Крепость в облаках

Книга: Крепость в облаках
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7

Глава 6

Глава 6
Добрались до нашего «логова» быстро, хоть и тянуть за собой пленного бургомистра было не очень удобно, увесистый мужчина все-таки. По прибытию пленника сразу же в подземелье, там, оказывается, есть специально оборудованная камера, с цепями, решетками и инвентарем для разговоров с пристрастием. Сержант расставил «стариков» на охрану графского особняка, нас же, новичков, взял с собой на допрос, для обучения и введения в курс дел, так сказать.
Господина де Баклака нежно, словно ребенка, привязали к большому деревянному стулу в центре камеры и только потом сняли надетый на голову мешок. Капрал, как только мы покинули особняк бургомистра, на всякий случай натянул тому на голову мешок. Мало ли, вдруг сбежит, так хоть не будет знать, кто и куда его тянул.
Мужчина выглядел помятым, стоит признать, что ему все же крепко досталось. Да и несли мы его не очень аккуратно, не до этого было. Лия набрала ковш воды и вылила на спящего бургомистра, он вздрогнул и пришел, наконец, в себя. Окинул комнату взглядом, что далось ему с некоторым трудом, правый глаз совсем уж заплыл. Видимо, когда падал с лестницы, приземлился на лицо.
- Кто вы такие? Что вам от меня надо? Вы знаете, кто я такой?
Плертон подошел к пленному вплотную, и сквозь маску, четко и со сталью в голосе произнес:
- Конечно, мы знаем, кто вы, сэр Жуль де Баклак. В противном случае вас бы здесь не было. Ваша дальнейшая судьба зависит от того, будете ли вы с нами сотрудничать.
Мужчина попытался вырваться, но у него ничего не получилось, я хорошо его привязал, а потом громко выругался. И тут же получил оглушительную пощечину. Сержант жестко бросил: - Господин бургомистр, прекращайте истерику. Давайте начинать говорить, у нас не так много времени. – Затем достал из сапога нож и сделал тонкий надрез на бедре пленника. Де Баклак вздрогнул, но не закричал. Плертон же убрал нож и прикоснулся к разрезу пальцами. Я увидел, как он направил прямо в рану какое-то заклинание из Магии Крови. Бургомистр сразу же закричал, словно его начали резать на мелкие кусочки. Наш командир подержал несколько секунд руку на ране, затем убрал. Пленник сразу же затих.
- Вы знаете, что такое Магия Крови? Если вы не начнете сотрудничать, то мы сделаем вам очень, очень больно.
Де Баклак затравленно посмотрел на нас, сплюнул и ответил:
- Кто вы такие? Вы не церковники, те не используют магию. На кого вы работаете?
- А это вас совсем не касается, Жуль. И да, я рад, что вы уяснили, что мы не связаны с церковью. Запретов у нас нет. Так что отвечайте на вопросы. И не лгите, я знаю, что магической клятвой вы не связаны. Я же вижу.
Бургомистр бросил на него злой взгляд и ответил: - Вы знаете, кому я служу? Я служу самому Агдатору! Он сожрет ваши души! Великий Агдатор будет жрать ваши души, вы будете захлебываться болью! – Сержант еще раз ткнул пленника пальцами в порез и кинул туда заклинание. Мужчина закричал еще сильнее прошлого раза, но сержант в этот раз не спешил прекращать. Господин де Баклак должен осознать, что его «великий» может и не существует, а вот мы вполне реальны. Спустя непродолжительное время Плертон убрал руку с ноги нашего «гостя». Бургомистр дрожал и тяжело дышал.
- Нам плевать на вашего проклятого. Я буду задавать вопросы, отвечай честно, Жуль. Я маг Крови, я чувствую ложь. Будешь лгать, умрешь в муках. И жена твоя и дочка тоже.
Пленник, услышав о дочке и супруге, всхлипнул, совсем теряя самообладание:
- Вы не посмеете, она же совсем ребенок…
- В жертвеннике[1] тоже был ребенок. Вас это не остановило. С чего ты взял, что остановит меня?
И тут господина де Баклака проняло. Мужчина поднял затравленный взгляд на сержанта, хрипя, произнес: - Спрашивайте, что вам нужно. Я все скажу.
Плертон радостно потер руки, а затем просил:
- Я знаю, что ты оказываешь поддержку некоторым людям. Эти люди маги. Но не из имперских академий, и они не служат армии. Я хочу узнать, кто это и о чем они тебя просят. Если солжешь, я сделаю тебе еще больней, чем раньше.
- Ну,… Маги покупают у меня в городе кое-какие ингредиенты для своих зелий, которые нельзя купить в лавках…
Сержант рванул вперед и звонко ударил пленника по лицу:
- Контрабанда в твоем городе меня не интересует, как и твои взятки. Ты понял, про кого я говорю. Хватит играть со мной.
Жуль задрожал еще сильнее: - Вы же знаете, что они со мной сделают, если я скажу? – Мужчина очень боялся тех людей, о которых спрашивал сержант.- Они убьют и меня и мою семью.
- Они далеко, а я рядом. Думаю, тебе следует бояться нас, а не их. Если расскажешь все честно, я лично тебя прикрою.
И наконец, бургомистр сдался. Он попросил пить, Лия помогла ему напиться из того самого ковша. Мужчина выдохнул и начал говорить:
- Из Синклита[2] Братства пришло особое распоряжение. О содействии магам, что останавливаются в городе проездом. Маги прибывают редко, со всех концов Мирана, некоторые по нескольку раз. Моя задача разместить их лучшим образом, не мешать, прикрыть от внимания городских полицейских. В случае необходимости помочь им с припасами. И не задавать лишние вопросы.
Немного отдохнув и обдумав сказанное бургомистром, сержант продолжил допрос:
- И как часто они бывают в городе? Как долго это длится? Когда были в последний раз?
- Где-то раз в год, последние пять лет точно. Сейчас четверо из них остановились в гостином дворе «Серебряное озеро», что принадлежит моему дядьке. Отбывают завтра утром.
Плертон встал и прошелся по комнате. Повернулся к стоявшей в углу Шате, и велел подняться наверх, вызвать капрала. Затем повернулся к пленнику и спросил:
- Почему гостиный двор, а простой, постоялый?
- Ну, так платят за них золотом, все по высшему классу.
Дверь камеры открылась, и зашел капрал Горт. Сержант подошел к нему и скомандовал.
- Горт, бери всех «стариков», Шату, Одона и Саила. Выдвигаетесь в «Серебряное озеро». – Капрал удивлено поднял глаза. Плертон продолжил.- Там остановилось четыре мага. Их надо перехватить любой ценой. Желательно живыми. Так же обыскать их номера, взять оттуда все. Одежду, амулеты, документы. До рассвета.
Горт кивнул, махнул моим сокурсникам и вышел. Сержант повернулся ко мне с Лией – А вы наверх, Лия охрана особняка за тобой. Разрешаю атаковать всех, кого не узнаешь. Нелл, переодевайся. Возьми кинжал, его не так видно. Побежишь в город. На торговой улице найди лавку ювелирного мастера, называется «Лоут и семья». Постучишь в дверь три раза и скажешь, что Луны совсем не видно. Тебе откроют. Попросишь срочно передать общему другу, что ждешь его в гости, с женой. Как сделаешь, сразу же назад. Вперед, живо.
Я быстро забежал в свою комнату, скинул кожаную безрукавку, единственное, что мы носили из брони, рубаху церковников, накинул плащ. Забавно, еще до всего этого, думал, что воины закованы в железо с ног, до головы. И мечи у них тяжелые. Оказывается, так было раньше. Как только броня стала очень крепкой, а магов стали активно использовать в боях, да на дальних дистанциях, простые мечи стали более легкими, колющих ударов стало больше. Мастер сказал, что времена меняются.
На улице все еще стояла ночь, хотя, судя по небу, рассвет был уже близко. Я накинул капюшон и быстро побежал в сторону торговой улицы. Особняк графа находился далековато от центральных улиц Кагоса, видимо как раз по той причине, что его жильцам иногда приходится выходить ночью, а свидетели не нужны.
Нужную лавку я нашел быстро, большая, резная вывеска здорово помогла. Ставни были закрыты наглухо, свет не горел. Постучал в дверь три раза, как велел сержант. За дверь послышалась возня, а затем хриплый мужской голос ответил:
- Кто таков?
- Уважаемый мастер! Прошу вас срочно передать нашему общему другу, что я жду его в гости, обязательно с супругой.
- Я передам, а теперь проваливай. – Ответил мне голос и, судя по звуку, куда-то пошел.
Ну, не очень приветливый ювелир, что тут добавить. И не очень он обрадовался ночному гостю. Я отошел от лавки и осмотрела. Пустая улица, ни души. Странно, ведь только что произошло нападение на дом самого большого начальника в этом городе. Полицейская стража должна быть на ушах. С этими мыслями я покинул торговую улицу и побрел в сторону особняка.
- Эй, стоять. Кто такой? Почему ночью шастаешь?
Я обернулся – два стражника вышли из-за булочной. Накликал, на свою голову. Попытался придумать ответ сходу:
- Господа, я просто посыльный. Спешу домой, к хозяину.
Но старший из них, тот, что повыше, видимо мне не поверил:
- Стоять на месте. Сейчас мы тебя доставим к нам да допросим. У нас ночью по улицам только жулики ходят.
Стражники подошли ко мне поближе. Второй, что моложе, взглянул на меня и схватился за меч:
- Это сбир! Лови его!
Я мельком осмотрел себя – вот проклятье, куриные мои мозги. Рубашку инквизиторов я снял, а штаны и сапоги нет. Старший достал меч и бросился на меня. Отличный выпад, едва увернулся и ударил его в живот. Руку сразу же осушило, проклятые стражники в броне, так еще и в кольчуге. Полицейский, увидев, что я растерялся, попытался ударить меня локтем. Мне снова удалось увернуться, но подоспел второй, что ударил меня мощной, полукруглой гардой полицейского меча по лицу. Удар был сильный, не устояв, я упал прямо на землю. В плен попадать не было никакого желания. Ударил младшего полицейского копьем крови, благо крови из разбитой губы много, второго по лицу полоснул кровавым лезвием.
Совсем все плохо. Осмотрелся по сторонам – на улице никого, кроме меня и двух покойных стражников. Стражники видимо и искали таинственных нападавших, которые были совсем не сбирами. Пришлось оттянуть обоих за булочную и бросить в канаву для мусора. Да простит меня Создатель за такое кощунство над телами, на всякий случай осенил их символом Его. Бросил себе на лицо заклятие исцеления и побежал в особняк.
К тому времени «седьмые» уже вернулись назад, но, к сожалению, их мероприятие прошло не так удачно, как того хотелось бы. Маги оказались опытными, и застать их врасплох не вышло. Завязался бой, в результате которого мы потеряли одну из наших, Наиту, высокую девушку со шрамом на правой щеке. Проклятый маг убил ее огненным смерчем, создав тот вокруг не ожидавшей такого девочки. Салтону, хмурому парню, тоже не слабо досталось, воздушный кулак сломал ему два ребра и правую руку. Никого из четырех гостей «Серебряного озера» взять живыми не удалось.
Капрал легко вычислил, в каких именно комнатах разместились приезжие маги и двумя группами их атаковал. Наита и Салтон столкнулись с главным из магов, светловолосой женщиной неопределенного возраста. Та моментально убила девушку, вывела из боя парня и слегла только от неожиданного удара Саила. Второй группе повезло куда больше, им удалось практически без ранений одолеть двух магов.
Гостиный двор тут же занялся пожаром, но «седьмые» успели обыскать номера. И теперь, в подземелье графского особняка, помимо пленника лежало четыре тела.
Сержант ругался очень сильно, потеря члена отряда сильно огорчила парня. Отправил нас спать, а сам стал дожидаться «общего друга».
Разбудила меня Лия, совсем не стесняясь, зашла ко мне в комнату и позвала на совещание. Где-то в районе полудня к нам прибыл тот самый общий друг. Он сразу же велел Плертону собирать всех, о чем тот и распорядился. Я зашел в совещательный зал и обомлел. Общий друг – тот самый одноглазый милорд, что посещал нас в Когте Орла. Одет он был в темно-зеленый кафтан, с золотыми пуговицами. Но удивило даже не это, а то, что он был не один. Рядом с ним, за столом, сидела де Ларье. Магесса выглядела совсем иначе, чем в крепости. Ее красивые, длинные волосы были заплетены в длинную косу, голову украшал красивый гребень. Одета она была в длинное, нежно-голубое платье. На руках были браслеты, с блестящими драгоценными камнями, ее, вечно беспокоящее кольцо, кстати, было на своем месте. Они выглядели как пара богатых дворян, коих можно встретить гуляющими по богатому району любого города. Увидев, что мы все собрались, Одноглазый начал говорить:
- Грязно сработали, слишком много шума подняли. Весь город на ушах. Везде стража. Если бы не пара серебряных монет, я бы к вам и не приехал.- Он повернулся к сержанту и продолжил.- Свою хоть закопали? Отлично. Вы выяснили, кто из магов кто?
- Да, ваша милость. Самая сильная, магистр де Фалуан, та магесса, что убила одну из наших. Остальные трое это две девушки – де Куан, де Маре и тот парень, что без головы, де Нибб. Все талантливые маги, в статусе мастера третьего или второго класса. Я видел их ауры и документы.- Ответил Плертон, подумав, добавил.- Судя по заклинаниям, магию крови они знают. У всех есть верительные грамоты на дворянство, дворянские амулеты, дворянские кольца, как у всех дворян империи, но что странно – никто из дворян не носит все сразу, а кому что удобнее.
Одноглазый вздохнул, а потом продолжил:
- Выяснили, куда они направляются?
- Так точно, ваша милость. Все едут в горы, лагерь Южный. Но, судя по бумагам, их ждут в институте. Там пропуска, вызов, повеление встретится в городе и всем вместе ехать. Это служащие института. Они ехали туда служить.
Мужчина встал и нервно прошелся по комнате, потом повернулся к магессе:
- Каилина, сходите, проверьте. Посмотрите, кто из наших на этих магов больше похож, может, узнаете кого из своих коллег. Ждем только твоего решения. Возвращение назад в институт опасный шаг, всё зависит от тебя.– Затем повернулся к нам и сказал. – Готовьтесь, все только начинается.
Магесса вернулась достаточно быстро, пока ее не было, одноглазый успел выяснить детали произошедшего, кое в чем похвалил Плертона. Магесса, как только зашла в зал, сразу же начала говорить:
- Так, магессу я знаю. Она работала в отделе стихийной магии, старшим помощником. Талантливая была, видимо домой отдохнуть ездила, она с юга, точно не знаю. Мертвый парень практически вылитый Нелл, одна из девчонок практически Шата, вторая похожа на Алию. Ваша милость, нам очень повезло. Теперь возможно отправить меня назад в Троакастер с поддержкой, как и хотелось изначально. Глупо было бы не воспользоваться таким шансом. Осмелюсь предположить, что там все-таки что-то случилось. Сначала они вызвали меня, хотя мы с ними, как вы помните «интересно» расстались, вот еще молодых. Они годами никого не берут. Им действительно нужны люди. В моем письме были такие же инструкции, как у них. Ну, естественно, без указания, куда следовать после. Изменили способ, как туда попасть.
- Невероятное везение! «Седьмые», слушай мою команду. Нелл, Шата и Алия, переходите под командование де Ларье. Нам выпал уникальный шанс наконец-то проникнуть в Троакастер, когда я говорю нам, я имею в виду нас всех, а не только тех, кто там уже бывал не раз. Отправитесь туда взамен этих магов, вместе с магессой. Покойница де Фалуан против уже точно не будет. Сомневаюсь, что они знали этих в лицо, отбор, насколько известно проходит на местах, выбирают наиболее лояльных, сами знаете кому, магов.– Одноглазый довольно потер руки.-Надеюсь, когда они выяснят, что вы не те, за кого себя выдаете, вы будете уже далеко. Ваша задача проникнуть в Троакастер, Проникнуть туда, выдавая себя за магов, прибывших туда служить, легенду придумает многоуважаемая магистр де Ларье.
Вот теперь и сложилась вся картина. Де Ларье сама-то действительно магистр, то есть ей совсем немного до архимага. И она работала в институте, что неожиданно. Так и стало понятно, откуда у нее такие знания – она самый сильный маг, кроме почившей магессы, что я встречал в своей жизни. И ее вызвали назад, направили такие же письма, как и покойным. Что-то интересное и наверно очень опасное надвигается.
Ну а по поводу задачи, как все-таки необычна жизнь - еще вчера я был простым солдатом, теперь будто какой-то тайный стражник императора. Выдавать за себя за кого-то другого, такому меня не учили. Посмотрел на лицо Одноглазого, тот явно не шутил. У него совсем не порядок с головой. Такие вещи предлагать, особенно нам, недоучкам, выдавать себя за мастеров магов, безумие. Раскусят за пару дней или на первой же практике. Хотя может им это и надо? Посмотрел на магессу – нет, они явно не шутили.
Насколько реальное положение герцога де Монтре печальное, если они пришли именно к такой идее – выдать вчерашнего крестьянина, воспитанного алкоголиком-дьяконом за ученика мага. Абсурдно же. Еще раз посмотрел на всех. У них крайне серьезные лица. Да что такое, что же мне так не везет.
Его милость спустился в подвал, допросил еще раз бургомистра, затем осмотрел тела убитых магов. О чем-то долго говорил с магессой, активно жестикулируя и иногда повышая голос. Даже опять вспомнил таинственную «её», которая и говорила о таком шансе. Затем велел всем готовиться, и спускаться в зал.
Нас начали перевоплощать в совсем других людей. Мне быстро обстригли волосы, я стал похож на церковного послушника, как покойный Эмерик де Нибб. Странная современная мода востока Мирея, они там от пожара с Великих болот совсем с ума сошли. Его рубашка мне подошла идеально, а вот штаны были узковаты в самом неожиданном месте. Парень, будучи очень уверенным в своих магических умениях, не носил с собой из оружия ничего, кроме небольшого кинжала, в темно-желтых ножнах. Такая одежда и прическа прибавили мне лет пять, если не больше. Стало даже не по себе.
Кто вообще красит ножны оружия в такой цвет? Только те, кто оружие то с собой носит скорее для статуса. Ребячество же. Посмотрел в зеркало. В светлой рубашке, узковатых штанах и с коротким кинжалом за поясом я выглядел совсем как другой человек. Прическа сделала меня заметно моложе и можно сказать даже несколько дружелюбнее.
Теперь меня зовут Эмерик де Нибб. Я покрутился перед зеркалом. Надо привыкать, что я теперь де Нибб. Спустился вниз, остальные лжемаги были уже внизу. Последние инструкции наверно получать будем. Я присел и приготовился слушать. Одноглазый, удостоверившись, что все собрались и никого лишнего в комнате нет, начал говорить:
- Курсанты, задание уникальное и такого никто из вас еще не делал. Ваша задача исполнять все, что прикажет вам де Ларье. Без какого-либо сомнения. – Мужчина привстал и высыпал на стол амулеты и кольца и небольшого мешка.- Пока вы были заняты нарядами, мои люди сделали это. Амулеты, кольца и грамоты, подтверждающие вашу личность. Они были запечатаны на ауры покойных магов.Ну, сейчас, ввиду крайней необходимости, в них теперь запечатана ваша аура. Даже главный имперский дознаватель не заметит подмены. И самое главное, это дворянские кольца. Как у госпожи де Ларье. Эти кольца снимать строго запрещено. Они теперь позволяют скрыть часть вашей ауры, а не только удостоверяют ваше «дворянство». Как вы знаете, по ауре можно определить способности человека. Ваша же аура, как сказала магесса, сразу же выдаст в вас совсем не тех, кого ждут в Троакастере. А разоблачение будет провалом. Поэтому с помощью артефактов вы скроете то, что им видеть, не нужно и покажете совсем другое.
Вот в чем секрет странной ауры магессы. Ее кольцо, которое она постоянно поправляет. Женщина скрывает свою истинную ауру, настоящий облик Источника, с помощью своего кольца. Умно, ничего не скажешь. А почему нам про такую возможность не рассказала? Слишком уж много у нее секретов, от которых может зависеть моя жизнь. Думаю, надо быть с ней повнимательнее. Надел кольцо на безымянный палец левой руки. Шата и Алия сделали так же. И их ауры мгновенно изменились. Узоры мгновенно стали другими, причем, совсем не похожие на то, что было раньше. Если бы я смотрел на них и не знал, что происходит, можно было подумать, что исчез один человек и на его месте появился совсем другой. Поразительные артефакты.
Посмотрел на свой амулет подданства. Я слышал о таких амулетах, интересная вещь. Именные и родовые грамоты легче подделать, чем амулет или кольцо подданства императорской короне. Те просто бумага, а это целый артефакт с печатью ауры владельца. Он абсолютно точно говорит, что носитель этого амулета именно тот человек, за которого себя выдает. Дорогое удовольствие, но все благородные, кто побогаче стараются себе его сделать. Видел такой, вроде, у де Розье, еще в Когте Орла. Вот как оказывается, он вблизи выглядит. Похож на монету, с одной стороны герб императорской власти, с другой стороны выбито мое новое имя, имя моего отца, родовое имя де Нибб, место моего рождения и какие-то цифры. Надел его на шею и ощутил легкое прикосновение амулета к моему Источнику, как будто он проверил, точно ли я де Нибб, раз посмел его надеть. Мой первый документ, хоть и не совсем честный. И сдается мне, после задания его отберут. Побуду дворянином хотя бы какое-то время. А то мне с трудом верится, что нам дворянство то дадут. Да и сколько я всего услышал, сомневаюсь, что живым отпустят после службы.
Кольцо, подменяющее облик ауры, которое на самом деле такой же документ, как и грамота, именной амулет, сама грамота с печатью короны, дорогая, хоть и походная, одежда. Одноглазый явно многое ставит на нас. Очень огорчится, если провалимся. Хотя, с другой стороны, я еще ни разу не провалил, ни одного задания. Ну, что их было то всего ничего, это уже совсем другой разговор. Одноглазый удостоверился, что мы все надели на себя артефакты, продолжил:
- Согласно сведениям де Баклака, маги должны покинуть город сегодня и двинуться к Костяным горам, на северо-восток, там, на склоне гор расположен Южный лагерь. Это тренировочная база горных егерей. Их там обучают перед отправкой на службу в горы. Встретить надо человека по имени Винсент Шоул, он вроде как сержант. Простолюдин, но из ремесленников. Дальше что будет не известно. По пути, вы обогнете Алдур, выйдете к городку Марод и от него уже к лагерю. Городок маленький, живут там бывшие егеря и горцы, там остановитесь на пару дней. Я пошлю по вашему следу отряд разведчиков, военный гарнизон как раз проводит учения на востоке столичного округа, а так же «семерок». А теперь за работу.
Мы вышли из особняка, где нас уже ждали четыре собранных в дорогу коня. Мне достался с белым пятном на боку. Одноглазый пожелал удачи, магесса коротко кивнула в ответ. Оружие, к сожалению, взять не получилось, кроме этого шутовского кинжала покойного де Нибба. Так, я теперь де Нибб. Безземельный дворянин, маг – мастер второго класса. Или ступени, проклятый их там разберет.
Город покинули быстро, хотя по пути пару раз останавливала полицейская стража. Оказывается, кто-то похитил бургомистра и убил главу городской полиции. Его заместитель бросил все силы на поиск злоумышленников и бедного, похищенного де Баклака. Жена его безутешна и требует найти и наказать всех, кто причастен, а так же вернуть отца назад в семью. Ходят слухи, но это только слухи, что там участвовали ряженые разбойники, оделись в сбиров и напали ночью.
Но стражник, по секрету, шепнул, что у них есть подозрения, якобы оба участвовали в какой-то оргии и не поделили ту самую жену бургомистра. Тот вспылил и убил стражника, а затем испугался и сбежал. О какие слухи по городу разошлись. Кто бы мог подумать, что все будет именно так. Хотя дочку бургомистра жаль, с таким отцом расти и не знать, чем он занимается. Жуть конечно.
Магесса, оказалась невеселым попутчиком и чаще всего молчала. Я решил ей не надоедать и ехал в самом конце нашей группы. Шата, она же ныне Алэйна де Маре иногда посматривала на меня, но ничего не говорила. Да, не о такой компании я мечтал, скажу честно. Вторая девушка, теперь уже Годелив де Куан приветливо улыбалась мне, каждый раз, когда я попадал в ее поле зрения. Симпатичная девушка, будь обстановка более спокойная, можно было бы с ней подружится. Да и ей есть, что мне рассказать.
Первая наша ночевка оказалась под открытым небом, мы сошли с дороги, привязали лошадей и разбили лагерь. После нескольких месяцев непрерывного ношения меча, я весь день чувствовал себя не в своей тарелке. Как будто я что-то важное потерял. Наверно так чувствую себя собаки, когда с них снимают ошейник. Даже жутко, я и без меча. Брр. Магесса раскинула вокруг лагеря сигнальные заклинания и велела всем спать. Шата, точнее де Маре, устроившись возле костра, повернулась в сторону магессы и спросила:
- Госпожа де Ларье, вы чем-то обеспокоены?
Наставница, как будто ждала этого вопроса, она вскочила и с ненавистью ответила:
- Я чем-то обеспокоена? А ты как думаешь? Совсем не научилась использовать голову? Твоя голова нужна тебе, чтоб удовлетворять бездарных крестьян, типа твоего Матиаза? Так вот, послушай меня, пустая ты голова. Я вашей наивной детской радости этому заданию совсем не разделяю, если ты не заметила. Это задание самоубийство. Людей годами учат выдавать себя за тех, кем они не являются. А что до вас, вы даже не маги, вы никто. Знаете десяток боевых и бытовых заклинаний и не более того. Убедить в том, что вы маги вы сможете только таких же необразованных и глупых крестьян, как вы. Без подготовки, без инструкций, нас отправляют в самое секретное место Мирея, ты это понимаешь? Меня, вместе с детьми, которые даже себя толком защитить не могут. Конечно, я обеспокоена. Я в бешенстве! – женщина громко вздохнула и продолжила свою гневную тираду. – Я понятия не имею, о чем нас будут там спрашивать, о чем мне с ними говорить. Надеюсь, вас кинут в помощники, и у меня будет хотя бы пара дней, прежде чем вас раскроют, чтобы выполнить задачу. Ничего толком не знаю. Поддержки никакой не будет, если только граф не соберет достаточно людей, чтоб тихо захватить институт. Нас четверых отправили на убой. А умирать я совсем не хочу.
Шата, вздрогнула при упоминании Матиаза, но дослушала до конца, а затем, с плохо скрываемой ненавистью спросила:
- Если все так плохо, и вам, уважаемая де Ларье с нами так не повезло, почему же вы согласились во всем этом участвовать?
- Да потому, глупая твоя голова, что только в Троакастере можно найти то, что мне нужно. У герцога де Монтре свои цели, у меня свои. И если бы не возможность герцога общаться с оракулом, я бы никогда с ним не встретилась!
Я оживился. Оракул? Интересно, разве такое возможно? Вопросительно посмотрел на магессу, та увидев наши удивленные взгляды, продолжила:
- Что вы уставились? По-вашему только «братство ночи» водит дружбу с сущностями из других миров? А вот и нет. У герцога де Монтре есть выход к всеведущей твари, которая и рассказала старику, как ему добиться желаемого. Герцог с самого детства видит себя на месте императора, он хочет сменить правящую династию. Ни совет, ни кабинет министров, ни все сорок три проклятых сенатора ничего не смогут сделать, если род де Монтре окажется сильнее императорского. А Таргольд Мудрый доверяет герцогу как самому себе, в отличие от своих советников. Тот же де Фаттен, который руководит тайной стражей, уже много раз пытался убедить императора обезглавить герцога, ну или хотя бы снять его с командования армией. И ничего. Видать не такой уж он и мудрый, наш Таргольд. И получается, что сейчас идет борьба двух лагерей, тех, кто тайно держится за императора и тех, кто хочет сменить правящую династию, и получить свою выгоду из этого. У тех, кто выступает за императора за все время так и не получилось найти достоверные доказательства измены герцога де Монтре. Единственное, в чем нельзя упрекнуть императора, так это в том, что он кладет все яйца в одну корзину. Он умудрился, втайне от армии, создать целый научный институт, спрятать его в горах, да так, что де Монтре уже четвертый год не может его найти. Таргольд Мудрый готовится к войне с соседями, хочет повторить славу своих великих предков. Для этого и собрал самых умных магов, которых не связывают нормы морали и церковные запреты, в Троакастере, чтоб они ему придумали новое оружие. Оружие, с которым армия Мирея сможет разбить любого врага. Оружие абсолютного превосходства. Оракул объяснил герцогу, что для достижения его цели, ему необходимо проникнуть в Троакастер и выкрасть оттуда это оружие. И тогда он сможет нанести удар по самому Таргольду Мудрому и всем его сторонникам, да такой, что ни императорская гвардия, ни тайная стража, ни совет магов, никто не сможет ему помешать. Удар будет быстрым и решительным. Ему же просто останется заявить свои права на трон, как самого родовитого, храброго и богатого представителя знати. Церковный совет его коронует. Отец Аккарт имеет много влияния на епископов совета. Как я слышала, он уже смог перетянуть на свою сторону половину сенаторов. Сенат поддержит, церковь тоже. Кто выступит против - враг государства. А все ошибки они спишут на почившего Таргольда Мудрого.
Теперь ты понимаешь, в какой игре участвуешь? Я с вами сейчас двигаюсь прямо в пасть к волку, из пасти льва.
Достав из дорожной сумки жменю лесных орехов, магистр де Ларье, теперь уж так, надо об этом помнить, продолжила: - Герцога я встретила несколько лет назад, после удачной беседы он сделал предложение, от которого было невозможно отказаться. Я смогла продолжить свою работу, результат которой сейчас смотрит на меня, задорно хлопая ушами. А тут, совсем недавно, со мной связались из Троакастера и предложили отличные условия для возвращения. А это уникальный шанс, чтоб вы понимали.
Шата, обескураженая откровенной речью магессы, хмыкнула и отвернулась. Я же уставился на звездное небо и стал обдумывать услышанное. Вот, оказывается, для чего нужны мы. Ему нужен отряд из тех, кого никто не будет искать и на кого можно будет все свалить, в случае провала. А мы, дети простолюдинов, умеем только немного драться на мечах да пару заклинаний пускать. И не более того. Умрем, наберет еще таких же снова. Теперь понятно, почему именно такая клятва прозвучала. Служу герцогу де Монтре, а не императору. Храню его тайны. И понятно, откуда такая спешка с нашим обучением. Его действиями руководит нечто, что советуем ему, как и когда действовать. Вот о чем предупреждала меня союзница, верить этим людям нельзя. Их интересует только власть. Хотя, судя по всему, де Ларье, интересует кое-что другое, что может быть в Троакастере. Поэтому она и ввязалась в это все. Посмотрел на Шату, девушка не спала. Не моргая, так же смотрела на звездное небо. Да, упоминание возлюбленного, над которым магесса ставила свои опыты, ее сильно задело. Что-то мне подсказывает, хорошо это не закончится. С такими мыслями и не заметил, как заснул.
На следующий день мы собирались так, словно того разговора и не было вовсе. Де Ларье подняла нас практически на рассвете и велела двигаться дальше. Так же, совсем не спеша выехали на большую объездную дорогу, что огибала столицу. Дорога вела дальше на север, с самого юга, от того движение тут было, конечно, оживленное. Нас постоянно обгоняли торговцы, посыльные и путники, чью принадлежность сложно было определить. Вдоль дороги то и дело встречались постоялые дворы для людей разного достатка, причем я не сказал бы, что пустые. В целом в пригороде столицы шумно и пыльно, интересно сама столица такая же? Ехали мы так весь день, и вот когда уже стало совсем темнеть, мы выехали к развилке, одна дорога, та, что получше, уходила на запад, другая на север, в сторону Костяных гор. Как раз на перекрестке стоял старый постоялый двор, табличка с названием которого совсем выцвела.
Магесса скомандовала отправиться туда, сказав, что ей не хочется еще ночь спать на своем плаще, и она хочет помыться. Решив проявить заботу, я взял наших коней и отвел их в стойло, где передал мальчишке слуге, а затем сам пошел в главное здание, где и находился сам кабак. Магесса и бывшие уже «семерки» разместились за дальним столом, кроме их и шумной компании каких-то крестьян никого не было.
Как только я сел, к столу подскочил хозяин, у которого я заказал кашу с мясом и пива. Никто из «моих» девушек обо мне и не подумал позаботиться. Ну что же, ладно. Де Куан, как только я устроился, бросила мне: - Госпожа заказала тебе отдельный номер, на первом этаже, возле кухни. Счастливчик, – я удивленно посмотрел на девушку, не понимая, с чего такая щедрость. – Наставница не хочет, чтоб мы устроили тут разврат.
Сказав это, девушка засмеялась. Хорошая она, жаль не в нашем выпуске. Хозяин принес мне мою кашу и удалился. Ага, магесса оплатила ему вперед. Всё-таки герцог на наше содержание денег не жалел.
- О, какие красавицы тут у нас сидят, Джох, смотри! – нарочито громко произнес один из выпивающих крестьян. – Я как раз хочу большой и сильной любви, на одну ночь.
Моя рука дернулась к мечу, а его то и нет. Он в особняке остался. Маги не носят мечи, они им не к чему, с таким то самомнением. У меня только кинжал. Посмотрел на девушек, Шата, не буду я ее благородным именем величать, и де Куан обеспокоено заерзали, и только де Ларье спокойно уплетала свой наваристый суп. Крестьяне, видя, что реакции не последовало, стали, не скрываясь, обсуждать моих спутниц. Джох, тот, про которого они говорили, оказался самым смелым. Встал из-за стола и, покачиваясь, пошел к нам. Дойдя до нас, он смерил меня презрительным взглядом. Ну да, противника во мне он не видел. Их пятеро, все здоровенные мужчины, а я худой юноша со странной прической. Мне даже кинжал то не поможет.
- Сиди, щенок, пока взрослый дядя разговаривает. – Сказал мне пьяница и повернулся к магессе. – А ты мне нравишься, девка. Хочешь настоящего мужика?
- Хочу, только ты, чернь, здесь причем? – с блеском в глазах ответила де Ларье. Лицо Джоха резко переменилось. В глазах мелькнул страх, который тут же сменился ненавистью. Простолюдины, конечно, боятся благородных, о здесь три женщины и юноша. Чего им боятся в таком случае. Мужчина громко, так чтоб его друзья услышали, сказал:
- Благородная леди, не в вашем положении отказываться от ночи с настоящим мужиком – сказав это, он отбросил кружку и потянулся к магессе. И вдруг раздался треск, и бедный Джох мешком отлетел назад. Чем его долбанула де Ларье, я так и не понял, схватился за кинжал и достал его. «Семерки» сделали то же самое.
Крестьяне опешили, одно дело приставать к одинокой дворянке, другое дело, если она магесса. Смелый крестьянин тем временем пришел в себя:
- Я тебя найду, собака. Ты мне заплатишь, не посмотрю, на то, что магичка. Отрежу тебе грудь самолично.
- Проваливай отсюда чернь, пока я тебя не сожгла живьем. И друзей своих забери. Запомни, я предпочитаю магесса. В следующий раз спрошу.
Услышав угрозу от магессы, крестьяне схватили Джоха и спешно покинули кабак. Тут же подбежал хозяин, раскланялся и извинился за случившееся. Для того чтоб загладить вину, вернул половину оплаты за ужин. Немного, но приятно. Комната, в которой я спал, была совсем уж крошечной. Ничего, кроме твердой койки в ней не было. Де Ларье же потребовала к себе в номер бочку с водой. Надо запомнить, как ведут себя благородные в таких условиях, а то сразу видно неприхотливого сына дьякона во мне.
Завтрак прошел, как в тумане, слишком многое навалилось на меня за последние дни, и сон совсем не хотел меня отпускать. Магесса же с самого утра заказала себе кубок с вином, сказав девушкам, что начинать день с вина полезно для кожи. Из полудремы меня вырвал голос подошедшего к нашему столу бедно одетого старика.
- Господа маги?
Шата, увидев одобрительный кивок наставницы, ответила за всех:
- Чего тебе, старик?
Увидев, чего слушают, старик продолжил: - Меня зовут Алат, я староста деревни, что тут недалеко. Нужна ваша помощь, внучка моя умирает.
Де Ларье лениво отставила уже пустой кубок с вином, сказала:
- Дед, мы не маги-лекари. И работу мы не ищем. Так что спрашивай помощи в другом месте, – женщина подняла пустой кубок над головой, давая понять хозяину, что нужно добавить. Алат задрожал, а потом, громко и четко выговорил:
- Согласно имперскому уложению, а так же древнейшему обычаю, маг обязан провести открытие дара у нового мага, если он младше шестнадцати лет! Один ваш попытался открыть дар у моей внучки, но потом сбежал, девочка теперь в лихорадке лежит. А помочь некому.
Наставница тут же вскочила:
- Так что же ты молчал, старый дурак. Вы, - указав на меня и девушек.-Собирайтесь. Даю две минуты, мы отправляемся в деревню, и вино мое захватите, оплачено же. Старик, давно внучку лихорадка бьет?
- Да уже третий день…
Я быстро сбегал в свою комнату и схватил походную сумку, где лежали мои грамоты да припасы, поправил кинжал на поясе. Кони ждали нас уже во дворе. Староста деревни вывел нас из постоялого двора и повел на север, по той самой дороге, что вела к Мароду. Ну, хоть здесь удача, деревня нам хотя бы по пути.
Ехать, когда старик идет было неприятно. Не так меня отец Маланий воспитывал, не так. Но и коня своего уступить старосте я не мог. Не по статусу это мне. Через пару часов сделали привал, где старик, наконец, рассказал всю свою историю. Оказывается четыре дня назад из Марода, через их деревню ехал маг. Почему через деревню, не понятно, ведь она несколько вдали от дороги на столицу. В деревне он увидел пятнадцатилетнюю внучку старосты и объявил, что у нее есть магические способности. Заперся с ней в доме и стал проводить ритуал. Целые сутки проводил, а потом вышел, сказал, что ничего не выходит и ему надо доложить в гильдию, скрылся. Обеспокоенные родители нашли девочку в комнате, она была без сознания, ее била лихорадка. Местная знахарка сказала, что дело плохо, попыталась помочь девочке снадобьями, но ничего не вышло. И вот, его, старика отправили в столицу за помощью. Почему его? Он образованный, один из всей деревни, так еще и внучка то его.
И вот Алат дошел до того постоялого двора, где услышал разговор двух хозяйских баб, что обсуждали остановившихся у них магов. Ну, старик дождался, пока мы проснемся, и попросил помощи. Вот такая история. Магесса все слушала с каменным лицом, судьба девочки ее не на шутку встревожила. Забавно, на нас ей плевать, а на какую-то крестьянку нет.
В деревню мы приехали уже почти на закате. Нас встретила она вся. И старики, и дети вышли встречать старосту с подмогой. Де Ларье потребовала немедленно отвести нас к девочке, а не устраивать долгий прием. Девочка лежала в родительской спальне, на сбитой из грубо обработанных досок кровати, укрытая пестрым одеялом. Ее знобило, лицо было усыпано каплями пота, с губ срывалось тяжелое дыхание. Сильная лихорадка, я такого не видел.
Магесса выгнала хозяев дома из комнаты, сняла с себя плащ и начала осматривать девочку. Мы последовали ее примеру и стали всматриваться в ее ауру. В центре сиял ее Источник, несколько приглушенно. Как будто в пыли. А чуть ниже сиял второй источник, меньше размером. Нити, ведущие от большого источника к маленькому, набухли и выглядели раскаленными, как железная заготовка кузнеца. Никогда такого не видел, чтоб у человека было два Источника. Я коснулся своего – да, только один.
- Курсанты, это уникальный случай. Один Источник поедает другой. Нам надо с помощью Магии Крови вмешаться и отрубить паразита, иначе девочка умрет. – Голос магессы был серьезным. Она достала кинжал и сделала тонкий надрез на запястье девушки. И запустила туда магические путы, из которых обычно плетут заклинания, они стали такого же цвета, как паутина ауры больной девушки. – Нельзя так просто провести какие-либо манипуляции с аурой и Источником человека, кроме как зайти через его кровь. Тогда воздействовать на него можно. Организм будет защищаться от проникновения извне. А если зайти через кровь, то он будет думать, что это естественно.
Ее путы, что стали больше напоминать паутину, обвили нити связи между двумя Источниками. Девушка выгнула спину и застонала. Магесса дернулась и связь между источниками распалась. Большой Источник тут же начал становится ярче. Судя по ауре у девушки талант к Магии Крови и целебной магии. Может стать выдающимся лекарем, с такими способностями. Идеальное совпадение для лекаря. Ну, конечно, Магией Крови пользоваться нельзя, но кто узнает, если хранить в тайне? Второй Источник начал мигать, магесса стала набрасывать на него путы, пока он не стал тусклым, а затем завязала их на узел.
Девушка открыла глаза и слабо прошептала:
- Кто вы? Что случилось? Он ушел?
Магесса направила еще одно заклинание в кровь девушки, от чего та сразу же заснула, а затем откинула одеяло и провела рукой по животу девушки. Кажется, я догадался, что это за второй Источник, паразит.
Но как? Магесса велела Шате и де Куан обтереть девушку, поменять ей постель, на что те скривились, но спорить не стали. Меня же взяла с собой на разговор со старостой, ну и чтоб я лишнего чего у маленькой девочки не увидел. Хотя какая она маленькая, не сильно и младше меня…
Родители, маленькая сухонькая женщина и высокий, крепкий мужчина, вместе со старостой ждали нас в большой комнате дома.
- Ну что там? – Первым же спросил Алат, как глава рода. – Внучка жива?
Наставница повернулась к родителям и скомандовала – Эй, вы, несите мне лучшего вина, что у вас есть. А ты старый не беспокойся, в порядке твоя девка.
Как только счастливые родители покинули дом, де Ларье повернулась к старосте:
- Старик, ты знаешь, что за маг был у вас?
- Он назвался де Лаффе или как-то так, военным лекарем, госпожа. У него даже амулет был, простолюдину такой не купить.
Женщина потерла виски, а затем, совсем тихо сказала: - Ну, обманул наверно он вас. Хочешь узнать, что случилось с твоей внучкой?- старик кивнул, магесса продолжила. – А вот что, этот маг увидел у твоей внучки дар и заявил тебе об этом? Он не собирался открывать ее дар, он просто заперся с ней у тебя в доме и бесчестил ее целые сутки. Он, наверно, все же был целителем, раз ввел ее в полусознательное состояние. Ребенка твоя внучка от мага получила, а не дар. Она у тебя молодая, плодовитая. Хватило, поди, одного раза. А маг, подлец, и не заметил. Девочка, от страха сама и открыла свой дар, что бывает действительно редко. Да вот только беременным открывать дар нельзя, по одной простой причине – у ребенка тоже может быть дар. В вашем случае так и вышло, то, что когда то станет ребенком, не имеет даже головы. А дар имеет, но не контролирует свой Источник. Это, по сути, просто живая сила, которая и стала твою внучку поедать. Еще пару дней и оба померли бы. Я у ребенка запечатала дар, лет в четырнадцать сам откроется.
Лицо старика покраснело. Мужчина сжал кулаки, да так сильно, что костяшки побели, его затрясло:
- Да как, же так, как так…
- А вот так, старик. Магам верить не нужно. Девку не ругай, она ничего сделать не могла. Дар у нее открыт, но никто ее в академию с ребенком под сердцем не возьмет. Так что через год отправишь в столицу, учиться. Мои ученицы сейчас ее оботрут да последят за ней до утра. А ты тяни еды да вина побольше, а то что-то твои молодые не спешат. Праздновать будешь, спасение внучки да правнука.
Пожалуй, это можно назвать везением. Будь я девушкой, следил бы за дочкой старосты всю ночь, а так мы с магессой пили вино, ели пойманную местными дичь. Показали пару фокусов, вылечили пару болячек простыми исцеляющими заклинаниями. Староста оставил нам дом в полное распоряжение и умолял задержаться хотя бы на неделю. И вот уже глубокой ночью, счастливые родители покинули дом, и в комнате остался только я и де Ларье. Я уже было собирался улечься на лавке, как женщина подозвала меня к себе, назвав новым именем:
- Эмерик, подойди ближе, помоги своей старой и очень пьяной наставнице, наконец, лечь. - Подошел к женщине, взял пестрое лоскутное одеяло и попытался ее укрыть, как девушка вдруг схватила меня за рубашку и наклонила к себе. – Де Нибб, ты понимаешь, что герцог избавится от тебя, как только получит свое? И он забудет всех, кто ему помогал. Ты хороший мальчик, Эмерик. И очень хочешь жить, ведь так?
Я кивнул головой, а что тут добавить, если все именно так. Магесса продолжила: - Кажется мне, что и меня он тоже обманет, и не даст мне его, если вдруг мы сможем его достать в Троакастере. Я про оружие, мальчик. Про оружие, которое нужно герцогу. И мне тоже. Пока тебя держит клятва, ты обязан будешь служить герцогу, хочешь ты этого или нет. Но есть способ тебе помочь, но с одним условием.
Так, она предлагает мне сотрудничество. Видимо доверяет мне больше, чем девушкам. А что я теряю? Ничего, у меня ничего нет. Хотя нет, есть. Эмерик де Нибб у меня есть. Дворянство, хоть и честно украденное. Но если о нем знает только одноглазый, да еще пара человек, то есть шанс сохранить его себе. Я наклонился к женщине и ответил:
- Что вам нужно, госпожа де Ларье?
Наставница, увидев мою заинтересованность, заговорила увереннее: - Что мне нужно... Я не знаю, что нас ждет в Троакастере. Но если оружие окажется у тебя, отдай его мне. А я помогу тебе помахать герцогу де Монтре рукой. Ты получишь свободу, я оружие, старый интриган останется ни с чем и не развяжет гражданскую войну в Мирее. – Я положительно кивнул и почувствовал, как неведомая сила легонько сжала мне горло и сразу же отпустила. Клятва, та клятва, что мы давали при обращении. Как нам говорили, человек, маг, давший такую клятву, чувствует сильную боль, как только думает о предательстве. А у меня ничего, что не могло не радовать. Всё, как и говорил Колгар Два Клинка, клятва Империи, что я дал в ту ночь уберегла меня от клятвы коварному герцогу. Хороший парень, этот Колгар, жаль не увидимся более. Увидев мою реакцию, видимо поняв, что клятва герцогу напомнила о себе, магесса продолжила. – Видел, что я делала сегодня с этой крестьянкой? Закрой глаза и посмотри в себя аурным зрением. Увидишь свой Источник. Ищи возле него, в ауре, спутанные комки нитей. Это и есть твои клятвы и обещания. Через порез на руке, плетениями попробуй их отсечь, а оборванные нити перевяжи между собой, главное, чтобы цвета были связаны правильно. У меня есть записи, там все расписано как. Это высшая манипуляция в ауре, с помощью магии Крови. После нескольких попыток наверняка получится, но делать это должен ты сам. Я дарю тебе это знание, в честь нашей «дружбы», надеюсь, ты не забудешь, кто дал тебе свободу, мальчик. Цени это знание, за него многие убивать готовы.
Женщина указала на свою сумку, из которой торчали листы бумаги, исписанные мелкими красивы почерком, а затемподтянула меня совсем близко, настолько близко, что я ощутил ее дыхание и шепотом, едва слышно сказала:
- Я очень надеюсь на наш союз, Эмерик. Держись меня, и выберемся из этой неприятности вместе.
Вернулся к себе на лавку я сам не свой, держа в руках драгоценные записи наставницы. Кровь кипела, внутри горел огонь. Уж очень горячая женщина наша госпожа де Ларье, не знаю, только страх удержал меня от того, чтоб поцеловать ее красивые, тонкие, интересной формы губы. Надо держаться от нее хотя бы на шаг дальше, а то мои естественные порывы совсем мешают думать. Особенно после сегодняшнего дня.
Посмотрел в ее сторону, женщина уже спала. Перевел дыхание, успокаиваясь. Вроде пронесло и никаких глупостей. Закрыл глаза, но спать не хотелось. Попытался посмотреть в себя, сначала видел просто темноту, никак не получалось. Потянулся к Источнику и тот радостно отозвался. С момента первого моего обращения к нему, он заметно окреп и вырос. Посмотрел свой резерв, он стал раза в три больше. Быстро расту. Бросил Источнику просьбу показать себя, а то у меня не получается. Руки наполнились теплом, и я увидел себя. Моя аура, Источник в центре. Посмотрел вниз. Ага, два святящихся комка, словно спутанная паутина. Расчесал на руке укус какого-то насекомого и, не смотря, направил туда путы. Путы тут же оказались у меня внутри ауры. Забавно, когда они не оформлены в заклинания и не отрезаны от меня, они словно длинные щупальца какого-то древнего монстра. Никогда не замечал этого. Они как пальцы, только изгибаются совсем уж противоестественно. Посмотрел в записи магессы – ага, зеленая нить с красной, черная с белой, завязать именно таким узлом, а здесь срастить. Ну, выглядит не очень сложно, если честно. Хотя с другой стороны, простота исполнения компенсируется годами поиска верного решения.
Осмотрел еще раз святящиеся комки – клятвы. Одна выглядела как крепкий такой клубок нитей, покрытый словно инеем, вторая клятва тусклая, и слегка «взъерошенная». Ага, теперь понятно, клятва верности «стянутся» не смогла из-за данной ранее клятвы. То есть я вроде, как и дал клятву, но нарушить ее могу без проблем. Ай да Колгар, ай да молодец. Ну а с другой стороны, даже если она не действует, то зачем она нужна? Да и неизвестно, насколько крепка клятва на амулете.
Размахнулся и точным ударом отсек самый бледный сгусток и тут же ахнул, в глазах потемнело. Я почувствовал, как у меня заболело буквально все и резко отпустило. Начал терять силы, как будто что-то вытягивает их. Быстро связал «щупальцами» оставшиеся нити в таком порядке, как указывала магесса в своих изысканиях. Сразу же стало легче.Отлично, успех есть, посмотрел на вторую клятву – а там уже посложнее, ну проклятый с ней, потом сниму, пока не мешает.
Вот как оказывается просто магу снять с себя любую клятву. Я просто нашел, где она у меня находится и обрезал ее от себя, чтоб не могла влиять. Теперь меня ничто не держит на службе герцога. И ни одно обещание, что я дал по зову линга[3] не будет мне мешать. Как говорил отец Маланий, головой надо думать, а не тайным удом. Сейчас, когда мы с магессой решили обыграть самого могущественного человека в империи, мне нужны все силы.
Ничего себе, как я изменился, с того момента как меня забрали на учебу то. Даже интриговать научился, а сколько слов умных выучил. Речь теперь как у ученого мужа. Занятий с отцом Аккартом было не так много, все эти красивые слова я теперь постоянно использую. А военных слов то сколько узнал. Думаю, когда все кончится, если удастся сбежать да упереть грамоту с кольцом, осяду где-нибудь на окраине, в глуши никто не распознает, что я не дворянин. С этими мыслями, счастливый и довольный своей хитростью заснул.
[1] Жертвенник - естественное возвышение или сооружение из земли, камня или металла, на котором или около которого происходит жертвоприношение.
[2]Синклит - Собрание, заседание первонач. собрание высших сановников в Древней Греции.
[3]Линг - мужской половой член.
Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7
Показать оглавление

Комментариев: 3

Оставить комментарий

  1. Lenaadefe
    los angeles process server
  2. Jamesbidge
    Many thanks for support how I can thank you? squirtinghdtube
  3. ArthurHAK
    Раскрутка сайта Зарайск