Death Stranding. Часть 2.

Убежище

Он проснулся в какой-то комнате отдыха. Правая рука, прижатая к груди, онемела и не двигалась. Ее можно было сдвинуть только левой рукой. Заглянув под белье, Сэм увидел на своем теле новый отпечаток ладони. Капсула с Лу была подключена к инкубатору. Получается, все, что он увидел после прыжка с Фрэджайл, – кошмарный сон? Он молил, чтобы это было так.
– Сэм, ты проснулся?
Рядом появился Дедмэн. Контуры голограммы были слегка размыты.
– Ты на подземном этаже убежища на территории между смоляным поясом и Горным узлом. Ты появился тут без всякого предупреждения, если судить по записям.
Неожиданно тело Дедмэна начало увеличиваться. Ткань куртки на животе, похожем на бочку, почти лопалась от натяжения, лицо утопало в огромных складках жира, образовавшихся на шее.
– С Берегом происходит что-то страшное.
Изображение Дедмэна вернулось в нормальный вид, но на этот раз застыло и не двигалось.
– Я хотел отправиться в Краевой узел, чтобы присмотреть за Лу. Хартмэн и Локни говорят: это все из-за того, что хиральная сеть охватила всю страну. Стало слишком много Берегов, они переплетаются друг с другом и вызывают неполадки в работе сети. Возможно, психика людей, вступивших в СГА и подключившихся к Берегу через хиральную сеть, еще не адаптировалась к новой системе. Со временем все должно стабилизироваться. Амелия тоже так сказала.
– Амелия?
– Да, сюда тебя отправила она. На самом деле она хотела доставить тебя в штаб, но из-за нестабильности Берега не смогла.
Все-таки произошедшее на Берегу было не страшным сном. Тяжесть осознания этого камнем легла на Сэма.
– В одиночку Амелия добралась бы до штаба, но она так не поступила. Сразу после того как ты появился тут, Амелия отправила сообщение: «Я завершу то, что начала Бриджет».
Дедмэн, наверное, не мог переварить все произошедшее, поэтому в его голосе слышались беспокойство и сомнение. «Конечно, все слишком абсурдно», – подумал Сэм.
– По нашим данным, ты появился тут без всякого предупреждения, в один миг переместившись из Краевого узла, и никаких записей о том, что происходило между этими двумя событиями, нет. Твой браслет ничего не записал, как тогда, когда ты попал на поле битвы. Что-то узнать о произошедшем на Берегу мы можем только от тебя, Фрэджайл и Амелии.
«Нет, не только».
– Там был директор.
– Что?! – воскликнул удивленный Дедмэн, и его застывшее изображение начало двигаться.
– Не только директор, там еще были Клиффорд и Бриджет.
– Нет-нет, такого быть не может. Ладно Клиффорд, но ведь ты сам кремировал тело президента. Ее душа не могла оставаться на Берегу так долго, даже если это Берег ее дочери. Появление директора еще объяснимо.
Сказав это, Дедмэн поднял взгляд к потолку.
– Я всегда подозревал его. Он нашел тебя именно в тот момент, когда умирала президент, будто специально подгадал, и взвалил миссию уничтоженной второй экспедиции. То же и с экспериментами по разработке ББ. Директор, бывший правой рукой президента, не мог не знать о тайно продолжающихся исследованиях, но никому не проболтался. Наверняка он скрывает какой-то постыдный секрет. Да и на том, что ББ – просто оборудование, упорно настаивал именно он! Маму, Локни и Хартмэна отправили в регионы в качестве членов первой экспедиции по решению директора и президента. Если мы стремимся разгадать и пережить такой чудовищный катаклизм, как Выход смерти, то логичнее собрать носителей ДУМ-способностей и экспертов в одном месте и поручить им это. Намного практичнее, чем оставить под рукой коронера без ДУМ-способностей вроде меня. Отправив их в разные регионы и разорвав связи между ними, директор и президент хотели сделать так, чтобы никто не пытался искать информацию о ББ и разгадывать главный секрет хиральной сети. Я так думал, но, судя по всему, ошибался.
Лицо Дедмэна застыло – интересно, из-за нестабильности связи? Подозревавший директора Дедмэн все-таки больше всех хотел ему верить. Конечно, это были всего лишь догадки Сэма, но ему показалось, что он понимает чувства Дедмэна, его страдания. «Мы оба не знаем своих родителей, которые привели нас в этот мир, с которыми мы были соединены пуповинами и генами. А сколько еще таких несчастных детей в этом мире! Дедмэн, у которого нет Берега, и я – возвращенец, отвергаемый Берегом, имеем нечто общее – тоску по кровным родителям. Дедмэн, наверное, проецировал образ отца на директора. Да я сам делал нечто подобное по отношению к Бриджет – зависимость и благоговение перед матерью. Люси была права».
– Кроме того, мы ошибались еще кое в чем.
Слова Дедмэна вернули Сэма к реальности.
– Мы предполагали, что Хиггс управляет Клиффордом. Но похоже, это не так. Ты победил Хиггса, но Клиффорд все равно появился на Берегу Амелии. – Дедмэн посмотрел Сэму прямо в глаза, будто ища подтверждения.
– То есть Клиффорд – главарь?
Сэм задал этот вопрос не Дедмэну, а самому себе. В глубине души он не мог избавиться от сомнения, что все действительно так. Дедмэн неопределенно кивнул, словно прочитал мысли Сэма.
– Можешь считать это нашей гипотезой, даже не так – нашей фантазией. Ведь, наверное, ошибочно предполагать, что все произошедшее устроил Клиффорд. Но и нельзя считать, что он никак не связан с теми событиями. Ладно, Сэм. Хиггс настойчиво пытался ускорить вымирание всего человеческого рода. Если полностью подключить хиральную сеть, то мы сможем возродить Америку. Опираясь на нее, человечество может пережить опасность. «Заново объединив разъединенных людей, снова получив доступ к знаниям прошлого, мы сможем продлить свою жизнь» – так считала Бриджет. Хиггс воспринимал нашу миссию как помеху для осуществления его плана. Именно поэтому он захватил в плен Амелию – фактор вымирания – и собирался воплотить свои мечты в реальность. Если считать Хиггса марионеткой Клиффорда, то тогда получается, что и Клиффорд жаждет вымирания. Однако он до сих пор требовал только Лу, так?
Сэм молча кивнул. Судя по тому, что происходило во время его встреч с Клиффордом, ему нужен был только Лу.
– Если это так, то, значит, Лу тоже как-то связан с массовым вымиранием. Точнее, не только Лу, но ББ вообще.
Дедмэн указал пальцем на капсулу в инкубаторе. Лу спал, поджав ножки и ручки, – он был соединен со своей некроматерью, которая находилась далеко в Столичном узле. Нет, такое существо, как Лу, не может иметь отношения к вымиранию. Мысли Дедмэна не более чем фантазия, как он сам и сказал. Сэму хотелось в это верить.
– ББ соединен с миром мертвых через пуповину и утробу некроматери. Ты не думаешь, что этим он похож на фактор вымирания, о котором говорят Хартмэн и Хиггс? Нет, подожди. Я так не думаю. Однако нельзя утверждать, что ББ, созданные после Выхода смерти, не связаны с вымиранием, поэтому я хочу узнать секрет рождения Лу и ему подобных. Я собираюсь использовать все функции хиральной сети, которую ты подключил, и тщательно изучить этот вопрос.
Дедмэн блуждал взглядом в пространстве, стараясь не смотреть в глаза Сэму. «Наверняка у меня сейчас жуткое выражение лица», – подумал Сэм, который во время рассказа Дедмэна так сжал кулаки, что они побелели. Устыдившись своей реакции, он отвел взгляд от Дедмэна и сказал, убеждая самого себя:
– Я отправлюсь на Берег Амелии.
Если Клиффорд действительно зачинщик, тогда он попытается довести до конца то, что не удалось сделать Хиггсу. Значит, он держит в заложниках на Берегу директора и Амелию. Даже если все не так, то от пустых рассуждений не будет никакого толку, нужно действовать.
– Да, видимо, ничего другого не остается, но прямо сейчас это невозможно.
– Что такое? Из-за нестабильности Берега?
– Точно. Фрэджайл в штабе и не может переместиться к тебе. Тебе придется самому сюда прийти, и тогда Фрэджайл отправит тебя на Берег.
Сразу после слов Дедмэна раздался ужасный шум, будто пространство разорвалось на части. Электричество в комнате отключилось, и все лампы погасли. Лу капризно захныкал, из-за того что его разбудили. В полной темноте Сэм отключил капсулу от инкубатора и начал качать ее на руках.
– Все хорошо, Лу, – тихонько нашептывал он.
Как только Лу перестал плакать, освещение в комнате включилось. Голограмма Дедмэна поприветствовала Сэма. Рядом с ним неподвижно стоял Хартмэн.
– Сэм, спасибо! Благодаря тебе весь материк объединился, – легко кивнул Хартмэн. – Я в штабе, Локни вместе с нами. Фрэджайл помогла всем переправиться сюда.
– Тогда попросим ее и меня отправить на Берег.
– К сожалению, не получится. – Хартмэн опять опустил голову. Голограмма застыла в таком виде, но Хартмэн продолжил говорить. – Как сказал Дедмэн, Берег нестабилен. В такой ситуации слишком опасно перемещаться через Берега. Мне и Локни повезло – Фрэджайл, вернувшаяся с Берега Амелии, перебросила нас еще до того, как начались помехи. Однако из-за этого она потеряла все силы. Она в коме. Если не дать ей отдохнуть, то есть риск, что ее жизнь окажется под угрозой. Она уснула со словами «как только восстановлюсь, отправлю Сэма на Берег».
Сэму вспомнились ее слова на Берегу: «Вас ведь не интересуют сломанные вещи». Но на деле Фрэджайл не собиралась бросать их. Она заметила опасность, еще когда пыталась перенести Дедмэна, но все равно пришла на Берег. Потом, приняв меры на случай чрезвычайной ситуации, помогла переместиться Хартмэну и остальным.
– Слишком далеко. Сэм, это правда. От убежища, где находишься ты, до штаба путь неблизкий. У нас нет другого выбора, кроме как просить тебя идти пешком.
Голограмма Дедмэна то расширялась, то сокращалась, а замершее изображение Хартмэна стало пропадать, начиная с ног. «Что же за изобретение эта хиральная сеть, если обеспечивает только такую нестабильную связь? Мама и Локни давно указывали на опасность использования Берега и принимали меры, чтобы избежать рисков, но как только я все подключил, вот что получилось. Наверное, Америка действительно бестолковая страна, если для ее восстановления нужно такое. И ради этого я пересекал материк?»
– Когда я доберусь, все уже закончится. Амелия попадет в руки Клиффорда, и нас уничтожат. Амелия так говорила: если соединить все узлы, а потом личные Берега, то произойдет массовое вымирание.
– Сэм, но хочет ли этого Амелия? Нам остается только верить ей. Она знала, что является фактором вымирания, но все равно отправилась на запад. С тобой то же самое – никто не верил в тебя, единственного члена экспедиции, а ты достиг своей цели.
«“Я обладаю силой, которая уничтожит человечество, но все равно хочу объединить мир”, – так сказала Амелия. Действительно, я могу только верить этому».
– Сейчас, когда Берега перепутались, сознания людей, которые находятся в зоне покрытия хиральной сети на материке, тоже смешались. Возможные миры существовали параллельно, а теперь переплелись. Нужен символ, который соединит человеческие души в одном измерении. Им станет государство под названием Америка. Неважно, что у каждого свое определение государства и понимание того, какой должна быть страна. Неважно даже, отвергают они или поддерживают Америку. Отрицание, как и поддержка, объединяет. Именно благодаря этому у хиральной сети должны впервые проявиться те функции, которые в нее изначально закладывались. Поэтому нужно, чтобы Амелия принесла присягу и стала президентом. Для этого ты должен ее спасти. То, что она фактор вымирания, ничего не меняет. Это нам нужно выбирать – делать ее фактором вымирания или нет. Давай верить этому.
Изображения Хартмэна и Дедмэна стабилизировались и передавались с такой четкостью, что казалось, будто оба находятся в одной комнате с Сэмом. «Что выбрать? Они хотят продолжения жизни».
– Сэм, твоя связь с Амелией особенная. Твой ловец снов и ее кипу не просто безделушки – в них на протяжении долгого времени вплетались ваши уникальные воспоминания, и теперь ловец снов и кипу стали воплощениями вашей общей памяти. Они связывают вас друг с другом.
Сэм сжал в руке ловец снов, который висел у него на шее. С детства прошло столько времени, но он почему-то не потерял этот ловец снов. Даже когда Сэм ушел из «Бриджес», даже когда он попадал в чудовищные ситуации, ловец снов был с ним. Сэм не считал, что как-то особенно бережно относился к ловцу, но он точно чинил его. Казалось, что ловец снов был частью его тела. Сэм рос, клетки в его теле менялись, и только эта вещица всегда оставалась с ним – она стала самой старой частью его организма.
– Это украшение создала народность оджибве, представители коренных американцев. Согласно их верованиям, он отгоняет кошмары и способен превращать плохие сны в хорошие. Раз уж Амелия – фактор вымирания, и мы, носители ДУМ-способностей, созданные ею, видим сны о вымирании, то, может быть, мы способны изменить их. Амелия, дав тебе ловец снов, поручила превратить кошмары в надежду.
Сэму показалось, что он чувствует тепло тела Хартмэна. «Нет, я отказываюсь сдаваться. Разве я не решил так для себя? Тогда возвращаюсь на запад, чтобы встретиться с Амелией».
– Пока ты идешь к нам, я отправлюсь на Берег и поищу Амелию и директора. Воспользуюсь особенностями работы моего сердца. Возможно, моя связь недостаточно сильна, чтобы искать их двоих, но это лучше, чем сидеть сложа руки.
Хартмэн легонько постучал по дефибриллятору на груди и смущенно улыбнулся.
– Я поищу информацию о директоре и испытаниях ББ, а также о прошлом Амелии и Клиффорда. Вдруг их связывает нечто большее.
Дедмэн разгорячился в предвкушении предстоящих событий.
– Сэм Портер Бриджес. Для тебя есть заказ. Доставь в штаб в Столичном узле самого себя. Получатели заказа – мы.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий