О Христе. Краткие беседы на воскресные литургийные чтения

Неделя 3-я Великого поста. Крестопоклонная

И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами. И сказал им: истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе.

Спаситель начинает Свою речь словами: «Кто хочет идти за Мною…» Христос никого не принуждает, Он чужд насилия. Он обращается только к тем, кто добровольно избрал Его. «Кто хочет идти за Мною…» Возникновение такого желания, даже его малого проблеска, весьма проблематично в современной действительности, насквозь пропитанной антихристовым духом. Нынешняя жизнь надежно закрепощает личность в материальных оковах. Вырваться из них и утвердить свое понимание бытия — задача не из легких. А если все же и посещает человека влечение к истинам высшего порядка, а за ним еще следует и попытка воплотить их в своей жизни, то в случае с христианством всего этого оказывается недостаточно. Спаситель требует от личности нечто неизмеримо большего — отвергнуться самой себя. Принимать то или иное учение, воодушевляться красивой и благородной идеей — это увлекательно. Но зачем при этом отвергаться себя? Разве нет возможности жить в согласии с собой? Увы, безкровное христианство существует только в наших представлениях о нем, в наших иллюзиях, в нашем недопонимании Евангелия. В реальной жизни, в подлинном христианстве его нет. Не надо заблуждаться: тот, кто безскорбно устроил свою жизнь, кто надежно оградил себя от страданий, по сути, чужд Христа. В самодовольной успокоенности, в сытом довольстве нет Бога. Нельзя совместить несовместимое. Это убаюкивающий самообман, всего лишь иллюзия сознания, находящегося во власти тьмы. Бог — в страдании, в непримиримом разладе с миром, в скорби и нищете, в безысходном противоречии с «родом прелюбодейным и грешным». Каждому, кто носит имя христианина, кто старается искренне и деятельно, не мечтательно, не в воображении следовать за Христом, с неизбежностью предлежит крест.

«Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя…» Эти слова были сказаны в ответ на прекословие Петра. Когда Христос предупреждает учеников о предстоящих муках, первоверховный апостол стремится уберечь Учителя от такой участи. Он отводит Его в сторону и в приступе человеческой привязанности говорит Ему: «Будь милостив к Себе, Господи, да не будет этого с Тобой». «Да не будет этого и со мной, Твоим близким другом», — слышится в этом противоречии. Не исключено, что Петр выражал охватившее его опасение за самого себя. Ведь если Наставник восставит против Себя церковную власть, то, значит, и Его последователям не избежать такого же серьезного столкновения. Поэтому-то Христос и говорит в ответ на это опасение Петра, что тот, кто хочет идти за Ним, должен совершенно отвергнуться себя. Какая непосильная задача! Кто из христиан может сказать о себе, что он готов к ее выполнению? Надо признать, что мы не только по-настоящему не вдумываемся в повеление Евангелия отвергнуться себя, но еще и постоянно противоречим ему. Очень многие потому ведь и следуют за Христом, что ждут от Него того же, что и Петр в свое время: «да не будет ничего скорбного со мной». На этом ложном ожидании у многих выстроено все здание веры. Нет, именно скорби и ждут христианина на евангельском пути. К этому-то он и должен приготовить себя. Более того, если он всеми силами будет избегать худого, вот тогда-то и найдет свою погибель. Есть только один способ избежать зла — терпеливо и великодушно принимать всякую встречающуюся скорбь. Тот, кто пытается застраховать себя от невзгод, неизбежно вредит своей душе. Скорби взращивают душу, без них она не может совершенствоваться, не может углубляться в себя, не может познавать Христа, не может приближаться к Богу. «Не из праха выходит горе, и не из земли вырастает беда, но человек рождается на страдание, как искры, чтобы устремляться вверх», — сказано в Библии (Иов. 4, 6–7). Без Божьего водительства, осуществляемого скорбями, в отпадении от них душа неизбежно опошливается, мельчает, подвергается разрушительному действию страстей, теряет свою целостность и присущее ей благородство. Скорби, приемлемые человеком на пути следования за Богом, — вот что ограждает душу от неотвратимых процессов разложения. Тот, кто следует за Христом, кто ищет высшего смысла в том, что с ним происходит, кто воспринимает свою жизнь как Божие водительство, как Его руководство, тот существует в особом измерении. В этом заключается один из секретов духовной жизни, совершенно не воспринимаемый плотским умом.

Далее Христос прибавляет: «Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий…» Стыдиться Бога, единственной и незыблемой основы бытия, стыдиться Первопричины всего сущего, стыдиться высшего Начала жизни, стыдиться Источника всякого блага! Казалось бы, такое может произойти только в диком и нелепом сумасшествии, в кошмарном сне. Вовсе нет, не в болезненном помрачении совести, не в патологической утрате здравого рассудка. Это происходит повсеместно, в нашей обыкновенной, простой, повседневной жизни. Какие внутренние процессы должны были произойти в человечестве, чтобы оно не только привыкло обходиться без Бога, но и начало подвергать презрительным насмешкам истинных Его последователей? Каким прибором измерить образовавшуюся в человечестве катастрофу отчужденности от Бога? В этой жизни человек вынужден прятать свою приверженность церкви, скрывать самое возвышенное свое чувство — любовь к Богу. Она не популярна, обезценена, ничем не привлекательна, ретроградна. Ее место в далеком прошлом. Она отжила свой век. Христос предвидит ситуацию, в которой Его будущий ученик станет объектом людского осмеяния. Он заранее предупреждает об этом. Он говорит о том, что нет никакой возможности приспособиться к вкусам и мнениям падшего человечества. Христианин не может жить с этим миром одной жизнью. Конфликт неизбежен. Чтобы не оказаться в духовном поражении, следует помыслить: перед кем мы иногда трусливо прячем свою веру? Чье расположение боимся потерять? Не только перед людьми пустыми, но и перед теми, кого Христос называет родом прелюбодейным и грешным, перед теми, кто рукоплещет суете и пороку и с презрением отвращается добродетели.

«Я не стыжусь благовествования Христова», — скажет апостол Павел в Послании к Римлянам (Рим. 1, 16). Стыд быть последователем Христа имел место в период зарождения новой веры. Имеет он место и в эпоху постхристианства. Евангелие настаивает на том, что есть только один путь сохранения верности Богу посреди всеобщего поношения Креста. И он дан на все времена. Он заключается в непостыдном, стоическом и самоотреченном исповедании своей веры.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий