Death Stranding. Часть 2.

Эпизод XIV. Сэм Стрэнд

Он лежал на песке.
Первым, что он увидел, открыв глаза, был красный цвет. Такой, который он где-то видел раньше, который был спрятан в глубоких слоях памяти – цвет крови, что впервые видит ребенок в материнской утробе. И море, и небо были алыми. Это Берег Амелии? Сэм не мог поверить, что это тот самый Берег, на который она много раз приводила его. Сэму казалось, что произошла какая-то ошибка, и, увидев огромную планету, висевшую на небосклоне, он засомневался еще сильнее. Она очень походила на Землю, но форма материков была другой. По крайней мере, это была не та Земля, о которой Бриджет рассказывала Сэму в детстве. На этой планете материк принял форму свернувшегося эмбриона.
Сэм стряхнул с себя песок, встал на ноги и посмотрел по сторонам, но никого рядом не увидел. Наверное, прыжок в пространстве не удался. Может, из-за творящегося хаоса он попал на чей-то чужой Берег, а не к Амелии.
– Ты опоздал. Я всегда тебя ждала.
Женский голос развеял беспокойство Сэма. Он повернулся на голос и увидел Амелию, которая стояла к нему спиной и смотрела на море. Он позвал ее по имени.
– Сэм, ты еще не понял, кто я?
Она обернулась. Лицо принадлежало Амелии, но говорила она голосом Бриджет.
– Я всегда ждала тебя здесь, на Берегу. Ждала, что ты придешь и остановишь меня, остановишь вымирание.
– Бриджет?
Она улыбнулась на его вопрос.
– Да, я Бриджет.
Голос слышался будто издалека. Все-таки это не Берег Амелии?
– Моей дочери, Саманты Америки Стрэнд, не существует в твоем мире. – Ее загадочный тон еще больше сбивал Сэма с толку. – Извини, Сэм. Я Бриджет, но я же и Амелия. Они обе – часть меня.
Бриджет с лицом Амелии пыталась убедить в этом Сэма. Или же, наоборот, еще больше запутать его.
– Сэм, теперь ты понял? Я не Амелия и не Бриджет. Я – фактор вымирания.
И она начала свой рассказ.

 

– Это картина Леонардо да Винчи.
На картине была изображена женщина, обнимающая ребенка, но казалось, что младенец пытается выскользнуть из ее объятий.
– Называется «Мадонна с веретеном». Веретено – это то, что у младенца в руках. Он увлечен им, а мать выглядит обеспокоенной. Левой рукой она прижимает ребенка, а правой будто собирается защитить его.
– То, что держит в руках ребенок, больше похоже на крест, чем на веретено, – длинная вертикальная палка с поперечной перекладиной.
Когда Бриджет указала на это, отец погладил ее по голове своей большой ладонью. Она, конечно, морщилась и просила отца прекратить, чтобы волосы не растрепались, но на самом деле очень любила, когда папа ее так хвалил. Она рассматривала картину, нарисованную около пятисот лет назад, стоя рядом с отцом, пахнущим сигарами.
– Да, все правильно. Это крест. Младенец – Иисус, а женщина – Мария. Она напугана тем, что в будущем Иисус будет распят на кресте и сам принесет себя в жертву, чтобы спасти человечество.
– Папа, а как Мария это узнала? Почему она не предотвратила это?
– Потому что мы люди. – Лицо отца немного посуровело, почему-то запахло пˆотом. Бриджет нравился аромат сигар, напоминающий запах сухих листьев, но сейчас пахло неприятно. – Чтобы человечество продолжало жить, нужны особые жертвоприношения.
Естественно, Бриджет, будучи совсем ребенком, не могла понять смысла сказанного («Конечно, мне ведь было всего пять лет»). К осознанию этой правды она пришла намного позднее.
Сон про крест она видела много раз. Почему-то ей казалось, что об этом не стоит говорить другим людям, и она молчала, решив хранить его в секрете до самой смерти.
– Поэтому ты первый, кому я рассказываю.
Береговая линия тянулась бесконечно. Бриджет шла одна, глядя на море с правой стороны. «Если бы я шла до самой смерти, то, наверное, все равно не добралась бы до конечной точки» – заметив это, Бриджет почему-то обрадовалась. Значит, этот мир бесконечен.
Спокойная гладь моря отражала солнечный свет, все вокруг сияло нежностью и красотой. Будучи умной девочкой, она знала, что жизнь на суше появилась из моря. Белоснежный песок приятно похрустывал в руках. Ей нравилось строить замки из песка. Она даже соорудила небольшую дамбу, чтобы волна не разрушала их.
Она понимала, что это место она видит во сне, но ей нравилось смотреть этот сон. Когда же она узнала, что этот чистейший белый песок получился из частиц кораллов и обломков ракушек моллюсков, она испугалась сна. Тот пляж превратился в берег смерти.
К сожалению, выбирать сны она не могла. Напротив, теперь она, как только засыпала, сразу оказывалась на Берегу. Бесконечная береговая линия превратилась в бесконечный кошмар. С тех пор она начала видеть на Берегу кресты. Воткнутые в песок, возвышающиеся над поверхностью моря, торчащие на линии горизонта – они появлялись и скрывались от ее глаз. Временами она даже видела кресты, плывущие по небу.
Однажды гигантский крест выбросило на берег. Он был невероятно огромным, словно на нем собирались распять кита или великана, но вместо них на кресте была кукла – ангелочек с оторванными крыльями. Бриджет пожалела его и сняла с креста. Она вымыла куклу в морской воде, бережно прижала к себе. Кукла могла открывать и закрывать глаза, если ей наклонить голову. И даже когда Бриджет очнулась ото сна, кукла все еще лежала на ее груди.
На Берегу во сне появлялись не только кресты. Сначала это были трупики рыбок и небольших птиц. На них не наблюдалось никаких ран, они не разлагались, но сами тела были холодными, а их сердца не бились, поэтому Бриджет решила, что они мертвы. Кроме того, эти животные вымерли давным-давно, их не существовало в мире, в котором жила Бриджет. Число трупов вымерших животных на Берегу росло – от аммонитов и трилобитов до мамонтов и динозавров. К ее удивлению, у всех животных, которых волной прибивало к берегу, была пуповина.
Она боялась снов, но никому о них не рассказывала. В глубине души она мечтала, чтобы этого мира из ее снов не стало.
Ее желание исполнилось, правда, не так, как она себе представляла. Когда она заснула и очнулась на Берегу, то небо и море окрасились в цвет крови. Над горизонтом почему-то висела древняя планета Земля, которую она однажды видела на иллюстрации в книге. Такой планета была много миллионов лет назад.
Все было пропитано тоской. Бриджет не чувствовала своего обычного страха, теперь ей хотелось плакать. Из-за моря появился источник этой тоски – нечто, что исчезло в тот момент, когда зародился этот мир.
Когда это нечто появилось в мире, море вскипело, а небо рассыпалось на куски. Поднялась волна выше небоскреба и выбросила на берег вымерших животных. На белый песок, состоявший из мертвых частиц, вынесло горы трупов. Маленькая Бриджет смотрела на все происходящее, крепко прижимая к себе куклу. На этом Берегу не было ничего живого.
– Это сны о вымирании, которые видела я. Они не перестали сниться мне, даже когда я выросла. Я видела вымирания, которые происходили в самое разное время после появления жизни на Земле. Но не только прошлые! Но и то, что может случиться в будущем. Да, к Берегу прибило труп человека. Лицо очень сильно напоминало мое, и, естественно, от живота трупа тянулась пуповина.
Жизнь умной и сильной девушки сопровождалась кошмарами о вымирании. Она не убегала от них, но и сны не изводили ее. Она приняла их как обычную несправедливость жизни, поэтому они не вызывали у нее желания покончить с собой и не сводили с ума. Неизвестные люди по глупым причинам начинают войны, ранят и убивают других людей – разве это не то же самое? По крайней мере, она так восприняла эти сны и постепенно привыкла к ним. Более того, она решила, что стоит попытаться их понять. Ведь когда она захотела избавиться от них, Берег стал куда более жестоким, чем ранее. Значит, безопаснее в нем разобраться.
Судьба, космос, человечество – все это она жадно изучала, стараясь понять этот мир. Ее занятия политикой стали естественным продолжением этих исследований.
– Это не было ошибкой, но и правильным ответом тоже не являлось. Затем я столкнулась с первым препятствием.
– Третья стадия, – объявил врач, показывая рентгеновский снимок.
Казалось, что это происходит не с ней. Врач потупился и тихо откашлялся; именно он выглядел пациентом.
– К сожалению, необходима операция.
Как только ей исполнилось двадцать, у нее обнаружился рак матки. Конечно, она была в ужасе, но ничего другого не оставалось. Бриджет как примерная пациентка согласилась на операцию.
Стоило ей лечь на операционный стол и вдохнуть анестезирующий газ, как она тут же заснула.
– Все в порядке. Когда вы проснетесь, все уже закончится. Вы даже не заметите, как пройдет время, и даже снов не будете видеть. Несколько часов для вас пролетят как одно мгновение, – сказал врач перед операцией.
– Совсем как Рип ван Винкль, – ответила с улыбкой Бриджет.
Врач был прав, но не во всем.
Она очнулась на пляже. Операция действительно прошла в один миг. Родители и медицинский персонал присматривали за Бриджет: она лежала в больничной палате, очнувшись после наркоза и чувствуя острую боль. Казалось, что ей только что провели общий наркоз.
Но на самом деле она все еще была на Берегу. Она не понимала, проснулась или до сих пор спит; не могла сказать, на какой стороне сейчас течет время ее жизни.
– Я была одновременно в двух мирах. Физическое тело Ха и душа Ка разделились, но продолжали существовать.
С этого момента началось противоречие ее существования. Стремясь распутать этот узел, она дала второй себе, которая осталась на Берегу, другое имя – Амелия. Она образовала его из двух слов: французского âme, которое означает «душа», и английского lie – «ложь». Чтобы жить как человек по правилам этого мира, Бриджет пришлось создать Амелию.
Тот труп, похожий на нее, который прибило к Берегу. Если это была Амелия, то нужно вернуть ее к жизни, иначе человечество вымрет – такое было предчувствие. У Бриджет было сознание и физическое тело, но не было души; у Амелии было сознание и душа, но не было физического тела.
– Амелия, моя душа, не осталась на Берегу, она появилась и в этом мире. Как я во сне перемещалась на Берег, так и она во снах путешествовала по этому миру, прямо как Твари. Во снах ее можно было видеть, но нельзя было прикоснуться к ней. Поэтому то, что никто не встречался с Амелией физически, правда.
Амелия на Берегу – это Бриджет, поэтому она и выглядела как Бриджет («Хотя у нее нет тела»). Поначалу все казалось естественным, но тело Бриджет старело, повинуясь законам этого мира, а Амелия на Берегу оставалась двадцатилетней. Находить объяснение этой все увеличивающейся разнице пришлось уже после Выхода смерти.
Америка была разрушена. Бриджет осознала, что сон, который она видела с детства, стал реальностью. Много раз виденные кресты, трупы с пуповинами, кукла. Кроме того, еще и рождение Амелии. Нужно было связать это воедино, дать всем явлениям какое-то объяснение, а затем понять сущность фактора вымирания и найти выход из ситуации, в которой оказался мир.
Первое, о чем солгала Бриджет, – это рождение ребенка по имени Амелия. Она сказала, что до того как произошел Выход смерти, у нее родился ребенок, страдающий синдромом запертого человека. Когда девочка только родилась, объяснений этому не нашли. Теперь, когда Бриджет услышала гипотезу о том, что Берег связывает жизнь и смерть, она все поняла: душа дочери находилась на Берегу. Однако из-за Выхода смерти Берег проник в этот мир, и душа дочери, Амелии, объединилась с телом.
Она призналась в этом своему соратнику Джону Блейку Макклейну – молодому, но одаренному спецназовцу. У него была выдающаяся способность к эмпатии. Он обладал невероятным талантом понимать и принимать других людей и внешние системы. Это качество объединяло его с Хиггсом, которого Амелия встретит позднее. Джон отлично ориентировался в том, как устроен реальный мир, но он понятия не имел, как использовать это для своей выгоды. Он был из тех, кто готов на все ради кого-то или чего-то и не испытывает никаких сомнений.
Амелия наконец-то родилась в этом мире. Ее душа и тело объединились, и она смогла двигаться. Затем она научилась свободно перемещаться между этим миром и Берегом. Эту способность можно использовать для преодоления небывалого катаклизма, который произошел на земле.
Джон верил Бриджет и поклялся пожертвовать всем ради возрождения Америки. Он организовал «Бриджес» и прикладывал все усилия, чтобы создать систему, которая восстановит страну. Этой системой являлось не что иное, как хиральная сеть.
Берег соединялся с миром мертвых или, другими словами, с прошлым. Свет и электрические волны рассеиваются, не исчезая. Они уходят далеко в космос, но не пропадают. Электрическая волна, возникшая в чьем-то мозге, и события, которые запомнил луч света, существуют вечно. Мы, люди, рассматриваем мир, в котором существует все вышеуказанное, как мир мертвых. Но если соединить все эти обломки, то, вероятно, можно узнать, как избежать массового вымирания, по масштабу схожего с так называемой «большой пятеркой». Такое откровение снизошло на Бриджет.
В то же время у Бриджет из живота начала расти пуповина, но она соединяла не с плодом в утробе, а с Амелией на Берегу. Сколько бы Бриджет ни отрезала пуповину, она отрастала снова и была точь-в-точь как те, что росли у вымерших существ из ее снов.
– Да, моя пуповина была такой же, как и у вымерших видов. Я то, что вы назвали фактором вымирания. Почему я? Почему человечество должно вымереть? Чтобы узнать это, запустили хиральную сеть – я хотела узнать о прошлом, о прошлых вымираниях и возрождениях, которые пережил этот мир. И «Бриджес» была основана для этого. Тогда же случились выплески пустоты, родились носители ДУМ-способностей, появились ББ. Рак снова захватил мое тело. Я думала, что Берег наказывает меня за то, что я пошла против своей миссии. Дальше ты и сам все знаешь, Сэм. Я потеряла свое физическое тело и не смогла объединить всех, поэтому поручила это тебе. И ты исполнил мою просьбу.
Амелия и Бриджет были с самого начала. Они связаны с отправной точкой, когда эта Вселенная появилась в результате Большого взрыва. Он породил две противоположности – материю и антиматерию. Сразу после зарождения они соприкоснулись и вызвали катаклизм. Произошел выплеск пустоты, он преобразовался в энергию, и в этой Вселенной ничего не должно было остаться. Но каким-то образом часть материи уцелела, и этого хватило, чтобы создать наш мир. Оставшиеся после выплеска пустоты сразу после Большого взрыва несколько частиц материи стали основой этого мира.
– Все равно Вселенная вот-вот превратится в ничто. Мир, который изначально должен был исчезнуть, мир, который сохраняет хрупкий баланс. Пять массовых вымираний прошлого – попытки Вселенной уничтожить этот мир. Но каждый раз от жизни что-то оставалось и она возрождалась назло судьбе. Даже можно сказать, что массовые вымирания мешали глобальному уничтожению, потому что заставляли бороться за жизнь. Вымирание одних видов порождало другие, и материальный мир не исчезал. Так, вместо того что бы задушить жизнь, «большая пятерка» разжигала ее. Массовое вымирание было надеждой, возможностью.
Вот какую истину обнаружила она, фактор вымирания, когда весь материк был объединен хиральной сетью. Действительно, это дало ей надежду и связало ее существование с существованием этого мира. Однако у этой истины была и обратная сторона. Люди вымрут даже без уничтожения этого мира; человечество – это жертва, которую нужно принести, чтобы предотвратить уничтожение Вселенной.
Она была в отчаянии из-за того, в каком бездонном одиночестве ей придется провести сотни миллионов ночей на Берегу. Затем она осознала: сны о вымирании являлись воспоминаниями о сопротивлении истинному желанию этого мира вернуться в небытие, и это откровение придавало созданному Амелией и Бриджет другой смысл. То, чего добилась Бриджет, открыло еще одну, третью сторону вымирания.
– Возвращенцем сделала тебя я. И я же сделала тебя Бридж-Беби, спасителем этого мира и жертвой в его фундаменте. Убила тебя тоже я, Сэм.
Состояние этого мира начало меняться с того момента, как Клиффорд Унгер привез в изолятор свою избранницу, которая совершила попытку самоубийства. Для нее смерть была уже неизбежна: врачи пытались реанимировать пациентку, у которой зафиксировали смерть мозга, но ничего не вышло. Возникли споры о том, стоит ли продолжать поддерживать ее жизнь искусственно, но положительное решение было вынесено не врачами – это был прямой приказ президентской команды.
Клиффорда не информировали обо всех деталях, но пациентка находилась в медицинском учреждении, которое подчинялось напрямую правительству страны, поскольку ситуация почти полностью совпадала с тем случаем, который год назад произошел на Манхэттене.
Женщина была на седьмом месяце беременности. Плод извлекли, и на нем стали проводить испытания, связанные с разработкой Бридж-Бэби. Вначале Клиффорд верил, что мать и ребенка лечат, а потом, когда узнал об истинной цели, попытался вернуть сына себе. Его попытка оказалась неудачной – и он, и ребенок умерли. Согласно записям, убийство совершил Джон Блейк Макклейн, соратник президента.
– На курок нажала я. Я убила и тебя, и Клиффорда, хотя не желала этого. У меня и в мыслях не было убивать спасителя («Вместо спасения мира от уничтожения хотела спасти Сэма – но ведь и к этому я не стремилась? Я хотела спасти Сэма, чтобы вместе с ним на Берегу наблюдать за вымиранием»).
Поэтому она ходила по Берегу в поисках души Сэма. Он лежал на пустынном побережье с рваной раной на животе в виде креста – такая же осталась на его физическом теле в мире живых из-за пули, пробившей тело насквозь. Обняв младенца, Бриджет возродила его душу и вернула Сэма в этот мир. Таким поступком она попрала все законы мироздания.
– Мало того что я убила извлеченного из утробы матери нерожденного младенца, существующего в искусственной матке, так потом еще и воскресила его! Сначала возродила душу, а потом тело, а не наоборот. Это действие противоречило ходу времени, которое идет из прошлого в будущее, – теперь к этому миру стали применимы законы того света.
И от этого мир взбунтовался.
– Я нарушила баланс жизни и смерти только потому, что хотела спасти тебя.
Ты стал возвращенцем, которого отвергает мир мертвых. Более того, ты соединился со мной и стал частью фактора вымирания («Но это стало понятно только после того, как я осознала устройство этого мира, истинное значение фактора вымирания и Выхода смерти»). Семя вымирания было рассеяно по всему миру и породило носителей ДУМ-способностей, которые могли соединяться с Берегом. Способностей, передающих сны о вымирании, которые видела я. Я вовлекла в это тебя и других, подобных тебе. Из-за этого в нашем мире стали появляться мертвые. Взрывы, приводившие к уничтожению, в прошлом затрагивали все живое. Мир устремился навстречу своей гибели. Но теперь только люди подвергались некрозу, только люди становились Тварями и только люди стали вызывать выплески пустоты.
Я запустила процесс шестого вымирания. Возможно, таким образом я предотвратила уничтожение Вселенной, но человечество было обречено.

 

Сэм не мог смотреть Амелии в лицо, но и уцепиться взглядом за что-либо вокруг себя был в не состоянии. В окрашенном в алый цвет небе висела планета Земля странной формы и таких размеров, что она, казалось, вот-вот упадет. Море утихло, и его гладь невозмутимо отражала багровое небо. Линия берега безгранично простиралась вдаль. Казалось, что признание Амелии тоже будет длиться бесконечно.
– Последний Выход смерти уже начался. Берега всех людей, живущих в Северной Америке, соединились с моим и сформировали Шов. Скоро огромное количество мертвецов пройдет через этот Берег и переполнит все Швы. Ты можешь остаться здесь и смотреть, как вымирает человечество. Вместе со мной.
Амелия села на песок. Ее светлые волосы колыхнулись, и Сэм почувствовал их запах. Он с самого детства часто видел ее в этой позе. Даже сейчас Сэм не понимал, что именно в ней связано с вымиранием.
– Просто наблюдать за гибелью людей?
– Да, быть вместе со мной до самого конца. Не так уж и плохо! – легко, словно нараспев ответила она, заставив Сэма потерять дар речи. – Ворота в тот мир уже открыты. Но если ты сможешь отрезать мой Берег от мира живых, то остановишь последний Выход смерти. По крайней мере ты отсрочишь гибель человечества.
– Я могу предотвратить последний Выход смерти?
– Нет, его нельзя предотвратить, он уже начался. Но если закрыть мой Берег, то можно выгадать еще немного времени до того, как шестое вымирание уничтожит всех людей в мире.
Амелия протянула Сэму револьвер.
– Или сейчас, или немногим позже. Выбрать можно что-то одно.
Сэм не мог отвести глаз от револьвера, ярко отражающего свет. До того как его отправили на этот Берег, он не сомневался, что избавится от фактора вымирания. Он старался думать, что существо, которое до сих пор называлось Амелией, – фальшивка, чистое зло, несущее катаклизмы. Чтобы закрыть ее Берег, нужно взять револьвер и убить ее. Однако даже если он совершит это, человечество не избежит вымирания. Раз так, то какой смысл брать в руки револьвер? Выслушав признание Амелии, он теперь не мог считать фактором вымирания только ее. Если возвращенцы, носители ДУМ-способностей, Бридж-Бэби появились в результате сопротивления естественному процессу уничтожения Вселенной, то они должны признать, что сами являются частью вымирания. Сэм протянул руку и робко взял револьвер. Выбрать, решить, сделать шаг вперед. Бездействие ни к чему не приведет.
Сэм ощутил тяжесть оружия – казалось, что он одновременно тяжелее и хрупче любого из грузов, которые ему доводилось носить в своей жизни. Ловец снов на шее покачнулся от порыва ветра. Воздух будто пронзил грудную клетку и вышел через спину. Появилось чувство легкости.
Револьвер выпал из ладони и зарылся в песок. Сэм выставил обе руки вперед, словно младенец, который пытается что-то схватить. Он обнял Амелию.
Он чувствовал ее запах, руками ощущал тепло ее тела, а грудью – биение сердца.
– Мы связаны, несмотря ни на что. Этому меня научила ты.
Амелия крепко прижала Сэма к себе, а он ее. Контуры их размылись, а души, Ка, слились.
– Вот ловец снов. Оберег от кошмаров.
Это произошло, когда Сэм был маленьким. Амелия подарила ему ловец снов, когда он плакал на Берегу.
– Надевай перед сном, и я буду отгонять кошмары. Мы навсегда связаны. Когда ты вырастешь, то с его помощью заново объединишь мир, и тогда приди остановить меня. Меня можешь остановить только ты. Пообещай, что не забудешь, Сэм. Я буду ждать тебя на Берегу.
Добавился еще один осколок общей картины. Талисман, превращающий ночные кошмары в хорошие сны. Сон – это просто сон; проснувшегося ожидает та же реальность, что и перед засыпанием. Однако сила увиденных снов показывала совершенно другую сторону будущей реальности. Амелия тогда хотела сказать это? Сэм был слишком мал, чтобы понять ценность ее подарка, но сейчас он это осознает.
– Амелия, ты с самого начала…
Она сильнее прижала его рукой, обхватив за плечи. Его щека намокла от ее слез, которые вместе со слезами Сэма капали на песок.
– Нет, я ничего не знала с самого начала. Я видела много разных снов и не понимала, что действительно произойдет в будущем. То же было и с вашими снами. Я не знала, какие из них станут реальностью. Чтобы разобраться, составить полную картину, нужна перспектива, нужно время. Но для меня на Берегу не существует времени. Я не линия, а всего лишь точка. Поэтому я видела во снах всевозможные варианты будущего и могла только показать их вам, чтобы вы выбирали сами.
– Мои кошмары – это твои сны о вымирании?
– Ты соединял точки и превращал их в нить. Человек живет день за днем, соединяя точки.
Она подняла лицо от груди Сэма. Растворившиеся контуры их тел снова восстановились. Она поблагодарила его и посмотрела на револьвер, лежавший у ног.
– Оружие здесь тебе не нужно, но оно сыграет свою роль. Ты объединил мир не оружием, а связями. Если ты этого хочешь, я закрою свой Берег. Начавшийся последний Выход смерти никто не может остановить, поэтому я отрежу мой Берег от твоего мира.
– А ты?
– Я и есть Берег. Я должна оставаться здесь, пока не произойдет вымирание. Даже если оно случится через десятки, сотни тысяч лет. В этом роль фактора вымирания. Я должна стать здесь временной жертвой, а вы сможете продлить жизнь человечества. Но… – Она посмотрела на Сэма, и на ее лице появилась теплая улыбка. – Я не выдержала долгого ожидания вымирания в одиночестве. Я почему-то подумала, что раз мир все равно обречен, то никто не станет меня обвинять, если я приближу его конец.
Возможно, это решение приняла та маленькая девочка, которая еще не постигла истину. Или же проклинавшая судьбу пожилая женщина, чье тело было изъедено раком. Или же девушка, на которую снизошло озарение о необходимости восстановить Америку. Она видела сны, но не могла никому о них рассказать.
– Но вы выбрали объединение, даже если впереди вас ждет тупик. Помни – перед каждым из вымираний жизнь бунтовала, эволюционировала. Вымирание – это не конец, а возможность. Я должна принести себя в жертву, чтобы сохранить надежду. Мы с тобой всегда будем связаны, но я закрываю этот Берег. – Она еще раз изо всех сил обняла Сэма. – Спасибо тебе!
Это были ее последние слова. Рука Амелии внезапно ослабла. Кровавое море поглотило песок, и они стояли, обнявшись, на поверхности водной бездны. Только Сэм возвращался в ее пучину. Он опускался сквозь толщи воды, еще слыша слова Амелии и чувствуя кожей тепло ее тела.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий