О Христе. Краткие беседы на воскресные литургийные чтения

Неделя 5-я по Пасхе. О самарянке

Итак, приходит Он в город самарийский, называемый Сихарь, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу. Там был колодезь Иаковлев. Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа. Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить. Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи. Женщина самарянская говорит Ему: как ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, самарянки? ибо иудеи с самарянами не сообщаются. Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая? Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его? Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную. Женщина говорит Ему: господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать. Иисус говорит ей: пойди, позови мужа твоего и приди сюда. Женщина сказала в ответ: у меня нет мужа. Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала. Женщина говорит Ему: Господи! вижу, что Ты пророк. Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме. Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от иудеев. Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине. Женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все. Иисус говорит ей: это Я, Который говорю с тобою. В это время пришли ученики Его, и удивились, что Он разговаривал с женщиною; однакож ни один не сказал: чего Ты требуешь? или: о чем говоришь с нею? Тогда женщина оставила водонос свой и пошла в город, и говорит людям: пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала: не Он ли Христос? Они вышли из города и пошли к Нему. Между тем ученики просили Его, говоря: Равви! ешь. Но Он сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете. Посему ученики говорили между собою: разве кто принес Ему есть? Иисус говорит им: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его. Не говорите ли вы, что еще четыре месяца, и наступит жатва? А Я говорю вам: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве. Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную, так что и сеющий и жнущий вместе радоваться будут, ибо в этом случае справедливо изречение: один сеет, а другой жнет. Я послал вас жать то, над чем вы не трудились: другие трудились, а вы вошли в труд их. И многие самаряне из города того уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей, что Он сказал ей все, что она сделала. И потому, когда пришли к Нему самаряне, то просили Его побыть у них; и Он пробыл там два дня. И еще большее число уверовали по Его слову. А женщине той говорили: уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос.

Когда Христос пришел в Самарию, Он сел у колодца и попросил у женщины-самарянки воды. Потом Он велит ей позвать своего мужа. Женщина отвечает Ему: «Нет у меня мужа». Это была неправда, самарянка солгала Христу. Это была не только ложь, но еще и мелкое предательство по отношению к мужу. Но Спаситель, Который не по наружности судит, не упрекает самарянку во лжи, а наоборот, говорит ей, что она сказала правду: «Пять мужей у тебя было, и тот, с кем ты живешь сейчас, не муж тебе». Из этого пояснения мы можем заключить, что брак самарянки был чистой формальностью. Шестой брак она заключила, но отношения и тут не сложились. Семьи, как единого целого, создать, не удалось и на этот, уже шестой раз. Христос говорил иудеям, что Моисей, великий пророк и законодатель еврейского народа, запрещал развод, и только по их жестокосердию вынужден был впоследствии разрешить его, а вначале так не было. Казалось бы, о чем же можно было говорить с женщиной, которая с поразительной легкостью перешагивала не только через человеческие отношения, но и через закон боговидца Моисея?

Надо обратить внимание и на тот факт, что эта женщина была самарянкой, то есть сектанткой с точки зрения правоверного иудея. Спаситель запрещал апостолам входить с проповедью в селения самарян. Он сказал им: «В дом самарянский не входите». Да и самарянке, пришедшей на колодец, Он говорит: «Вы не знаете, чему кланяетесь». Это звучит как приговор всей религиозной жизни самарян. И самаряне действительно не понимали, чему кланяются. Они образовались от смешения остатков израильтян с языческими племенами, переселенными в Палестину ассирийским царем. Они отвергали пророков, признавали только Пятикнижие и, что было хуже всего, подмешивали к своему культу языческие обычаи. Конечно, народ, отвергавший пророков и сочетавший свою веру с идолопоклонством, не мог иметь правильных представлений о Мессии. С точки зрения иудеев самаряне еще и потому не могли претендовать на участие в Царстве Божием, что перестали быть прямыми потомками Авраама. В их жилах текла изрядная доля иноплеменной крови, что для иудея было преступлением ничуть не меньшим, чем отвержение пророков. Поэтому самарянин ни с какой стороны не мог быть наследником великих обетований, данных праотцу Аврааму и его потомству. Серьезный богословский разговор с представителями этого народа был совершенно безполезным. Слишком уж много скопилось лжи и искажений в религиозных и нравственных представлениях самарян, слишком большую «чистку» сознания пришлось бы производить в этом случае. Иудеи так и поступали с самарянами: откровенно презирали и даже ненавидели их.

Тем не менее, Христос вступает с самарянкой в беседу, что вызывает крайнее удивление апостолов. И самарянка, в отличие от ортодоксальных представителей богоизбранного народа, обнаруживает в себе какую-то особую, исключительную религиозность. И это несмотря на отсутствие чистоты веры и чистоты жизни! В чем же она проявляется? Прежде всего, в том вопросе, который самарянка с поспешностью задает Христу. Когда она убеждается в том, что перед ней не просто человек, то сразу же задает Ему вопрос, наиболее всего ее безпокоивший: «где нужно кланяться Богу?» Она говорит Христу: «Вижу, что ты пророк. Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме». При всей наивности этого вопрошания, оно свидетельствовало о том, что самарянку более всего волнует проблема богопочитания. Надо признать, что все человеческие интересы, в основном, сосредоточены вокруг земного благополучия. «Как правильно чтить Бога? Из чего складывается подлинная религиозность? И как достичь ее?» Эти «отвлеченные темы» редко вызывают безпокойство даже у очень религиозных людей. Однако самарянка, имевшая целых шесть неудачных замужеств, в первую очередь, обращается ко Христу именно с вопросом об истинном богоугождении. Казалось бы, в ее положении уместнее всего спросить Пророка о другом: «Господи, когда же кончатся все мои несчастья? Когда я найду порядочного мужа? Доколе я буду мучиться? Когда у меня наладится нормальная семейная жизнь?» Пять мужей в прошлом, и нынешний шестой — не муж. Это же полностью разбитая жизнь, перечеркнутая судьба, непоправимое жизненное фиаско. Конечно, может быть, именно благодаря шести неудачным замужествам самарянка и обратилась к Богу как к единственной цели своего существования, оставив, наконец, все земное, осознав на своем горьком опыте всю суетность поиска земного счастья, всю его неуловимость и обманчивость. Но ведь она могла прийти и к иному результату: на фоне безконечных неудач в личной жизни она могла закончить совершенной утратой веры, полным разочарованием и забвением Бога. А происходит нечто такое, чего не ожидал никто: Христос вступает с ней в беседу и сразу же открывается ей во всей полноте Своего мессианского достоинства. «Знаю, что придет Мессия, когда Он придет, то возвестит нам все», — говорит самарянка Христу. И Спаситель отвечает ей: «Это Я, который говорю с тобою». Вот так прямо и просто Христос не мог открыть Себя никому, даже правоверным иудеям, хорошо знавшим и почитавшим пророков, потому что после таких слов они тотчас хватались за камни. А самарянке, этой безнравственной сектантке, пребывавшей вне Церкви, лишенной благодати и прав на Царство Божие, смог. И эта чуждая обетований женщина весьма сомнительной веры и столь же сомнительной нравственности ни на секунду не усомнилась во Христе как в Спасителе. Ни воскрешений мертвых, ни хождения по водам, ни исцелений, ни чудесного насыщения, а только одно утверждение: «Я — Мессия». И такая необыкновенная, не знающая сомнений вера! Самарянка оставляет свой водонос, свои земные заботы и идет в город с проповедью о явившемся Мессии.

Поистине душа человеческая — это великая тайна, которая ведома только Одному Богу. Постараемся же избегать крайних суждений как о людях, так и о том, где есть благодать, а где ее нет. Очень легко здесь можно впасть в крайности и невольно заразиться тем видом опасного фарисейского благочестия, которое признает только за собой право на участие в божественной жизни.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий