О Христе. Краткие беседы на воскресные литургийные чтения

Неделя 3-я по Пятидесятнице. «Не можете служить Богу и маммоне»

Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то всё тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне. Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них; если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.

Слова о маммоне представляют собой небольшой отрывок из Нагорной проповеди Христа. Суть его заключается в утверждении о том, что человек не может служить Богу и богатству одновременно: «Не можете служити Богу и маммоне». Евангелие говорит нам о том, что стремление удержать в своих руках материальные блага очень часто приводит личность к отказу от истины и толкает человека на путь компромисса с совестью. Интересно, что Нагорная проповедь, из которой взято сегодняшнее чтение, является довольно объемной частью Евангелия от Матфея. Она занимает целых три главы — пятую, шестую и седьмую. Однако Церковь из всей Нагорной проповеди в воскресенье читает только этот один отрывок о невозможности совмещения богатства с подлинной религиозностью, с неложным следованием за Христом, а все остальное опускает. Вероятно, тем самым Церковь указывает на особую значимость именно этого момента во всем учении Спасителя и считает приверженность человека к материальным благам серьезнейшим препятствием в духовной жизни, своеобразным камнем преткновения, о который спотыкается наибольшее число тех, кто именует себя христианами.

Мы с вами живем в эпоху всеобщего увлечения материальной стороной жизни, и для нас это напоминание Спасителя является наиболее актуальным. Сегодня личность, как, наверное, никогда ранее, поставлена перед судьбоносным выбором: идти вслед нищелюбивого и неимущего Христа или оставаться в числе тех, кто главную цель своей жизни видит в достижении и сохранении комфортабельного и «достойного» уровня жизни. Соблазн высокого заработка приобрел величайшую силу. Деньги определяют слишком многое, если не сказать все, в нынешней действительности. Обезценено практически все, кроме денег. Нравственные ценности занимают ничтожно малое, подчас ничего не определяющее место в поведении современного человека. Он стал слишком продажен и безпринципен, слишком циничен и слишком падок на умножающиеся блага цивилизации, которые все более и более закрепощают личность, сковывают ее подлинную свободу и превращают человека в жалкого раба вещей и тленных удовольствий. Святые отцы Церкви предупреждают, что в последнее время все будет низложено сребролюбием. Можно с уверенностью сказать, что это скорбное время наступило.

Что же представляют из себя те, кто заявил о себе способностью зарабатывать немалые деньги, кто может гордиться своим приличным (или неприличным) состоянием, кто утвердил себя в настоящей жизни и кто в силу этого считает себя значительно выше других? Кто они, герои нашего времени? Богатые — это те, кто, прежде всего, носят в себе постоянную и скрытую боязнь в один прекрасный момент лишиться всего своего имущества. Они знают непрочность и превратность земной жизни, ее коварную непредсказуемость. У них нет чувства божественной защиты, ибо они чужды Бога, и потому их души терзает глубоко затаенный страх перед жизнью, перед неизвестностью завтрашнего дня. Далее, это люди, не имеющие глубоких человеческих привязанностей, которые привыкли использовать других в своих корыстных целях, и которые с легкостью идут на предательство, на перечеркивание любого опыта человеческих отношений, если эти отношения начинают представлять угрозу их стяжанию. В то же время это люди, отличающиеся раболепием, которые хорошо улавливают заказ сильных мира сего. Они понимают правила игры, за что именно платят большие деньги и как раздаются выгодные места, и умеют по-лакейски соответствовать этому заказу. Вместе с тем, это люди властолюбивые, не знающие меры в насыщении своего властолюбия, имеющие патологическую потребность постоянно проявлять и расширять свою власть, испытывающие тайное наслаждение от унижения себе подобных. Следует сказать и о том, что это люди чрезвычайно лживые, изворотливые, сделавшие ложь правилом своего поведения, своей сущностью, своим вторым «я», и они подчас уже сами не могут отделить в себе ложь от правды. Их неопределимость и неуловимость всегда поражает. Они просто теряют свою индивидуальность в той многоликости, которую превратили в норму своего существования. Затем это люди, которые испытывают презрение не только к окружающим, которых попросту не умеют уважать, но и к Самому Богу. Они могут, конечно, привлекать Всевышнего к построению своего земного благополучия, молиться Ему и даже участвовать в таинствах Церкви. Понимая сложность и неодномерность бытия, они иногда пытаются выстроить с Богом некую связь, которую можно было бы назвать отношениями торга. Но они, безусловно, чужды подлинной любви и к Богу, и к человеку. Более того, временами они могут испытывать даже ненависть ко Христу, по Его же слову о служении двум господам: «Одного будете любить, а другого ненавидеть». Затем, это люди, не знающие меры в самовлюбленности. Материально состоявшийся человек — часто напыщенный человек, обращенный в самого себя. У него по жизни совершается только один непрекращающийся роман — с самим собой. Далее, часто это люди с весьма ограниченным кругозором и очень зауженными интересами. Их внутренний мир весьма скуден, а выражение их глаз поражает своей пустотой. Никакого одухотворенного движения вы в них не встретите, даже если бы ожидали его всю жизнь. Потом, это люди чрезвычайно скупые, страдающие совершенным отсутствием великодушия и сострадания. Умеют жертвовать, как правило, люди малоимущие. У них не забито грубыми страстями естественное, вложенное в природу, чувство сострадания и сопереживания. У состоятельных же людей душа бывает поражена стяжательством, оно становиться для них кумиром и тельцом, в жертву которому приносится абсолютно все. Они умеют тратить деньги только на самих себя. Эти люди также лишены трезвой и объективной самооценки, критическому отношению к себе, они не способны к работе над собой, к правдивому самоуглублению. Стоит сказать и о том, что часто они склонны к неудержимому распутству и разврату, к откровенному прожиганию жизни. Во-первых, для этого у них есть огромные возможности, а во-вторых, им постоянно нужно чем-то заполнять свой внутренний вакуум, куда-то спасаться бегством от все время настигающей их пустоты, тоски и давящего уныния. Вот лишь неполный портрет богатого человека, весьма приблизительный и условный набор его качеств и характеристик. Вот какой «иконе» поклоняется сегодняшний мир, вот перед кем встает на колени.

Вирус стяжательства давно проник и в Церковь. Этот вирус существенно изуродовал и продолжает безконечно уродовать церковную жизнь. Да не думает христианин, будь то простой прихожанин, священник, епископ или даже сам патриарх, приобрести подлинные дарования Духа Святого, участвуя в гонке за комфортом и житейским благополучием. Этих даров нет, не было и никогда не будет на путях любви к миру сему. «В мире скорбны будете», — сказал Спаситель. Постараемся избежать тех могучих соблазнов стяжания, которые сегодня подстерегают личность. Постараемся сохранить в себе преданность евангельскому слову, то блаженное Христово нищелюбие, которое выводит христианина на просторы подлинного духовного богообщения, на неоскудевающие пажити жизни вечной, и которое дарует ей безценную и ничем не заменимую свободу чад Божиих.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий