Крепость в облаках

Книга: Крепость в облаках
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Глава 7

Глава 7
Провожали нас все деревней, благодарный староста очень хотел всучить нам побольше припасов, мы вежливо отказались. Тогда все же уговорил позволить отвести коротким путем, напрямую через лес. Все местные так ходят, по дороге длиннее. Идти короткой дорогой мне понравилось, да и сократили путь мы где-то на целый день.
Перед Мародом наш проводник с нами попрощался, еще раз поблагодарив за помощь, и клятвенно пообещал, что любой из нас будет почетным гостем в их деревне. Городок оказался действительно крошечным, не более тысячи человек. Даже Кагос, где была опорная база «семерок» в особняке, был больше. Сразу видно, что город вдали от основных торговых путей. Хотя меня поразили, наверное, сами жители. Действительно много пожилых мужчин, все хмурые, с недоверием смотрели на нас, чужаков. Женщин меньше, от того магесса и девушки получили больше внимания, чем я.
Но это хотя бы объяснимо тем, что здесь чаще всего селились егеря-ветераны, что уже не могли жить далеко от гор, да и возвращаться им было некуда. Горцев я особо много и не увидел, хотя отличить их легко, косматые, с высоким, мощным лбом. Даже женщины такие же. Но вот что объяснить не смог, так это большое количество монахов. По городу ходило действительно много людей в монашеских рясах. Интересно, с чем это связано, ведь на паломников они не похожи. Чувствую себя уверено, носят корзины с продуктами, здороваются с местными. Скоро должно было стемнеть, надо искать место для ночлега. Магесса остановилась возле компании монахов, живо обсуждавших какие-то свои проблемы.
- Братья честные, не подскажете усталым путникам, где в городе можно остановиться? Я ни табличек, ни указателей на постоялый двор не вижу.
Один монах, что был постарше остальных, вышел вперед, немного поклонился и ответил:
- Приветствую тебя, сестра… – Монах сделал паузу, давая де Ларье назвать свое имя, услышав его, продолжил.- Сестра Каэлина, в нашем городе таких заведений от роду нет. Таверны есть, их две, а вот остановиться можно только в аббатстве Святого Иоланда, найдете его через улицу, на запад. Город у стен аббатства стоит. У нас, в Мароде, обычно не бывает гостей или путников, здесь все свои. Вы куда путь держите?
- К родному человеку еду,он в южном лагере служит, со своими учениками. – Женщина кивнула на нас, а следом спросила. – А не сможет ли кто из вас проводить уставших путников? Вы, брат, кстати, так и не представились…
Монах поклонился и произнес: - Прошу простить меня, сестра Каэлина, мы не часто встречаем чужаков, меня зовут брат Лиод, я вас лично отведу. – Мужчина отдал корзину с морковью одному из монахов и засеменил впереди нас. Ну, монах не соврал, монастырь оказался совсем рядом. Город упирался в его стены, но из-за плотности застройки его и не видно было. Сами здания монастыря тоже были не высокими, ну кроме колокольни, которую я заметил, как только мы вошли в город.
Брат Лиод передал наших коней одному из послушников, а сам повел нас в двухэтажное здание, украшенное красивой, резной лепниной. Дом местного аббата, настоятеля этого монастыря, не смотря на такие украшения, выглядел все же достаточно скромно. Монах постучал, а потом пригласил нас внутрь.
В большом зале дома, вдоль одной стены стояли высокие шкафы с книгами, на другойвисели картины. Сам аббат, пожилой, лысый мужчина, поставил одну из книг на место и поприветствовал нас:
- Добро пожаловать в аббатство Святого Иоланда, я аббат Базиль. – Мужчина немного поклонился нам, затем кивнул монаху и тот удалился. – Вы ищете место, где остановится, я полагаю?
Магесса согласно кивнула, а затем представилась и назвала нас по очереди. Аббат внимательно выслушал, поочередно всматриваясь в наши глаза, а затем вернулся к магессе и продолжил:
- Вы маги? Конечно, церковь не очень приветствует магов, но оставить вас на улице я не могу. Я распоряжусь, вам выделят две кельи в дорминатории[1]. Чтоб не смущать монахов тем, что вы женщины, я бы попросил вас, по возможности лишний раз кельи не покидать этой ночью. А вас, сын, мой. – Аббат повернулся ко мне. – Вынужден буду разлучить с очаровательными спутницами. У нас в аббатстве строгое правило, в ночной службе во славу нашего Создателя участвуют мужчины, в том числе и гости. Вы же понимаете, что отказаться нельзя. Можете трапезничать, а потом жду на ночную службу тебя, брат Эмерик.
С этими словами аббат развернулся и вышел из комнаты. Де Ларье повела нас в столовую дома. Она оказалась совсем небольшой, из мебели там был красивый, резной стол и несколько стульев, в углу стены небольшой камин, украшенный вырезанными камнями. Монахи часто занимаются каким-либо ремеслом, зимой в монастыре, думаю, хоть на стену лезь от скуки.
Ну, у этих получал очень хорошо, скажу я вам. Купил бы себе такой стол, будь у меня дом. Мы расселись за столом, Шата повернулась ко мне и с некоторой издевкой произнесла:
- Ну что, де Нибб, почувствовал себя как дома? Вижу, как глаза то заблестели. Наверно, себя на месте аббата видел или архиепископа?
Вот же вредная девочка, я, подумав, ответил:
- Не, уважаемая де Маре, о церковном пути я не думал. А вам бы смирение не помешало, особенно в ваших помыслах внебрачных… - Явный намек на ее отношения с Матиазом. Чего мне жалеть ее чувства? Девка убила моего друга. Если бить, то наверняка.
Шата порозовела, в глазах мелькнула ненависть, она открыла было рот, чтоб ответить мне, как ее прервала магесса:
- А ну прекратить, вы что-то слишком много говорите. Де Нибб, с монахами держи ухо в остро, много не говори. Ты мой ученик, едем к моему родственнику в лагерь. Больше им знать и не нужно, понял?
Я кивнул, как вдруг дверь столовой открылась и туда зашли несколько монахов. В руках у них были подносы с тарелками. Тыквенный суп и свежий, ржаной хлеб. Что может быть вкуснее? К нам присоединился аббат Базиль, который расспрашивал у нас последние новости. Что говорят в столице, как на дорогах, есть ли разбойники. У них в городке тихо и спокойно, разбойники здесь не задерживаются, горожане такое дело не любят, а они на расправу скоры. Отужинав, аббат велел молодому монаху проводить девушек в кельи, а меня потянул за собой. Мы вышли из его дома и направились в церковь. Красивая, старинная церковь, видавшая множество императоров и, наверно, не одного, такого как я. Окна церкви украшал красивый узор из разноцветного стекла, какое-то событие из жизни Создателя нашего. Там нас ждали несколько монахов. Аббат пропустил меня вперед и закрыл массивную деревянную дверь на засов.
- Брат Эмерик, вам туда – мужчина указал в сторону двери, слева за трансептом[2], поверх голов сидящих на скамьях монахов. – Быстрее, брат, службу уже пора начинать.
Я быстро пересек неф и скользнул в приоткрытую дверь, которая сразу же закрылась за мной. Сокровищница храма, очевидно. Огромные резные шкафы, с различной посудой и книгами, а по центру стоял стол, с единственной свечкой. За столом сидел человек, которого я никак не ожидал здесь встретить.
- Что встал, как призрака увидел? Садист, раздели со мной ужин, нам поговорить надо. – сказал Колгар Два Клинка и указал на свободный стул.
Да, встреча была совсем уж неожиданной, честно скажу, я уже и не надеялся увидеть сержанта. Хотя, как он и говорил, если вдруг понадоблюсь, он меня найдет. И он всегда держит свое слово, по крайней мере, ни с клятвой, ни со следующей встречей пока что не обманул.
Но выглядел сейчас он совсем иначе, в нем не признать сержанта императорской гвардии. Без формы, в пыльной одежде, лицо уже обросло, появилась даже небольшая бородка. В углу комнаты, на крючке висел потрепанный дорожный плащ и а рядом, сиротливо покачивался совсем не гвардейский меч с достаточно длинным кинжалом. Те самые два клинка.
Аккуратно присел за стол, отказался от угощений и стал ждать. Колгар молча, но быстро, по-солдатски доел монашеское угощение, залпом выпил кружку вина, сытый и довольный спросил у меня:
- Нелл, да ты возмужал. Оставлял я мальчика, а передо мной сейчас мужчина сидит. Я рад, что с тобой все хорошо, правда. Ну, рассказывай, что там было, что узнал, все.
Посмотрев на довольное, слегка обросшее лицо сержанта, явно не по уставу, я расслабился. Умеет он к себе людей располагать, что уж тут. Выдохнул и начала свой рассказ, с того самого момента, как попрощался с ним возле крепости. В подробности рассказал про ритуал, про обучение, хотя о союзнице умолчал. Когда перешел к рассказу про испытания, Колгар налил мне в пустую кружку вина из кувшина, чтоб я смог перевести дыхание, прежде чем продолжить.
[1]Дормиторий (лат. dormitorium) — спальное помещение монахов в монастыре.
[2] Трансепт – площадь перед алтарем, поперек нефа (основного зала).
Сержант Два Клинка показал себя отличным слушателем, не давил, не переспрашивал, иногда только вино подливал в кружку. По лицу было сложно определить, что он думает на счет моего рассказа, хотя на истории про егерей и как я с ними сражался, он едва заметно улыбнулся.
А вот когда я стал рассказывать самые последние события, про визит одноглазого в крепость, про подмену магов нами, спасение девочки в деревне, он несколько напрягся. Я выдохнул и закончил, свой рассказ, запив все вином.
- Отличный рассказ, спасибо. Некоторые вещи и так были известны, а вот появление твоего одноглазого милорда меня несколько удивило. Кто это, буду выяснять.
И тут меня как прорвало, я просто уже не мог жить в неведении, я стал закидывать бедного Колгара уже своими вопросами, что происходит? Зачем здесь я? Да кто он такой, проклятые его заберите!
- Эмерик, успокойся, я служу господину де у, если ты об этом. Ну и после клятвы, ты тоже ему служишь. Мы, который год, пытаемся собрать доказательства измены де Монтре, сам понимаешь, род древний, влиятельный. Нельзя так просто приехать и заковать его в кандалы, да бросить в темницу. Я гвардейцем уже два года служу, и таких как я много было. Надеясь, что нас под свое командование лично герцог заберет. Мне повезло. Смогли узнать, что он делал себе каких-то особенных магов, химер. Сильных, быстрых, выносливых, это вас. Стали копать, зачем ему такая странная армия, оказалось – ему что-то из Троакастера нужно. А туда ему допуска нет. Институт подчиняется лично только Императору.
- А де Ларье?
- А что она? Женщина, магесса, в статусе магистра, очень сильная. Работала долгое время в Троакастере, а потом ее работу признали бесперспективной, слишком уж дорого они обходились, да и не нужны Мирею такие маги, что владеют такой силой. Они никому не нужны. Каждая такая химера, потенциально – величайший архимаг, если подучится. Не всем магам дана возможность получить такую силу, ты же это понимаешь? Чтобы стать архимагом, маг учится всю жизнь, развивает свои способности, тренируется. И то, не у всех получается. Ведь архимаг – это не только старый и опытный маг, это еще и маг поразительной силы сам по себе. А силу магическую развить можно, как и простому воину, просто занимаясь. – Колгар остановился, налил себе еще вина и продолжил. – Так вот, магесса встретила герцога, что пообещал ей деньги на ее работу, в обмен на помощь. Теперь она работает на него, а тут как некстати, в Троакастер потребовались еще маги, сами не справляются. Я точно не знаю, что там случилось, но они стали вызывать старых магов, что там работали, да новых набирать. Как только это случилось, люди герцога стали активнее, и твоя ситуация это итог.
- А со мной что? Что делать дальше то?
- Да ничего собственно, вся картина уже ясна, теперь дело за нами. Я предупредил Институт, вас там нормально примут, никто не будет магессе мешать делать ее дело, надо узнать все полностью. Твоя же задача, в самый важный момент сделать так, чтобы у нее не получилось задуманное. Выяснить, кто такой одноглазый. Если получится, помешать. И все. От тебя она такого не ждет. Поможешь и ты свободен. Я договорился, тебе даже титул оставят. Мастера, конечно, заберут, но останешься де Ниббом навсегда. По мне так, отличная награда. А теперь возвращайся, слышишь, аббат уже под дверью шуршит, как кошка возле хозяйской спальни.
Я пожал Колгару руку и выскользнул из сокровищницы, словно оглушенный. Сколько всего и на меня одного. Помешать, но как?
Аббат Базиль и его монахи терпеливо ждали меня возле дверей сокровищницы.
- Святой отец, службу закончил, смотрю вы тоже.
Настоятель монастыря выдохнул и тут же осенил меня знаком Создателя:
- Пойдем брат Эмерик, я провожу до покоев лично.
Мы покинули церковь, он повел меня в стоящее поодаль здание, рядом с ризницей. Оказалась – аббатская библиотека. Небольшой зал, с высокими шкафами, на полках которых покоились древние книги. Мы прошли хранилище, и вышли в читальный зал.
Аббат Базиль сел за первый попавшийся стол, зажег стоящую свечу и достал, откуда-то из складок рясы, две небольших деревянных стопки, и такую же маленькую фляжку. Ох, да он выпивает. Это что, особенность священников такая? Интересно, почему здесь, может, чтоб слуги в доме не видели. Точно, сейчас же, как раз осенний пост начался. Я с этой службой на герцога совсем стал забывать обо всех церковных делах. Видимо совсем тут скучно, пообщаться с кем-то хочет.
Ахнули по одной и громко выдохнули. Ух, крепкий у монахов здесь отвар. Поговори с аббатом о дорогах Империи, о падении нравов сейчас, о том, что люди отдаляются от церкви, про резьбу по дереву, в общем, ничего интересного. Пока аббат рассказывал про резьбу по дереву, я заскучал и начал просто глазеть по сторонам.
Стены читального зала украшали картины, на исторические темы. Практически все я узнал, вот здесь заложение столицы, тут победа над Хотреном. Кроме, разве что одного.
Отец Базиль, разогретый отваром, заметил мой интерес и радостно заговорил:
- О Эмерик, я знаю, что вы как маг далеки от церковных дел, новас заинтересовала именно эта картина? Вы когда-нибудь слышали о святом Иоланде?
- Ну, мне рассказывали, что он знаменит тем, что победил кого-то в давние времена…
- Ого! Ваши интересы разнообразны, мне приятно слышать, что маги интересуются такими вещами. Да, именно так. – Мужчина подошел к картине и осветил ее свечой. На ней был изображен высокий, статный мужчина, в красивых серебряных доспехах, ногой он попирал поверженного им уродливого человека. Его искорёженное лицо выдавало дикую боль и обиду от проигрыша святому. –На этой картине как раз изображен подвиг Святого Иоладна. Тысячу лет назад, когда наша вера только начала свое шествие по земле, жил на земле маг, чьи помыслы были греховны. И звали его Бенезет Агдатор. Он познал самые ужасные магические науки, поднял армию мертвых, призвал множество демонов из мира проклятых и провозгласил себя новым богом. Но Иоланд, попросив помощи у Создателя нашего, бросил ему вызов. Три дня и три ночи они бились на этом самом месте, где сейчас стоит аббатство. И вот когда уже силы почти иссякли, ему удалось повергнуть Агдатора. Но проклятый маг совершил с собой столько ужасных вещей, что посмертие, уготованное людям, принять не смог. Не приняли его за Гранью, ибо не был он уже человеком. Но и мир проклятых его тоже не взял, так как предал он его ожидания. И тогда Святой Иоланд разрезал своим мечом сущий мир и открыл дорогу в место, что стало с тюрьмой этому чудовищу. Мир между жизнью и смертью, мир вечного страдания – Пограничный мир. И запер его там, на веки вечные, до скончания времен. А после победы, на месте их битвы он и заложил наше аббатство и стал первым настоятелем. И вот уже тысячу лет мы чтим его подвиг и молимся ему.
Про подвиг этого святого отец Маланий мне не рассказывал. Хотя их там всех разве упомнишь? Какой-то борец с темными магами тысячелетней давности.
Агдатор, где-то я это слышал. Точно, именно ему поклоняются сектанты. Я, осторожно подбирая слова, сказал:
- А это случайно не тот демон, которому поклоняется Братство Ночи?
Аббат, услышав это, вздрогнул и осенил себя знаменем Создателя, а затем ответил:
- Да, это так. Они приносят ему в жертву людей, чтоб он помог им добиться власти и богатства.
- А что за Пограничный мир?
Аббат посмотрел на картину, а потом ответил: - Самое ужасное место, что можно вообразить. По легенде, всякий, кто там пребывает, остается на вечность запертым в том состоянии, в котором он был до попадания туда. Если был голоден – он будет голоден вечно, если истекал кровью, будет истекать вечно. И не умрет, но и легче не станет. Понимаешь? Эльфы, говорят, так казнят своих предателей. Ты же знаешь, эльфы жестокие и кровожадные. Они морят голодом своих, а потом ссылают их в Пограничный мир. Чтоб они вечно там голодали, не умирая. Жизнь в вечном голоде. Ужасно!
Я вздрогнул. Ужасная участь, ничего не добавить. Посмотрел на картину, а потом спросил:
- Эльфы умеют туда попадать?
- Они умеют туда ссылать, это не одно и то же. Эльфы используют свою грязную магию для ужасных вещей. Как нужно не любить жизнь, чтобы отправлять в такие места кого-то, если он не такое же чудовище, как Агдатор?
А вот знание про Пограничный мир мне показалось полезным. Моя союзница как раз там находится. Неужели она эльф? Совсем не похожа. Хотя, с другой стороны, а как выглядят эльфы? Уши? Кто-то говорит, есть уши, кто-то нет. А она красивая, про эльфов говорят, что их красота завораживает. Эльфийка, что служила людям и была наказана собственным, жестоким, народом? Вполне похоже на правду. Надо будет при встрече, наконец, спросить об этом.
Я в ту ночь здорово напился. Отвара было не много, но в голову ударил он сильно. Аббат разрешил мне не возвращается в келью к своим девушкам, а лечь спать там же, в библиотеке, на месте их монастырского хранителя.
Утром нас плотно накормили, отец Базиль попросил не рассказывать моим спутницам детали ночной службы, да я и сам не собирался, по понятным причинам. Ни к чему дамам знать такие глупости. Позавтракали мы плотно, монахи подготовили нам припасы с собой и пожелали доброго пути. Магесса попробовала, было, меня расспросить о подробностях ночной службы, но я ответил уклончиво – дела церковные, грех рассказывать.
И вот, мы снова отправились в путь. Следующая точка – Южный лагерь. Место, где императорские инструкторы готовят людей к службе в горах. Там своя специфика, да и в горах, по слухам можно встретить не только эльфийских лазутчиков, но и кое-что пострашнее. От того и готовят их куда лучше, чем любых других солдат. Да, нам очень повезло их одолеть при первой встречи. Они просто не узнали в нас магов. Хотя, я бы тоже не узнал. Какие мы маги?
Через пару дней наша небольшая команда, наконец, добралась до Южного лагеря. Эти два дня, что мы были в пути, были самими ужасными на моей памяти. Шата, видимо, обиделась, что я полночи пил с аббатом и при любой возможности пыталась меня задеть. Живописное место, глухой лес у самого подножья высоких гор, чуть поодаль течет прозрачная, небольшая река, с самых вершин Костлявых гор. Сам лагерь напоминал небольшой поселок. Деревянный забор, бараки, какие-то здания, предназначения которых я не знал, склады. В центре лагеря, на самом большом здании из бревен, шест. На шесте два флага – императорский штандарт и знамя егерей. Вокруг постоянно сновали мужчины, разного вида и возраста. Кто-то бегал по полю, кто-то носил бревна, несколько человек сражались на мечах. Жизнь в лагере просто кипит. Нас встретил низкорослый, коренастый мужчина, уже того возраста, когда пора бы задуматься и о покое.
Крайне вежливо поприветствовал и поинтересовался целью нашего визита. Услышав, что мы по особому поручению, ищем сержанта Шоула, он посмотрел на какие-то документы, что протянула ему магесса, а затем удалился, велев ждать и в лагерь не соваться. Вернулся он совсем быстро, в сопровождении молодого, крепкого и абсолютно лысого парня. На нем была форма егерей, их броня, за поясом тонкий меч. Попрощавшись со встретившим нас мужчиной, парень повернулся и поздоровался:
- Рад приветствовать вас, уважаемая магесса де Ларье, и ваших учеников. Я сержант Шоул, к вашим услугам. К сожалению, в лагерь вам пустить не могу, но, к счастью, могу сейчас же вас сопроводить. Позвольте ваши бумаги.
Сержант еще раз, уже самолично осмотрел документы, затем посмотрел на наши грамоты, амулеты и только потом продолжил:
- Коней, к сожалению, придется оставить здесь. Я понимаю, что вы с дороги, но выбора у вас и нет. Никто вам остановится, в пределах лагеря, не позволит. Да и времени у нас, если честно, совсем мало. Вы слишком задержались в пути.
Водрузив всю поклажу на себя, я охнул. Да, с такой ношей много не походить. Шоул передал наших коней и велел следовать за собой. Мы довольно быстро обогнули лагерь, и вышли к небольшой реке. А затем отправить в горы, идя вдоль реки. Де Ларье, осторожно спросила:
- Сержант, а как долго нам предстоит идти? Если честно, я что-то с трудом представляю здесь, в этих местах, у подножья горы то самое место.
Сержант повернулся, и, смеясь, ответил: - Можете не сомневаться, мы на верном пути. Осталось всего ничего. Сейчас мы поднимемся на вон тот уступ, видите плоский? А там уже все понятно станет. Насколько я знаю, они ждут только вас.
Странный ответ, если честно. Почему мало времени? Куда спешить, если нас все равно ждут, не понятно. Осмотрелся по сторонам, лес тем временем стал все более редким, стали появляться огромные камни, горы уже совсем близко. Мы вышли на узкую тропинку, что поднималась наверх, петляя среди больших валунов. Ну, как раз то, о чем он и говорил. Сержант скомандовал привал, наконец-то. Я совсем уже выдохся. Шоул, разложился на камнях, повернулся к магессе и начал разговор, причем, судя по тону, его абсолютно не смущало ничье благородное происхождение:
- Де Ларье, а что там, на большой земле происходит? А то к нам, в горы, совсем не доходят никакие новости.
Магесса, подбирая слова, ответила:
- Да, в общем, то ничего и не происходит. Пираты опять разбушевались, говорят, султанат им платит за нападения. Слышала, архиепископ церкви Создателя совсем захворал, может до весны не дотянет. В его-то годы.
- А что на счет учений? Ничего не слышно?
Де Ларье удивлено подняла брови: - А что с ними не так? – женщина была озадачена. Она, как маг, который не находится на службе, про них знать ничего не должна, по идее. Но кто знает, может это проверка какая-то. Сержант продолжил:
- Да все с ними не так! Это самые большие учения за последние лет пятьдесят! Идти будут до самой зимы точно, огромное количество войск. Говорят, на некоторых этапах командовать будет сам Таргольд Мудрый! Давно такого не было. Стянули в округ множество войск, в том числе и императорскую гвардию, наших много. Какие-то маневры. Война походу будет. Император столицу оставил, уехал в поля.
- А я и не знала, что все настолько серьезно, если честно. Мы, маги, таким не интересуемся.
- Жаль! У нас тут такие слухи ходят, что эти учения подготовка к войне, да вот не с внешним врагом, а с внутренним…
Я приподнялся на локтях, чтоб послушать. Сержант явно хотел поделиться слухами с теми, кто их еще не знал. Совсем они одичали, в своих горах. Парень увидев, что его слова вызвали интерес у нас, продолжил:
- Так вот, слухи есть, что мятежники у нас в империи завелись. И император готовится нанести по ним удар. Но это секрет. Мне его один знакомый офицер сообщил.
Не армия, а какой-то султанатский базар, если честно. Егеря живут себе в горах и дразнят друг друга слухами. А вы говорите, женщины сплетничают. Секрет знает каждый в Южном лагере. Мы перекусили, и отправить дальше по узкой тропинке в горы. Уже начало совсем темнеть, подъем становился с каждым разом все круче и круче. И вот, наконец, сержант вывел нас на тот самый уступ. Он представлял собой плоский склон, с одной стороны заканчивавшийся глубокой расщелиной.
- Там, за кустами, есть небольшая железная платформа. Вам необходимо остановится на ней и ждать. Я, к сожалению, вынужден вас покинуть и вернуться в лагерь.
Сержант совсем легонько поклонился и лихо приспустил по узкой тропинке. Сразу видно горного егеря. Ночь, лес, что тут ему пути до лагеря то. Ну, или ему совсем нельзя тут оставаться. Что тоже вполне себе вариант.
Шата подошла к тому самому месту:
- Де Ларье, тут ничего нет. Просто огромная плоская железка и ничего, может нас обманули?
Магесса нахмурилась и пошла, посмотреть, что же там нашла ее ученица. Я с Годелив за ними. Не просто кусты, можжевельник, а за ними, прямо на земле, длиной и шириной с человеческий рост огромная, толщиной в ладонь железная плита. Действительно ничего, кроме странной железной плиты. Попробовал ее сдвинуть, куда там. Невероятно тяжелая. Де Ларье обошла плиту, и не найдя ничего интересно, капнула на нее своей кровью.
- Плита просто лежит на земле. Под ней скала. Следы магии на ней есть, но я вижу только стихийную магию. Ее могли и в кузнице использовать. Странно. Это что-то новенькое, раньше использовали воздушные лодки. Де Нибб, ты что думаешь?
Я вздрогнул, когда магесса ко мне обратилась. С того самого разговора в деревне мы больше и не общались, она вроде как даже проявляла ко мне равнодушие:
- Не знаю, госпожа. А что говорили наши люди? – я сделал ударение на последних словах. – Может это какой-то ключ? Или карта?
- Да, как ты сказал, наши люди, все здесь обошли и не один раз. Прячась от проклятых егерей. Ничего в горах нет. Это место явно не здесь, иначе бы мы его нашли. И в бумагах ни слова о плите. Бургомистр ничего не знает.
Вдруг неожиданно для нас, Годелив, чаще молчавшая, подала голос:
- Так может нам сделать, как говорил сержант? Что мы теряем?
Магесса, на минуту замолчала, обдумывая слова девушки, а затем велела нам собрать все наши вещи на плите и ждать. Не знаю, сколько мы просидели там, в ночи, на этой самой плите, но замерз я жуть. От железной плиты было холодно, даже то, что я сидел на своей сумке ничем мне не помогло. Безоблачное, звёздное небо особенно красиво в горах. Посмотрел вверх и увидел, прямо над нами мигающие звезды. Никогда такого не видел. Как вдруг послышался треск и плита, словно ничего не весит, резко оторвалась от земли и стала подниматься в небо. Шата взвизгнула и зажмурилась, я вцепился в свою сумку, словно она могла меня удержать. И только магесса не растерялась, зажгла световой шар над нашей головой.
- Детишки, прекратить паниковать. Плита просто летит вверх. Страшно, но вроде пока опасности нет. Приготовится.
Плита стала подниматься медленнее и медленнее, как так же неожиданно над моей головой исчезло звёздное небо, и появилась гнетущая темнота. Плита остановилась. И сразу загорелся яркий свет. Щурясь, я осмотрелся по сторонам. Мы находились посреди большого, ярко освещенного зала, перед плитой стояло несколько человек в белых мантиях, похожих на монахов послушников. Самый старший из них, мужчина с короткой седой бородой, в очках вышел вперед и произнес:
- Госпожа де Ларье, добро пожаловать на Троакастер. Я уж боялся, что вы не прибудете. Рад, что вы все-таки приняли наше предложение.- Он повернулся к нам, продолжил - Меня зовут Аматей фон Далхот. Я занимаю должность директора[1] института. Именно от меня вы получили приглашение. Вас порекомендовал один очень хороший знакомый.
Фон Далхот махнул рукой, слуги взяли наши сумки и сразу же их куда-то утянули. Затем он велел нас, учеников, отправить по нашим спальням. А магессу, аккуратно, под локоть увел с собой.
Руководитель института оказывается из старой северной знати, не ожидал встретить такого человека тут, в самом «имперском» месте.
Кстати, на счет места. Вели нас сначала по каким-то залам, с исписанными на разных языках стенами. Затем вывели в большой стеклянный зал, засаженный множеством разных растений. Оранжерея.
Сквозь стеклянный потолок виднелось звездное небо, еще более четкое и красивое, чем я видел еще несколько минут назад. Очертания Троакастера, что я видны через прозрачные стены, меня поразили до глубины души. Блестящие, явно металлические башни института, с длинными тоннелями, висящими между ними. Да это же огромный замок из железа! Шли какими-то переходами, иногда сталкиваясь с людьми в белых мантиях, и вот, наконец, меня привели в мою комнату. Она была совсем крошечной, из мебели только кровать, тумбочка да сундук в угу, но заднюю стену украшало круглое окно. Сумку запихнул под кровать и сразу же рванул к нему. Внизу я увидел землю и совсем немного огней. Да, Троакастер парит в воздухе! Огромный летающий замок из железа. Вот почему его не нашли в горах. Он в небе летает. Его можно всю жизнь искать на земле, если не знаешь, что плита может поднять наверх.
Никто никогда не говорил, что можно заставить летать здоровенный замок. Чудо. Великое чудо.
Секретное место, где наш, все еще горячо любимый император изучал новые способы войны с врагами, имена которых никто и не знал, это летающий замок. Пожалуй, стоит отдать должное – лучше места и не придумать. Да и уйти отсюда, судя по всему просто так нельзя. Возможность утечки минимальна.
Я еще раз осмотрел спальню – не самый плохой вариант, который мог бы быть. Сбросил с себя одежду и завалился на кровать. В эту ночь спал словно ребенок – без снов, крепко и сладко.
Утром меня разбудил робкий стук в дверь, она легонько приотворилась, там показалось незнакомое лицо. Молодой парень, едва ли старше меня, рыжий, с веснушками, одетый в серый балахон со странной, незнакомой мне руной на груди. Одежу можно было бы спутать с монашеской, если бы не эта руна.
- Де Нибб, вставай, одевайся. Я твой куратор, мне поручено тебя опекать. Мое имя Алагар де Флод, можно просто Ал, будешь работать в моем отделе, пока начальство не решит иначе. Собирайся, а то пропустишь завтрак. Одежда твоя в сундуке, я жду.
Кивнув своему новому опекуну, я быстренько достал из сундука такой же серый балахон и натянул его на себя. Ал отвел меня в небольшой зал, как он сказал – купальня, где много молодых людей приводило себя в порядок после сна.
Пока мы добирались до обеденного зала, опекун, стараясь говорить, как можно более возвышенно рассказал об устройстве института. Оказывается, что у них несколько направлений магических исследований. Каждое направление носит на груди руну – название, как он выразился, отдела. Серый же цвет балахонов означает, что мы являемся помощниками ученого мага. У нас свои комнаты, свои купальни и своя обедня. Меня же определили именно в отдел де Флода, так как, согласно рекомендации моей наставницы, я наиболее предрасположен именно к тому, чем они занимаются.
