Death Stranding. Часть 2.

Горный узел. Комната отдыха

– Сэм, извини. Я не собирался копаться в твоем прошлом. Мне просто хотелось понять вашу… связь между тобой и Лу.
Дедмэн склонил голову в знак извинения. Сэм был смущен такой искренней просьбой о прощении. Сначала он сердился, но теперь сам чувствовал себя виноватым и не знал, что сказать. Ведь это он сам видел Лу в ББ, сам пожелал искупить вину перед живым существом, которое не смог спасти. Сэм не мог спокойно относиться к любопытству Дедмэна, но и ругать его тоже не стал.
– Мой организм на семьдесят процентов состоит из донорских органов. Бывший коронер, новый сотрудник «Бриджес». Хорошо знаю мертвецов, но не могу почувствовать Берег. – Дедмэн присел и заглянул в капсулу, чтобы рассмотреть снова засыпающего ББ. – Сэм, ты знаешь о Франкенштейне?
«Что-то об этом слышал. Историю Франкенштейна рассказала Люси (“Ты уверен в этом?”). Люди хотели стать творцами и стыдились того, что они сами были кем-то сотворены. Чтобы забыть этот стыд, придумали легенду о том, как познать Бога и стать подобным ему. То же самое и с Берегом – так говорила Люси».
– Я был искусственно выращен из полипотентных стволовых клеток. Несформированные органы оставалось только пересадить от умерших людей. Понимаешь, я родился не из утробы матери, как все вы. Значит, у меня нет Берега, как и связи с матерью. Нет момента, который я могу назвать своим рождениям. Нет души, Ка, поэтому меня и зовут Дедмэн – мертвец с живым физическим телом.
Сэм слушал его, опустив голову, а когда поднял ее, то встретился взглядом с Дедмэном, который улыбался со слезами на глазах. «Невозможно поверить! У такого, как он, есть эмоции, есть способность мыслить, любопытство. У него должна быть душа» («Сэм, ты глуп. Сознание и душа – разные вещи»).
– Поэтому меня всегда привлекал Берег. Из-за этого я присматриваю за ББ. Если этот ребенок – снаряжение, то я просто кукла. – Дедмэн попытался дотронуться до капсулы, но рука прошла сквозь нее. – Удивительно, но когда мы были на том поле боя, я не чувствовал тоски. Впервые в своей жизни. Я был соединен с ним, с Лу, а через него и с тобой. Ты пришел ради ребенка, пусть и не ради меня. Но я все равно поверил в нашу с тобой связь. – Дедмэн повертел головой, проверяя обстановку. – Сэм! Я вот что иногда думаю: раз Берег привязан к каждому человеку, то он на самом деле не существует? Хиральная связь, Берег Фрэджайл, через который она помогает мне передвигаться, – может быть, все это только моя иллюзия? Но если такие иллюзии накладываются друг на друга, то тогда они и становятся реальностью. Ведь связь – такая хрупкая вещь. Насколько проще было бы мне – не нужно было бы сочинять весь этот рассказ про чудовище Франкенштейна, органы доноров и прочее.
«Что это значит? Его признание – просто болтовня?» – Сэму показалось, что у него кружится голова.
– Не делай такое страшное лицо. У меня действительно нет Берега. Точнее, я его не могу почувствовать. Я не обладаю ДУМ-способностями и этим похож на обычных людей. Но я не смог этого выдержать. Не было ощущения, что я живой. Я завидовал вам.
«Если нужна такая способность, то могу дать тебе сколько угодно. Из-за нее я потерял и Люси, и Лу. Чувствую внутри ярость, которую не могу подавить. Не был бы ты голограммой – я бы тебе врезал» («Несмотря на гаптофобию?»).
– Не стоило обрывать связь с нами.
Внезапно послышавшийся голос Бриджет заставил Сэма застыть на месте. Он оглянулся, словно испуганный пес, но увидел только озадаченное лицо Дедмэна.
– Бриджет так говорила.
То ли он перепутал ее голос с голосом Дедмэна, то ли у них одна галлюцинация?
– Бриджет была права, я так думаю.
– Я не обрывал связь, ее не существовало с самого начала, – сказал Сэм громко, боясь, что снова услышит голос Бриджет.
Из-за своего охрипшего голоса он почувствовал себя еще более неловко. «Десять лет никак не контактировали, но когда сама оказалась на пороге смерти, а Амелия – в крайне затруднительном положении, стала просить о помощи. Связь, о которой говорят подобные люди, – просто обман. Впрочем, я не вправе судить их, ведь сам взялся за их протянутую руку. Это все из-за меня: до сих пор не избавился от прошлого. Ничего не изменилось с того дня, как я не смог спасти Люси и Лу», – критикуя себя, Сэм избегал мыслей о главном. Он и сам понимал это.
Оттого ему было страшно посмотреть в лицо Дедмэну – вдруг тот видит все насквозь? Сэм не понимал, как Дедмэн может истолковать долгое молчание.
– Со мной же связь была, – пробормотал Дедмэн и отключил связь.
Его голограмма исчезла, и теперь комната казалась очень просторной. Это напомнило Сэму его ощущения после выплеска пустоты. Целый город исчез, и на его месте в земной тверди образовался кратер. Сэм помнил, что тогда он мог только стоять и растерянно смотреть вокруг. Пустынный пейзаж вместо города-спутника, вместе с которым исчезла Люси и множество других людей. Раскаяние за то, что он не смог спасти Центральный узел, хотя Игорь отдал ему ББ. Воля невидимых мертвецов, стирающих с лица земли людей, заставляет Сэма оставаться в прошлом. Даже если протянуть руку, то она ни до чего не дотянется. А если и дотянется, то ничего не произойдет.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий