Death Stranding. Часть 2.

Портовый узел

Это был очень слабый голос. Настолько тихий, что, казалось, возьми его обладателя в руки – он тут же рассыплется в прах. Таким был голос Клиффорда. Желая добраться до источника воспоминания, он изо всех сил пытался опуститься на дно моря, в самую тьму, куда не проникает солнечный свет, но ничего не вышло.
Сэма обнаружили рядом с внешней стеной Портового узла. Перемазанный грязью, он спал в позе эмбриона, прижимая к животу капсулу с ББ. Виктор, сотрудник «Бриджес», нашел Сэма и перенес его в комнату отдыха. На теле были раны, но все несмертельные; Сэм был истощен, но показатели работы мозга, сердца и других органов не говорили о тревожных симптомах. Он просто очень крепко спал. Виктор со смехом рассказал, что ему стоило немалого труда вытащить капсулу из рук спящего Сэма. Похоже, Сэм прямо окаменел в позе эмбриона и всячески пытался защитить ББ, чтобы его никто не забрал.
– Ты все еще носишь брелок Игоря.
Виктор был удивлен, что вещица умершего брата все еще в сохранности, и поблагодарил Сэма.
– К сожалению, пятна с капсулы так и не удалось оттереть. Кто-то оставил отпечаток своей ладони прямо поверх стекла. Это точно не твоя рука, я проверил.
Это была рука Клиффорда, но Виктор не мог об этом знать.
– Я вот что получил от Дедмэна. – Виктор включил монитор браслета и показал на защищенный от просмотра файл.
Когда Виктор вышел из комнаты, Сэм открыл файл. Тут же установилась связь с Дедмэном. Наверное, такой порядок действий был запрограммирован.
– Сэм, ты проснулся!
Сэм вспомнил тот день, когда очнулся в Столичном узле. Он не смог спасти брата Виктора – Игоря из отдела утилизации трупов – от выплеска пустоты, но сам вернулся со Шва. В тот день ему отдали Лу, тогда же он встретился с Дедмэном.
– Все как и раньше. По нашим наблюдениям, тебя затянуло в суперъячейку, а буквально через несколько минут ты очутился у Портового узла, преодолев Озеро нулевой отметки. Куда тебя утащило? На Берег Амелии? Или на поле битвы?
Голос Дедмэна немного дрожал. Наверное, он вспомнил тот день, когда сам оказался на поле сражения.
– Там не было ни Амелии, ни директора. Я был на поле боя Клиффорда.
– Значит, ты пока не нашел ее.
– Клиффорд нам не враг, мне так кажется. Он пытается что-то сказать. Он говорит, что сам находится на краю. Наверное, его существование там и заканчивается. Он не может попасть сюда.
Полуживой-полумертвец – Сэм не произнес этих слов, потому что считал, что они к нему вернутся. Его тоже можно назвать полумертвым-полуживым. Кроме того, Сэм сейчас почему-то не мог передать признание Клиффорда. Он ничего не помнит о своей прежней жизни, но пришел в этот мир благодаря силе эмоций, используя сожаление и обиду безвестных мертвецов. Если считать Клиффорда результатом смеси этих эмоций – если считать его воплощением эпохи войны и разрушений, то Лу и Сэму судьбой предписано следовать по дороге, по которой шли их предки вроде Клиффорда, и окончательно уладить то, что совершили они. Он, наверное, пришел, чтобы извиниться за это. Значит, Лу и Сэм тоже символы чего-то. Такая интерпретация помогала Сэму сохранять душевное равновесие.
– Это было то, чего Сэм даже сам не осознавал.
– Сэм, все нормально? – обратился Дедмэн к замолчавшему Сэму. – Я хочу кое-что показать тебе, нашел, когда рылся в архивах. Сообщение директора для нас.
Монитор стал черным, и за спиной Сэма появилась голограмма Дайхардмэна. Изображение не двигалось, и фигура в черном костюме и маске напоминала рыцаря. Верный слуга, который служит своему господину. Сейчас он был воином, собирающимся отправиться на поле битвы.
– Я хочу, чтобы это сообщение посмотрели, если не я вернусь.
После этой фразы голограмма начала двигаться – Дайхардмэн молча поворачивал голову, словно оглядываясь. Теперь директор походил не на рыцаря, а на полного осторожности и осмотрительности разведчика, пробравшегося на вражескую территорию.
– Надеюсь, что эту запись смотрит кто-то из сотрудников «Бриджес». Это секретное послание на случай, если со мной что-то произойдет.
Директор начал рассказ:
– Вот что мне прислали. Это появилось неожиданно, без предупреждения. Обнаружена высокая концентрация хиралия – значит, кого-то отправляли через Берег. Амелия сказала, что Сэм такое уже видел. Это она прислала: Бридж-Бэби, которыми пользуются террористы. Судя по всему, такой же был и на полях сражений Клиффорда Унгера. Как видите, это кукла. Очень похожа на кукол, которые делали люди из прошлого мира. Куколки в виде голых младенцев, напоминающие купидонов, были очень распространены во всех странах мира. Но эта кукла отличается от тех – у нее нет крыльев, которые должны быть у ангелочка. Такая кукла не может полететь в небо, но является мостом в мир мертвых и отведет меня на Берег. Амелия сказала, что я смогу, если захочу. Это может быть ловушка, но я должен ей подыграть.
Изображение на секунду замерло. Директор, сжимавший у груди куклу в виде младенца, не казался отцом, защищающим слабого ребенка. Он выглядел смущенным тем, что ему передали это инородное тело.
– Вы ведь тоже мне подыгрывали. За этой маской я скрываю свое прошлое. Посмотрите на мое истинное лицо. На нем нет и следа ожогов. Я просто надел маску и выдумал поддельную личность. Вот кто я. Но и Амелия такая же. У нее нет прошлого, нет никаких свидетельств ее существования. Я никогда с ней не виделся. А вы? Пожимали ей руку? Обнимали ее? Чувствовали тепло ее тела? Первая экспедиция была поделена на две группы – передовой отряд и отряд поддержки. Амелия была в первом, а Мама, Локни и Хартмэн – во втором. Они прикасались к Амелии? Видели ее хотя бы раз во плоти, а не в виде голограммы?
Тут запись снова замерла и вмешался голос Дедмэна:
– Точно, Сэм. Весь передовой отряд был уничтожен в Краевом узле. Все, кроме Амелии. Все, кто мог бы подтвердить, что она существует. Или же ее нет?
– Глупость! Свидетелями могут быть не только они. Я прикасался к ней много раз.
Дедмэн, казалось, на мгновение согласился. Повисло недолгое молчание, но потом бывший коронер произнес нечто, чего Сэм не ожидал.
– Нет, я знаю ее только как голограмму.
– Но я видел Амелию много раз, с самого детства.
– Да, но на Берегу, – спокойно сказал Дедмэн.
Эта фраза застигла Сэма врасплох. Он думал, чем ответить и как возразить, но ничего не смог вспомнить. Сэм растерялся и не произнес ни слова. Вместо него продолжил говорить Дайхардмэн:
– Президент рассказывала, что Амелия родилась на Берегу. Об этом и вы слышали, наверное. Ее физическое тело Ха перешло в этот мир, а душа Ка осталась на Берегу. На первый взгляд, это очень похоже на состояние, вызванное синдромом запертого человека. Хотя человек находится в сознании, он почти не может управлять мышцами тела. Сердце работает, ЭКГ без отклонений, вот только тело не может пошевелиться. Говорят, в этом состоянии связь между Ка и Ха полностью разорвана. Президент могла общаться с душой Амелии. Дочь Бриджет с самого рождения находилась в больницах, и о ее существовании публично не сообщали. Однако через двадцать лет произошло чудо – Ка и Ха воссоединились. Душа попала в тело, Амелия смогла жить и в нашем мире. Она обладала особыми способностями. Поскольку после рождения ее душа постоянно находилась на Берегу, для нее это и было ее миром. Она научилась переносить свое физическое тело на Берег и стала проводить там почти все время. Связываться с ней, живущей на Берегу, можно было только с помощью голограммы. На этом настояла президент. Я поклялся всем пожертвовать ради президента и восстановления Америки, для меня слова президента являлись законом. Амелия была дочерью президента, следующим лидером страны – я в это верил. Но после восстановления архивов я решил воспользоваться доступом к разным записям. Я чувствовал себя предателем президента, но считал, что должен обо всем знать. Оказалось, что в двадцать лет у Бриджет диагностировали рак матки, она не могла иметь детей. Амелия должна была родиться значительно позднее. Даты не сходились! Значит, Амелия не могла приходиться Бриджет родной дочерью. Тогда кто ее мать? Кто она такая? Существует ли на самом деле? Президент является фактором вымирания? Или же ее дочь? Существует ли вообще фактор вымирания? Но если она причина Выхода смерти, то я обязан с ней встретиться. Этот револьвер и для нее, и для меня, и для Клиффорда имеет особый смысл, поэтому я смогу взять его с собой на Берег. Закончу то, что она начала, остановив ее.
Директор откинул барабан, чтобы проверить, заряжен ли револьвер, и вернул его на место. Он замер в этой позе, смотря на ствол. Казалось, что воспроизведение записи остановилось, но уголки рта Дайхардмэна немного подрагивали.
– Простите меня. – Он поднял голову. – На самом деле у меня нет никаких талантов. Я не носитель способностей, как вы, не возвращенец, как Сэм. Я не бессмертный человек, не крепкий орешек. Мне просто-напросто везло, и я смог избежать смерти. Что бы ни происходило, в каком бы сражении я ни участвовал – я выживал. Я только и делал, что бежал от смерти, страшась ее. Ну… пора. Она зовет меня. Не подведите, «Бриджес».
Послание закончилось.
– После этого директор попал на Берег, ведомый Амелией.
Замерший Дайхардмэн будто пристально рассматривал его, и Сэму было неуютно под его взглядом. Без маски он казался совершенно незнакомым мужчиной, к обществу которого было непросто привыкнуть.
– Директор стрелял в Бриджет, но она не умерла, помешал внезапно появившийся Клиффорд, – вспоминал Сэм о произошедшем на Берегу, чтобы упорядочить возникший в голосе хаос. – Нет, возможно, мне показалось, что это была Бриджет. Может быть, и сам Клиффорд – только моя иллюзия? Я заперся на своем Берегу и выдумал себе Амелию и Клиффорда.
«Люси с самого начала говорила о чем-то похожем. Но она признала существование Берега и отправилась туда».
– Сэм, ты можешь как угодно интерпретировать происходящее, но я ведь тоже был на поле боя Клиффорда. Раз я не плод твоей фантазии, будем считать, что Клиффорд существует – я ведь его чувствовал. Есть и другие люди, которые бывали на Берегу Амелии, правильно?
– Сэм! – связь резко переключилась.
– Фрэджайл? Все в порядке?
Она ответила утвердительно, но в ее голосе слышалась усталость. «Точно, она же вышла из искусственной комы», – от этой мысли ему стало немного спокойнее.
– Хиггс признался. Это все ее замысел.
Сперва фраза Фрэджайл показалась Сэму просто набором звуков – э-то-все-ее-за-мы-сел. Затем звуки превратились в слова, а слова в предложение – Это все ее замысел, но смысл все равно ускользал от него.
– Под ее руководством он подстроил уничтожение Центрального, Среднего, Южного и Краевого узлов. Из-за ее наставлений он стал желать скорейшего вымирания всего человечества.
Фрэджайл, вероятно, страдала не только из-за полного физического истощения, но Сэму сейчас было куда тяжелее. Легким не хватало кислорода, Сэм тонул в комнате, где не было никого, кроме него самого. Кончики пальцев онемели и потеряли чувствительность, обе руки стали синими, как у покойника.
– Я не могла поверить, думала, что это уловки Хиггса. Хотела бы я, чтобы это было так. Но когда увидела сообщение Дайхардмэна, все поняла.
Жил один курьер, Питер Инглерт. Он был пугающе одержим доставкой и настолько фанатично предан этому процессу, что серьезно утверждал: «Доставляя вещи, я объединяю людей – в этом мое предназначение». Наверное, работать курьером было его призванием. Хиггсом он назвался потому, что уподоблял себя полю Хиггса, которое наполняет массой элементарные частицы Вселенной. Сказал, что, соединяя элементарные частицы и формируя материю, поле Хиггса делает существование этого мира возможным. Поэтому я и стала сотрудничать с ним, чтобы объединить этот мир, состоящий из обломков. Я дала ему свою силу, все доверила. Но потом появилась Амелия, и он меня предал. Я все не могла понять – что же так изменило его?
Он ответил, что ее способности явно превосходили мои и с их помощью объединение мира перестало быть просто мечтой. Я стала ненужной. Ему было достаточно Амелии и системы «Фрэджайл Экспресс». Однако чем больше Хиггс увлекался Амелией, тем больше он проникался идеей вымирания. Он стал не полем Хиггса, которое наполняет массой мир, а гомо деменс, разрушающим этот мир и порождающим хаос. Управление Тварями, перемещение с помощью Берега – все эти способности дала ему Амелия, она же и заблокировала мои. Все из-за Амелии, фактора вымирания. Но Хиггс забыл об этом и тешился иллюзией, что все идет по его плану. Историю создала Амелия, а он ошибочно считал себя автором и главным героем.
Заметив, что он крепко сжимает ловец снов, Сэм расслабил руку. Что вложила Амелия в этот оберег, который превращает кошмары в хорошие сны? Был ли кошмаром тот сон, который хотел увидеть Хиггс?
– Хиггс показал мне капсулу, но внутри был не ББ. Вместо него в ней находилась кукла, похожая на ту, которую Амелия прислала Дайхардмэну. Это их Бридж-Бэби. Он отличается от тех, которыми пользуетесь вы, – и принцип работы, и цели совершенно другие. Ваш ББ соединяет с миром мертвых, а эта кукла соединяет с Амелией, с фактором вымирания. Слухи о том, что изоляционисты, сепаратисты и террористы с запада возродили технологию ББ, а «Бриджес» ее скопировала, – ошибочны. Наверное, кто-то специально их распустил. Но когда Хиггс начал пользоваться ББ, активность сепаратистов значительно возросла, и «Бриджес», готовясь к отправке экспедиции, тоже использовала эту технологию. Похоже, все началось с возрождения ББ. Два таких разных ББ как-то связаны. Тебе так не кажется?
– Сэм, я тоже видел эту куклу, – вмешался в разговор Дедмэн. – На поле боя Клиффорда, пока ждал тебя. Хиггса, директора, Клиффорда – всех троих объединяет эта кукла. Может быть, они повиновались фактору вымирания, с которым она связывает? Но их действия были слишком разобщенными. Они хотят уничтожить человечество, отомстить Амелии или же восстановить Америку? Что хотят сделать с Лу, с нашим ББ? Если Амелия – фактор вымирания, то в чем ее цель? Вероятно, фактором вымирания была Бриджет, ведь у нее была пуповина. Сэм, извини. Все-таки тебе придется вернуться туда, откуда ты пришел. Я не справлюсь. Это похоже на огромную картину, которую целиком никак не охватить взором. Рассмотреть ее полностью можно только сверху. Но из-за хиральных облаков и темпорального дождя мы буквально заперты. Нам остается только просить тебя. Отправься на Берег Амелии, встреться с ней и узнай, действительно ли она фактор вымирания и что собирается делать дальше? Мне кажется, что Амелия в человеческом облике говорит на нашем языке и обладает такими же эмоциями, что и мы. Может быть, это иллюзия или заблуждение, но я думаю, что в ее существовании должен быть смысл, в котором и скрыта подсказка, как остановить последний Выход смерти. Амелия ждет тебя.
«“Все это ее замысел”, – вспомнились Сэму слова Фрэджайл. Они приобрели четкие очертания и проникли в его мысли. – Даже если Амелия – фактор вымирания, даже если она не человек, я могу с ней поговорить. И спросить у нее, в чем же состоит ее замысел».
– Фрэджайл, я уже скоро буду. Отправь меня, как доберусь.
На другом конце послышался слабый смех. В воздухе появилось изображение Фрэджайл с измученной улыбкой.
– Поняла, Сэм. Она ждет на Берегу, правильно?
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий