками людей из металла подземелье не чувствовалось человеческого присутствия. Прежде сотрудники «Бриджес» должны были постоянно находиться здесь, но теперь не было видно даже их следов. Персонал этого объекта, наверное, был убит вместе с другими членами первой экспедиции, которые сопровождали Амелию.
Когда Сэм включил браслет, в пустынной комнате из пола появился терминал. Рутинная процедура, которую он повторил уже множество раз. Приемник для «Кьюпида» объявил об окончании подготовки. Сэму оставалось только протянуть шесть металлических пластин и активировать хиральную сеть.
Это последний пункт связи, теперь вся Северная Америка будет подключена по хиральной сети. Он сбросит груз, который тащил на себе с того дня, как ему пришлось присутствовать при смерти Бриджет и затем одному провожать ее в последний путь.
Америка, которой Бриджет посвятила всю жизнь, будет восстановлена. Возрождение произойдет вот в этой пустой комнате, где нет никого, кроме Сэма. Не будет приветственных оваций и радостных криков. Возможно, в этом городе даже не было людей, которые желали бы этого возрождения.
Сэм достал «Кьюпид». Пластины парили в воздухе. «Я провожу этот ритуал в последний раз». – Ему хотелось быстрее закончить, поэтому он сразу поднес «Кьюпид» к приемнику. Как обычно, Сэм ощутил сильную аллергическую реакцию на хиралий.
«Все, теперь я закончил. Бриджет, я выполнил свое обещание», – пробормотал Сэм про себя, но в этот момент почувствовал, как все тело застыло. Он увидел то, во что не хотелось верить.
Возможно, это произошло из-за нехватки персонала в экспедиции или из-за того, что Амелию схватили, как только она прибыла сюда. Команда, которой поручили установить коммуникационное оборудование на этом объекте, наверняка считала приоритетным его функционирование. У них могло не быть времени на проверку и соблюдение мер безопасности – внутренняя часть устройства, которая должна быть закрыта экраном, осталась открытой. Там находилось нечто, полностью идентичное снаряжению на груди Сэма.
Ошибки быть не могло, он уже почти год носил на груди капсулу с ББ. Почему такая же капсула находится внутри коммуникационного оборудования? Что в ней? Сэм хотел проверить, но устройство уже опустилось обратно в пол.
Вся Северная Америка с востока до запада теперь была подключена к сети, а капсула скрылась глубоко под землей.
«Что же я натворил?» – Сэм не мог унять дрожь пальцев. Она поднялась по рукам к плечам, пробежала по щекам, пронзила мозг, спустилась по спине через поясницу к коленям и заставила корчиться в судорогах все тело. «Что это было?» Эмоции, которые возникают при встрече с чем-то, что ускользает от понимания, не поддается осмыслению и что ранее невозможно было даже представить, очень похожи на страх. Неизведанное всегда пугает.
Сэм тяжело опустился на пол, опираясь на руки. У него не было сил, а дрожь во всем теле не проходила. Ему казалось, что все здание и мир вокруг него вибрируют. Впрочем, не время было рассиживаться. «Капсула, которую я только что видел, – очередное проклятие. Я должен прямо здесь снять его. Все нити спутались, нужно их оборвать», – подбадривал себя Сэм. Он встал, чтобы унять дрожь, открыл дверь и вышел наружу.
Там все так же лил затяжной темпоральный дождь. Он только усилился с того момента, когда Сэм зашел сюда, и теперь земля вокруг начала превращаться в водную гладь, только это было черное море смолы, поглощавшей все цвета вокруг.
Включенный одрадек принял форму креста и замер, направленный вперед. Лу не плакал. Сэм заглянул в капсулу и увидел, что младенец сжал крошечные ладошки в кулачки и весь съежился, но не от страха. Лу испытывал вражду к надвигавшейся опасности и был готов взглянуть ей в лицо. Сэм всмотрелся вперед.
Что за угроза надвигается, еще не было видно за плотной стеной темпорального дождя, но звук действительно нарастал. Смоляное море бурлило и несло останки прошлого с Берега. В его волнах взмывали и падали старинный автомобиль марки «бьюик» и скелет птерозавра, которые были выставлены в музее. К ним добавились трупы небольшого кита и дельфинов. Затем, пройдя сквозь завесу дождя, появился Хиггс.
– Подготовка к вымиранию окончена.
Омытая дождем золотая маска неприятно блестела, напоминая скользкую кожу какой-то рептилии.
– Поздравляю, Сэм. Прежде всего, позволь мне поздравить тебя с возрождением Америки. И Бриджет, и Амелия, и ваш директор не сказали тебе ни единого слова благодарности и не воздали должное твоему труду. Достаточно грустное основание страны, а ведь ты так страдал на пути к нему. Поэтому я отпраздную с тобой.
Прогремел гром. Каждый раз, как Хиггс подавал знак пальцем, небеса старательно отвечали оглушавшими Сэма раскатами, будто это были залпы салюта в честь возрождения Америки.
– Все узлы этого материка соединились. – Хиггс наигранно распростер руки и посмотрел на небо. Тучи осветила вспышка молнии. – Я все подготовил для вымирания.
Он указал пальцем вверх. На фоне кружащихся, как в водовороте, туч там, куда указывал палец Хиггса, казалось, расцвел крошечный красный цветок. Это был человек с раскинутыми в стороны руками, фигура которого образовывала крест. Из-за длинных светлых волос нельзя было четко разглядеть лицо, но ярко-красный цвет одежды не оставлял сомнений в том, кто это был.
– Амелия?
Сэм прошептал ее имя, но Хиггс вмиг оказался рядом и приложил к его губам палец, призывая к молчанию. Он демонстрировал свое настоящее лицо, без маски и без противогаза. Из обоих глаз текли черные слезы.
– Не торопись, она не убежит.
Когда Хиггс поднял одну руку к небу, Амелия медленно спустилась.
– Все массовые вымирания, произошедшие ранее, были вызваны факторами вымирания. Уже скоро случится шестое вымирание, но оно будет не просто сменой гегемонии среди видов, как прежде. Материя и антиматерия соприкоснутся, все исчезнет, и это будет настоящее, последнее, вымирание.
Сэм оттолкнул руку Хиггса, который все еще держал палец у его губ. Словно смеясь над раздражением Сэма, Хиггс показал золотую маску, намекая, что если Сэм не будет вести себя тихо, эта маска опять окажется у него на лице.
– Все благодаря тому, что вы соединили узлы. Подготовка к вымиранию окончена. Наконец-то пришло время фактору вымирания выйти на сцену.
– Амелия!
Амелия, стоявшая рядом с Хиггсом, медленно открыла глаза и посмотрела на Сэма пустым взглядом, будто только проснувшись от долгого сна. Их взгляды пересеклись: на лице Амелии появился румянец, а в глазах – блеск. Сэм хорошо знал это ее выражение лица. Она была здесь. Хиггс ударил Сэма по руке, протянутой к ней. Хиггс искоса посмотрел на поморщившегося от боли Сэма, прижал к себе Амелию и надел на нее маску, которая закрыла все лицо.
– Сэм, послушай. Я узел, связанный с вымиранием. Я свяжу воедино узлы, которые вы так отчаянно старались подключить к сети, и Берега всех людей. Тогда произойдет самое масштабное вымирание с тех пор, как жизнь зародилась на этой планете.
Голос, который слышался через маску, действительно принадлежал Амелии, но Сэм не понимал, по своей ли воле она произносит эти слова.
– Его нельзя будет сравнивать с предыдущими Выходами смерти. Человечество, нет, весь мир исчезнет в одно мгновение, и произойдет крупнейший и финальный Выход смерти. В этом мое предназначение.
«Ты знала это и заставила меня подключить хиральную сеть? Чтобы уничтожить человечество и весь мир? Возрождение Америки было лишь предлогом для всего этого?» На эти вопросы ответил Хиггс:
– Сэм, попытайся вспомнить. ДУМ… Обладатели сверхспособностей вроде нас… Это все ее работа. Сны о вымирании, которые мы видели. Это неизбежное будущее. Вот конец, который мы видели во снах. Остановить вымирание невозможно, все предопределено. У человечества есть лишь единственный выбор – ускорить его или отсрочить на самую малость.
Несколько пуповин опустились с неба, разорвав облака. Похожие на щупальца гигантского животного, они обвили Хиггса и попытались скрутить Амелию. Сэм отстегнул одно кольцо браслета, чуть порезал свою кожу лезвием и хотел наброситься на пуповины, но ноги не двигались. Смола обвила лодыжки Сэма и не отпускала. Хиггс со смехом смотрел на разыгрывавшуюся перед ним сцену.
– Амелия!
Хиггс, продолжая прижимать ее к себе, подтянулся на пуповине и стал подниматься в небо.
