О Христе. Краткие беседы на воскресные литургийные чтения

Неделя 31-я по Пятидесятнице. Исцеление иерихонского слепца

Когда же подходил Он к Иерихону, один слепой сидел у дороги, прося милостыни, и, услышав, что мимо него проходит народ, спросил: что это такое? Ему сказали, что Иисус Назорей идет. Тогда он закричал: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Шедшие впереди заставляли его молчать; но он еще громче кричал: Сын Давидов! помилуй меня. Иисус, остановившись, велел привести его к Себе: и, когда тот подошел к Нему, спросил его: чего ты хочешь от Меня? Он сказал: Господи! чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: прозри! вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Ним, славя Бога; и весь народ, видя это, воздал хвалу Богу.

Из рассказа евангелиста мы знаем, что народ запрещал слепцу кричать «Иисус, Сын Давидов, помилуй меня!» Но слепец не унимался. Почему же шедшие со Христом люди препятствовали страдальцу обращаться к Нему? Ведь это крайне немилосердно. Потому что в тот момент, когда произошла эта встреча, открыто называть Иисуса Сыном Давидовым, то есть признавать Его Мессией, было не безопасно. Всего несколько дней оставалось до Голгофы. Давно было уже решено всякого, исповедующего Мессию в Проповеднике из Назарета, отлучать от церкви. Незадолго до входа Христа в Иерихон церковные власти усилили свои преследования и издали чрезвычайное постановление о Его аресте: «если кто узнает, где Он будет, то объявил бы, дабы взять Его» (Ин. 11, 57). Поэтому Иисус, по замечанию евангелиста, «уже не ходил явно между иудеями» (Ин. 11, 54), а вынужден был скрываться. По этой же причине окружавший Христа народ запрещал иерихонскому слепцу громогласно называть Его Сыном Давидовым. Это была обыкновенная боязнь перед властью: «как бы чего не вышло…» Но слепца не останавливал малодушный страх. Несмотря на запрет, он продолжает настойчиво звать Иисуса, называя Его Сыном Давида. Христос не реагирует и как будто не слышит его воплей. Тем самым Он заставляет слепца кричать громче. Он делает это для обличения боязливости шедшей за Ним толпы. Так бывает часто. Верующие люди, идущие за Христом, своим эгоизмом и черствостью невольно заставляют других отвращаться от Него. Но тот, кто не обращает внимания на случайное окружение Христа и остается твердым в своем уповании, все же достигает милости Божией.

Могут, однако, возразить: «Но ведь почти сразу после Иерихона было шествие Господа в Иерусалим, которое сопровождалось Его всенародным прославлением. Никто не стеснялся тогда восклицать: «Осанна Сыну Давидову!»» На это можно сказать следующее. Последнее вхождение Сына Божия в Иерусалим перед распятием было исключительным явлением. Оно имело особый характер. Всеобщее ликование было действием свыше, на это указывал Сам Спаситель. Но безбоязненность хвалы происходила тогда вовсе не от осознанной смелости каждого, а от всеобщей возбужденности, с которой власти в тот момент ничего не могли поделать. Христос не обманывался народным восторгом. Он знал ему цену. Народу нужен был только земной правитель, который сменил бы иноземную власть и восстановил национальное достоинство Израиля и попранную Римом справедливость. К учению Христа о Царстве Божием этот ликующий народ оставался глухим и невосприимчивым. Входя в Иерусалим, Спаситель не реагирует на восклицания окружавших Его людей и на подходе к городу плачет о его предстоящей трагической участи. Последующие события подтвердили правоту Его отношения к народному ликованию. Пройдет совсем немного времени, и эта толпа увидит Христа за решеткой, заключенным в темнице, в числе тех, кого объявляют государственными преступниками. И тогда она поймет, что обманулась в своих ожиданиях и поспешно откажется от Него. «Оказывается, Он ничего не может противопоставить деспотизму мировой державы. Оказывается, Он просто самозванец и обманщик, и мы зря на Него надеялись, напрасно называли Его Сыном Давида. Зачем Он тогда нужен?» И тогда эта же толпа в безумной ярости закричит полномочному представителю римской власти: «Распни Его, предай Его мучительной и позорной смерти!» А в ответ на возражения Пилата «Царя ли вашего распну?» прибавит: «кровь Его на нас и на наших детях! Пусть Он не вводит нас в великое заблуждение!»

Но вернемся к иерихонскому слепцу. Тогда, на последнем пути Христа в Иерусалим, он проявил не только веру в Мессию, но и безстрашие в Его исповедании. Вера и безстрашие — одно предполагает другое. Одно невозможно без другого. Этому учит Евангелие и вся последующая история Церкви. Безстрашие иерихонского слепца является необходимым оружием христианина, тем самым ножом, купить который советовал Христос Своим ученикам накануне Своего ареста. Мир становится агрессивно толерантным. За этим красивым и популярным термином стоит полное равнодушие к вопросам веры и отказ от поисков истины. «Абсолютной истины нет, все веры равны между собой» — вот безразличное кредо мира сего, которое он будет насаждать насильственными мерами. Поэтому безстрашие в исповедании веры потребуется в недалеком будущем. Сегодня открыто заявлять об исключительном и единственном Божестве Иисуса — значит объявлять себя безнадежным ретроградом с устаревшим миросозерцанием. В завтрашнем дне нас, похоже ждет прекраснодушное, выхолощенное, сусальное православие с отреставрированными храмами, с сияющими золотыми куполами и встроенное в программу единой универсальной религиозности со всеми имеющимися верами. Подобно людской массе, окружавшей Христа на пути в Иерихон, это «православие» будет воспрещать открытые заявления о Божестве Иисуса. В своем объединительном порыве с другими религиями оно займет место возле Христа, но, как и толпа иерихонская, по сути своей окажется чуждым Ему. Оно лишится духа исповедничества и будет тщательно обходить слова Евангелия о том, что кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, что Христос и Отец — одно, и что никто не приходит к Отцу, как только через Иисуса.

«Веруй молча, про себя, проявляй мудрое благоразумие», — может быть, говорили слепцу люди, сопровождавшие Христа. Каждый, кто шел за Ним, чего-то ждал от Него. Но Христос велел привести к Себе только того, кто открыто и громогласно называл его Мессией. Только по отношению к этому человеку Он и проявил Свою величайшую милость. Только ему одному Он и сказал: «Вера твоя спасла тебя». Не следует забывать этот небольшой эпизод. Он хорошо иллюстрирует нам, что есть евангельская вера, а также содержит в себе необходимое наставление для христиан сегодняшнего дня, стремящихся в очень непростых условиях сохранить свою верность Христу Богу.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий