О Христе. Краткие беседы на воскресные литургийные чтения

Неделя 19-я по Пятидесятнице. О любви к врагам

Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают. И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд.

Евангелие говорит мне: «Люби врагов твоих…» Мое сознание в ответ на это возражает: «Но не окажусь ли я тогда в материальном проигрыше? Не дам ли повод врагу торжествовать и возвышаться надо мной? Надо защищать пространство своей жизни. Не в этом ли заключается умение жить?» Можно, конечно, принять это как руководство, но ведь тогда придется признать, что и Бог каждый раз, когда совершает акт милосердия, оказывается в проигрыше, проявляет слабость, позволяя грешнику возвышаться над Собой. Ведь это Он так поступает с ним, и нас тому же учит. Или в Его образе действия имеется ошибка, просчет, недосмотр, промах? Почему Он милосерд ко всем? Потому что Он сотворил всех и лучше других знает, что зло, уродующее человека, совсем не свойственно человеческой природе. В Его долготерпении ко всем присутствует та глубоко скрытая правда, которая недоступна поверхностному человеческому взгляду.

И разве все то, чем я владею, не от Бога ли получено? Разве пространство моей жизни — не Его дар? А если все от Него, то зачем же я боюсь потерять, проиграть, остаться без того, что Им же и дано мне? Разве Ему трудно возместить все мои убытки, которые я претерплю, выполняя Им же данную заповедь? Не Он ли испытывает меня на верность Своему слову, когда в моей жизни возникает должник, не отдающий долга? Не Он ли экзаменует меня, когда появляется тот, кто обманом лишает меня моей рубашки? Или когда я попадаю в руки врага своего? Или когда, наоборот, враг мой оказывается в моих руках? Вот, Он дает случай к тому, чтобы я наполнил душу необыкновенным, неземным чувством, а я боюсь убытка. Он хочет безконечно приумножить то, чем я уже обладаю, а я сопротивляюсь. По Своей любви Он хочет вложить в меня то, чем владеет Сам. Он хочет уподобить меня Себе, приготовив мне же за это великую награду, а я противоречу. Где же простое благоразумие, где элементарный расчет?

Христос велит мне: «Взаймы давай, не ожидая ничего…» Опять я слышу в себе: «Но ведь все живут, руководствуясь только собственным интересом и выгодой. Почему я должен жить иначе?» Но если ты хочешь жить, как все, и не хочешь жить иначе, то тогда откажись от Христа, не иди за Ним, оставь Его. Не раздваивайся, будь последователен в своих действиях. Ибо если ты будешь выбирать из Евангелия то, что тебе ближе, и игнорировать то, что не принимает душа твоя, то ты будешь хуже неверующих, хуже язычников. Играть с Богом не гораздо ли опаснее, чем не знать Его совсем? Если ты познал в Нем Господа Вседержителя, Творца неба и земли, если однажды Он дал тебе эту благодать, то почему не следуешь всем Его велениям, а относишься к ним избирательно? Ты корректируешь Бога своего? Ты исправляешь Его недочеты? Проверяешь умом своим справедливость Его слова? Но тогда ты возвысился над Ним. В таком случае ниспошли Ему свою благодать.

Вот еще твоя ошибка. Ты хочешь быть верным Богу или кажешься себе таковым. Ты искренне соблюдаешь все то, что требует Церковь, и стараешься не нарушать велений совести. Ты никому не причинил зла, по крайней мере, сознательно. Но ведь эта праведность, которой ты хвалишься внутри себя, находится в пределах твоего естества, а Бог ищет от тебя сверхъестественной добродетели. Он пытается вывести тебя из той убогой духовной тесноты, в которой ты привык жить. Отважился ли ты хотя бы раз в жизни на ту любовь, которая выводит тебя за пределы твоей жалкой, фарисейской правды? Если нет, то ты еще не познал Бога, не ощутил вполне Его благодати, не уподобился Ему, что, кстати говоря, является твоей прямой обязанностью. Ты на самом деле чужд Ему, хотя бы долго, с усердием, ежедневно молился Ему. Бог — сверхъестественная сила, а ты покоишься всю жизнь на способностях своей природы, вполне удовлетворяешься этим, чувствуешь себя чуть ли не праведником и хочешь с этим багажом войти к Нему в Его Царство, в Его обители. Но как Он введет тебя туда, если ты не вполне понимаешь Его, если ты не приобрел того, что в Нем? Того самого милосердия, которое составляет Его отличие? Как ты будешь жить с Ним, не будучи с Ним одного устроения? Ведь и здесь, на земле ты не можешь долго жить с тем, кто по духу чужд тебе. А если и вынужден жить, то не превращается ли твоя жизнь в сплошное мучение? Разве ты хотел бы такого для себя и в будущей нескончаемой жизни? Нет-нет, ни ты, ни Бог не хочет этого. Он хочет, чтобы ты был рядом с Ним. Поэтому спеши обрести то, чего пока нет в тебе, но то, что есть в Нем, что делает Его Богом, Существом Высшим — любовь к врагам.

Еще. Ты ищешь Его в посте, в молитве, стараешься достигнуть Его через исполнение внешнего строя религиозной жизни. Этот порядок чрезвычайно важен. Всякий раз, когда ты его нарушаешь, ты оказываешься в ситуации внутреннего дисбаланса. Однако ты все время топчешься на месте, не идешь дальше, потому что упускаешь из виду, что потаенная тропинка к подлинной духовности пролегает в поступках любви к ненавидящим тебя, в проявлении милости к твоим гонителям, в нетребовательном оставлении долга твоим заимодавцам. Евангельским отношением к ним ты не только сам, наконец, достигнешь Бога, но еще и их можешь завоевать Ему. Какая великая, чудная миссия! Подумай, что было бы, если бы Он однажды не проявил милосердия к Своему яростному и ожесточенному гонителю Савлу. Тогда он никогда не стал бы апостолом Павлом — вселенским учителем Православной Церкви, и мир лишился бы его посланий. А сколько у Него таких ослепленных гонителей, которые завтра, может быть, станут Его горячими последователями? Это знает только Он, а ты не можешь этого знать. Подумай и о том, что было бы с тобой, если бы и с тобой Он всегда поступал только по справедливости, без всякого милосердия, не проявляя никакого долготерпения и снисхождения, если бы за все твои деяния Он воздавал тебе равное. Ведь даже Гамлет у Шекспира сказал, что если каждого принимать по заслугам, то кто избежит кнута? То, что Он привлек тебя к Себе, — разве в этом было твое право, твоя заслуга? Ты чем-то заработал Его благодать? Нет, ты был в пропасти, и Он, милостивый, извлек тебя оттуда. Это было дело только Его любви, и больше ничего. А если это так, то почему же ты теперь, в своем новом звании, не поступаешь так же по отношению к другим? Ты ведь был Его врагом, а Он привлек тебя к Себе. Ты и теперь часто враждуешь с Ним, преступая Его заповеди и, несмотря на это, на каждом шагу пользуешься Его снисхождением и любовью. Почему же своим врагам в ней отказываешь? Почему торгуешься с Ним, почему в душе противоречишь Ему, почему упираешься, бежишь от Его заповеди, да еще и подыскиваешь пригодные самооправдания?

При вступлении на христианский путь (а я всегда только встаю на него), я должен признать, что Евангелие требует от меня того, что превосходит мои силы. Если во мне нет должной решимости, то мне лучше оставить эту книгу. При всех своих постах и молитвах я останусь обычным грешником, любящим таких же грешников, каковым пребываю сам. Поэтому, душа моя, не смущайся заповедью Господа твоего, не бойся, устремляйся к ее исполнению, иначе ты никогда не достигнешь христианского звания по духу, а останешься верующей только по названию. Тогда ты сделаешь всю свою жизнь безполезной, в чем и будет заключаться главный и непоправимый просчет твоего существования.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий