О Христе. Краткие беседы на воскресные литургийные чтения

Рождество Христово

Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святаго. Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее. Но когда он помыслил это, — се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святаго; родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их. А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог. Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою, и не знал Ее. [Как] наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус.

В рассказе евангелиста Матфея о Рождестве Христовом обращает на себя внимание одна деталь. Придя в Иерусалим, волхвы называют родившегося Богомладенца Царем Иудейским. «Где родившийся Царь Иудейский?» — спрашивают они у встречающихся им горожан. Они нигде не именуют Его Мессией. Царь Ирод встревожился. Подобным образом отреагировал на новость и Иерусалим. И это вполне понятно. Город жил в страхе. Властолюбие Ирода было хорошо всем известно, жестокость его не знала границ. До появления волхвов он умертвил свою тещу с тестем, родного брата жены, двоих своих сыновей, так как подозревал их в заговоре. Возникавшие мятежи подавлялись им безпощадно. Кровь лилась рекой. Слух о родившемся где-то царе мог вызвать новую волну широких репрессий. Все устали от деспотии, никому не хотелось доносов и невинных жертв. Тревога жителей столицы лишний раз подтверждает тот факт, что весть о родившемся Младенце не была соотнесена с Мессией, а только с каким-то очередным претендентом на иудейский трон. Ничего, кроме очередных «зачисток», это известие по мнению горожан не предвещало. Поэтому-то весь город и встревожился, по замечанию евангелиста.

Однако Ирод, в отличие от горожан, делает из этого слуха свои выводы. Слыша о том, что некие иностранцы пришли издалека почтить будущего Царя Иудеи, он собирает отнюдь не сотрудников разведслужб, но первосвященников и книжников и задает им неожиданный вопрос. Он спрашивает их вовсе не о том, где должно родиться очередному царю иудейскому. Он задает им вопрос о рождении Самого Мессии. «Где Христос рождается?» — вот что его интересует более всего. Из этого вопроса можно заключить, что Ирод в своих предположениях пошел гораздо дальше, нежели волхвы и жители столицы. Он отождествил Того, Кому пришли поклониться волхвы, не просто со своим политическим конкурентом, но с Самим Мессией. Не так уж он был примитивен. Ирод доверял пророчествам и отнюдь не игнорировал их, как отражение пустых мечтаний иудеев. Он опирался на них в свой политике, использовал как информативный источник и включал их в свои расчеты в борьбе за сохранение власти. Вот и сейчас, после совета с первосвященниками, он целиком и полностью доверился пророческим извещениям. Он не стал ничего перепроверять и послал волхвов не куда-нибудь, а именно в Вифлеем, на который указали ему книжники. Ирод нисколько не сомневался в том, что Младенец находится именно там. Он не мог знать всего наверняка, и у него, конечно, имелись сомнения. «Тщательно разведайте о Младенце», — велит он волхвам. Но он вовсе не исключал того, что Младенец — это и есть Христос, обетованный Мессия.

Это очень многое меняет в нашей оценке его действий. Одно дело бороться против своего политического соперника, совсем другое — с Тем, о Ком предсказывали древние пророки. Своими действиями Ирод пытался не просто устранить претендента, он старался опередить божественную волю, стремился предупредить ее, изменить предсказанный пророками ход событий и направить его в нужное для себя русло. Он боролся с Божиим определением. Таким образом, мы можем видеть, что с самого момента рождения Христа государственная власть предпринимала попытки уничтожить Его именно как Мессию и направить ход истории по-своему. Правитель Иудеи противостоял не тем или иным политическим силам, но самому божественному плану по спасению человека, иначе говоря, вполне осознанно вел борьбу с Самим Богом, с теми событиями, о которых предсказывали древние пророки, и на которые указывала Библия.

Ничего не подозревая, волхвы доверились коварному и могущественному богоборцу Ироду, сосредоточившему в своих руках полноту власти и державшему в страхе всю страну. Они не были наивными простачками. Но сейчас в простоте сердца они пошли в указанную Иродом сторону, ничего не зная о его намерениях. Некоторые толкователи утверждают, что Ирод имел в планах умертвить не только Младенца, но и волхвов. Это предположение очень вероятно. Зачем ему лишние свидетели родившегося Мессии, Которого он задумал уничтожить? Казалось бы, волхвы попали в ловушку, из которой нет выхода. Они не знали иной дороги в чужой стране, кроме той, по которой шли. Они получили царский приказ о возвращении, и по этим причинам должны были прийти в Иерусалим. Но волхвов спасло их простосердечие. Если бы они полагались на свой расчет, то вряд ли были бы извещены свыше о том, что им не следует возвращаться в Иерусалим. Тот, кто во всем опирается только на свой анализ ситуации, закрепощает себя своими построениями, не оставляет свободы Божественному действию и в конечном итоге лишается помощи Божией, которая всегда действует иначе, чем ограниченная мысль человека. А тот, кто без исследований действует по указаниям Божиим, вверяясь в простоте сердца в руки Всевышнего, оказывается под Божиим водительством и покровительством и находит избавление в безысходных ситуациях. Даже в том случае, если ему приходится встречать грозное и изощренное сопротивление того, кто облечен полнотой государственной власти.

Святой Иоанн Златоуст называет волхвов, которые не стали подстраиваться под диктат богоборческой власти, первенцами новозаветной Церкви. Красивое название. И символичное! Ибо с тех пор ничего не изменилось в состоянии двух противоборствующих сторон. Истинная Церковь как жила, так и живет своей простосердечной верой в крепкую защиту Христа, надеждой на Его высшее и мудрое покровительство и своей любовью к Нему. И ей нечего более противопоставить богоборческому режиму, сжимающему ее в своих железных тисках. Да и не надо. Евангельское повествование о Рождестве Спасителя, о далеком и весьма рискованном путешествии волхвов лишний раз убеждает нас в этом. Принесем же богомладенцу Иисусу ту преданность, безкорыстие и мужество, которыми отличались волхвы — первенцы Церкви. Сохраним и ту простосердечность веры, которая руководила их на протяжении всего пути к Родившемуся в Вифлееме, которая избавила их от всех преступных замыслов Ирода Великого, и которая помогла им невредимыми вернуться на восток и увидеть свою родину.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий