Акулы во дни спасателей

33
ДИН, 2009. ОКРУЖНАЯ ТЮРЬМА, ОРЕГОН

В наш последний разговор с Ноа когда он спросил меня, что он такое, я не додумался задать ему такой же вопрос о себе. Теперь я знаю ответ: что я умею, так это быть плохим парнем. Смешно то что я только сейчас это понял, но если вспомнить обо всем с самого начала, то и не удивительно.
Теперь дела так: здешнему народу нужно всякое, а я знаю как раздобыть им то что нужно. Тут куча парней которые интересуются чем угодно. У меня теперь есть влияние, я говорю чё как, а мои новые друзья делают свое дело — угрожают, нагибают, дают взятки, играют в разные пацанские игры, я не вникаю, — чтобы чуваки из Дикой Восьмерки отстали от меня и больше не приставали. Я плачу моим людям их долю. Ну и мои друзья, Джастис и прочие на воле, передают что нужно Трухильо и кого он пошлет, а те проносят внутрь ко мне. Я здесь типа Амазона. Иногда мы с Восьмерками цапаемся, но поскольку наш уговор с Трухильо в силе я и не парюсь. Такая вот новая жизнь и в этой новой жизни две сети, Восьмерки торгуют со своими, а я со всеми остальными.
Бывают дни когда я думаю о маме и папе и Кауи на воле, обо всем что им нужно, Ноа то теперь нет. Давным давно я говорил себе, что все будет иначе. Может это с самого начала была просто тупая мечта. Может ничего никогда и не было бы кроме вот этого вот.
И эта мысль вмазывает мне прям по настоящему. И я знаю, что мне делать. Когда нас выводят на прогулку я иду к телефону и звоню одному из ребят Джастиса, не знаю как его зовут на самом деле. По телефону говорит что Пол.
— Привет, братан! — говорит он. Судя по голосу конченый хоуле. — Надеюсь… ты там держишься. Ну то есть мотаешь срок.
— Кстати о сроке, — говорю я. Надо придумать, как объяснить ему мою идею. — Сдается мне, он затянется больше чем я думал, понимаешь? Иногда мне кажется что я выкину какую-нибудь глупость, влипну в неприятности, просто чтобы остаться здесь.
Он молчит. Думает.
— Полегче, — говорит он. — Делай что должен. Меня там нет, и я не знаю чё как. Подумай о тех кто на воле, ладно?
Это он так говорит “Мы ценим твои услуги, но не задерживайся там слишком надолго”. Оно и неплохо, я считаю. Значит они думают, что на воле я способен на большее.
— Да, ты прав, — говорю я. — Просто мне и о семье своей нужно подумать, понимаешь. Я хочу чтобы они гордились мной, когда я выйду.
Это я так говорю “Мне нужно посылать деньги семье”.
Мои деньги.
Наши деньги.
— Понял тебя, — говорит Пол.
Как только на счете в банке накопится более менее значительная сумма, она отправится прямиком на Гавайи. Я знаю что Джастис с ребятами в этом мне помогут.
После разговора я начинаю думать, как задержатся тут на подольше. Здесь куча законов, которые можно нарушить, а уж это я умею.
Вот-вот. У меня все получится.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий