Быстрые перемены

Антон Олейников
Паучий след

Во всём нужно видеть хорошую сторону. Даже если на часах полпятого то ли утра, то ли ночи, а рассвет ты встречаешь на автомобильной свалке в компании ржавых скелетов.
Что тут хорошего? Ну, например, то, что ночная смена скоро закончится, а завтра… то есть сегодня, у тебя выходной. Чистое небо и лёгкий ветерок обещают прекрасную погоду, и с каждым таким днём квартальная премия всё ближе. Если видишь хорошее, то и стремишься к лучшему – в этом Артур не сомневался, и жизнь не раз доказывала его правоту.
Зелаб, его напарник, тоже владел таким умением, но, как у истинного шаса, проявлялось оно только в предвкушении немалого барыша. Пока о деньгах говорить было рано, и Зелаб старательно хмурился, раздувал ноздри – в общем, всем своим видом показывал, как сильно устал. Высокий, черноволосый, болезненно худой – в такие минуты он походил на загнанную лошадь. Артур ростом превосходил напарника и даже с некоторыми навами мог посоперничать, а вот рыжие волосы, унаследованные от матери, всегда сбривал под ноль и не чурался физических упражнений. Шасскую кровь в нём можно было заподозрить лишь благодаря большому носу, но и этого хватило для должности менеджера в Службе утилизации.
Служба занималась тем, что денно и нощно скрывала само существование Тайного Города. Работа была всегда. Сейчас, например, Артуру с напарником предстояло убедить обычных челов, что труп с чёрной кровью, найденный на свалке рядом со сгоревшим фургоном, вовсе не происки инопланетян.
Версию с инопланетянами отстаивал плюгавый коротышка в засаленной спецовке, а чтобы его слова звучали весомее, размахивал руками в опасной близости от лица полицейского. Молодой участковый уже сам был не рад, что приехал на вызов. С трупами заниматься ему не по чину, а с полоумными уфологами – тем более. Единственная причина, почему на свалку отправили участкового, – коротышке просто никто не поверил. Теперь страж порядка готовился вызвать подкрепление и скинуть странное дело на кого-нибудь другого.
– Слава богу! – выкрикнул вдруг Артур и бегом понёсся к фургону. – Зелаб, гляди – нашёлся!
Артур впервые в жизни видел этого тридцатифутового монстра, но повёл себя так, словно совсем не удивлён его состоянием: лопнувшие от жара стёкла, спекшиеся в один комок кресла с приборной панелью, – всё в порядке вещей.
Изображая старшего, Зелаб на крики не поддался и к фургону подошёл медленно, с достоинством.
– Да, повезло тебе. Михалыч слов на ветер не бросает: раз обещал шкуру спустить – спустил бы. А с куклой что?
А что может быть с трупом нава, если его вспороть от горла до паха, выпотрошить, как селёдку, а потом прислонить спиной к колесу, выставив кишки на всеобщее обозрение? Трупу, конечно, всё равно, но выглядит не очень. Вот только не такого ответа ждал Зелаб.
– Цела! – вопреки здравому смыслу воскликнул Артур. – Невероятно!
– Простите, а вы кто? – участковый первым пришёл в себя и даже сделал суровое лицо, но в голосе слышалась растерянность.
А как иначе? Два странных типа в синих костюмах появились из ниоткуда и принялись хозяйничать на месте преступления, как у себя на кухне.
– Я Зелаб Кумар – продюсер, а этот молодой человек – мой помощник.
Артур подтвердил слова напарника жизнерадостной улыбкой, подхватил труп-«куклу» под мышки и потащил к кузову. Наконец и коротышка обрёл дар речи:
– Продюсер?..
– Верно. «Москинопром». – Зелаб движением фокусника извлёк из кармана пару визиток. – Наверняка вы о нас слышали.
– Ну… я… вроде бы… – замялся участковый.
– Вчера вечером из нашего гаража угнали вот этот самый фургон – он на ходу, вы не подумайте. Артур, конечно, виноват – оставил ключи в зажигании. Но посудите сами: кто вообще мог позариться на такое? Да ещё манекен прихватил с собой. Не знаю уж, для каких целей, но только сегодня первый съёмочный день, и, если что-то пойдёт не так, будет страшный скандал! Режиссёр – ужасная примадонна. Мы с помощником не спали всю ночь – выслеживали горе-угонщика. Сутки на ногах, представляете?!
Пока напарник мастерски морочил челам голову, Артур погрузил тело в фургон и приготовился к побегу в случае неудачи. Впрочем, вероятность её была невысока.
– Но это всё мелочи, – закончил Зелаб. – Главное, что фургон нашёлся! Как раз успеем к началу съёмок.
– Стойте! – участковый вскинул руку. – Так это бутафория?!
– Конечно! – подал голос Артур. – А вы думали что? Инопланетянин?
Вместо ответа участковый одарил коротышку таким взглядом, что тот сразу сделался ещё на полфута ниже.
– А что? – промямлил он. – Что я? Кровь-то чёрная… И вообще, как…
– Огромная благодарность вам обоим от киностудии, – спешно перебил его Зелаб, – и небольшой презент с извинениями за беспокойство.
«Продюсер» сделал несколько замысловатых пассов – и в руках у участкового оказались три билета на очередной блокбастер, а у коротышки – мятая пятисотка. После этого дело благополучно разрешилось. Хотя страж закона напоследок проявил бдительность:
– А как фильм-то называется? Ну, который снимать будете.
– «Рождённые тьмой», – сказал Артур первое, что пришло в голову.

 

– Навязчивая семейка эти челы, – заметил Зелаб, когда они остались одни. – И как ты с ними рос?
– Оставь в покое моё детство. У нас на руках мёртвый нав, да ещё в таком виде.
– Тёмный Двор взбесится. Они ещё от Барраги не отошли.
Недавнее убийство нава всколыхнуло Тайный Город. Виновный до сих пор не понёс наказание, и в воздухе всё отчётливее пахло большой войной.
– Однако платить придётся им. Пока не найдут убийцу, конечно. Я доставлю тело к эрлийцам, а ты переправь фургон к нам на склад и свяжись с навами.
– А почему не наоборот? – возмутился Зелаб.
– Потому что маг – ты, – парировал Артур. – А мне с грузовым порталом не справиться.
– Ну вот опять! Вечно ты…
Возмущение Зелаба прервал телефонный звонок. Звонили Артуру, он мельком глянул на фото сногсшибательной блондинки, появившееся на экране, и выключил звук.
– И зелёные ведьмы мне не звонят…
– Могу дать номерок. Напомни потом, – предложил Артур и активировал «дырку жизни» – артефакт, мгновенно доставивший его в Московскую обитель.
Эрлийцы по праву считались лучшими целителями Тайного Города. И, несмотря на дороговизну их услуг, порталы в обители открывались регулярно. В приёмной всегда дежурил наряд, готовый оказать срочную помощь тем, кто может заплатить. Кем бы ни был обратившийся – наёмником-челом, убийцей-хваном, дружинником Зелёного Дома или рыцарем Ордена, – его готовы были исцелить, здесь принимали всех.
Казалось, за прошедшие века и сами эрлийцы должны были привыкнуть ко всему, но брат Монцус при виде обезображенного трупа нава словно окаменел. И даже знаменитая эрлийская болтливость изменила молодому хирургу.
– Это же нав… – только и смог он произнести.
– Да что ты? А я думаю: почему кровь такая странная?
– Но он… что с ним? Кто такое мог сотворить?
Артур внимательно осмотрел эрлийца: не перепил ли тот накануне? Нет, не похоже. Монцус стоял прямо, руки не тряслись, рясу надел чистую, и даже в вытаращенных глазах не было ни намёка на бессонную ночь.
– Слушай, он мёртв – это главное. Отвези тело в морг. Или хочешь, чтобы я прямо так доставил его в Цитадель?
Идея эрлийцу явно понравилась:
– А ты можешь?
– Нет! – отрезал Артур. – Трупы – ваша забота.
Брат Монцус вздохнул и обречённо махнул рукой. Его помощники тут же подвезли каталку, а Артур избавился наконец от неприятной ноши. Появилась возможность заняться собой.
Костюм нуждался в серьёзной чистке, но на службе Артуру приходилось мараться и посерьёзнее. На этот случай он всегда носил с собой сменную одежду. Одно слово – и пуговица с рукава превратилась в комплект из джинсов и футболки. Излюбленный трюк наёмников всех мастей, правда, они предпочитают уменьшать и прятать самое разное оружие – от пистолета до гранаты.
Чистая одежда немного улучшила настроение, но Артур уже предвкушал проблемы, которые потянет за собой сегодняшний вызов. Деликатный стук в дверь только усилил предчувствие. Ни один эрлиец не стал бы стучать в собственную приёмную.
– Заходите.
Внутрь вошёл высокий брюнет в строгом чёрном костюме. Артур облегчённо выдохнул: общаться предстояло не с комиссаром Тёмного Двора.
– Прошу простить за вторжение. Брат Монцус сказал, где вас можно найти.
– Я как раз собирался уходить.
– Нет, сначала вы ответите на вопросы.
Артур удивлённо вскинул брови. Наву отказала их хвалёная вежливость – вот уж событие из ряда вон!
– Конечно, я Артур, кстати.
Нав дёрнулся, словно пропустил хук в челюсть, потом на мгновение прикрыл глаза, покачал головой.
– Простите. Я сам не свой из-за всего этого. Меня зовут Бонега. От имени Тёмного Двора прошу вас помочь расследованию.
– Да я понимаю. Утро добрым не бывает – особенно такое. Но только не уверен, что смогу быть полезным. Видите ли, я…
– Не маг, – кивнул Бонега. – Ваш напарник предупредил. Но те, кто лишён магических способностей, часто оказываются куда внимательнее магов, вы не находите?
– Пожалуй, – согласился Артур, отметив скорость, с которой развивалось дело.
За короткий срок навы успели опросить и Зелаба, и брата Монцуса. Словно появление таинственного фургона не стало для Цитадели неожиданностью.
– Как, по-вашему, всё произошло?
Артур пожал плечами.
– Ну, фургон закинули на свалку грузовым порталом – вероятно, это сделал погибший нав. Потом на него напали и убили, а фургон сожгли. «Дыханием дракона»?
– Третьего уровня, – подтвердил Бонега. – Погибшего звали Тенга, и последние месяцы он провёл за пределами Тайного Города. Есть все основания считать, что он был не водителем, а, скажем так, пассажиром.
– Сидел в фургоне? – Меньше всего, с точки зрения Артура, эта машина походила на такси. – Один?
Губы нава тронула едва различимая улыбка.
– Вот видите: внимание к деталям. У вашего напарника такой вопрос не возник. Я мало что могу рассказать. В фургоне обнаружены следы лишь тёмной энергии, а «дыхание дракона» вызвали с помощью артефакта.
– Не сходится, – сказал Артур, подумав. – Не могли на нава напасть свои же. Но главное, что я никак не пойму, зачем вы мне это рассказываете?
Вместо ответа Бонега протянул свой мобильник.
– У входа на свалку есть камера. Эту запись сделали вечером.
Видео оказалось не самого лучшего качества, да и угол обзора был не самым удачным: подъездная дорожка перед воротами и маленький кусочек проезжей части. Видео быстро закончилось, но Артур так ничего и не заметил. Почти ничего. Он снова запустил запись, но поставил скорость воспроизведения на минимум. Спустя шесть секунд картинка «поплыла», словно воздух над костром. И тогда он заметил пятно. Просто пятно, ничем не напоминающее человека. Но для Артура всё встало на свои места. Оставалось только восхититься слаженностью, с которой работали специалисты Тёмного Двора.
– Это «хамелеон», – сказал Артур, не дожидаясь вопроса. – Редкий и сложный аркан. Почти не используется наёмниками: затраты велики, а отдача так себе. Но один чел сделал его своей визитной карточкой. Чела так и называли – Невидимка. Он сильно улучшил и оптимизировал аркан, но, к несчастью, погиб двенадцать лет назад. Его звали Егор Крюков, и он был моим близким другом. Но вы ведь всё это уже знаете?
Нав отнекиваться не стал.
– Знаю. Аналитики вычислили эту связь меньше чем за минуту.
– Я подозреваемый?
Бонега, кажется, удивился такому выводу.
– У вас железное алиби. Но мы в тупике – и надеялись, что вы поможете советом. Кто-то наглый, смелый и ловкий узнал, что фургон окажется на свалке именно этой ночью. Кто-то дождался нужного момента, отвлёк внимание водителя и вытащил труп из фургона. Да, мы уверены, что Тенга тогда был уже мёртв. Вопрос лишь в том, кто этот «кто-то»?
– Насколько мне известно, Егор ни с кем не делился секретом. И учеников не имел. По его стопам мог пойти кто угодно. Хотя я и не понимаю, зачем так рисковать ради внутренних органов.
– Потому что вы не маг. Многие древние арканы построены на жертвоприношениях. Да и в зельях порой встречаются очень необычные ингредиенты. Их стараются заменять чем-то менее экзотическим, но замена никогда не бывает полной. Поговаривают, что в городе есть даже свой рынок по торговле органами. Однако вы правы: я тоже не помню, чтобы кто-то бросал вызов Тёмному Двору таким вот образом.
Если бы за преступлением стоял Артур, последняя фраза точно заставила бы его пасть на колени и молить о пощаде. Худших врагов, чем смертоносные гарки, и представить себе нельзя. Но и так свою порцию мурашек он получил.
– Я обязательно позвоню, если что-нибудь вспомню.
– Очень на это надеюсь, – сказал Бонега так, словно только ради этого обещания и затеял разговор. – Могу подбросить вас, если хотите.
– Не откажусь. Моя машина осталась у офиса.
* * *
Брат Монцус закрыл за собой дверь и постарался успокоиться. Он знал, что, кроме него, в тёмном чулане никого нет, а самым страшным монстром может по праву считаться растрёпанная швабра, но сердце всё равно колотилось как сумасшедшее. Всюду мерещился голос Бонеги, а перед глазами маячил другой – выпотрошенный – нав. Брат Монцус прекрасно знал, до чего могут довести такие стрессы, учитывая склонность эрлийцев к излишествам и полноте.
– Кошмары Спящего! – Монцус выругался оттого, что толстые пальцы никак не желали выбирать нужные строчки в телефоне. – Контакты – Паук – вызов…
– Слушаю, – раздалось в трубке. – Что случилось?
– Ты ещё спрашиваешь?! – эрлиец сорвался на крик, чем умудрился напугать самого себя, и тут же перешёл на шёпот: – Мы договаривались – никаких навов! А теперь гарки разгуливают по обители…
– А, ты об этом, – голос Паука звучал устало, но ни разу не удивлённо. – Я ни при чём, но уже занимаюсь проблемой.
– Я тебе не верю! Ты меня подставил, и знаешь что? С меня хватит! Больше никаких заказов – забудь мой номер!
На другом конце раздался короткий смешок.
– Как скажешь, только я его и не помню. Сам позвонишь, когда деньги кончатся. Если не везёт в игре…
В динамике заскрежетал злой «паучий» смех. Брат Монцус поспешил отключиться и сразу же хотел сжечь все мосты, но пальцы опять не желали выбирать нужные строчки, а призрачный голос нашёптывал: «Ставки сделаны. Выхода больше нет».
* * *
Насколько велик Тайный Город? Чётких границ нет. Отдельные здания разбросаны по всей Москве, его жители не живут в резервациях, а проводят дни и ночи бок о бок с челами. Так что если кто-то скажет, что его сосед – упырь, то внезапно может и угадать. Но чем дальше вы от внешней стороны кольца МКАД, тем меньше шансов нарваться на ведьму или мага. Артур, например, совсем не опасался встретить нелюдей, пока плутал во дворах на окраине Балашихи.
Двенадцать лет – немалый срок. Родителей – тех, что его вырастили, – Артур давно перевёз поближе к себе, и после гибели Егора не осталось причин наведываться в город своего детства. Серые глыбы десятиэтажек, засеянные гаражами-ракушками дворы и вездесущее граффити – Артур совсем не скучал по всему этому. Зато, пока искал нужное место, успел ещё раз порадоваться, что Бонега не слишком усердствовал с вопросами.
Опасно лгать опытному магу. Догадайся нав спросить, остались ли у Егора родственники, и неприметный серый гараж, зажатый с трёх сторон такими же гаражами, уже окружали бы гарки.
Забавное было бы зрелище. Сейчас этого невзрачного карлика даже челы не замечали. Гараж стоял открытым и пустым. Никто не ставил здесь машину, не хранил бесполезный хлам, выбросить который не хватало духу. Подростки не устраивали шумных посиделок, бездомным и в голову не приходило тут спать.
Артур сначала тоже прошёл мимо, но он-то точно знал, что гараж здесь есть и он не так пуст, как кажется. Пришлось надеть «различитель» – артефакт, позволяющий смотреть сквозь морок. С тревогой, страхом и отвращением – второй линией наведённой обороны от непрошеных гостей – оставалось только смириться. Пригнувшись, Артур зашёл внутрь, и через пару шагов неприятные чувства отступили. Но вот дальше идти стоило с осторожностью, а лучше – с разрешения.
– Это Каменев Артур. Мы с Егором были друзьями.
Прошла минута гнетущей тишины, но Артур верил, что не ошибся.
– Я один. Хочу просто поговорить.
Глухо щёлкнула задвижка на погребе. Артур, не спускавший с него глаз, понял, что так здесь приглашают в гости. Он поднял крышку и медленно, без резких движений спустился вниз. Встретивший его чел имел телосложение борца: невысокий, с мощными руками и бычьей шеей. Был ли он удивлён? Нет, скорее уж раздосадован. И насторожён – такого острого взгляда Артур не видел уже двенадцать лет. Но в остальном чел походил на Егора разве что стрижкой «под расчёску». Даже глаза были серыми, а не голубыми.
– Привет, Игнат. А ты возмужал.
– Я вас узнал, – кивнул чел в ответ, но взгляд не смягчился. – Шас из Службы утилизации. Отец говорил, что, если сильно припечёт, я могу к вам обратиться.
– Почему же не обратился?
Игнат пожал плечами:
– Пока не припекло.
Артур не стал спорить. Обвёл глазами бункер, в который Егор превратил старый погреб в самом начале своей карьеры наёмника: расширил до восьми ярдов в обе стороны, обложил стены кирпичом, поделил перегородками, сделал вентиляцию и провёл свет. Несколько дней здесь можно было прожить даже с некоторым комфортом.
– Понимаешь, зачем я пришёл? – спросил Артур.
– Скажем так: я не верю в совпадения.
– А придётся. Какова была вероятность, что из всех менеджеров Службы на автосвалке окажусь именно я?
– Очень небольшая, – признал Игнат и, кажется, немного расслабился. – Выпьете чего-нибудь?
– Чаю, если есть.
Они прошли в комнату, которую без оговорок можно было назвать жилой: раскладушка, столик, шкаф и тепловентилятор в углу. Игнат налил воды в небольшую кастрюлю и сунул в неё кипятильник.
– А всё-таки, на чём я прокололся? Думал, что все следы замёл.
– Камера на входе. Ты под «хамелеоном», но это видно в замедленной записи.
– Вот как… Ну что ж, глупо спорить – до отца мне далеко. Здесь на входе ментальный аркан стоит – очень хитрая вещь. Как я ни бился, так и не разгадал секрет. Могу только поддерживать. За мной скоро придут?
Артур качнул головой:
– Официально тебя с отцом ничего не связывает – он это не просто так устроил. О том, что у него был сын, знаю только я. И про место это – тоже. Мы с Егором ещё в детстве, как узнали, что хозяин гаража приказал долго жить, спилили старый замок и повесили свой. Тут было что-то вроде нашего штаба.
Артур замолчал, наблюдая, как Игнат разливает воду по кружкам.
– Вы не ответили.
– Я тебя не сдавал. Но только потому, что никто не спрашивал. Но если что, нава мне не обмануть.
– Понял, – кивнул Игнат, ни злобы, ни досады в голосе не послышалось. – Завтра приберусь тут и перееду. Спасибо, что предупредили.
Артур отхлебнул чаю и задумался, стоит ли продолжать разговор? Перед ним сидел уже не шестнадцатилетний пацан, а взрослый мужчина, наёмник, который явно понимал, на что шёл.
– Во что ты вляпался?
– Правда хотите знать?
– Я многое видел, – усмехнулся Артур. – По долгу службы. Меня трудно удивить.
– Ладно, – Игнат лукаво улыбнулся. – Как насчёт того, что в фургоне был не один труп?
– Что? – вот так быстро признал Артур своё поражение.
– Ну да. Ещё люды, чуды, шасы; мужчины и женщины – целый зоо… Простите. Целая коллекция.
– Чья?
– Не знаю, я видел лишь пару дружинников.
– Зелёный Дом?
Каждая новая фраза становилась для Артура настоящим откровением. Он понимал, что выглядит глупо, удивляясь каждому слову, но ничего не мог с собой поделать.
– Да, но никаких ведьм. Только белобрысые громилы с…
– Артефактами на тёмной энергии?
– Ого! Уже знаете. Очко в вашу пользу. Если ещё объясните, что это значит…
– Увы, нет. А как ты отвлёк людов?
– Големом – небольшой разведчик, размером с пуделя. Спросите, почему люды ничего не заподозрили, когда встретили на свалке такое? Мне повезло: там были два совсем молодых парня, рядовые – таких учат бить, а не думать. И пока они гонялись за разведчиком, я забрался в открытый фургон, вытащил тело и спрятал неподалёку.
Спокойствие Игната поражало. Его будто вообще не заботило, что он перешёл дорогу двум Великим Домам.
– А когда люды сожгли фургон и ушли, ты притащил тело обратно и прислонил к колесу. Зачем?
– Контракт. Точнее, уговор – требовалось придать дело огласке. Контракт мы так и не подписали.
А вот это был удар, причём смертельный. Согласно кодексу наёмников – последние не несли ответственности за свои действия, вся вина ложилась на заказчика. Навы и люды остались бы недовольны, но смирились бы. А если контракта нет…
– Ты сдурел, – это был не вопрос, а бесспорное утверждение.
– Знал, что вы так скажете, – улыбнулся Игнат. – Но мне были очень нужны деньги.
– Взял бы в долг – у меня, например.
– В долг у шаса? Я рисковый парень, но не настолько…
Артур поморщился:
– Вот только не надо этих глупых стереотипов! К тому же я полукровка, да ещё и воспитан челами.
– Я просто шучу. Что сделано, то сделано. Заказчика я не сдам. До визита в Цитадель, по крайней мере. Ещё раз спасибо за предупреждение, но помощь мне не нужна. Всё под контролем.
– Егор тоже так говорил, – проворчал Артур. – Постоянно.
– Ну, значит, я похож на него чуть больше, чем кажется на первый взгляд. Но вы сами сказали: с Невидимкой меня ничто не связывает. Так что я просто забьюсь в другую нору – поглубже и потеснее – и подожду, когда уляжется буря.
После этих слов Артур понял, что погорячился со «взрослым мужчиной» – настолько наивным выглядел этот план. Ничего не уляжется само собой. Тёмный Двор найдёт или виновного, или козла отпущения. Оставаться в бункере дальше становилось для Артура не просто бессмысленно, но и опасно.
– Спасибо за чай, – сказал он, поднявшись. – Надеюсь, ещё свидимся.
– Конечно. Заходите в гости, но лучше всё же домой.
* * *
Нелегко быть сыном талантливого отца. Все ждут, что ты обязательно его превзойдёшь. А если ты из семьи Шась, то есть лишь одно поприще, на котором тебе позволят себя проявить: деньги. Торговля, ростовщичество, контрабанда – три кита, на которых держатся устои семьи.
Анвар старался. Он трижды открывал своё дело, но удача ускользала от него. С опущенной головой он возвращался к родному порогу и вновь вставал за прилавок в одном из магазинов отца. Над Анваром смеялись уже не за спиной, насмешничали открыто, и только отец в него верил. И успех пришёл. Не тот, к сожалению, о котором можно прокричать в лицо насмешникам, но у Анвара появились деньги – свои деньги! Он верил, что дорабатывает у отца последние дни и четвёртая попытка точно будет удачной.
Сегодня он был так рассеян, что даже не особо торговался. Всё ждал, когда придёт время закрыть магазин и заняться настоящим делом. Продавать артефакты способен каждый, но Анвар втайне от всех занимался куда более специфичным товаром.
Наконец короткая стрелка часов доползла до шестёрки, и Анвар направился к входу в магазин, чтобы перевернуть табличку. В этот момент по ту сторону стеклянной двери появился припозднившийся покупатель. В другой день Анвар обязательно обслужил бы клиента, но сегодня собирался лишь картинно развести руками. Как вдруг его словно ударили в грудь «кузнечным молотом». Шас лучше других знал, что незнакомец не смог бы это сделать, не разбив стекло, но когда Анвар врезался спиной в противоположную стену и, будто студень, сполз по ней вниз, то не сразу вспомнил о такой мелочи.
«Грабитель! Меня грабят!» – пронеслось в голове. Абсурдная мысль, учитывая, что шасы находятся под защитой Тёмного Двора и каждый, кто отважится на атакующий аркан в их магазинах, может рассчитывать на скорейший визит гарок в полной боевой выкладке. Однако в этот раз сирена решила промолчать.
Предполагаемый грабитель никуда не спешил. Он вошёл, закрыл за собой дверь, перевернул табличку и опустил жалюзи.
– Привет, Анвар. Ничего, что я без стука?
Вошедший был одет в джинсы и толстовку с глубоким капюшоном, а нижнюю часть лица к тому же закрывала маска, так что голос звучал глухо, но в нём без труда угадывалась насмешка.
– Паук?! – Шас хотел подняться, но понял, что не может пошевелиться. – Ты рехнулся?
Паук присел на корточки рядом с Анваром, сцепил руки, попутно спрятав их в широких рукавах, и покачал головой.
– Ты украл мой вопрос. Нужно серьёзно тронуться умом, чтобы начать торговлю органами у меня за спиной.
– Что? Как ты узнал?! – поразился Анвар, но ответом ему была тишина – очень красноречивым ответом. – Ты не знал…
– Твой отец слишком тебя любит. Такие бездарности среди шасов – большая редкость.
– Эй! Вот только обзываться не нужно. Ты меня подловил, признаю. Но это ничего не значит. У тебя нет монополии на поставки! Один дальний родственник подкинул мне информацию, я нашёл наёмника и провернул дело. Всё получилось – без тебя!
– Получилось? Навы до сих пор воют от злости, что убийца Барраги не наказан, а тут появляется ещё один труп, да к тому же разделанный, как на скотобойне. Теперь навы не просто знают о нашем маленьком бизнесе, но желают оторвать нам башки. Так что именно у тебя получилось?
Анвар сглотнул. От свистящего шёпота Паука ему стало не по себе. Оправдываться, что шумиха была не его идеей, а условием того самого дальнего родственника, казалось бессмысленным. Больше шаса не волновало, почему не сработала тревога, хотя не было сомнений, что Паук удерживает его с помощью магии. Не сработала, и ладно.
– Надеюсь, у тебя был покупатель и ты уже избавился от товара.
– Ну… – замялся Анвар. – Я решил, что органы нава – большая редкость, а есть очень интересные арканы и зелья, для которых они нужны.
– Идиот, – выдохнул Паук, и в этот раз Анвар не стал возмущаться. Собственный бизнес-план уже не казался ему гениальным. – Я заберу товар и постараюсь замять дело. Тайный Город на пороге большой войны. Может, про нас и забудут.
– Не отдам! Это же куча денег! Можешь выкупить товар, если хочешь. Думается мне, всё вместе потянет на…
– Органы в подсобке, да? Ты бы не додумался спрятать где-то ещё.
– Не смей!
– А вот кричать не надо, – со смехом предостерег Паук. – Вдруг кто услышит, навов позовёт…
– Полкан, ко мне!
Решение пришло спонтанно, Анвар не видел других способов освободиться. Этот «способ» он украл у нанятого им чела. Из-за стойки выскочил четырёхногий голем и бросился к хозяину.
– Что за?.. – Паук резко поднялся, удивлённый, кажется, больше находчивостью шаса, чем самим големом.
Но это не важно, главное – сработало! Паук отвлёкся, и с Анвара спало оцепенение. Он вскочил и бросился на обидчика. Трудно сказать, чего при этом он хотел добиться. Думал просто вытолкать его за дверь, а ломать её Паук не решился бы.
– Осторожно! – крикнул Паук, когда Анвар схватил его за руки.
Пальцы сомкнулись на чём-то мягком, Анвар потянул на себя и… Хруст собственной шеи стал последним звуком в его жизни.
* * *
– Смотри-ка, навы уже тут, – кивнул Торч на высокую фигуру в тёмном костюме у входа в магазин. Напарник Фира любил озвучивать очевидные вещи.
– Вижу. Держи руки на виду – все руки! Гарки сейчас на взводе. И вообще, Торч, помалкивай, ладно?
Напарник обиженно засопел, но Фир сделал вид, что не заметил. У молодого хвана был длинный язык при полном отсутствии такта, а предчувствие подсказывало, что в этом деле нужно ступать осторожно.
– Закрыто, – сказал нав, когда хваны подошли ближе.
– Нас нанял владелец. Можете позвонить, проверить.
– Этим делом занимается Тёмный Двор. – Чёрные глаза нава угрожающе сузились. – Что непонятного?
– И правда на взводе, – пробормотал Торч, но слишком тихо, так, чтобы нав его не услышал.
– Венга, пропусти их, пожалуйста, – донеслось из магазина.
Нав поморщился, но в сторону отошёл.
– Добрый вечер, Бонега, – поздоровался Фир, зайдя внутрь. С этим навом он был знаком – неплохой парень, хоть и малость занудный.
– Ну, добрым я бы его не назвал. Но вас, Фир, я рад видеть. А вы, должно быть, Торч.
– Ага, – подхватил хван, обещавший молчать. – Странно, что шас решил…
– Кх-кхм, – откашлялся Фир.
Торч сразу умолк и спешно отвернулся.
– Ничего страшного. Мануд Хамзи предупредил, что обратится к наёмникам. Точнее, это я намекнул ему, что так будет лучше всего.
– Вы?
Разговор Фира с Манудом вышел довольно путаным. Старик был вне себя от горя и несколько раз повторил, что навы не желают искать убийцу его сына. Фир не придал этому значения, хотя очень щедрый гонорар без всякого торга вызывал подозрения.
– Вы сами всё поймёте. А пока можете осмотреться.
Что Фир и сделал. Магазин был цел, все артефакты вроде бы остались на месте. Анвар лежал напротив входа – шасу очень ловко свернули шею. Рядом валялся разбитый голем-разведчик. Дверь в подсобку была распахнута настежь.
– Как быстро вы приехали? – спросил Фир.
– Через два часа.
– Что?!
Нав развёл руками. То ли Фиру показалось, то ли он действительно был растерян.
– Тревоги не было. Тело обнаружил сам Мануд, когда не смог дозвониться до сына.
– То есть никакой магии? Анвар позволил убийце приблизиться, тот свернул ему шею, а потом, ничего не взяв, пошёл в подсобку?
– Похоже на правду, – кивнул Бонега. – Ещё он сломал голема и уничтожил записи с камер. Так что мы можем лишь предполагать. Но самое главное – за этой дверью.
Фир сделал знак напарнику остаться, а сам последовал за навом. Тесная комната ничем особо не выделялась, кроме как нагромождением коробок и контейнеров. К одному из них и подошёл Бонега. Откинул крышку.
– Спящий меня раздери! – выругался Фир.
Контейнер оказался ледником, в котором лежали органы, а на самом верху – чёрное сердце.
– Теперь понимаете, почему мы не можем расследовать дело сами?
– Вообще-то нет. Представить не могу, чтобы шас убил нава.
– Не убивал, – подтвердил Бонега и захлопнул крышку. – Но тело без органов обнаружили сегодня утром.
Ещё один мёртвый нав? Новость Фиру не понравилась. Тайный Город ещё не отошёл от смерти предыдущего.
– Значит, Анвар хотел их продать, – догадался хван. – Какое наказание предусмотрено за это?
– Прецедентов не было. Но положение сейчас таково, что Тёмный Двор должен оставаться единым. Даже малейшего намёка на раскол допускать нельзя. Нужно скрыть само участие шаса во всём этом.
– Найти убийцу, и концы в воду – это я понимаю. Но почему он не взял органы?
Вместо ответа Бонега протянул тетрадку.
– Что-то вроде журнала, – пояснил он.
Фир обомлел. Тетрадь была исписана до половины. Строчки, суммы, приход-расход… Анвар вёл бойкую торговлю.
– Взгляните на последнюю запись.
– Я не знаю шасского.
– Там сказано, что Анвар получил аванс. Возможно, его внёс убийца, а потом решил отыграть назад.
– В подсобке были деньги?
Нав пожал плечами:
– Я вообще не могу утверждать, что здесь был кто-то, кроме хозяина. Магическая аура если и есть, то очень слабая.
– Чел? – Риторический вопрос, это было не так уж важно. – Ладно, а что там с телом без органов? Не поделитесь информацией?
– Если вы согласны сохранить всё в тайне.
– Могу произнести «заклятие обещания», – усмехнулся хван, но Бонега шутки не оценил:
– Буду очень признателен.
Улыбка медленно сползла с лица Фира. Дело становилось всё сложней, и гонорар ещё выглядел щедрым, но уже не чересчур. Подумав, хван протянул руку – правую верхнюю.
* * *
Сначала показалось, что это будильник. Артур даже обрадовался – значит, все же уснул. Но экран телефона был чёрен как ночь, а противная трель повторилась снова. Звонили в дверь, и, если верить настенным часам, с тех пор как Артур выпил три стопки коньяка и лёг спать, прошло лишь сорок минут. День явно не задался, и видеть в нём хорошее становилось всё сложнее.
Особенно после того, как выяснилось, что в гости пришли два мордоворота: один заметно моложе другого, но оба плечистые, бритоголовые и кареглазые – с расстояния в десяток шагов могли бы сойти за близнецов.
– Да? Чем обязан?
– Добрый вечер, – сказал старший. – Я Фир, а моего друга зовут Торч. Мы можем зайти?
– Хваны, – догадался Артур по именам, пожалев, что не носит «различитель» постоянно. – Заходите, но если меня заказали, то не уверен, что смогу предложить больше.
Артур демонстративно отвернулся и пошёл на кухню, но, судя по хмыканью за спиной, его шутку приняли благосклонно.
– Чаю?
– Ага! – Торч быстро сообразил, что к чему, и занял место за столом.
Фир просто кивнул и сел рядом.
– Хорошая квартира, – сказал Торч. – А я думал, шасы не жалуют полукровок.
Трудно сказать, что так восхитило хвана: недавний ремонт, дорогая техника на кухне или столешница из белёного дуба. Впрочем, Артур не собирался спорить – свой дом он любил и не экономил на уюте.
– Не жалуют.
– То есть ты – исключение?
– Торч!
– Да ничего страшного, – сказал Артур, продолжая возиться с чашками. – Я привык. Женщина, подарившая мне жизнь, была чудой. Поэтому я… – Он провёл рукой по бритому черепу. – Стараюсь не выделяться. Но роды на восьмом месяце штука опасная. Чуда не выжила, я должен был последовать за ней, но челы меня выходили. А когда шасы отказались признавать, акушерка взяла к себе и усыновила. Пятнадцать лет я ничего не знал о Тайном Городе, и это всех устраивало, без способностей к магии я был никому не интересен. Пока мой биологический отец не разбился на Садовом кольце.
Чай был готов. Артур поставил перед хванами дымящиеся чашки и тоже сел за стол. Фир втянул носом воздух и бросил на хозяина удивлённый взгляд – узнал аромат, конечно.
– Из «Алтайской неувязки», – подтвердил Артур. – У меня есть знакомая травница.
Торч отпил первым, одобрительно кивнул.
– И что потом?
– Что «потом»? – не понял Артур.
– Ну, погиб отец и…
– А… Да ничего. Дед остался без наследника, а в его возрасте это вредно и опасно. Вот старику и взбрело в голову, что я стану отличным преемником. Родня к его сумасбродствам привыкла, не рискнула спорить. Меня ввели в Тайный Город, но… Я оказался сплошным разочарованием. Но и исключением – да.
Ненадолго на кухне воцарилась тишина, как если бы хваны и правда заглянули к Артуру на чашку чая.
– Навы передали нам дело о потрошителе, – Фир наконец перешёл к сути. – Не спрашивай почему, на мне висит «обещание». Я видел запись с камеры и тоже знаю, кто такой Невидимка. Мы пересекались пару раз.
В этом не было ничего удивительного. Наёмники вообще проводят много времени вместе: если не по работе, то в клубах после неё. Но Фир говорил так, словно читал обвинительный приговор. Артур уже понял, что будет дальше.
– Однажды он здорово набрался и несколько раз повторил о том, каким умницей растёт его сынуля. Имени, правда, не назвал, а после отнекивался – чего, мол, по пьяни не скажешь? Но, думается мне, что с лучшим другом он мог быть более откровенным.
Туше. Случилось именно то, чего Артур так боялся. Прямой вопрос ещё не прозвучал, но в воздухе уже запахло обманом и предательством. Нужно было выбрать что-то одно. Хван не ходячий детектор лжи, но если как следует настроиться, усилить чувствительность артефактом, то пытаться обмануть его – дохлый номер.
– Друзья – это святое, понимаю, – продолжал Фир. – Но давай проясним: я уверен, что у Егора остался сын и что он живёт в Тайном Городе. Я уверен, на записи именно он. И я, безусловно, верю в совпадения. Ты приехал на вызов исключительно по стечению обстоятельств и никого не покрывал, а наву не стал ничего рассказывать в память о друге. Я верю во всё это. Но ты можешь попробовать меня разубедить.
Это была угроза, но очень осторожная, тщательно выверенная. Идеальная атака, позволяющая противнику уйти с достоинством. Но напарник Фира оказался не столь искусным переговорщиком:
– Не надо корчить из себя героя, – встрял он, видя, что Артур тянет с ответом. – Пора спасать собственную шкуру.
Артур выплеснул остатки чая Торчу в лицо. Он бы заехал ему меж глаз, если бы верил, что хван вообще это заметит. Торч сначала опешил, потом хотел подняться, но Фир его удержал.
– Он не имел в виду…
– Игнат Белов, наёмник, – прошептал Артур, чувствуя себя последней сволочью. – А теперь убирайтесь из моего дома.
Видеть хорошее? Не в этот раз. Артур опустил глаза, потому что если бы заметил на лице Торча хоть тень улыбки, то точно убился бы об его кулаки. Но вот дверь закрылась, и он остался наедине со своей подлостью. С одной стороны, он сделал всё, что мог. Он предупредил Игната, а тот не счёл угрозу достаточно серьёзной. Артур даже сейчас не сказал, где искать чела, – выиграл ему ещё час или два жизни. Потребуется время, чтобы найти в базе его генетический код, провести поиск. Но всё это с одной стороны, а с другой – это предательство, и точка.
Артур рванул в комнату за телефоном, но ещё минуту крутил его в руках, не решаясь набрать номер. Если сейчас попросить о помощи, то назад пути не будет. Но что там – позади? Предательство и ложь.
* * *
Две четырёхлапые мухи пришли в гости к пауку. Принесли с собой свет, оружие, обвешались артефактами и наверняка держат арканы наготове. Думают, что магия их защитит. Глупые мухи. Магия лишь ослепляет.
Хваны стояли всего в нескольких футах от Паука, но ничего не замечали. Для них он был невидим. А вот чела, прятавшегося в этом погребе, они бы почувствовали, но тот лежал без сознания. Хваны быстрые – и в бою, и в поиске цели. Паук едва успел добраться сюда и вырубить чела. Теперь Паук тоже выбирал цель. Задор или опыт? Торч или Фир? Кто из этих двоих решит отступить, а кто станет драться до конца? У Паука был шанс лишь на одну атаку. Он выбрал опыт.
Фир всё же что-то чувствовал. Не магию, нет – опасность. Старое доброе чутьё. И тревога – она окружала хвана тугим коконом, изливалась наружу, словно лава из вулкана. Паук захватил всего ложку тревоги и вложил в четырёхрукую куклу, лежавшую у него на ладони. Фир чуть заметно дёрнулся, стал оборачиваться, луч фонаря заскользил по стене. Слишком медленно.
Паук сжал живот куклы меж пальцев.
Фир согнулся пополам, выронил фонарь, захрипел. Его напарник бросился на помощь, пролепетал что-то невразумительное.
Паук надавил сильней. Закон подобия: чтобы причинить вред такому амбалу, маленькую куклу нужно не жалеть.
Фира вырвало кровью, он рухнул на пол и лишился чувств. Только тогда Торч догадался активировать «дырку жизни», отправил напарника к эрлийцам и… Сам никуда не пошёл.
Плохо.
Сверкнул «Узи». Хван открыл огонь наугад. Пули заплясали по бункеру. Одна вышибла кусок кирпича в дюйме от головы Паука.
Очень плохо.
Создать ещё одно подобие под обстрелом? Не смешите. Паук запрыгнул в кладовую, задел стеллаж и опрокинул годовой запас тушёнки.
Хуже некуда – теперь он выдал себя.
У Паука был план, как раз на случай вот такого дерьма, но он ему не нравился. От сильного рывка кукла разошлась по швам. Паук вытряхнул на ладонь четыре кусочка плоти: сердце, лёгкие и печень. А потом запихнул их себе в рот. Его чуть не вырвало, но «чуть» не считается. В комнату тут же ворвался хван, поскользнулся на банке, потерял равновесие и налетел на Паука. Торч полыхал злобой так ярко, что от удара подобие выстроилось само собой.
Паук впечатался спиной в стену, и тут же невидимая сила врезала хвану между лопаток. От неожиданности Торч растянулся на полу и даже «Узи» удержать не смог. Словно на родео, пулемёт проскакал по полу и замер у Паука на коленях.
Повезло.
* * *
Вихрь портала закрылся за спиной. Паук аккуратно посадил оглушённого чела на коврик в прихожей и медленно разогнулся. С трудом подавил стон. Чувство было таким, словно на спине у него два единорога танцевали джигу. В аптечке нашлось обезболивающее – как слону дробина. Сейчас бы к эрлийцам, но этот путь был закрыт. Паук проковылял в ванную, умылся. Хоть чуточку, но стало легче.
Всё зашло слишком далеко. Два хвана в обители – борются за жизнь, один глупый шас с ней уже распрощался. Анвар вообще не должен был пострадать, но сам схватил куклу и свернул ей шею, а значит, и себе. Но хванов Паук атаковал намеренно. Мог убить, но обошлось.
Он посмотрелся в зеркало: как выглядит убийца? Не заметил разницу между «до» и «после». Красавцем он никогда не был, но и чудовищем сразу же не стал. Считается, и вполне оправданно, что семья Шась не приемлет насилия, но Пауку эта щепетильность была не свойственна. Верно, воинственная чудская кровь тому виной.
Из прихожей послышался стон и следом – тихие ругательства. Паук поспешил туда, поколебавшись, включил свет.
– Вы! – руки Игната нарисовали в воздухе замысловатую фигуру, но ничего не произошло.
– «Кузнечный молот»? Спасибо, что не «стрела», – усмехнулся Артур и присел рядом на корточки. – У тебя в кармане магнитик с «рыбацкой сетью» – я немного подстраховался.
Игнат пару раз моргнул, пытаясь сообразить, что вообще происходит.
– Эта ваша квартира? Могли бы просто пригласить в гости.
– Времени не было. Хваны вышли на твой след.
– Понятно, – Игнат принялся спешно выворачивать карманы. – Не буду спрашивать, как именно они меня вычислили. В конце концов, вы предупреждали. Да где этот магнит?
– Можешь не торопиться. Хваны временно вне игры.
Игнат нашёл артефакт, но замер, внимательно посмотрел на Артура – не шутит ли? Отбросил «сеть» в сторону.
– Ничего не чувствую, – сказал он через минуту. – Как вы прячете силу?
– Никак. Я не маг, – Артур уже столько раз повторял это, что всерьёз подумывал сделать бейджик с таким объявлением. – Точнее, мои способности просто ничтожны. Не выше общегородского магического фона. Нужно очень постараться, чтобы их заметить. Да и незачем – даже самый простой аркан мне не по силам.
– Но на вас не было артефактов, когда вы пришли. Ни в первый, ни во второй раз. Как же вы вырубили меня и разобрались с двумя наёмными убийцами?
Артур покачал головой – эту тайну он открывать не собирался.
– Ладно, тогда почему хваны? Их нанял Тёмный Двор?
– Нет. Отец Анвара Хамзи – найти убийцу сына.
– Анвара убили?! Кто? – спросил Игнат и осёкся, затем чуть подобрался, словно снова решил атаковать.
– Трагическая случайность. Навы нашли у него пропавшие органы и всю бухгалтерию. Я подделал последнюю запись – теперь все думают, что убийца приходил за деньгами.
– И что убийца – это я?
– Так решили хваны, но один из них видел, с кем дрался. Я хотел просто оставить ложный след, но так даже лучше. Подозрения в убийстве с тебя снимут. Но они всё равно знают, что ты замешан. Поэтому… – Артур выудил из кармана брелок и протянул наёмнику. – Тебе придётся покинуть Тайный Город. Это «пчелиный рой» на пятьдесят тысяч откликов. Я хранил его на чёрный день, но тебе он нужнее.
Игнат взял брелок, задумчиво покрутил на пальце. Очевидно, наёмника тревожило что-то ещё.
– Запутанно, – сказал он наконец. – Но я не понимаю, зачем это вам? В смысле, помогать мне. Если вы и виновны в чём-то, то я же ничего об этом не знал. И сам же подставил вас ненароком. Всё из-за давней дружбы?
– А если я скажу, что обязан твоему отцу жизнью?
– А это так?
– Нет, – усмехнулся Артур. – Но у меня был всего один друг. Один отец и одна мать. Ради них я готов на всё. Ты не Егор, но слишком тесно с ним связан. Считай, моя помощь перешла к тебе по наследству. Хочешь ты того или нет.
Игнат ещё немного помолчал, потом поднялся. Рядом с ним появился зелёный вихрь портала.
– Что же вы за шас такой? – спросил он с улыбкой и, не прощаясь, шагнул в портал.
– Исключительный, – признал Артур, оставшись один.

 

Зелаб позвонил через час.
– Я сделал, как ты просил, – сказал он вместо приветствия. – Зачистил бункер от твоих следов и активировал несколько артефактов на тёмной энергии. Но у меня есть вопросы. Много.
Артур со вздохом посмотрел на часы. Ночь только началась, но спать ему, похоже, не придётся.
– Через два часа в «Ящеррице». Я постараюсь всё объяснить.
– Да уж, постарайся, – хмыкнули на том конце, и связь оборвалась.
Артур огляделся. Он не зря никого не приглашал в гости. Одна комната его квартиры была самой обычной спальней, а другая – совершенно необычной мастерской. Здесь повсюду были куклы: хваны, люды, моряны… Жители Тайного Города погибают довольно часто, и в Московской обители нет недостатка в свежих трупах. Паук использовал торговлю органами не только для обогащения. Как посредник он получал не так уж много. Он делал кукол. Не артефакты и не големов – нечто среднее, нечто иное. Их не чувствовали маги – Паук ведь не работал с источниками, а вкладывал собственную энергию. Жалкие крохи. Пока кукла была у него, она была его частью.
В коллекции не хватало лишь одного экспоната. До этого дня. Паук сделал последний стежок, и маленький нав был закончен. Отрезать кусочки от ворованных органов было опасно – это могли заметить, но соблазн оказался слишком велик. Зато теперь все куклы в сборе. Можно и поиграть.
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Jam2eswaipt
    Hydra - Безопасность Команда разработчиков hydra постоянно работает над повышением уровня безопасности, разрабатывает новые методы шифрования соединения и создает новые способы посещения торговой площадки. Так же, у магазина Hydra, есть зеркало, для доступа. правильный сайт РіРёРґСЂС‹ как найти РіРёРґСЂР° официальный сайт hydraruzxpnew4af onion РіРёРґСЂР° ссылка тор hydra9webe ссылка РіРёРґСЂР° онлайн hydra сайт hydraruzxpnew4af oniont com tryttrjuyhg5w65eh7r6jyetrgfebdr