Распорядок дня простой – завтрак, работа, обед, работа, ужин, свободное время и сон.
Позавтракав, Ал потянул меня за собой, через многочисленные, и, казалось бы, совсем одинаковые переходы и коридоры в свое крыло. Он и его ученый-маг, господин де Малах, занимались в отделе, как выразился опекун – «воздушных средств нападения». Сокращенно – ВСН.
Отдел «ВСН» представлял собой большой зал, множество различных кабинетов – складов, библиотеку, больше напоминания не место, где маги что-то изучают, а какое-то хитроумное производство непонятно чего. В большом зале, в самом его центре находился большой, с человеческий рост, стеклянный шар зеленого цвета. Вокруг него множество столов и уже снующих туда-сюда помощников в серых балахонах.
Господин де Малах оказался пожилым мужчиной, небольшого роста, с короткой, седой бородой, на нем был надет серебристый балахон, с большими черными узорами на стене. Вот так здесь одевались ученые – маги. Он встретил меня довольно дружелюбно и сразу же ввел в курс дел:
- О, новичок, де Нибб, если я не ошибаюсь? Пока поработаешь у меня в отделе. У тебя вроде бы как совсем неплохо со стихийной магией? Нам как раз не хватает стихийника.
От его тона, честно скажу, на душе стало даже как тепло. Ну и несколько совестно – все таки настоящий де Нибб сейчас где-то гниет в земле…
- Господин де Малах, признаться честно, я не совсем понимаю, что я должен делать… - Осторожно сказал я, надеясь, что этот вопрос не вызовет никаких подозрений. Рыжий опекун пока что не рассказал мне ничего толкового.
Мужчина приветливо улыбнулся и ответил:
- Ну конечно, твой куратор тебе ничего не сказал? Мы работаем в отделе изучения воздушных средств нападения, как ты понял. Изучаем мы способы нападения на противника с помощью преимущественно воздушной маги, но несколько иного уровня. Задача ассистентов, то есть конкретно вас, де Нибб и остальных, оказывать мне содействие во всем, что я делаю…
За такими красивыми словами, как, оказалось, скрывалось банальное – уборка залов, поднос реактивов, натирание стеклянного шара до блеска. Хотя работа самого отдела была интересной. Суть работы господина де Малаха заключалась в том, чтобы совместить различные магические направления с магией воздуха и использовать результат как оружие. А способностей у него хватало, судя по ауре, у мастера помимо таланта к стихийной магии воздуха еще и был талант к паре темных магических направлений. Я старательно слушал и высматривал все, что могло бы, потом показаться магессе интересным, но совсем ничего не понимал.
День прошел почти незаметно, за монотонной работой. Изредка мастеру требовалась какая-то книга, за которой мне приходилось топать в библиотеку, в остальное же время я растирал в ступке какой-то минерал, стараясь не вдыхать его пыль. Работа вроде бы и не сильно сложная, но заснул я в тот вечер, как только коснулся кровати.
Ни на обеде, ни на ужине, ни на вечерней прогулке в оранжерее, совместно с рыжим магом, своих я не встретил, что показалось странным. Как сказал Алагар – все отделы разделены, чтобы не толпились вместе, да и не мешали друг другу. А находимся в стихийной части замка.
Видимо все остальные «семерки» и магесса оказались в других частях замка.
Вся следующая неделя прошла за теми же делами, что и первый день. Но мне удалось побывать в других стихийных отделах, особенно понравился отдел, где использовали огненную магию. Их большой зал был абсолютно пустым, а помощники постоянно взрывали какие-то предметы. Они искали способ применения огня по-другому, стараясь совместить его с более темными магическими направлениями. Судя по взрывам и постоянно загорающимся балахонам, получалось у них не очень.
В тот день, уже после ужина мне и моему опекуну де Флоду выпала обязанность навести в большом зале нашего отдела порядок. Намывая полы, я совсем близко подошел к зеленому шару, висевшему в центре зала.
- Эй, де Нибб, ты там аккуратнее! – Окрикнул меня рыжий надзиратель, не отрываясь от протирания ступок. – Смотри не задень сферу.
- А, кстати, что это такое? – Эта странность меня привлекла с самого первого моего появления тут.
Рыжий маг отложил ступки и ответил:
- А ты посмотри сам, только аккуратно.
Я подошел к сфере поближе. Зеленая стеклянная сфера, с человека размером. Да нет, цвет не сплошной. Это же дым. Большая, круглая бутылка с дымом! Он плавно, переливаясь оттенками зеленого, перетекал вдоль прозрачных стенок суда, снизу вверх.
Куратор подошел поближе и произнес:
- Видишь внутри дым? Это наша новая разработка. Зеленый туман. Опаснейшая вещь, но пока что наш господин не придумал, как бы его можно было хранить более безопасно. Чтобы спрятать его в бутылку или кувшин поменьше. Поэтому мы пока не проводим никаких испытаний. Да и де Малах занят несколько другим. – Рыжий маг замолчал, а потом шепотом продолжил.- Это оружие. Тут столько всего намешано, ты себе не представляешь. Представь, заперся враг в крепости, а ее никак не взять. Ну, или, например, нужно наказать бунтующих крестьян и показать им, насколько сильна власть нашего императора. Маг стихийник, умеющий управлять воздухом, просто наводит этот туман из бутылки на город или деревню, или лес с разбойниками. И все…
- И все?
- Да, именно так. Этот туман содержит в себе ужаснейшую смесь магии жизни и некромантии. Мертвецкая болезнь. Всякий, вдохнувший этот туман, превратится в живого мертвеца. А ты знаешь, что такое поднятые мертвецы? Это марионетки мага, что их поднял. Иногда они сами поднимаются, но сейчас не об этом. Так вот, чтобы упокоить такого мертвеца, достаточно для начала разорвать его связь с хозяином. После разрыва связи с хозяином мертвец уже не такой опасный, с мозгами то туго. А этот туман убивает всех живых, а потом превращает их в оживших мертвецов. С той лишь разницей, что у них нет хозяина, как у «диких» оживших, но они и сильно умнее их, ведь часть рассудка-то остается. Злые, хитрые и очень живые мертвецы, которые только и жаждут, что напасть на живого человека. Тут-то и самое интересное происходит, они не только убивают живого, но и делают его таким же, как и они. Чем больше врагов они заразят, тем больше их количество.
- Хитрые живые мертвецы? – Ужаснулся я. Действительно неприятная вещь.
- Да, мертвецы, способные устаивать засады, использовать оружие, планировать нападение на живых. Так с такой нежитью ни один некромант не справится. Потому что они мертвые иначе. Понимаешь? Это что-то особенное. Умные чудовища, жаждущие только вцепиться в живого человека. Им не страшен солнечный свет, вода, ничего, они плохо гниют. Даже горя, они будут пытаться напасть на других людей. У некоторых наших врагов служат настоящие некроманты, хоть и их магия под запретом. Так вот, даже некроманты не смогут ничего сделать с этим.
Я стоял, словно пораженный громом. Да, основы некромантии я знал, да и что скрывать, сам видел. Но это не походило, ни на что, о чем нам рассказывала магесса на занятиях. Покойника достаточно просто остановить, если знать как. А это же чудовище нужно непременно уничтожить. Осторожно спросил: - Ал, неужели нет ничего, что могло бы остановить этих чудовищ?
Рыжий опекун, словно засветился и ответил с гордостью:
- Пока нет, кроме общего для всего живого способа – отрубить голову, спалить огнем, разорвать на куски. Главное, чтобы его слюна и кровь не попали в твою рану. Туман очень заразен, это может помешать его использовать. Но наш господин сейчас работает над лекарством. Его можно принять и туман на тебя не подействует. В теории. Ну, или обмазать им меч и тогда чудовище моментально дохнет от мельчайшего пореза. Окончательно.
- А как же случайные жертвы? – Сразу же спросил я. – А если ветер унесет туман?
- Дурак ты, де Нибб. Для этого и столько стихийников здесь. Ты же умеешь наводить туман, я слышал ты отличный маг. Управлять таким туманом то же самое, просто выпускаешь его над городом или полком врага и ждешь. А сам туман рассеется и распадется через пару тройку часов, при хорошей погоде. Когда нужно прекратить, просто так же рассеиваешь лекарство. Все продумано. Мы за это оружие особую благодарность от самого директора получили.
Я посмотрел на сферу – жуткая вещь. Вот какие вещи хочет получить любимый император. Да, с таким оружием можно и эльфов всех убить. Достаточно побольше такого тумана навести на их лес и все. Остроухие сами себя перебьют. Лекарства нет, чудовищ убить сложно. Просто не выпускать монстров из леса. А потом обмыть лес дождем и можно жить.
Уборку мы закончили в полной тишине. Ал напевал что-то похабное, про девушку, которая очень любила солдат, а вот солдаты, почему то отчаянно гибли в ее постели.
Я же обдумывал все услышанное, нет, не девушку и ее проклятую постель. С девушкой из песни все ясно – ходить почаще в баню и с солдатами ничего не будет, тут речь о том, что я узнал.
Посмотрел на стеклянный шар – жуткий зеленый туман игриво переливался при магическом свете зала. С кем собрался воевать император? Зачем такое оружие?
Мое внимание привлек черный провал на потолке. Духовое отверстие, но закрытое заклинанием, не пропускающим воздух. Ну, хоть о своей безопасности эти люди позаботились. Посмотрел на дверь – там точно такое же заклинание, но не активированное. Видимо, в случае утечки, чтоб заблокировать туман в комнате. Они боятся своего же оружия.
Ну, хоть какая-то определенность есть. Все отделы института делают оружие. Отдел огненной магии испытывает самовзрывающиеся артефакты, которыми можно вооружить простых солдат, но зачем, если бомбы давно придумали? Черный песок отлично горит, я слышал, что даже на востоке оружие с черным песком активно стали делать, да вооружать крестьян. Неужели Император испугался вооруженных крестьян и решил им как-то ответить? Вооружать крестьян оружием с черным песком невообразимо дорого, что известно всем. Хотя такое оружие может уничтожить даже самую подготовленную конницу. От того и такая ценность магов в армии – маги достаточно сильны, чтобы разбить конницу врага.
Проблема в том, что, как бы кто не отрицал, но рядовой солдат империи достаточно глуп. И использовать сложные артефакты ему тяжело. Вот они и бились над тем, как упростить «огненные яблоки» для простого воина. Так, чтоб они, славные воины империи, сами себя не подорвали. Наш же отдел делал лекарство к ужасному туману, что сам же и придумал. Наверно отделы других стихий заняты подобным.
Интересно, а где же магесса де Ларье другие «семерки», особенно Шата, проклятая девчонка.
С этими мыслями я дошел до своей спальни, скинул балахон в угол, упал на кровать. Но заснуть мне в тот вечер так и не удалось. Дверь комнаты отворилась и ко мне проскользнула женская фигура в золотом балахоне.
Магесса Каэлина де Ларье, она же моя наставница, проклятые знают, как ее еще зовут, своей собственной персоной. Горячей, ну или хотя бы приятной встречи не случилось. Женщина сразу же, по-хозяйски уселась на край моей кровати и заговорила:
- Эмерик, наконец-то удалось с тобой встретиться. Помнишь наш разговор в деревне?
Я утвердительно кивнул, прогоняя остатки сна. Еще не помнить, до сих пор от самой ситуации кровь теплеет…
Магесса тем временем продолжила: - Меня определили в особую группу, как видишь по одежде, под руководством самого директора фон Далхота. Годелив со мной. А Шату он себе в личные помощницы забрал. Это меня пугает, но об этом потом. – Она, немного помолчав, продолжила. – Особая группа как раз и занимается этим самым оружием, которое так необходимо герцогу де Монтре. И оружие готово. Все эти годы они его делали, и только вот закончили. Первое испытание прошло крайне неудачно, много магов погибло, но сейчас они исправили все ошибки, практически и готовятся ко второму испытанию. Испытания проведут и представят его императору в конце месяца. То есть через две недели. Он как раз в этом районе, тут же учения. После учений он приедет сюда в сопровождении начальника тайной стражи, любителя маленьких детей де Фаттена. И тогда выкрасть его будет уже невозможно. У нас есть две недели, чтобы выкрасть и сбежать отсюда.
Неожиданно, скажу я вам. Неделю чистил кабинет, собирал пыль с полок, как выясняется, что спокойной жизни пришел конец.
Де Ларье заметила мое удивление:
- Одной отсюда не вырваться, у меня нет никаких идей. Я не знаю, как работает подъемная плита. Тебе надо проникнуть в комнату, где она управляется, понял? Нам же покидать наш корпус нельзя совсем. Даже эта вылазка может стоить мне головы. Я подам тебе сигнал, ты поймешь. Мы все-таки связаны.… Узнай, как работает платформа, единственный способ сбежать отсюда.
Женщина поправила свои красивые длинные волосы и задумчиво сказала:
- Ну а что на счет наших, Шата слишком много общается с директором, меня это пугает. Он могучий маг, один из самых сильных в Мирее, он может снять любую клятву, я уверена. Боюсь, времени совсем мало, когда он догадается ее расспросить подробнее. А ты делай, что велено и надеюсь, нам повезет.
- Госпожа магесса, я постараюсь сделать все, что вы хотите. Но что, же это за оружие такое?
Женщина затихла, подняв палец вверх. А потом, совсем бесшумно встала с кровати и направилась к двери. Приоткрыв дверь, де Ларье остановилась и, не оборачиваясь, ответила на вопрос:
- Это артефакт. Артефакт – портал.
Как только дверь закрылась, я, наконец, свободно выдохнул. Особое оружие императора это артефакт-портал. Та самая магия, которая считается невозможной. Якобы порталы позволяют мгновенно переместиться за сотни миль куда угодно. Но ни у кого никогда не получалось это сделать. Хотя, наверно, получилось, раз магесса сказала.
Проснулся я от хлопка в ладоши. Кто-то настойчиво хлопал в ладоши.Осмотрелся. Я опять в той самой белой комнате. Рядом со мной, сложив ноги под себя, сидела моя союзница, в этот раз одетая в какую-то странную зеленую тунику. Ее красивые, черные волосы были сплетены в тугую косу, украшенную застежкой с жуком. Девушка улыбалась, заметив, что я проснулся, хлопать прекратила.
- Ты слишком сильно напрягся. Даже и не заметил, как оказался тут. Хотя, вроде бы уже опытный маг.
Посмотрел в ее красивые глаза, в которых можно утонуть, и сразу доложил о выполнении ее поручения:
- Все сделал, часть зерен у меня. Когда банка разбилась, я собрал, сколько смог. Никто вроде не заметил.
- Я знаю. Ты молодец.
Так, надо поговорить с ней, приподнялся и спросил: - Что это? Это артефакт для герцога? Зачем мне это?
Девушка поправила свою блестящую косу, ответила: - Зерна эти, это кагалит[2]. Искусственный минерал, тебе лучше не знать, как и откуда его берут. Ученые маги в Троакастере ищут способ с помощью использования его свойств изготовить новое оружие. С одним из них ты уже столкнулся. Антимагический артефакт. Правильно активированный кагалит блокирует магию в ста шагах вокруг себя, но не проходит сквозь толстые стены. От того его и хотят использовать в боях против магов. Да в нем столько возможностей, а они из него оружие делают! – Красавица грустно вздохнула и продолжила. – В Троакастере действительно много таких вещей. Глава института, архимаг фон Далхот подчиняется только императору. А тот в свою очередь не доверяет никому. В институте есть куда более удобное, и так нужное де Монтре оружие. И ты уже узнал, какое оружие. Он и пытается его добыть. Встреча с егерями абсолютная случайность. Просто невероятное совпадение, что Троакастер проводит опыты совсем рядом с тем местом, где герцог проводит свои. Видимо люди считают эти места совсем уж глухими.
Союзница громко рассмеялась, ее нежный, практически детский смех меня успокоил. Девушка встала на четвереньки и быстро ко мне подползла.Ее лицо оказалось совсем близко к моему.
- Храни кагалит, он тебе пригодится. Кагалит можно использовать не только для блокирования магических способностей. Меня пугает твоя дружба с де Ларье, она опасная женщина, которая знает что ей нужно. Да и не светит тебе ничего с ней, сам понимаешь.
Я опустил голову, все она знает. Осторожно сказал:
- Не знаю, что на меня нашло.… Но ведь она на моей стороне, вроде бы…
Девушка снова засмеялась, а потом ответила:
- Да я знаю, что нашло. Не твоя это партия, мальчик, не твоя. Магесса у себя на уме. Она жаждет многого, что не должно быть ее. Это плохо. Ну а теперь о самом главном – ты уже знаешь, что нужно де Монтре, и наверно догадался, что нужно самой магессе. Не важно, у кого в итоге окажется артефакт, ты им будешь не нужен. Запомни это заклинание. – Девушка сплела перед собой небольшое заклинание, совсем простое. – Оно позволит активировать кагалит. Примени его на зерна и бросай. Через пару минут магия в ста шагах исчезнет и маги станут бессильны. Это поможет тебе выбраться из Троакастера. Как – смотри по обстоятельствам, используй де Ларье, она хоть и сама по себе, но выбраться тоже отсюда хочет. А теперь самая главная твоя цель. То, что поможет тебе выжить. Как только окажешься на твердой земле, сделай все возможное, но заполучи артефакт-портал себе. Любой ценой. И беги как можно дальше. Ты все поймешь, когда наступит время. А там – я свяжусь с тобой. Часто не могу, цена слишком велика…
Я осторожно положил руку на плечо союзнице, девушка совсем не сопротивлялась:
- Спасибо тебе большое, я ведь так и не знаю твое имя.
Девушка положила свою руку поверх моей и пристально посмотрела мне в глаза:
- Мое имя не имеет значения. Главное помни, я твой единственный союзник. Наступит день, когда я все расскажу. Но пока каждый должен делать то, что велит ему Судьба. А тебе Судьба велит одно – завладеть порталом и бежать как можно дальше.
Союзница поцеловала меня в лоб и комната потемнела.
[1] Директор — Латинское director (руководитель). Слово «директор» заимствовано из латинского языка через немецкий в конце XVII — начале XVIII в. и означает «руководитель», «управляющий». В данном контексте именно руководитель института, ввиду того, что институт занимается научной деятельностью, но не обучает студентов.
[2] Кагалит – искусственный минерал магического происхождения. Используется в некоторых артефактах.
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 3

Оставить комментарий

  1. Lenaadefe
    los angeles process server
  2. Jamesbidge
    Many thanks for support how I can thank you? squirtinghdtube
  3. ArthurHAK
    Раскрутка сайта Зарайск