– Ты ничего не можешь сделать. Хотя нет, возможно, тебе позволят присутствовать при вымирании. Если хочешь увидеть это – приходи на Берег. Сэм, буду ждать тебя на Берегу Амелии, – бросил Хиггс и исчез вместе с ней.
Если просто стоять и смотреть на тучу, ничего не произойдет. Это было очевидно. Также он понимал, что Хиггс и Амелия оказались не над облаком. Его способностей не хватало, чтобы увидеть или распознать вход на Берег. Тем не менее он продолжал с мольбой смотреть вверх на тучу.
– Ты помнишь обещание?
Над головой Сэма раскрылся зонтик. Внезапно появилась хрупкая фигура курьера в черном облегающем костюме. Фрэджайл.
– Ты меня ждал? Я увидела, как ты смотришь на облако, поэтому и пришла. Я же Мэри Поппинс, – пропела она, вращая зонтиком.
Однако Сэм ничего не понимал. Впрочем, несомненно, она теперь для Сэма спасительница.
– Как все наложилось. Из-за этого я почувствовала, что Берег стал ближе. Ну и как-то поняла, где ты находишься. – Ее ноздри слегка раздувались.
– Отнеси меня на Берег Амелии.
Сэм сказал это резко, с напором, и Фрэджайл с серьезным лицом повернулась к нему.
– Хорошо. Я наверняка могу. Ты же много раз был на ее Берегу?
Да, но это было много лет назад, в детстве. После того как он ушел из «Бриджес», после инцидента с Люси он не то что не был на Берегу – он ни разу не встречался с Амелией. Может быть, если бы его из-за смерти Бриджет не привлекли к работе по восстановлению, они бы больше и не встретились. Сэм не был уверен, существует ли между ними такая же связь, как раньше.
– Если ты выполнишь обещание, то я помогу тебе. Ты должен поймать Хиггса живым. Я сама покончу с ним.
Точно, в этом состояла цель Фрэджайл. Раз тогда ее отмщение свершится, а Сэм сможет спасти Амелию, то нет причин отказываться. Сэм кивнул, а Фрэджайл улыбнулась в ответ.
– Но моих способностей не хватит, чтобы пойти вместе с тобой. Сначала я отправлю тебя, а сама догоню потом. Тебе ведь нужно будет вернуться?
– Ты тоже можешь попасть на Берег Амелии?
– Нет, у меня с ней нет связи. Но если я использую связь с тобой, должно получиться. – Фрэджайл посмотрела на запястье Сэма. На нем болтался потрепанный плетеный браслет – идентификатор «Фрэджайл Экспресс» с кровью Фрэджайл. Можно назвать его частью ее самой. После отправления из Озерного узла Сэм прошел вместе с ним большую часть материка, и за это время воспоминания Сэма тоже должны были стать частью браслета.
– Конечно, ты и Амелия соединитесь.
Сэм кивнул и сжал ловец снов. Если подумать, то это единственная вещь, которая связывает его с Амелией.
– А что будет с ребенком?
Лу! Он, наверное, не сможет отправиться с ним. Нет, его не стоит брать с собой, ведь нет никаких гарантий, что Сэм вернется. Он не был уверен, что победит Хиггса. Но в таком случае кто присмотрит за ним, пока Сэм и Фрэджайл будут на Берегу?
– Я знаю хорошего няньку. Зовут Дедмэном. Ты подключил сеть и здесь, поэтому я смогу отнести капсулу.
Пусть физическое расстояние не имело значения, но Фрэджайл придется использовать Берег и перенестись через него в Столичный узел. Сэма беспокоило, что это повлияет на организм Фрэджайл.
– Будешь?
Прожевывая криптобиота, Фрэджайл протянула еще одного Сэму. Он горько усмехнулся и взял насекомое.
– Ну что, мне придется к тебе прикоснуться, поэтому потерпи.
Фрэджайл с улыбкой взяла руку Сэма, ее ладонь слегка дрожала. Фрэджайл, как и Сэм, боялась силы Хиггса. Сэм, делая вид, что не замечает этого, притянул ее ладонь и накрыл второй рукой, в которой сжимал ловец снов.
– Закрой глаза.
Сэм обнял Фрэджайл за плечи и коснулся ее лба своим.
– Представь себе Амелию и Берег.
Сэм закрыл глаза. В голове почему-то возникла Амелия, стоящая к нему спиной на кромке прибоя.
– Ты ведь ее любишь? – прошептала Фрэджайл.
Губы Сэма сами сказали «да», но Сэм исчез до того, как его ответ достиг ушей Фрэджайл.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий