Быстрые перемены

Александр Зимний
След старины

Много лет назад
Володька кинул голыш, и тот, несколько раз отскочив от воды, булькнул, уходя на дно. Мальчишка обернулся к другу:
– Видал! Пять раз!
– Да у меня будет и больше!
Спор этот длился последние полчаса, и, в общем-то, оба мальчика уже готовы были найти себе новую игру: соревнование «сколько раз подпрыгнет камень» на гладком, как стекло, озере успело надоесть. В девять лет любые развлечения приедаются быстро, и всё время хочется чего-то нового. Решив всё-таки взять реванш – это будет последний заход, точно! – Юрка поднял очередной гладкий камень – откуда они только на озере берутся? – и ойкнул.
– Тёплый!
Володька оглянулся, подскочил к Юрке, тронул камень пальцем и тут же сгрёб в ладонь.
– Тёплый! – восторженно откликнулся он и тут же замер, даже не дыша. Камень медленно начал осыпаться серым песком, оставляя на ладони мальчика странный предмет: то ли кулон, то ли ещё что… серебристо-серое, с вкраплением чёрных точек, словно каменное. Три капли, сворачивающиеся вокруг овального, выщербленного камня с матовым металлическим блеском.
– Это метеорит! Я такие в Музее космонавтики видел! – тут же сообразил Юрка, пытаясь забрать найденную штуку у друга, но тот отдёрнул руку.
– Тебе нельзя. Моё!
И припустился бежать вдоль берега, а потом свернул на тропинку, ведущую к деревне. Юрка обмер от такой наглости, затем кинулся следом:
– Стой, это я нашёл! Стой! Володька, я дружить с тобой не буду!
Но Володька словно не слышал друга – он всегда бегал быстрее, и Юрка отчётливо понял: больше они не друзья. Обида застила глаза слезами, он остановился, а потом и вовсе сел, разревевшись, как восьмилетка.
И ему было всё равно, что кто-то может это увидеть.

 

Сейчас
«Вести»: «Страшное происшествие в Московском зоопарке до сих пор будоражит общественность. Мэр Москвы заявил, что будет усилена охрана зоопарка, а также…
…Напомним, что в минувшую среду были найдены мёртвыми сразу три волка и их кипер. Все они были жестоко убиты неизвестным. Ведутся поиски злоумышленника».
«Тиградком»: «Великие Дома информируют: в субботу, 24 августа, ожидаются необычные погодные явления, в их числе шторм, сильный ветер, гроза с градом. Возможен выход из строя электрических и электромагических приборов. Причины подобной бури не объясняются, но наши аналитики предполагают…»

 

Москва, Битцевский парк
Сегодня они вышли гулять поздно. Тэлька иногда поглядывала на экран телефона, на котором ожидала ответа от подруги, и тогда чёрная как ночь Аша почти терялась в темноте Битцевского парка. Они намеренно выбирали не самые освещённые дороги: Тэлька была уверена, что Аша защитит – овчарка, тренированная по системе защитно-караульной службы. Аша же пока рыскала длинным узким носом – «клювом», как его называла девушка, – по траве, изредка заглядывая в близлежащие кусты и иногда оглядывалась.
На самом деле Тэльку звали Екатериной. Катей, Катюшей она была для отца. Но имя Тэлька, сокращение от Таэнивьель, давно стало привычным. В ролевики она попала, будучи ещё подростком, прямиком через соцсети, там же сразу и выбрала образ, там же встретила «своих» и была счастлива. Читала всё, что попадалось на глаза: и фэнтези, и фантастику, и мистику. Ездила на все крупные полевые игры, не чуралась «кабинеток», особенно любила те, где нужно было задуматься над костюмом. Потому что задумывалась крепко, надолго и качественно. Шила отличные «прикиды», с некоторых пор не только себе, но и на заказ. Пусть и редко.
Потом в жизнь Тэльки незаметно вошёл и косплей, а с ним и различные фестивали, и девушка искренне считала, что у неё для счастья есть вообще всё, что только можно себе представить. А главное – любимая собака. Рослая красавица Аша (по паспорту Артемида Клана Чёрного Ворона) – бельгийская овчарка грюнендаль, на которую Тэлька заработала сама, не взяв у родителей ни монеты.
Телефон пиликнул сообщением, девушка улыбнулась и принялась набирать ответ. Подняла голову, из-за того что Аша в очередной раз дёрнула за поводок, предлагая двигаться быстрее. Прошла несколько шагов, когда собака внезапно глухо зарычала и оскалилась, припадая на передние лапы и глядя куда-то под дерево. Тэльке сделалось страшно. Она остановилась, пристально вглядываясь в темноту, а потом решилась, включила фонарик на телефоне и направила свет в сторону пугающего места.
Тэлька училась на ветеринарном отделении. Уже четыре года как училась и видела такое, что обычный человек не готов видеть: и полуразобранных животных, и сама делала вскрытия и даже несколько операций… Но то животные, а тут…
На земле под деревом лежала пожилая женщина. Все её внутренности были аккуратно вынуты и разложены по телу, пачкая одежду. Тэлька сглотнула, подтянула к себе ближе Ашу и медленно подошла к телу. Первый ужас отступил, и она смогла рассмотреть детали: женщина была совершенно седая, на вид ей было лет семьдесят, но не тронутое убийцей лицо было по-прежнему красивым. Очень благородным – Тэлька тут же вспомнила эту даму: видела несколько раз на прогулке. Дама иногда выгуливала свою лисицу – роскошную рыжую красавицу, более послушную, чем иные собаки.
Всемира, так звали даму. Тэлька удивлялась диковинному имени, которое при этом отлично той подходило. Всемира вела себя как истинная леди: неизменно вежлива, одежда чистая, вокруг витает едва уловимый аромат ландышей… Её-то за что?!
Тэлька покрепче схватилась за ошейник Аши, помедлила несколько мгновений и подошла ещё ближе, словно запоминая увиденное. Буря возмущения, непонимания, какой-то странной ярости проснулась в груди, поднялась в мысли, и Тэлька облизнула пересохшие губы. Она даже не поняла, в какой момент оказалась совсем близко от тела и протянула руку…

 

Бизнес-центр «Гранд-Даб»
Москва, Беговая улица
Владимир Симонов привык считать себя успешным и уверенным в себе бизнесменом. У него было всё, что он когда-то хотел получить, – он это получил. Своё дело – прибыльное и радующее, любящая верная жена, красавица дочь, которой он по праву мог гордиться, отличные друзья, да и вообще – действительно, он был уверен, что жизнь удалась. Он привык вставать рано, приезжать в свой офис до прихода остальных сотрудников, смотреть из окна кабинета на то, как постепенно улицы Москвы заполняются людьми, пить кофе, который ему приносила умная помощница, и планировать день.
Но сегодня с утра он проснулся словно не в своей жизни: проспал на час дольше, игнорируя будильник, обнаружил, что водитель заболел, и пришлось самому сесть за руль, дважды едва не попал в аварию и вдобавок пролил кофе на костюм.
Днём выехал на встречу в центр, встрял в пробку на час, в итоге не опоздал, конечно, но приехал тютелька в тютельку, чего не любил. Переговоры затянулись, прошли нервно и неровно: Владимир не желал уступать, с той стороны давили, и в итоге только спустя пару часов и после обеда в соседнем ресторане Владимир поставил точку в сложном разговоре.
Обратно в офис он вернулся лишь к вечеру и, уже сидя в кабинете, понял, что день как начался плохо, так же плохо и решил закончиться: обычно ему приносило умиротворение привычное движение пальцев по старому, найденному ещё в детстве кулону, но сейчас он обнаружил, что кулона на шее не было.
Владимир тут же расстегнул рубашку, убедился в отсутствии ставшей родной подвески, встал, обыскал всё вокруг, ощупал себя, гоня прочь мысли раздеться и перетряхнуть одежду, и сел обратно. Куда делся крупный кулон, висевший на прочном каучуковом шнуре, Владимир понять не мог. Поэтому стал вспоминать…
Вроде бы с утра, когда он одевался, кулон был на месте.
Когда пил кофе, просматривая почту, – пару раз провёл пальцами по вещице.
Когда стоял в пробке – касался кулона. На переговорах – касался пару раз полуосознанно.
А потом? Когда вышел из чужого офиса и отправился в ресторан? После ресторана?
Мужчина замер. Вспомнил: в момент, когда они шли по Новому Арбату из чужого офиса… Когда он подошёл к переходу, ещё справа мелькнул полосатый шлагбаум во двор. Он споткнулся – казалось, на ровном месте, но тут же снова – разговоры, смешки, мысли о сделке…
После этого он не трогал кулон.
Владимир прикрыл глаза и глубоко вздохнул. Надежда на то, что потеря лежит где-то в машине, стремительно таяла.

 

Жилой дом
Москва, улица Новый Арбат
Икар люто ненавидел ранние подъёмы. Обычно он спал до полудня, потом лениво завтракал под просмотр «Головорезки» – сайта, на котором искал интересные заказы, читал почту и вообще всячески планировал себе день и ближайшую неделю.
Себе и своей небольшой команде наёмников.
Так повелось, что в Тайном Городе – поселении нелюдей, скрытом прямо посреди улиц и домов огромной Москвы, – наёмники всегда были. Точка.
Вернее, наёмники были в фаворе ещё в империи грозных навов – тёмные не любили терять родичей в битвах и в первую очередь платили звонкой монетой за выполнение грязной работы. Потому-то ещё со времен, когда понятия «чел» во Вселенной не существовало, наёмники тянулись на Землю и к форпостам Нави в поисках работы. И не только к Нави – мало, что ли, было желающих заплатить профессиональным убийцам, ворам, очернителям, соблазнителям – да кому угодно, кто делал своё дело хорошо? Было бы задание, а желающий его исполнить найдётся.
Ни люды, пришедшие на смену навам, ни чуды, свергнувшие Людь, не чурались системы наёмников. Бывало, преобразовывали, бывало, что наёмничали сами чуды и люды, но так уж повелось у нелюдей, что выработанный ещё Тёмным Двором Кодекс действовал по сей день. И главным двигателем института наёмничества являлось освобождение исполнителя от ответственности. Кто виноват – голова или орудие? Вот и прагматичные навы в ответе не сомневались. Правда, за смерть нава карали, невзирая на Кодекс. Всех виновных и родственников виновника до седьмого колена.
Сегодня с утра Икар уже успел проснуться – в восемь! – съездить на короткую встречу с заказчиком и теперь возвращался домой. До дома оставалось три минуты – одна на светофоре, потом поворот и въезд во двор, – и Икар уже предвкушал, как завалится спать.
Он остановился на въезде, вышел из машины, ожидая, пока охранник поднимет шлагбаум, и по привычке огляделся. Рядом с ногой что-то коротко сверкнуло, и Икар рассмотрел небольшой предмет странной формы: то ли подвеску, то ли кулон. Не поленился поднять и въехал во двор.
Находку Икар рассматривал всё то время, что шёл к подъезду и ехал на лифте. Привычно деактивировав охранные контуры артефактом, спрятанном в брелоке, на котором висели ключи, Икар зашёл в квартиру и, наконец стянув перчатки, сжал находку в ладони.
И понял – отпускать кулон не хочется.
По паспорту Икара звали Алексей Астахов, но в Тайном Городе паспорта не смотрят, а вполне спокойно относятся к наёмническим прозвищам, кличкам и прочему, считая их полноценными именами. Будучи первоклассным снайпером, Икар попал в Тайный Город по рекомендации чуда-нанимателя. А до того трудился в войсках спецназа, которые обычно нигде не числились официально.
Ещё в школе Икар приобрёл первый юношеский разряд по стрельбе: он, казалось, просто не умел промахиваться. Отдельной способностью, за которую его ценили наниматели, было свойство эмоционально никак не обозначать своего присутствия. В мире магов, где любой – любой! – маг имел сто очков вперёд по скорости перед немагом, умение отрешиться от всего и совершить выстрел в нужное мгновение, не привлекая внимания переживаниями, дорогого стоило. Особенно ценилось, когда этим умением обладал чел-наёмник, а, к примеру, не чуд из ложи Горностая. Вдвойне приятно, когда чел-снайпер недолюбливал Тёмный Двор и не работал на всемогущего Сантьягу.
В общем, в Тайном Городе Икара знали и ценили. В рейтинге снайперов он занимал прочное шестое место (сразу после «горностаев»), и оно его устраивало.
Отбросив куртку в сторону, положив шлем в прихожей, Икар прошёл в гостиную, прихватил по пути стакан с соком и плюхнулся в кресло. Положил кулон на ладонь и присмотрелся.
Три капли, по виду каменные, испещрённые мелкими царапинами и вмятинами, закрученные вокруг центра по часовой стрелке. И посредине кусочек мятого металла. Икар аккуратно коснулся его пальцем: мятый, но очень твёрдый. Похожий на метеорит.
К двум из трёх капель кустарно приделаны кольца – судя по всему, кулон крепили к цепочке или шнурку именно за них.
Икар не был магом и определять магический фон не умел. Значит, придётся обращаться за консультацией к кому-то ещё…
Чел вздохнул, заказал в гильдии небольшую коробочку: специальную, которая скрывала фон артефактов. Отложил кулон в сторону – нехотя; кулону не нравилось, что его выпустили из рук. Именно поэтому наёмник его и отпустил.
Чел взял с тумбочки планшет и забил в поисковик: «Археолог, оценка артефактов». Выругался на вездесущий «Гугл» и перезабил поиск во внутреннюю сеть «Тиградкома».
Теперь нужно выбрать консультанта.
Спустя час поисков, прочтения рекламных объявлений и тому подобной чепухи Икар отставил опустевший стакан с соком и взялся за телефон. Помимо того, что он искал специалиста, он определился, что ему действительно нужен археолог. Поиск по фото или описанию конкретного амулета – если бы это было массовое производство – результата не дал. Икар допускал, что амулет вообще не магический. Но интуиция буквально требовала проверить находку у мага, а интуиции наёмник доверял. Иначе был бы уже мёртв.
Когда в списке остались всего две кандидатуры: люд-полукровка Зелёный и нав Пылега, Икар задумался. Нав – это плохо, поскольку что известно одному тёмному, может быть известно комиссару. С другой стороны, Зелёный – полулюд. Возможно, он работает на Зелёный Дом, а люды менее принципиальны в вопросах перехода собственности. То есть, конечно, они соблюдают Кодекс, однако могут попробовать сразу отобрать полезную или важную вещицу, тогда как Навь всегда сначала предлагает договориться.
Впрочем, Мирослав Зелёный называет себя независимым археологом и, как ни странно, археологом потомственным. Мать у него людка, а вот отец также полукровка. И дед, к слову, загулявший с человской девушкой, был известным археологом. Звали его как внука ныне, точнее, разумеется, внука назвали в честь дедушки, так что…
Икар вздохнул и набрал номер Мирослава. И надеялся, что выбор окажется верным.

 

Жилой комплекс
Москва, Старокрымская улица
Тэлька потянулась и тут же наткнулась рукой на пушистый зад. В прямом смысле слова.
– Аша! Брысь с кровати!
Собака подняла голову, а затем кинулась к Тэльке облизываться и радоваться тому, что хозяйка наконец-то проснулась.
Тэлька села, отодвинула от себя узкую морду Аши и, глянув на часы, охнула:
– И ты до сих пор терпишь?! Давай, давай, собираемся!
Девушка выпрыгнула из постели, споро накинула на себя «выгульную» одежду и нацепила на Ашу ошейник с поводком, которые собака уже принесла сама. Вынеслась в прихожую и замерла.
Поняла, что не помнит, как вообще добралась вчера домой. Как разделась и легла спать. И почему не услышала будильник – тоже непонятно. Тэлька покосилась на ожидающую прогулки собаку и обулась. Решила подумать обо всём этом потом, точнее – во время завтрака…
Делая себе кофе после прогулки, Тэлька снова вернулась мыслями к загадочной ночи. Опустила в кофе ложку сахара, но следующую пронесла мимо и рассыпала. Рука дрогнула, когда в памяти всплыл изуродованный труп пожилой женщины. Так же, как и тогда, возник вопрос: «Её за что?» И снова у Тэльки не было ответа, зато появилось и укоренилось ощущение, что она должна это выяснить.
Нет, не так. Она хочет найти того, кто это сотворил, и… Что с ним сделать, Тэлька не знала. Это было не важно. Главным стало желание найти мерзавца.
Но что же было ночью? Она гуляла с Ашей около одиннадцати вечера. Вернулась домой… Во сколько? Как?
Тэлька села за стол, рассеянно сметая сахар в мусорный пакет рукой, и удивлённо покачала головой. Всё остальное до самого пробуждения было словно в тумане. И хорошо, что учиться пока не надо, дел на сегодняшнее утро она не планировала, а значит, никуда не опоздала… И можно спокойно попробовать разобраться.
Если бы не назойливый червячок страха – всё было бы просто отлично. Тэлька всегда боялась что-то забыть. Она только один раз в жизни – первый и последний – напилась до беспамятства, отмечая своё двадцатилетие в компании друзей-ролевиков, и с тех пор никогда не повторяла этот сомнительный опыт. Уж очень неприятным оказалось наутро ощущение упущенного куска жизни. И чужие рассказы о том, что было, когда в голове сплошной стеной чёрный-чёрный туман.
И вот повторение истории, только без алкоголя и свидетелей.
Тэлька сжала виски пальцами, зажмурилась и воскресила перед глазами последнее, что отчётливо помнила: она протягивает руку к шее женщины, потому что там… Что там?
Темнота.
– Да что ж это такое?! – Девушка в сердцах ударила по столу ладонями, так что кофе расплескался, а дремавшая на пороге Аша подскочила, оглядываясь. Подошла к хозяйке, приветственно виляя хвостом, но Тэлька смотрела не на собаку. А на свою руку, на которой она только сейчас заметила тонкий золотой браслет.
Тэлька никогда не носила золота.
Спустя полтора часа девушка выяснила, что мёртвую даму в парке нашли, даже кто-то отписался, что вроде родственники появились. Тэлька некоторое время рассматривала фотографию, на которой мельком были запечатлены две красавицы блондинки, и удивлялась, насколько они действительно похожи на ту даму с лисой. Про лисицу, кстати, нигде не было ни слова. Может, сбежала, пока хозяйку убивали? Или же, наоборот, кинулась защищать и лежит где-то там раненая?
Даму звали Всемира Леонова. Её тело около полуночи нашёл парнишка, бегающий по парку. Нашёл, тут же позвонил в полицию, те примчались, оцепили всё вокруг. И в нескольких новостях Тэлька нашла упоминание, что, скорее всего, смерть такого рода не первая.
Поиск подобных убийств привёл девушку на форум криминалистов, где как раз обсуждали, что Всемира стала второй по счёту. В СМИ же не было широкой огласки, потому что оба тела были разными, найдены в разных районах, да и обстоятельства смерти тоже немного отличались. Одну жертву зарезали ножом… другую словно сожгли – но не определено пока, каким способом. Общим было только то, что внутренности у обеих жертв вынули перед смертью.
Тэлька содрогнулась.
Перед смертью, значит, они были ещё живы.
Она закрыла все вкладки, позвала Ашу, погладила меж острых ушей и решительно встала. Как бы то ни было, лису надо поискать.
О том, что полицейские уже давно, наверное, обыскали весь лес, Тэлька не думала. Её вело странное чувство, что она должна снова туда сходить. Одна, без Аши.
Когда она засовывала ногу во вторую штанину брюк, на тумбочке зазвонил телефон. Тэлька подняла трубку и села на диван, сдвинув оттуда Ашу:
– Да?.. Привет, папа! Я вот хочу прогуляться… Да, слышала. Не, не волнуйся, я туда не пойду. Да там и полиции будет достаточно! Аша? Да что ей-то сделается? Ты вечером поздно будешь?.. О, отлично! На ужин что-нибудь приготовить? Хорошо, спрошу у мамы. Люблю, целую!
Тэлька нажала отбой, влезла-таки во вторую штанину, застегнула брюки и спрятала телефон в карман. Ну, папа очень занятой человек, его не стоит волновать новостью, что она первая видела тот труп. Тем более что лучше об этом никому не знать: не хватало ещё давать показания. Мама ж с ума сойдёт от беспокойства и увезёт куда-нибудь на моря «для психологической разгрузки». А совсем скоро, в сентябре, два важных кона, и костюмы для них ещё не готовы. Нет, отдыхать точно некогда.
Тэлька оставила Ашу в квартире за главную, легко выбежала из дома и пошла в парк. Она прекрасно помнила дорогу – это был один из их с Ашей постоянных маршрутов – и довольно быстро вышла к огороженному куску леса. Полосатая лента, оставленная полицией, заходить за периметр не разрешала, но никого вокруг уже не было, и потому Тэлька рискнула. Подняла ленту, проскользнула под ней и спустя десяток шагов оказалась около места, где было тело. Там уже все убрали, даже траву забрали и верхний слой почвы срезали. Натоптали вокруг тоже знатно. Но Тэлька была уверена, что топтали после того, как собрали всё, что могли.
Она присела на корточки, коснулась пальцами земли, прикрыла глаза.
Она протягивает руку к телу. Касается уже холодной кожи, а потом берёт из пальцев женщины браслет. Вынимает аккуратно, чтобы не порвать. И надевает на своё запястье.
Тэлька вздрогнула, отшатнулась, не удержала равновесия и села на траву. Зачем она взяла браслет? Девушка провела пальцами по изящному плетению, поднесла браслет ближе к глазам, рассматривая, и заметила, что несколько звеньев цепочки отличаются от остальных. Более светлые, словно серебряные. Возможно, браслет был порван и его так восстановили? Но не было следов спайки или чего-то такого. Тогда Тэлька попробовала эти звенья на прочность: сжала пальцами, чуть потянула и тут же охнула: от цепочки куда-то в сторону деревьев потянулась тонкая светящаяся нить. Тэлька вскочила – нить покачнулась, но не исчезла – и побежала. Через пять минут она застыла над лисой.
Роскошной, израненной, тяжело дышащей и настороженно разглядывающей подбежавшую девушку. Лиса лежала у одного из деревьев, слабо оскалилась, увидев над собой незнакомого человека, и Тэлька не стала медлить. Сняла накинутую на плечи кофту, бережно укутала в неё лису и быстро пошла в сторону дома. А там ещё квартал – и будет ветклиника. Не самая хорошая – Ашу она возила в другую, – но выбора у девушки не было. Лиса не дёргалась, только хрипло дышала и иногда поскуливала, и Тэлька уже на половине пути начала её уговаривать потерпеть. Говорила, что осталось немного, называла ласковыми словами.
Тэлька уже не думала ни о чём. Ни о браслете, ни о мёртвой даме, ни о странных видениях. В голове осталась только рыжая лиса и желание помочь.
В ветклинике лиса в последний раз прерывисто вздохнула и осталась лежать безжизненной тенью самой себя. Вытянувшаяся на металлическом столе…
Тэлька вышла из клиники, села на скамейку и горько заплакала.
– Я найду его, – тихо и очень-очень серьёзно пообещала Тэлька.
Антикварный салон Мирослава ЗелёногоМосква, Окружной проезд
Икар припарковался около трёхэтажного суперсовременного здания, построенного, казалось, исключительно из стекла с небольшими островками бетона, – и вышёл из машины. Бегло огляделся, приметил в стороне чету пожилых чудов, садящихся в такси, проследил взглядом за стройной девушкой, спешащей по своим делам, и, вздохнув, направился на встречу к археологу.
Около широкой стеклянной двери висела металлическая табличка: «Антикварный салон Мирослава Зелёного: Оценка. Покупка. Продажа» и стоял здоровяк люд, в очень стильной форме охранника. Он осмотрел чела – Икару показалось, что даже просканировал, что было невозможно, – и открыл двери:
– Проходите!
Чел кивнул и прошёл.
Интерьер оказался также ультрасовременным, с поправкой на то, что здесь господствовали дерево – полированное, дорогое – и хромированный металл. На стенах – искусно подобранные картины. На столах – вазы, даже на первый взгляд подлинники, чуть ли не времён навской империи. Икар не разбирался в археологии, но проникся. И подошёл к стойке ресепшена, за которой сидела красавица люда.
– Мне назначено.
– Икар, верно? – Тонкие пальцы девушки запорхали над клавиатурой. – Да, вижу, проходите на второй этаж. Там только одна дверь – не ошибётесь.
Да и лестница тоже была одна: широкая, стильная, как и всё в этом офисе, и ведущая прямо к высоким двустворчатым дверям кабинета.
Несмотря на то что салон назывался антикварным, тут практически не имелось тех самых предметов древности. Икар уже успел просмотреть сайт Зелёного и понял, что торгует археолог по каталогу, всё хранит на отдельных, тщательно охраняемых складах, так как часть предметов, найденных им, представляла собой артефакты и древние книги. Злые языки поговаривали, что Мирослав отдельно хранит часть находок, оставшихся со времён асуров, но на то они и злые: за творения Первых детей Спящего навы убивали не раздумывая.
Стучать Икар не стал, просто отворил двери и вошёл в кабинет Зелёного: просторный, светлый, обставленный светлой же мебелью – совершенно не современной, в противовес другим помещениям офиса. Снайпер не разбирался в эпохах и мастерах, но навскидку определил только то, что мебель была людская. Впрочем, это не было удивительно: в конце концов, Зелёный полукровка-люд.
Сам археолог сидел за столом, облачённый в роскошное китайское одеяние. Икар даже случайно припомнил название – ханьфу – и одновременно удивился. Всё-таки слухи об эксцентричности Зелёного оказались не слухами.
Мирослав был не очень высок, строен, красив, но без пошлой красоты женомужчин, к которым Икар относился с нескрываемым презрением. Светлые волосы археолог укладывал в замысловатую причёску, и вкупе с серебристым, богато расшитым сиреневыми нитями ханьфу это создавало образ практически чуждой Москве красоты. Но, как ни странно, образ был при этом настолько цельным, что у Икара даже не возникло желания шутить на эту тему.
Зелёный привстал, протягивая Икару руку, и рукопожатие археолога никак не вязалось с тонкими длинными ухоженными пальцами: жёсткое, твёрдое, сильное.
– У меня есть пятнадцать минут. Если меня заинтересует ваше предложение, возможно, полчаса, – тут же проинформировал посетителя археолог, и Икар, сев в кресло напротив Зелёного, выложил на стол контейнер.
– Я нашёл это случайно. Хочу понять, что оно такое.
Археолог взял контейнер, осмотрел, аккуратно проверяя целостность – видимо, сказывалась привычка, – потом открыл. Бережно поднял кулон, теперь разглядывая его. Помолчал.
– Незнакомая форма. Но не новодел. Ему много тысяч лет. У кого украли?
– Ни у кого, – пожал плечами Икар. Переход собственности из рук в руки в Тайном Городе регламентировался Кодексом, но при том наказывался не сильно строго, если не влиял на политику и вор не попался. – Нашёл на улице.
– Забавно.
Археолог приманил к себе небольшую подставку, на неё положил амулет и начал его проверять. Икар почувствовал, как у него волосы почти встали дыбом от энергии, что бурлила вокруг. Зелёный не афишировал свой уровень мага, но точно был магом, и это не являлось тайной. Икар же сейчас несколько удивился силе полукровки. Но комментировать не стал: это уже личное дело Зелёного, что и как говорить общественности. Икара волновал только результат анализа.
– Это артефакт. Что он делает, я пока не могу понять. Но он заряжен – сильно и довольно давно. Я допускаю, что когда-то он фонил ещё сильнее…
– А какой энергией?
– Не знаю.
Икар выгнул бровь:
– Как так?
– Мне незнакома эта энергия. Точнее, она похожа на энергию Звёздного Дерева – это Источник флямов, – но только похожа. Не она точно. Это не флямский артефакт.
– Флямы? – совсем запутался Икар. – Это кто такие?
– Раса во Внешних Мирах.
– Но Большая Дорога закрыта.
Мирослав поймал взгляд чела, помолчал несколько минут, и Икар мотнул головой:
– Ну да, тысячи лет… То есть он принесён на Землю ещё тогда?
– Видимо, да. После его было бы проблематично принести, если только Странники не занялись на досуге посевом неизвестных артефактов.
– И никак нельзя выяснить, что делает артефакт и всё-таки какую именно энергию использует?
Зелёный повертел амулет в руках.
– Я поищу, что это может быть за энергия, однако, как вы понимаете, это не быстрый процесс. У меня хорошая библиотека, но она не сравнится с библиотеками Великих Домов. Впрочем… Думаю, я смогу что-то выяснить. Вы его хотите продать?
Икар нахмурился. При мысли о продаже амулета его отчётливо продрало морозом по лопаткам, и он покачал головой:
– Нет, пока нет. Но я хотел бы узнать о нём больше. Ваши услуги оплачу, разумеется.
– Оставите его у меня пока?
– Я… – Икар встал, взял странную вещицу, почувствовал, как пальцы окутало приятным теплом. – Нет. Не могу. Можете сделать фото, видео, что надо… Надо – ещё приеду на исследования. Но заберу его с собой.
Мирослав коротко кивнул:
– Хорошо. Я позвоню вам, когда удастся что-то выяснить.
Икар убрал амулет в контейнер, вздрогнул, когда ушло тепло из пальцев, и направился к выходу. Не видя, каким взглядом его проводил археолог. В мутно-зелёных глазах было жёсткое, холодное любопытство и что-то ещё, чему вряд ли кто-то мог бы найти название.

 

Жилой комплекс
Москва, Старокрымская улица
Тэлька рассеянно чмокнула Ашу в мокрый нос и взялась за ручку двери. Вроде ничего не забыла? Телефон, сумка, где валяется блокнот, ручка, термокружка с обжигающим чаем, зарядка для телефона и так, по мелочи всякое. Проездной в кармане брюк, ключи в другом кармане.
Аша втиснула узкую морду между дверью и девушкой и проникновенно посмотрела в глаза Тэльке. Та замешкалась, потом грустно улыбнулась:
– Прости, родная, тебе придётся ещё некоторое время гулять с Олей. Она хорошая, я же вижу. А мне очень-очень надо уехать.
Овчарка глубоко вздохнула и отошла от Тэльки, но не отвела от неё взгляда. Девушка аккуратно открыла двери, так, чтобы ничто не разбудило родителей, и вышла на лестничную площадку.
Внизу её ждало такси до метро.

 

По пути девушка не отрываясь смотрела на браслет. Ни отец, ни мать не спросили её, где она его взяла. Впрочем, даже не поинтересовались новым украшением дочери. Словно не видели. Тэлька сначала не придала этому значения, потом намеренно спросила у мамы, что она думает о таком простеньком украшении, но мама глянула на кольцо на пальце и хмыкнула: «Мне нравится, но я, кажется, это и два года назад говорила».
Тэлька попробовала показать браслет ювелиру в «Доме быта» – ювелир вернул обратно со словами, что негоже шутить, с кожей он не работает.
За прошедшую неделю она прошагала, кажется, раза в три больше километров, чем за последние полгода. Она не вела расследований, не пыталась что-то ещё узнать, она просто… Шла? Она искала. Не понимала, почему сегодня направляется в Юго-Западный округ, на следующий день бросается на северо-восток, изучает окрестности Медведкова, потом несётся на запад в Фили с одной мыслью: «Успеть!» Жизнь прочно разделилась на «до» и «после». Ей пришлось извиниться перед несколькими заказчиками, отменить свою заявку на кон, забросить общение с друзьями – она всё время была в поиске.
Она искала убийцу. Она не понимала, как это работает, почему это работает… Она знала только, зачем мотается по Москве: Тэлька не могла предать обещание, данное несчастной израненной лисе, которая до последнего старалась защитить хозяйку.
– Приехали!
Голос таксиста выдернул Тэльку из раздумий, она кивнула, отстегнула ремень безопасности и вышла на улицу. На телефоне пиликнуло уведомление о списании средств, и она скосила глаза на сообщение. Ладно, не страшно. Деньги у неё ещё есть, так что пока можно не беспокоиться.
В метро было почти пусто: суббота, утро, можно сказать, раннее, и Тэлька, сев лицом к перрону, рассматривала то чёрный тоннель, то людей вокруг. В какой-то момент она закрыла глаза, а когда открыла, увидела: вокруг неё никого нет, пассажиры стоят у дверей и нервно оглядываются. Тэлька поняла: ей тоже сейчас выходить – и встала, ухватившись за поручень.
Сегодня она просто ездила на метро. От станции к станции, по одной ветке, по другой ветке, пересаживаясь в центре, исколесила почти всю Москву и на «Преображенской площади» неожиданно для себя поднялась наверх. Шла, куда тянуло что-то внутри неё, без страха и ожидания. Купила по пути какую-то еду и, замерев на переходе в ожидании зелёного сигнала светофора, осознала: ничего вкуснее этого теста, с картошкой и дешёвой сосиской внутри, она не ела уже очень давно. Словно это было то самое, что она никак не могла найти, чтобы насытиться.
Спустя несколько укусов голод отступил, пюре оказалось порошковым, сосиска – бумажной, тесто явно даже не вчера запекали, и остатки еды Тэлька кинула в урну.
Перешла дорогу, почти бегом догнала трамвай, запрыгнула в него, через десяток остановок вышла, оказавшись рядом с каким-то зелёным массивом, то ли лесом, то ли парком – этот район Тэлька знала плохо. Тропинка уводила в глубину массива, девушка шла, рассматривая по пути деревья и поглядывая на темнеющее небо. Глянула на часы – уже почти десять?! – и остановилась: перед ней, прямо на пустынной дорожке, лежало обнажённое изломанное тело молодого мужчины. Все его внутренние органы были аккуратно разложены на нём и собраны на одну, бывшую когда-то белой, нить.
Тэлька присела на корточки, коснулась остывающего тела.
И снова пришла темнота.

 

Жилой дом
Москва, улица Новый Арбат
Несколько дней Икар ждал, что Зелёный ему позвонит, но Мирослав молчал и не торопился звонить. Наёмник успел за это время смотаться в Нью-Йорк (отличный заказ от старого знакомого), вернуться, сходить на представление в «Ящеррице» и даже выспаться после этого.
Но археолог всё не выходил на связь, и Икар начал подозревать, что полукровку кто-то на что-то отвлёк или же поймали Великие Дома в своих библиотеках. Ну да, одновременно во всех.
Икар, разумеется, понимал, что всё гораздо прозаичнее, но представлять пойманного Зелёного ему почему-то было весело.
Наёмник не расставался с коробочкой-контейнером, в котором лежал артефакт – раз уж теперь он точно знает, что это именно артефакт, – но не трогал его. Но сегодня не выдержал. Спустился на улицу, прошёлся к ближайшему ювелирному магазину и купил хороший каучуковый тросик, чтобы надеть амулет на себя. И когда надел, понял, что настроение скакнуло вверх.
Он сел в кресло и набрал Алёну – аналитика из своей команды.
– Привет, есть работа? – тут же отозвалась девушка. Она была неплохим предсказателем, хоть и не самым лучшим. Среди челов лучшие редко когда попадались.
– Можно сказать, что да. Точнее, так… Скажи, вещь, которую я нашёл и сейчас надел, – принесёт мне проблемы?
– Жди, посмотрю… – ответила Алёна и отключила связь.
Икар бездумно вертел телефон в руках, ожидая вердикта аналитика, и размышлял. Он до сих пор не мог понять, что происходит. Зачем он вообще ввязался в… расследование?
Странный артефакт на странной энергии, странные ощущения от артефакта – вот зачем ему это всё? Любопытно?
Да, конечно, но в Тайном Городе не всегда любопытство доводит до добра.
Икар внезапно подскочил от пришедшей в голову мысли: если он кулон нашёл, то кто-то же его потерял?
И, отложив в сторону телефон, наёмник придвинул ноутбук и стал искать записи с камер наблюдения.
Через час пиликнуло сообщение от Алёны: «Твоё будущее с этим предметом не читается».
Но Икар уже не обратил на него внимания.

 

Жилой комплекс
Москва, Старокрымская улица
Дома было тихо. Тэлька огляделась задумчиво, посмотрела на время и, прикрыв глаза, опустилась на пол в изнеможении. Странное ощущение беспамятства стало привычным, от него было больно, но эта тупая, ноющая боль тоже иногда забывалась.
Кажется, мама говорила, что поедет на дачу с Ашей… Папа, скорее всего, на работе.
Именно сейчас Тэльке и нужны были тишина и одиночество.
Она медленно встала, разулась, прошла на кухню и налила в стакан воды. Выпила залпом, повторила и замерла, бездумно глядя в окно. Там, внизу, шелестели листьями деревья, гуляли дети, и всё у них было хорошо.
А Тэлька не помнила не только как вчера вернулась домой в ночи, но и куда уже успела сходить с утра. Что говорила родителям? Что вообще происходит?
Возможно, стоит обратиться к врачу?
Девушка прошла в ванную комнату, разделась и, помедлив, набрала полную ванну воды, бухнув туда пару «бомбочек», лопнувших блёстками и цветочным запахом. С наслаждением погрузилась в горячую воду и закрыла глаза.
Тонкий золотой браслет скользнул по мокрой коже, Тэлька лениво на него глянула и, переведя взгляд на кисть руки, всхлипнула.
На большом пальце угнездился некрупный мужской перстень.
Тело невысокого, немолодого уже мужчины. Рыжеватые волосы, застывший взор карих глаз. На мизинце – перстень, и Тэлька его снимает с холодного пальца. Крутит в руках, сжимает в ладони и словно видит след убийцы. Но след давний, придётся ещё искать, чтобы чутьё привело именно туда, куда нужно…
Тэлька некоторое время заново переживала всплывшее воспоминание, потом задержала дыхание и погрузилась в ароматную воду с головой. Досчитала до шестидесяти и вынырнула.
Разом навалились воспоминания – и как доехала домой на такси, прямо от лесопарка. И как с утра подскочила и, даже не завтракая, рванула к ближайшему метро, но потом, там уже, передумала и поехала домой. И как купила в магазине у дома на завтрак хрустящие круассаны – кажется, пакет должен лежать в прихожей.
И как зашла домой с осознанием, что она должна найти убийцу. Просто должна: это её цель, её путь, её… суть?
Тэлька глубоко вздохнула.
Всё стало непонятным и сложным, всё оказалось… Неизвестным.
Она никогда не боялась чего-то необычного, верила в то, что существуют – где-то – и магия, и переходы в другие миры, и, чем судьба не шутит, эльфы с гномами? Но почему-то никогда не думала, что необычное коснётся её саму.
И списать бы на сумасшествие – а Тэлька в медицину верила даже больше, чем в магию, – но чужие предметы, найденная лиса (счета за ветеринарные услуги были реальными, и мама ещё очень удивилась пациенту, указанному в распечатке), чувство направления и обнаруженное второе мёртвое тело не позволяли такой роскоши.
У Тэльки появилась странная миссия, с которой придётся смириться. Может, когда она найдёт – и уничтожит – убийцу, ей станет легче?
Значит, придётся искать. И попросить у папы денег – её на исходе и неизвестно, когда она сможет снова вернуться к заказам.

 

Ощущение вело её вперёд. Чутьё, предчувствие, интуиция – Тэлька не особо задумывалась, как назвать это чувство. Она просто смирилась с этим, отмахнулась от мысли: «Неужели со мной и правда происходит что-то необычное? Выходящее за рамки ролёвки, фантазии, словески?» – и, честно попросив у папы деньги на «надо кое-что найти в Москве, приходится помотаться, даже на заказы времени нет!», вызвала такси. Как обычно, сначала доехала до метро. И уже там села и начала искать – какая сторона Москвы ей ближе?
Хорошо, что внутри подземки пересаживаться можно сколько угодно раз. Хорошо, что никому нет дела до того, почему она почти весь день не поднимается на поверхность.
Девушка не впадала в недавнее забвение, наоборот – ощущала себя предельно собранной, спокойной. Возможно, именно поэтому она и не привлекала внимания: у неё была цель, ну и что, что цель пока не видна, главное, что чувство ведёт.
С «Юго-Западной» на «Речной вокзал». Потом – «Марьино». Потом – «Выхино», и неожиданно её буквально выпихнула интуиция на «Багратионовской». Направо от метро, квартал, перекрёсток, парк – весело перекидывающийся птичьими трелями, детскими голосами…
Тэлька остановилась у входа, раздула ноздри – как делала Аша, учуяв что-то интересное, – и побежала. Ей даже не требовалось смотреть перед собой – она прекрасно чувствовала, куда нужно идти, где прямо сейчас происходит что-то, чему она должна помешать.
Около самой реки, среди деревьев и невысоких кустов, Тэлька замерла.
Удивилась, что совсем не запыхалась после такой дикой пробежки, но мельком, где-то на краю сознания.
Медленно подошла к сидящей у широкого ствола девушке. На вид – лет двадцать. Смуглая, черноволосая, чуть полноватые губы, тронутые блеском, чувственно приоткрыты. В глазах мука и боль. Руки девушки раскинуты в стороны и привязаны, ноги просто связаны вместе. Она обнажена и вскрыта.
Тэлька присела рядом на корточки, коснулась ещё тёплой кожи и тут же снова вскочила.
Убийца недалеко. Нужно найти.
И снова побежала, теперь уже вдоль реки, потом снова в город, потом…
Она остановилась на перекрёстке, глубоко вдохнув, и огляделась. Нет, не тут. Убийца ушёл.
И тут чутьё снова проснулось – совсем недалеко есть то, что Тэльке очень, очень нужно.

 

Москва,
Багратионовский проезд
Встреча была назначена на половину четвёртого, и Икар прибыл на неё немного заранее. Оставил мотоцикл на стоянке торгового центра неподалёку, прошёлся пешком, раздумывая по пути над тем, что показали камеры внешнего наблюдения. Он убил почти весь вечер и последующую ночь, чтобы найти доступ к нужным камерам, пришлось даже позвонить знакомому в «Тиградком», и в итоге только сегодня в одиннадцать утра, аккурат когда он проснулся, ему на почту упали видеофайлы.
Судя по всему, артефакт могли потерять: или пара девушек-студенток, спешащих куда-то, или пожилой мужчина, выгуливающий крупного беспородного пса, или кто-то из группы бизнесменов, идущих в подземный переход. До того по этому участку асфальта прошёлся дворник, а после – уже приехал Икар.
Старичок – самое простое. Если с собакой, то живёт где-то рядом и его можно найти. Девушки и бизнесмены – сложнее. Икар попросил проследить путь обеих группок того же самого знакомого, дополнил просьбу приятным переводом денег и теперь размышлял, а что, собственно, он будет говорить тому, кто окажется хозяином этой вещи? Лиц камера не смогла различить, но Икар почему-то был уверен, что все там – челы. Причём челы, не знающие о Тайном Городе.
Он даже просмотрел и несколько последующих дней, но так и не увидел, приезжал ли кто-то искать потерю. Впрочем, откуда потерявшему было знать, где именно он расстался с артефактом?
Наёмник остановился – он на месте, вход в ресторан прямо тут, встреча через семь минут, можно войти и…
Артефакт, который он неосознанно поглаживал пальцами, внезапно нагрелся. Икар вздрогнул, отпустил его, оглядываясь. И увидел, что к нему быстрыми шагами идёт девушка. Красивая девушка, кстати, он такой вполне предложил бы вечером встретиться и поужинать. Темноволосая, зеленоглазая, одетая в лёгкие джинсы, удобные кеды и чёрный топ без каких-либо надписей. Девушка остановилась прямо напротив Икара. Совсем близко, так что он мог увидеть, как расширяются её зрачки, как она мелко облизнула губы и тут же протянула руку к артефакту, а тот послушно оказался в её ладони, соскочив со шнурка, словно и не был на него надет.
Икар даже не успел ничего сказать, только дёрнулся вперёд и напоролся на невидимую стену: барьер возник между ним и девушкой. А за барьером незнакомка закрыла глаза, прижала кулон к губам, и кулон исчез с короткой сиреневой вспышкой.
А когда девушка открыла глаза, то они уже не были зелёными: сиреневые, с вертикальными зрачками, и Икар непроизвольно сделал шаг назад, выхватывая пистолет.
Но стрелять было уже не в кого: в короткой вспышке такого же сиреневого света, с которым исчез артефакт, исчезла и девушка.
Икар судорожно огляделся, убрал пистолет, отменил встречу и набрал Зелёного:
– Мне СРОЧНО нужно к вам приехать.

 

Найти похитительницу артефакта оказалось, в общем-то, несложно. Он отлично запомнил её лицо, быстро собрал портрет в специальной программе от того же «Тиградкома» и запустил поиск по базам данных. Ожидаемо, что в Тайном Городе она не нашлась, зато умная сеть достаточно быстро отыскала фотографии этой или очень похожей на неё девушки в человских поисковиках, и дальше уже было дело техники.
Узнав имя, номер телефона и адрес, Икар не стал звонить, а сразу поехал на Старокрымскую улицу.
В подъезд он зашёл, активировав артефакт морока, – не хотелось, чтобы консьерж стал задавать вопросы. Поднялся на девятый этаж, вскрыл замок набором магических отмычек, тихо зашёл в квартиру и выдохнул: дома никого не было. Чувствуя себя уже свободнее, Икар натянул бахилы – зачем оставлять следы кроссовок на чистом полу? – и пошёл осматриваться. Пять комнат – неплохо. Судя по всему, тут есть собака – или была. Мисок нет, но лежанка виднеется и чёрная шерсть на ней. Две спальни, кабинет, гостиная и что-то вроде швейной мастерской. Одна спальня явно пары, вторая – подростка или молодой девушки. В кабинете фото: отец, мать и та самая девушка, что украла артефакт. Стоят, обнявшись на фоне рождественского Нью-Йорка. Девушке на фото лет пятнадцать.
В комнате девушки Икар очень внимательно оглядел всё, но ничего, что указывало бы на интерес к странному артефакту, не нашёл. Собрал волосы с подушки, отметил количество различных фандомных вещей – Икар не увлекался, но в курсе был, – учебников по ветеринарии и анатомии и хмыкнул.
Ситуация была совершенно непонятной.
Открыл ноутбук, довольно кивнул, не увидев пароля, а только приветствие: «Моё вам с хвостиком!» – сел за стол и открыл историю браузера. Удивлённо пробежался по последним страницам, открыл новости, ещё больше удивился, видя, что девушка явно очень внимательно изучала вопрос смерти фаты Всемиры. Конечно, человские СМИ не могли пройти мимо странного убийства. В Тайном Городе тоже все переполошились: как так, уважаемую люду зарезали в лесу, да ещё и выпотрошили? Икар нахмурился: не так давно убили похожим образом ещё и чуда. А раньше – довольно известного в узких кругах человского мага – он хорошо предсказывал погоду в любой точке земного шара на неделю вперёд.
И девушка изучает смерти, а ещё она живёт рядом с парком, где нашли Всемиру, а ещё она украла артефакт. Икар в задумчивости побарабанил пальцами по столу и выключил ноутбук. Затем спрятал найденные волоски в пакет, так же аккуратно и под мороком вышел из квартиры и поднял зазвонивший телефон.
– Да?
– Здравствуйте, меня зовут Владимир Симонов, мне кажется, что у вас есть то, что я потерял.
Икар помолчал одно мгновение и задал встречный вопрос:
– Скажите, а Симонова Екатерина Владимировна – ваша дочь?
– А как это связано? Вы же…
– Нет, всё гораздо сложнее. Нам надо встретиться.

 

Улица Новый Арбат
Клуб «Честерфилд»
Мужчины пожали друг другу руки и сели за столик. Официанта отправили почти сразу, даже не глянув в меню: заказали кофе и «что-то к кофе». Официант бегло оглядел гостей, понял, что серьёзным людям надо побеседовать, и поспешил заниматься заказом.
– Владимир.
– Алексей.
Владимир рассматривал синеволосого молодого мужчину с ноткой удивления, но среди друзей дочери и не такие водились. Молчал, подбирая слова. Поэтому первым начал Алексей:
– Подскажите, Екатерина в последнее время себя ведет как обычно?
Официант поставил кофе, тарелочку с крохотными печеньями и удалился. После этого Владимир ответил на вопрос:
– Она… Несколько дней явно ведёт себя странно. Сегодня с утра сказала, что ночевать поедет к друзьям в Тверь, чтобы я её домой не ждал. А так… Отменила заказы, наняла собаке – у нас грюнендаль – выгульщика и мотается по городу. Но я не спрашивал у неё, что творится, – она у меня натура увлекающаяся. А вы кто и какое отношение имеете к моей дочери?
Икар достал удостоверение сотрудника ФСБ (подлинное, «Шась-принт» не только печатала идеальные документы, но и вносила их в базу данных нужных структур. За отдельную плату, разумеется), протянул собеседнику и вздохнул.
– Я вообще расследовал другое дело… Но тут… В общем, я нашёл ваш амулет и некоторое время носил с собой. Буквально шесть часов назад встретил на улице девушку, которая амулет у меня забрала – просто сорвала с шеи, если честно. И убежала. – О том, как именно исчезла девушка, Икар не стал распространяться, поскольку Владимир Симонов не значился в базах Тайного Города. – Я составил фоторобот, прогнал по нашей базе, и тут позвонили вы.
Владимир вздохнул. Потёр переносицу, потом виски и помотал головой:
– Звучит бредово, хотя…
– Хотя?
– Вы меня в дурку сдадите. – Он серьёзно посмотрел в глаза Алексею. Тот не менее серьёзно отрицательно покачал головой.
– Не сдам. Мне многое приходилось видеть. Расскажите всё, что сочтёте нужным. И мы сможем помочь вашей дочери, в чём бы она ни запуталась.
Владимир помешивал ложечкой кофе – правда, сахар он так и не добавил, – молчал, раздумывая, а наёмник его не торопил.
– Наверное, начать надо с амулета. Я его нашёл давно, ребёнком ещё. Поднял голыш на озере – да, такое вот озеро с голышами, сам сейчас удивляюсь, – и он осыпался у меня в руках… Точнее, вру. – Он отрицательно качнул головой. – Не я поднял, а друг мой. А я понял – моё. И забрал камень, который рассыпался в моей ладошке, оставляя вот тот самый амулет. Мы с Юркой тогда поругались, а амулет я носил с собой… А потом потерял. Там вообще весь день был неудачный – бывает же такое! – и амулет я тоже потерял. Не сразу сообразил поискать по камерам, но в итоге посмотрел, знакомого попросил проверить номер мотоцикла и вот позвонил.
– Хорошо. А ваша дочь?
– Катя? Ну… Знаете, странно, она просто… Она – долгожданный ребёнок. У нас с женой вообще не получалось завести детей. Ну никак. Знаете, как бывает: всё в порядке, столько врачей обошли, в Германию ездили, в Израиль – и ничего. И патологий нет, но нет ребёнка. А потом… – Владимир нервно провёл пальцами по столу, взял печенье, отправил в рот, прожевал и решился продолжить: – Мне приснилось, что я кулон прикладываю к животу жены и говорю какие-то слова. Вроде как заклинание. Я тогда проснулся оттого, что кулон раскалился и светился. Ярким таким сиреневым цветом. Я решил, что сплю, ну и… Повторил то, что во сне делал. Жена даже не проснулась, да и я сразу спать лёг снова: мы накануне любили друг друга, надеялись… Наутро забыл об этом, конечно. Вспомнил только когда жена через неделю влетела ко мне в офис – прямо посреди совещания! – и сказала, что беременна. Я тогда ещё отгул всем дал… и премию… И когда Катька родилась – корпоратив такой замутил…
Владимир чуть улыбнулся, вспоминая, а потом вздрогнул:
– И амулет Катя у вас забрала? Как только нашла?
– Не знаю, – покачал головой Икар. – Может, решила вам и вернуть – а попросить не решилась.
– Допустим… – Владимир явно собрался с мыслями, а потом взял телефон, набирая кого-то. Посмотрел на собеседника. – Она недоступна. Нужно её найти.
– Да, – не стал спорить Икар, поднимаясь и подзывая официанта. – Давайте я буду искать по своим каналам, а вы её дома подождёте?
– Я заплачу, – махнул рукой Владимир. – Идите. Найдите Катю, а я уж не поскуплюсь на благодарность.
Икар попрощался и вышел, останавливаясь только около перехода, примерно там, где поднял странный артефакт. И снова позвонил Зелёному:
– Есть новости.
– Хорошо, – послышался ответ. – Я сейчас не могу встретиться, но готов послушать подробности.
Икар потёр место на груди, где раньше был артефакт.
– Я тогда из дома перезвоню.

 

Станция метро «Измайловская»
Тэлька не гадала, почему она оказалась тут. Она уже знала: она найдёт тут убийцу.
Кулон, который она ранее видела у отца и с которым играла в детстве, сейчас оказался как нельзя кстати.
Он словно вернулся и позволил ей самой обрести силу, чтобы…
Чтобы загнать дичь и закончить охоту.
Тэлька постояла около небольшого магазина, потягивая носом воздух и не обращая внимания на то, как на неё смотрят проходящие мимо. Мельком увидела своё отражение в витрине, склонила голову набок, рассматривая светящиеся сиреневые глаза, изменённое лицо, покосилась на пальцы с острыми когтями и оскалилась: всё идёт так, как надо.
Девушка прищурилась, резко повернулась в сторону парка и рванула с места огромным, невозможным для человека прыжком.
Время!

 

– Икар, это Мирослав. Наша девушка вышла на «Измайловской» и убежала в сторону лесопарка. ОЧЕНЬ быстро. Я кинул ей вслед «маячок», отправил на ваш телефон код доступа для портала.
Икар коротко угукнул, времени говорить уже не было. Звякнуло пришедшее сообщение. Умная программа – разумеется, от «Тиградкома» – подцепила нужные данные и предложила: «Открыть портал? Остаток заряда аккумулятора – 23 %». Икар проверил пистолет и подтвердил создание перехода.
Охота началась.

 

Разумеется, он вышел по координатам точки, где Екатерина была минуту назад, и успел увидеть в сумеречном парке фигуру стремительно бегущей девушки. Услышал рядом голос Зелёного:
– Быстро прибыли. Отлично.
Икар покосился на того:
– А вы, смотрю, приоделись.
– Я был на встрече, – отозвался археолог, отряхивая брюки от налипших листьев и какой-то трухи. – Догоняем?
Тут же появился зелёный вихрь портала, прикрытый от остальных челов мороком, и Икар, не задумываясь, шагнул в него.
Прыжок, ещё один, ещё.
Череда порталов по следам бегущей девушки – иначе ни Зелёный, ни Икар её не догнали бы. По прикидкам наёмника, скорость Екатерины приближалась к масанской.
Она остановилась резко и внезапно присела, прячась от кого-то впереди за тощими кустами. А потом начала подкрадываться. Икар и Мирослав, переглянувшись, пошли следом, не издавая ни звука. Не сговариваясь, надели «различители» – на всякий случай.
И замерли, увидев, что происходит на небольшой поляне, прикрытой мороком.

 

Тэлька уже не была Тэлькой. Она не была и Екатериной, и Катюхой, и чьей-то дочерью… Она не была собой – она была воплощённым духом охоты. У неё не было ни малейшего желания узнавать, что происходит вокруг, смотрят на неё или нет, видно ли её охоту… Она знала только одно: дичь не в курсе. Дичь вот тут, на поляне, орудует ножом и периодически отходит к стоящей на штативе камере. Тогда коротко вспыхивает свет, выхватывая из сумерек картину: связанный молодой парень с русыми волосами, изрезанный почти весь, но живой, с ужасом смотрящий на фотографа.
Тэлька задрожала, когти увеличились сами собой, и она, не в силах больше терпеть ярость, прыгнула на спину убийце. Та закричала – от удивления и боли – махнула ножом, порезала руку Тэльки, но воплощённой охоте было плевать. Она дёрнула невысокую, но невероятно сильную девушку за светлые волосы и с рычанием вцепилась ей в горло, рванув клыками гортань и артерию. Отпрыгнула, толкнув хрипящую жертву назад, склонила голову набок, наблюдая, как та корчится на земле, пытаясь зажать рану руками.
Улыбнулась и сжала в ладони появившийся амулет.
А потом пришла темнота.

 

Икар и Мирослав кинулись вперёд сразу же, едва Екатерина напала на невысокую люду. «Фата!» – коротко определил колдунью Зелёный, достал несколько артефактов и тут же удивлённо вскрикнул, видя, как человская девушка – хоть и выглядевшая сейчас достаточно экзотично – атаковала убийцу.
– Магия не работает, – пояснил он Икару. – Катя как-то всё заблокировала.
Это объясняло, почему фата не оборонялась. Впрочем, ни у кого из мужчин не возникло желания разнимать Гончую и её Дичь.
Когда Тэлька упала на землю, Зелёный активировал «дырку жизни» и закинул туда раненую жертву фаты. Икар присел на корточки, проверил пульс Екатерины, остался доволен и подошёл к умирающей люде.
Поднял пистолет.
Он почему-то был уверен, что Великие Дома его не осудят.
Выстрел.
Эпилог
«Вести»: «Власти Москвы заявили, что на День города не предполагается разгона облаков, так как прогноз погоды…»
«Тиградком»: «Как и почему?
Наши корреспонденты пытаются понять, что подтолкнуло фату Еремею к тому, чтобы стать серийной убийцей и тем более использовать в качестве жертв представителей Великих Домов. Людь публично осудила фату Еремею – посмертно, – семья фаты принесла извинения и заявила, что ничего не знала о деятельности дочери.
Мы же постарались поговорить с главным дознавателем Зелёного Дома, фатой Надеждой, и, впервые с начала расследования, получили внятные ответы на наши вопросы:
“Фата Еремея несколько лет назад окончила Школу Ласточкиной Горы с отличием и получила несколько интересных предложений по работе во Дворце, но отказалась от них, решив посвятить себя фотографии. Однако ряд ведущих галерей – и Тайного Города, и человских – не приняли её фотоработы. Как мы успели понять из переписки, многие из них отметили, что работы фаты Еремеи «скучные и однообразные», и, видимо, это подтолкнуло её задумать и начать осуществлять проект, который она назвала «Умирание». Мы ещё определяем точное количество её жертв, так как часть фото, найденных на её компьютере, не были идентифицированы…”
В итоге на данный момент известно, что за ней числится как минимум семь трупов челов и нелюдей, не считая пяти трупов животных».

 

Антикварный салон Мирослава Зелёного
Москва, Окружной проезд
Тэлька остановилась перед стеклянными дверями, а потом, вздохнув, толкнула их, входя в просторный футуристичный холл антикварного салона. Ей пообещали объяснить всё, что происходило, и вернуть кулон отца.
Несколько дней назад Тэлька убила человека. Убила убийцу – свою цель и добычу. Правда, воспоминания об этом оказались подёрнуты странной туманной дымкой. Страха не было, предчувствия наказания за убийство – тоже, потому что Тэлька в глубине души была уверена, что поступила правильно.
После гонки в вечернем парке, после драки, после темноты девушка очнулась в своей постели. В одежде – как была, – но без следов крови. Рядом сидел обеспокоенный отец, сжимая её руку в своих ладонях, и не сводил с дочери взгляда. Тэльке стало стыдно за его переживания. Она не сдержалась, обняла его, разревевшись как маленькая, но, когда он стал задавать вопросы, поняла: правды ему никто не сказал.
Ещё сутки потребовались, чтобы она смогла нормально вставать с постели. На неё навалилась страшная слабость, словно она растеряла все силы в безумной двухнедельной гонке за убийцей. Отец ничего не сообщил матери. С мамой и Ашей она общалась по видеосвязи и тщательно делала вид, что всё в порядке. Через день спросила у папы, кто её привёз, и он нехотя перекинул ей контакты кого-то по имени Алексей. Тэлька не колебалась ни минуты, позвонила почти сразу – ей нужны были ответы на вопросы, – и весёлый голос незнакомого Алексея предложил приехать по определённому адресу.
И теперь Тэлька ждала того самого Алексея и, видимо, некоего Мирослава Зелёного – раз к нему позвали.
– Екатерина?
– Да. – Она оглянулась, увидела молодого мужчину среднего роста, с очень даже неплохой фигурой, удивительно яркими синими волосами и голубыми глазами. Кажется, кулон отца она забрала именно у него…
– Я Алексей, или лучше – Икар.
Блондинка за стойкой ресепшена кинула на Тэльку короткий взгляд, но промолчала. Икар же подошёл ближе, указав на лестницу:
– Нам туда.
– Хорошо, – девушка улыбнулась, – и лучше тогда – Тэлька. Мне так привычнее.
– Не вопрос. У нас тут нормально относятся к прозвищам. Тэлька так Тэлька.
Когда они оказались в просторном кабинете, Тэлька едва не кинулась вперёд – кулон, лежащий на столе, буквально манил к себе. Но сдержалась. И тогда только огляделась: мебель явно старинная, удивительно украшенная – Тэлька никогда не видела подобных узоров, – всё это больше пристало бы эльфам, а не людям. В узорах – и свежесть леса, и какие-то неведомые животные, и, главное, удивительные линии самой мебели, вообще не в стиле знакомых девушке веяний моды.
А за столом сидел стройный светловолосый мужчина с глазами цвета мутной зелёной воды. Одетый в изящный костюм-тройку, подчеркнуто элегантный, с тонкими чертами лица и красивый настолько, что Тэлька сразу же захотела позвать его на фотосессию на роль какого-нибудь эльфийского короля. Она даже лично сделает ему роскошные одежды.
– Мирослав Зелёный, – представился «эльфийский король», и Тэлька встряхнула головой, прогоняя наваждение.
– Екатерина, можно Тэлька.
– Очень приятно. Присаживайтесь, у нас будет интересный и, возможно, долгий разговор. Чай, кофе?
– Чай. – Тэлька села и облизнула пересохшие губы. – Что происходит? Что со мной?
Икар сел в кресло рядом, Зелёный нажал кнопку интеркома, сообщил кому-то: «Нам чай» – и перевёл взгляд на девушку:
– Минутку подождите, пожалуйста.
Она кивнула. Молчала, продолжая разглядывать обоих мужчин, решив не гадать, а просто проявить терпение. Вот, например, синеволосого можно позвать на роль…
Блондинка с первого этажа принесла на подносе чай, чашки из тончайшего фарфора, поставила на стол и удалилась, и тогда Мирослав, увидев, что двери закрылись, достал из ящика стола странную чёрную пирамидку с изображением на одной из граней белки, грызущей орехи, и поставил на стол.
– Тэлька… Вы же ничего не знаете о Тайном Городе?
Девушка только отрицательно покачала головой.
Зелёный придвинул к ней кулон.
– Возьмите его, он ваш. Ну, если вы ничего не знаете, то мне придётся начать с очень далёкого начала. – Он сделал глоток чаю. – Итак, представьте себе, что человечество не первая раса на Земле. Детали потом – я по глазам вижу, что у вас будут вопросы, – но пока просто поверьте. И было время, когда на всей Земле правила огромная, мощная, уважаемая во всей Вселенной Империя Навь. Во времена Нави ещё работала Большая Дорога – проходы в другие миры, – и кого только не было на Земле. Представители всех разумных рас стремились на Жемчужину Миров, чтобы хотя бы раз увидеть и почувствовать её. Флямы, мангладарцы, барнагейцы, чуды, люды, челы, масаны, танрикийцы, дарлане, фелины и многие другие – я могу долго продолжать список, – в том числе жители мира Тиндалос. Вот о них-то и пойдёт речь. Среди жителей Тиндалоса всегда особняком стояла особая каста: Гончие. Они были редкими и оттого невероятно ценными существами. Разумными, разумеется. Обладающими уникальными способностями: вставать на след, чувствовать убийцу и настигать его. Гончую Тиндалоса с момента выбора Следа не могло остановить ничто: ни магические защиты – не надо делать такого удивлённого взгляда, все вопросы потом, – ни стены, ни запертые двери. Даже охрана Стихий не всегда могла помочь скрыться от Гончей. Но Гончих было очень мало – ведь их уникальная способность, насколько мне известно, не передавалась по наследству. Редко когда от Гончей получалась Гончая. Чаще всего их искали среди других… Но я ушёл от темы.
Он снова сделал глоток чая. Тэлька молчала. С одной стороны, она слушала с необычайным интересом, ожидая продолжения, с другой – гадала, на какой минуте рассказа ей скажут: «Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера!»
– Шли годы, столетия, и Империя Навь сменилась Людью, потом Чудью… Потом пришли челы, и через какое-то время после этого Большая Дорога закрылась и перестала существовать сама возможность путешествия между мирами. То, что челы… Простите, люди, пытаются делать сейчас – жалкие потуги по сравнению с возможностями, которые даровала Большая Дорога. Но мы отклонились от темы. Так вот, судя по всему, – тут я уже только могу строить предположения, исходя из моих знаний о Тиндалосе и Гончих, – вы, Тэлька, – потомок Гончей. Разумеется, ваша кровь очень сильно разбавлена человеческой – очень сильно. Но, возможно, именно из-за артефакта, который содержит в себе энергию Тиндалоса и до сих пор заряжен, – генетика Гончей сложилась в вас так, что вы действительно обладаете определёнными способностями.
– То есть я… не человек?
– Ну и не полукровка – это точно. Скорее всего, вы по большей части человек – и способностей Гончей в вас немного. Вы шли за целью – раз. Но очень долго вставали на След. Вы атаковали и ранили Дичь, правда, при этом сумели создать вокруг зону, где магия блокировалась. В общем, не волнуйтесь, по большей части вы – человек. И, с учётом того, что мы знаем о Гончих, ваши дети вряд ли приобретут такую способность.
– А кулон?
– Кулон был у каждой Гончей – это их энергетическая подпитка и связь с Охотником. То есть с тем, кто со стороны следит за несколькими Гончими и координирует их, если нужно. Охотником, правда, может стать только тиндал.
– Но кулон сам решал…
Зелёный долил себе ещё чаю и покачал головой:
– Не совсем. Я думаю, что это ВЫ решали, что артефакт вам нужен. Но он не был рядом с вами, и артефакт рванулся к вам. Поэтому, вероятнее всего, его потерял ваш отец. Потом вы начали справляться сами, и артефакт остался у Икара. И в итоге вы почувствовали артефакт рядом и пришли за ним. Он вам дал силы и раскрыл вашу природу вам же. После этого вы полноценно встали на След. Чем это закончилось, мы видели.
– Я… убила человека. – Тэлька так и не притронулась к своему чаю. – Меня будут судить?
– А ты жалеешь, что убила?
– Нет. – Тэлька сузила глаза, непроизвольно сжимая кулон – и когда только успел переместиться в ладонь? – Она убийца. Почему я должна жалеть, что наказала её?
– Правильное слово… Наказала. Впрочем, убила её и правда не ты. Судить тебя не будут: Великий Дом Людь – а она не была человеком – не имеет к тебе претензий.
Зелёный настолько мягко перешёл на «ты», что Тэлька и не заметила.
– Что будет дальше?
– Дальше? Думаю, тебе нужно или оставить артефакт здесь – и постараться обо всём забыть, не изображать из себя супергероя. Или же научиться использовать свою способность. Или как минимум разобраться с ней.
– И вы мне расскажете, что такое… Тайный Город?
– Если возьмёшь артефакт – да.
– Я… Я хочу узнать себя. А то мало ли, ещё труп найду, и оно снова начнётся. Я хочу это контролировать. – Тэлька твёрдо посмотрела в глаза Мирославу, и тот чуть улыбнулся.
– Мне нравится этот настрой. Думаю, Икар расскажет тебе про Тайный Город, а я помогу со способностями – мне, конечно, придётся ещё в кое-какие книги влезть, но я постараюсь… Правда, есть ещё кое-что.
Тэлька удивлённо склонила голову набок. Зелёный щёлкнул пальцами и протянул девушке зеркало, что так кстати лежало на его столе.
– Кажется, тебе придётся носить линзы… Или очки. Или артефакт морока.
– За… – Она взяла зеркало. Помолчала, рассматривая свои глаза: нереального сиреневого цвета с чуть удлинёнными по вертикали зрачками. – Но с утра всё было нормально.
– Я накинул морок, когда мы проверяли, всё ли с тобой в порядке, там, в парке. Увидел этот эффект и не стал рисковать: всё-таки выглядит необычно. Сейчас заклинание убрал.
– Я поняла… Да, необычно, но я что-нибудь придумаю. Это, в конце концов, не самое необычное, что могло быть. Спасибо вам огромное за то, что вы рассказали и сделали для меня! – Тэлька чуть улыбнулась, ещё полюбовалась в зеркале своими глазами и встала. – Икар, пойдёмте? У меня много вопросов.
– Не сомневаюсь, – хмыкнул наёмник. – Я когда про Тайный Город узнал, у меня их было в два раза больше.
И уже на выходе Тэлька обернулась, ещё раз посмотрела на Зелёного и смущённо спросила:
– А вы не хотите сделать фотосессию в образе? У меня есть классная идея для вас.
– В образе кого? – удивился Мирослав, который уже успел открыть ноутбук.
– В образе эльфийского короля. Уверена, вам пойдёт корона.
Зелёный чуть выгнул бровь и усмехнулся:
– Обещаю подумать.
Тэлька поспешно вышла из кабинета, закрывая за собой дверь, а археолог поднял со стола зеркало, заглянул в него и задумчиво пробормотал:
– Полагаю, корона мне и правда пойдёт.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Jam2eswaipt
    Hydra - Безопасность Команда разработчиков hydra постоянно работает над повышением уровня безопасности, разрабатывает новые методы шифрования соединения и создает новые способы посещения торговой площадки. Так же, у магазина Hydra, есть зеркало, для доступа. правильный сайт РіРёРґСЂС‹ как найти РіРёРґСЂР° официальный сайт hydraruzxpnew4af onion РіРёРґСЂР° ссылка тор hydra9webe ссылка РіРёРґСЂР° онлайн hydra сайт hydraruzxpnew4af oniont com tryttrjuyhg5w65eh7r6jyetrgfebdr