О Христе. Краткие беседы на воскресные литургийные чтения

Неделя пред Рождеством Христовым

Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова. Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его; Иуда родил Фареса и Зару от Фамари; Фарес родил Есрома; Есром родил Арама; Арам родил Аминадава; Аминадав родил Наассона; Наассон родил Салмона; Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея; Иессей родил Давида царя; Давид царь родил Соломона от бывшей за Уриею; Соломон родил Ровоама; Ровоам родил Авию; Авия родил Асу; Аса родил Иосафата; Иосафат родил Иорама; Иорам родил Озию; Озия родил Иоафама; Иоафам родил Ахаза; Ахаз родил Езекию; Езекия родил Манассию; Манассия родил Амона; Амон родил Иосию; Иосия родил Иоакима; Иоаким родил Иехонию и братьев его, перед переселением в Вавилон. По переселении же в Вавилон, Иехония родил Салафииля; Салафииль родил Зоровавеля; Зоровавель родил Авиуда; Авиуд родил Елиакима; Елиаким родил Азора; Азор родил Садока; Садок родил Ахима; Ахим родил Елиуда; Елиуд родил Елеазара; Елеазар родил Матфана; Матфан родил Иакова; Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос. Итак всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов.

В воскресенье перед праздником Рождества Христова на литургии читается начало Евангелия от Матфея, где приводится родословие Спасителя. «Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова, Иаков родил Иуду и братьев его…» Родословие Иисуса необходимо евангелисту для того, чтобы с самого начала повествования о Христе дать неопровержимые доказательства того, что Он является потомком царя Давида. Современному читателю Евангелия эти доказательства могут показаться излишними. Личность Христа как Основателя мировой религии и Его мессианское достоинство не вызывает сомнений. Обычно начало Евангелия от Матфея, содержащее в себе однообразное перечисление того, кто кого родил, пропускается читателем. Однако оно не случайно выбрано в качестве литургийного чтения перед праздником Рождества Христова. Слово Божие обладает свойством смысловой многомерности. Немало поучительного можно найти даже в простом перечислении потомков Иисуса, Сына Божия.

Прежде всего, это перечисление поставляет нас перед неразрешимой двусмысленностью. Евангелист приводит генеалогию Того, Кто безмерно превосходит не только человеческую природу, но и всю человеческую историю. Родословие безначального и безпредельного Бога — это звучит как ниспровержение всей практики древнего богопочитания. Эта практика представляла Божество безконечно удаленным от человека, Которое можно только умолять и умилостивлять постоянными жертвоприношениями. Генеалогия неприступного Бога — это противоречит здравому смыслу и даже самому Евангелию. Не говорил ли Христос иудеям: «прежде нежели Авраам был, Я есмь» (Ин. 8, 58)? Не ставил ли Он их в тупик вопросом о том, почему Давид называет своего будущего потомка Мессию Господом? Если бы св. Матфей руководствовался только человеческими соображениями, то не стал бы открывать свое повествование о Христе Его генеалогией. Какой смысл прослеживать родовые связи Того, Кто безконечно превосходит человека, Кому по существу не может быть места в человеческой истории? «Род же Его кто исповесть?» — говорил о Мессии пророк Исайя. И, несмотря на это, св. Матфей начинает свое повествование именно с генеалогии Христа. Он хочет сказать, что родословие Иисуса открывает новую эпоху в истории человечества: отныне непостижимый и безконечный Бог оказывается внесенным в метрические записи, поставляется на генеалогический учет и тем самым становится подобным нам.

Евангельский рассказ о предках Христа правдив и реалистичен, его автор далек от идеализации того рода, из которого произошел Сын Божий. Он не умалчивает о тех глубоких падениях и аморальных срывах, которые имели место в этом роде. Наоборот, он акцентирует на них внимание читателя, вводит в свое повествование там, где можно было бы обойти их простым молчанием. Несколько раз св. Матфей упоминает в родословии женщин, в чем не было никакой необходимости, так как иудеи исчисляли поколения по мужской линии. «Иуда родил Фареса и Зару от Фамари», — пишет он, неожиданно называя женское имя. Он как будто специально напоминает о том, как Фарес родился от беззаконного кровосмешения, в результате инцеста, от соития Иуды и его невестки Фамари. Затем он сообщает, как Салмон родил Вооза от Рахавы, которая была не только идолопоклонницей, но и проституткой в Иерихоне. Как Вооз родил Овида от Руфи-иноплеменки, что категорически и строжайше запрещалось законом Моисея. Как Давид родил Соломона от Вирсавии, которая стала поводом для его нравственного падения и тяжкого преступления — убийства ее мужа Урии. При этом он не называет имени этой женщины, а говорит о ней как о той, которая была «за Урией». Этим он с особой силой выделяет грех Давида, стремясь к тому, чтобы он не был предан забвению. Рождение Христа-Мессии отнюдь не было результатом нравственных заслуг иудейского народа. Оно было делом божественного человеколюбия, распространявшегося на весь род людской без исключения. Никто не имеет особых привилегий перед Богом, и никто не может претендовать на особое место возле Него. «Все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе» (Рим. 3, 23–24). Эта мысль найдет свою разработку в посланиях святого апостола Павла, но заявлена она была уже здесь, в родословии Христа, с которого евангелист Матфей начинает свое повествование об Иисусе.

Родословие вместе с тем открывает и ту истину, что у истории древнего мира была своя цель, свое предназначение. Мировая сцена древней истории пестрела интереснейшими персонажами, а ее жизнь была насыщена захватывающими сюжетами, исполненными неподдельного драматизма. Целые институты кропотливо исследуют оставшиеся развалины и камни, стараясь проникнуть в повседневную жизнь человека того времени и услышать ее пульс, ее живое дыхание. Книжные фолианты писались и пишутся о ветхозаветных временах ученейшими людьми, пытающимися уловить ход истории и проникнуть в ее смысл. Сокровенная тайна истории, существует ли она вообще? Или в нагромождении исторических фактов нет никакой внутренней логики? Родословием Христа евангелист Матфей дает свой ответ на этот вопрос. Вдали от грохота и шума цивилизации, в стороне от великих всемирно-исторических событий, в строгой изоляции от разнообразных языческих культур и напряженной работы философской мысли, в неприметной Палестине, божественное провидение на протяжении долгих тысячелетий хранило в неприкосновенности богооткровенную веру и тот единственный человеческий род, из которого надлежало произойти Спасителю всего мира. «Авраам родил Исаака, Исаак, родил Иакова, Иаков родил Иуду и братьев его /…/ Елиуд родил Елеазара, Елеазар родил Матфана, Матфан родил Иакова, Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос» — вот где, по мысли евангелиста, находился скрытый нерв всей древней истории, ее исток и ее разрешение.

А в конце родословия евангелист делит священную историю богоизбранного народа, и вместе с ним всего древнего мира, на три периода и говорит, что каждый из них длился одинаковый промежуток времени, исчисляемый 14-ю поколениями. «Итак, всех родов от Авраама до Давида четырнадцать родов; и от Давида до переселения в Вавилон четырнадцать родов; и от переселения в Вавилон до Христа четырнадцать родов» (Мф, 1, 17). Он хочет сказать, что после боговоплощения истории человеческого спасения двигаться больше некуда. Творец совершил то, что некогда обещал Своему творению. И действительно, после пришествия в мир Христа-Мессии поместить историю богоизбранного народа в столь математически точную, стройную и логически завершенную схему есть дело совершенно невозможное.

Родословие Христа — не просто однообразный и скучный рассказ о том, кто кого родил, составленный для иудейских книжников, занимавшихся безконечными генеалогическими изысканиями. Оно есть провозглашение важнейших истин: о неотступном желании Бога пребывать с людьми, о скрытом смысле человеческой истории, об абсолютной равности всех перед Богом, о том, что с пришествием Христа завершилась сакральная история спасения человечества. После этого завершения становятся суетными и тщетными все поиски «новой духовности» и ожидания очередных мистических откровений от Бога-Отца.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий