О Христе. Краткие беседы на воскресные литургийные чтения

Неделя 10-я по Пятидесятнице. Исцеление бесноватого отрока

Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда. И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час. Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его? Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас; сей же род изгоняется только молитвою и постом. Во время пребывания их в Галилее, Иисус сказал им: Сын Человеческий предан будет в руки человеческие, и убьют Его, и в третий день воскреснет. И они весьма опечалились.

«О род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?» — такие слова сказал Спаситель, когда услышал жалобу на апостолов, которые не смогли исцелить бесноватого мальчика. Это один из тех редких случаев, когда Он открыто выразил Свое негодование. Надо полагать, что для такого всплеска божественного гнева имелись свои веские основания.

Христос был послан Израильскому народу как Мессия, для принесения за него крестной жертвы. Но этот народ отличался невероятной косностью в принятии Христа как своего избавителя. Господь совершал невероятное множество чудес для облегчения задачи, стоявшей перед иудеями. Однако они, будучи свидетелями непрестанных Христовых чудотворений, продолжали оставаться в своем неверии. Христос объясняет это их поразительное упорство ничем иным, как развращенностью. Вероятно, Он здесь называет развращенностью не столько нравственную разнузданность или безудержную преданность пороку, сколько стремление людей и после Его пришествия в мир жить по своей воле, а не по очевидному предначертанию Божию. Во всем проницательный Златоуст замечает по этому поводу, что, когда Христос говорит «доколе буду с вами», то показывает, что Ему не распинаться тяжело было, а жить с иудеями, что Ему смерть была вожделенна, и что переселение отсюда составляло предмет Его желания. Даже самые приближенные ученики после трех лет пребывания со Спасителем не всегда имели надлежащую веру в Него. В таких нелегких условиях совершал Свое служение роду человеческому Господь наш Иисус Христос. Можно сказать, что задолго до Креста Он ежедневно проливал кровь Свою. Чуть позже об этой стороне христианского служения, изведав ее на своем опыте, скажет и апостол Павел. «Я каждый день умираю», — напишет он в 1-м послании к Коринфянам (1 Кор. 15, 31). «Мы ежечасно подвергаемся бедствиям» (1 Кор. 15, 30) и «отовсюду притесняемы» (2 Кор. 4, 8) — это тоже слова из его посланий. И все же сегодняшний отрывок из Евангелия, где повествуется о неверии не только иудеев, но даже самих апостолов, заканчивается тем, что Спаситель открывает ученикам правду Своего предстоящего страдания и воскресения из мертвых. Негодование Христа сменяется посвящением галилейских рыбаков в предстоящую тайну Креста. Спаситель отлагает гнев и с божественным долготерпением и кротостью продолжает вразумлять тех, кто проявлял оскорбительное недоверие по отношению к Нему.

На фоне этого служения, исполненного абсолютного самопожертвования, наше пребывание в вере может показаться проявлением обыкновенного себялюбия и эгоизма. От своего служения Господу многие христиане ищут только земных выгод, душевного спокойствия, разрешения житейских проблем. «Устроиться в этой жизни так, чтобы было удобно». По этому принципу живут не только миряне, но и многие священнослужители. Что в этом христианского? Оскудение духа и пустота существования происходит именно отсюда. Если апостол пишет, что умирает каждый день, то где же наши самоотреченные поступки во имя Господа и нашего ближнего, совершаемые хотя бы раз в год, раз в пять, раз в десять лет? Да хотя бы раз в жизни пришлось ли нам пойти на какие-нибудь лишения во имя нашей любви к Богу? Увы, почти все поглощается собственным «я», почти вся наша энергия направляется в этот единственный и безполезный «накопитель».

Есть, правда, те, которые любят разыгрывать из себя поборников православия. Им всегда нужно стоять в оппозиции, заявлять о своем несогласии, обличать неправду, выискивать ереси, ощущать себя духовными лидерами. Такие действительно готовы нести лишения. Но для чего? Для того только, чтобы состоять в чине гонимых, чтобы везде их встречали как стойких защитников истины, чтобы распространяли о них слух, как о единственных и несгибаемых. Ради вожделенной пищи, питающей самолюбие, можно переносить очень многое. Это «пастыри», лгущие не только самим себе, но и совращающие неопытных и несовершенных в вере христиан. Пусть они спросят самих себя: готовы ли они по примеру Христа кротко переносить недоверие к себе? Готовы ли служить тем, кто отвергает их? Готовы ли они направлять свою любовь к тем, кто не чтит в благоговении их святыню? Готовы ли долготерпеливо назидать тех, кто не падает перед ними ниц? Готовы ли проявлять заботу о тех, кто не удивляется их подвигу, кто не восхваляет их исключительное понимание истины? Увы, их постыдное самолюбование не согласуется с поступками Христа, продолжавшего исцелять тех, кто после великого числа чудотворений сомневался в Его Божестве. Оно не сочетается с полным лишений и в то же время предельно скромным характером служения апостола Павла.

«Вы еще не до крови сражались, подвизаясь против греха», — написал апостол Павел в Послании к евреям (Евр. 12, 4). Когда внимательно вдумываешься в слова вечной книги, то нередко становится очень стыдно за свое малодушие и нетерпение, за свою слабую, слишком приземленную веру, лишенную подлинно христианского духа. Все наши маленькие скорби и лишения, если они иногда случаются, теряют всю свою цену рядом с примерами евангельской самоотреченной любви, единственной в своем роде. Пребывая в сытости и спокойствии, мы не знаем, что значит «сражаться до крови», «умирать каждый день», «ежечасно подвергаться бедствиям», «быть отовсюду притесняемыми». Стало быть, у нас нет никакого права считать свою веру завершенной, исполненной. Все наши заслуги имеют мнимый характер. На самом деле мы ничем существенным пока еще не отметили своей любви ко Христу. Человеку очень много нужно пройти, чтобы хоть немного приблизиться к ее пониманию. Христианин каждый день должен полагать начало, ощущая себя тем, кто только еще приступил к жизни по вере, кто сделал еще только первый шаг на пути евангельского самоотречения.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий