История маски. От египетских фараонов до венецианского карнавала

Медицинские маски

Сейчас эта тема актуальна, как никогда, но в истории человечества эпидемий было множество. Так защищались ли раньше люди, или считалось, что зараза не передается через воздух?
Гиппократ еще в античные времена писал, что воздух («пневма») есть источник распространения заболеваний. Воздух содержит «болезнетворные миазмы», вдыхая которые, человек заболевает. Но поскольку защититься от воздуха невозможно, Гиппократ и его последователи советовали сменить место жительства. Иной защиты они не видели. В одном из древних трактатов написано: «Таким образом, защищаться от дыхания больного человека нет смысла, ибо болезнь распространена в воздухе. Именно его и следует очищать, меньше вдыхать, а то и вовсе сменить». Римляне переняли эту идею греков, таким образом маски в медицинских целях они не использовали.
В Средние века никаких изменений в этом смысле не произошло, поскольку вся наука заключалась в изучении и комментировании трудов античных авторов. Что они писали, то и считалось истиной в последней инстанции. При этом эпидемии происходили постоянно и могли длиться по многу лет, как, например, знаменитая «Черная смерть», выкосившая до трети населения Европы.
«Черная смерть» оставила такую память у народов, что это название стало нарицательным. Это была первая зафиксированная пандемия.
Современное изучение этой пандемии сложно потому, что в летописях, записках и хрониках тех лет ее называют «моровым поветрием» или «повальной болезнью», но неизвестно, какая именно из болезней имеется в виду. Исследователи ориентируются на описанные симптомы, которые могут быть неполными или могут совпадать у разных инфекций.
Пандемия началась в районе пустыни Гоби в Монголии и Китае и постепенно, вместе с грызунами и зараженными людьми, продвигалась на запад. В 1346 году чума появилась в низовьях Дона и Волги, опустошив столицу золотоордынских ханов Сарай и близлежащие города. В летописном своде 1497 года (Уваровская летопись) в записи за 6854 год от сотворения мира (1346 год от рождества Христова) написано: «Бысть мор силен под восточною страною: на Орначи, и на Азсторокань, на Сараи, на Бездежь, и на прочии грады во странах тех, на босурмене, на Татары, на Ормены, на Обезы, на Фрязи, на Черкасы, яко не бысть кому погребати их».
От низовьев Дона и Волги чума продолжила движение двумя путями. Купеческие караваны «перевезли» чумных крыс и блох через низовья Волги и Кавказский хребет на Средний Восток, а второй путь – на кораблях через Черное море в Крым.
Весной 1347 года болезнь объявилась в Константинополе, столице Византийской империи. Византийский историк Никифор Григора писал о «тяжкой чумоподобной болезни», от которой «в большинстве домов все живущие вымирали разом». По свидетельству венецианских куцов, вымерло 90 % населения города.
Этой же весной чума начала распространяться в Месопотамии, Персии, в сентябре появилась в Трапезунде. Осенью 1347 года в Александрию прибыл корабль из Константинополя, на котором из 32 купцов и 300 человек корабельной команды и рабов в живых сумели остаться лишь 40 моряков, 4 купца и один раб, «каковые умерли тут же в порту». Поскольку они сошли на берег, то занесли и чуму. Далее она стала распространяться по Нилу и достигла Асуана в феврале 1349 года, за это время опустошив страну. Дальше на юг чума не продвинулась, поскольку ни крысы, ни блохи не смогли преодолеть Сахару.
Зато страны Средиземноморья ничем не были защищены. Моровое поветрие распространилось на Грецию и далее на Болгарию и Западную Румынию (в те времена бывшую частью Венгерского королевства) вплоть до Польши, накрыло Кипр, где к эпидемии прибавилось еще и цунами. Далее корабли приплывали в разные европейские порты, и чуму уже ничто не могло остановить. В разных городах по свидетельствам современников смертность составляла от 30 до 90 % жителей.
За 1349 год чума из восточного Средиземноморья, через Мекку и Персию, достигла Багдада. В 1350 году черный чумной флаг был поднят над польскими городами.
И вот в 1352 году чума добралась до Руси. Она не пришла с юга, поскольку русичи враждовали со степными народами, она пришла кружным путем через Европу. Согласно Никоновской летописи, «бысть мор во Пскове силен зело и по всей земле Псковской, сице же смерть бысть скоро: храхне человек кровию, и в третий день умираше, и быше мертвии всюду». Далее летописи сообщают, что священники не успевали хоронить мертвых. За ночь к церкви приносили по двадцать-тридцать трупов, так что приходилось класть в одну могилу по пять-десять тел и отпевать всех одновременно.
В 1353 году в Москве умер 36-летний Великий князь Московский Симеон Гордый. До того как слечь, он похоронил двух малолетних сыновей. На престол взошел младший брат Симеона князь Иван, известный позже как Иван Красный. В Глухове, согласно летописи, не осталось ни одного выжившего. Болезнь также опустошила Смоленск, Киев, Чернигов, Суздаль и наконец, спустившись к югу, затихла в Диком поле.
Опустошив Шетландские, Оркнейские и Фарерские острова и достигнув оконечности Скандинавского полуострова на востоке и Гренландии на западе, чума стала затихать. В Гренландии эпидемия нанесла по местной колонии такой удар, от которого та уже не могла оправиться и постепенно пришла и запустение. Так закончилась история «Зеленой земли» (как переводится название острова).
Ведь в те времена в Европе было гораздо теплее, и Гренландия не была покрыта льдом.
При этом отдельные регионы Франции и Наварры, а также Финляндия и королевство Богемия по неизвестным причинам не были затронуты второй пандемией, хотя в 1360–1363 годах у них все-таки случилась эпидемия, да и позже бывали вспышки бубонной чумы.
Всего по современным расчетам в Европе в 1347–1351 годах умерли до 34 миллионов человек.
Средневековые врачи использовали в своей практике лекарства на растительной или животной основе, а также хирургические инструменты, и они прекрасно понимали, что против чумы это не поможет. Кроме того, с усилением эпидемии и ростом страха перед чумой все больше медиков старались так же покинуть зараженный город, как и остальные жители.
Все попытки лечения были безуспешными. Случаи выздоровления во время эпидемии Черной смерти были единичными и почти все пришлись на конец пандемии.
В этих условиях сеньоры или города оплачивали услуги специальных «чумных докторов», в обязанности которых входило оставаться в городе до конца эпидемии и лечить тех, кто стал ее жертвой. Считается, что первых чумных докторов нанял папа Климент VI (1342–1362), после чего эта практика стала применяться по всей Европе.
Для защиты от «миазмов» чумные доктора носили ставшую позднее знаменитой клювастую маску. Маска, вначале закрывавшая только лицо, после возвращения чумы в 1360 году начала полностью покрывать голову, она делалась из плотной кожи со стеклами для глаз, причем в клюв закладывались цветы и травы – розовые лепестки, розмарин, лавр, ладан и т. д., должные защищать от чумных «миазмов». Чтобы не задохнуться, в клюве проделывали два небольших отверстия.
Считается, что демографическая ситуация в Европе окончательно стабилизировалась лишь к началу XIX века – таким образом, последствия Черной смерти ощущались в течение последующих 500 лет.
В 1619 году французский медик Шарль де Лорм обобщил все способы защиты врачей и создал специальный костюм для «чумных докторов».
Костюм де Лорма состоял из длинного, от шеи до лодыжек, плаща, узких брюк, перчаток, ботинок и шляпы. Все элементы костюма выполнялись из вощёной кожи или, на худой конец, из грубого холста, пропитанного воском. Маска закрывала все лицо, и у нее был нос, похожий на птичий клюв, который набивали сеном, сушеными травами (лавандой, мятой, гвоздикой и подобными), специями, камфорой или прокладывали губкой, смоченной в уксусе. Эти травы и препараты должны были отгонять дурной запах, поскольку считалось, что любой неприятный запах несет в себе болезнь. Кроме того, отверстия для глаз в маске были закрыты стеклом, а сам доктор дотрагивался до пациента только тростью, то есть находился на расстоянии от него.
«Чумной доктор» для профилактики постоянно жевал чеснок, так что клюв еще защищал окружающих от чесночного запаха. Кроме того, доктор помещал ладан на специальной губке в ноздри и уши.
Для притока свежего воздуха в клюве имелись два небольших вентиляционных отверстия.

 

Маска чумных докторов делалась из плотной кожи со стеклами для глаз, а в клюв закладывались цветы и травы

 

В дальнейшем такую одежду и маски подобного типа использовались в разных странах, причем не только докторами, но и всеми, кто работал в очагах эпидемии, например сборщиками заболевших или умерших.
Бывали случаи, когда маски носили не только доктора, но и больные. Например, чтобы скрыть пораженное болезнью лицо. Такой вариант известен для Чезаре Борджиа.
После пандемии «черной смерти» выжившие торопились насладиться жизнью. Люди не пытались избегать прегрешений, поскольку ясно видели, как чума уносила и грешников, и праведников, и ни в чем не повинных детей, и священнослужителей.
В 1493 году Колумб вернулся на европейскую землю, захватив с собой не только подарки от индейцев, но и новых для Европы микробов. Так в Европе появилась бледная трепонема – возбудитель сифилиса.
В 1497 году в Неаполе оказался кардинал Чезаре Борджиа, который хотел устроить брак сестры. По завершении всех запланированных дел Борджиа не забыл навестить некоторых местных женщин, не отличающихся моральными принципами. По прошествии месяца у него появились первые симптомы сифилиса, вскоре вся кожа покрылась мокнущими папулами и заметной сыпью. Личный врач кардинала по фамилии Торелла пытался лечить знатного пациента горячими ваннами и мазями, созданными на основе уксуса и розового меда, отварами, сделанными из алоэ. Через месяц ему показалось, что это помогает. Однако на самом деле у Чезаре наступила лишь пауза между первой и последующей стадиями болезни.
В течение ряда лет неблагоприятные симптомы то возвращались к Борджиа, то отступали. В дальнейшем он начал постоянно носить на лице маску, скрывая явные изъяны. Этот человек почти не переставал испытывать жестокую боль, что приводило к необдуманным поступкам. Чезаре погиб в 1507 году.
И в России болезнь распространилась быстро и широко. Началом планомерной борьбы с сифилисом можно считать 1667–1679 годы, когда царским указом Аптекарскому приказу предписывалось осматривать лиц с «прилипчивыми болезнями», в том числе и «френчью» (французской болезнью).
В 1755 году в «Учреждении об управлении губерниями» предписывалось «лиц непотребного, неистового и соблазнительного жития женского пола помещать в смирительные дома», а за полученную от «невоздержанности французскую болезнь виновные наказывались батогами». В 1763 году в Санкт-Петербурге была открыта «секретная» больница для больных «франц-венерией» на 30 мужских и 30 женских мест. Поступившие в нее больные не называли своего имени и могли носить маски. Посторонние на территорию больницы не допускались. Так в России была создана первая специализированная венерологическая больница.
Что же касается защиты врачей, то они продолжали носить противочумные костюмы, ведь эпидемии чумы повторялись снова и снова в разных странах.
Так, самая сильная эпидемия чумы в Одессе была в 1812 году. Она началась в августе, вскоре после заключения мирного договора между Российской и Османской империями. Торговля сделалась свободной, и множество коммерческих судов из турецких портов хлынули в Одесский порт. С 1 по 12 сентября каждые сутки умирало уже до 20 человек с явными признаками чумы.
Тогда генерал-губернатор Новороссии и Бессарабии герцог де Ришелье объявил всю забугскую часть Херсонской губернии карантином: линии карантинной стражи проходили по рекам Буг, Днестр, Кодыме и по сухопутной части Подольской губернии. Там останавливали всякого и отправляли в ближайшие карантины, числом 4, в которых любой должен был провести 30-дневную обсервацию. Морское сношение, а также всякая рыбная ловля были запрещены. Однако эти меры не подействовали, ибо внутри карантинной зоны люди жили по-прежнему, активно контактируя друг с другом.
К 16 ноября умерших было уже 1720 человек, и никаких знаков, что число заболевших уменьшается, не было. И Ришелье решился на всеобщий карантин. По его приказу были сожжены все подозрительные и подвергшиеся болезни землянки, особенно наполнявшие Карантинную и Военную балки; он позволил высшим классам выехать на поселение на пригородные хутора, находящиеся внутри оцепления; затем 22 ноября были объявлены условия строгого карантина: все собрания запрещены, все присутственные места и даже храмы на время карантина закрываются. Все население должно было оставаться в своих домах, покидать дома было запрещено кому бы то ни было, посещать жителей могли только комиссары, священники, врачи и повивальные бабки.
Строгий карантин продолжался 46 дней. По городу могли передвигаться только патрули, наблюдавшие за соблюдением карантина, и повозки с красными (перевозившие больных) или черными (перевозившие умерших) флагами, сопровождаемые мортусами (сборщиками трупов), одетыми в кожаное высмоленное платье (для предотвращения заражения одежду смолили) с масками на лице. Носы масок были вытянуты, туда клали измельченный чеснок для обеззараживания вдыхаемого воздуха. Мортусы были вооружены длинными шестами с крючьями на конце или арканами, при помощи которых они выволакивали из домов тела умерших. Каторжники, закованные в кандалы и в таких же черных просмоленных одеждах, как у мортусов, по истечении двадцати дней после выноса из домов мертвых входили в них и производили дезинфекцию.
В итоге этой эпидемии умерли 11 % населения внутри карантинной зоны.
Более похожие на современные медицинские маски появились лишь в самом конце XIX века. Практически одновременно их изобрели француз Поль Бержер и поляк Ян Микулич-Радецки. Незадолго до этого немецкий микробиолог Карл Флюгге обнаружил патогены в слюне. Бержер, предположив, что врач может передать пациенту болезнь во время операции через частички слюны, которые выделяются при разговоре, кашле или чихании, создал специальную защитную маску.
В октябре 1897 года он начал носить четырехугольную мягкую повязку из 6 слоев кисеи, пришитую нижним краем к стерилизованному льняному переднику (чтобы спрятать и бороду тоже), а верхним краем удерживаемую на носу повязками, которые завязывались на шее. Причем носили и другие врачи, а Бержер за всем наблюдал и через год сделал вывод, что количество инфекций у пациентов, с которыми работали врачи в масках, уменьшилось.
В 1899 году он зачитал свой доклад «Об использовании маски при оперировании», но члены общества отнеслись к выводам скептически, поскольку считали, что изо рта человека столь благородной профессии не может исходить угроза.
В это же время Ян Микулич, один из основателей краковской хирургической школы, не только изобрел несколько новых оперативных приемов и хирургических инструментов, но и независимо от Бержера создал свою марлевую повязку на лицо и одним из первых начал использовать перчатки во время операций.
К 20-м годам XX века маски стали широко практиковаться в операционных многих стран Европы. Большое распространение не только среди врачей, но и среди всего остального населения такие повязки получили во время эпидемии «испанки» в 1918–1920 годы. Кроме того, несколько раньше, в годы Первой мировой войны, маски использовали на фронте в качестве защиты от нового химического оружия.
С тех пор маски считаются непременным атрибутом хирургов на операциях и медицинских работников во время вирусных эпидемий. Во многих странах Востока стало традицией носить маски всем людям в общественных местах в сезон гриппа.
Первоначально медицинские маски изготовляли из марли и кисеи, а прослойку делали из ваты и шерсти. Сейчас для масок заводского изготовления применяют нетканые материалы из полимерных волокон. Медицинские маски бывают процедурными, повседневными, хирургическими и специализированными и отличаются между собой фильтрами и количеством слоев. Однако маска не может плотно прилегать к коже, поэтому через нее может просочиться до 50 % зараженного воздуха.
Медицинские маски нельзя использовать повторно. Во время эпидемий рекомендуется менять их каждые два-три часа, а для защиты от загрязненного воздуха повязку можно носить около шести часов.
Хирургические маски используются при проведении процедур или оперативных вмешательств. Они имеют внутренний противожидкостный слой и прозрачный экран, который защищает глаза. Размер таких масок 17,5×16 см.
Особенность угольных масок – фильтрующий слой. Он не пропускает частицы, обеспечивает надежную защиту от пыли, химических веществ и микроорганизмов. Идеально подходят для работы в лабораториях. Их можно носить порядка шести часов.
Кислородные маски отличаются от тех, что применяют для защиты от попадания бактерий. Их используют при заболеваниях дыхательных путей, отравлении, инсульте, инфаркте и других случаях.
Анатомические маски обеспечивают 99 %-ную защиту от вирусов, бактерий, пыльцы и пыли. У них четыре слоя, фиксация происходит с помощью ушных петель. Кроме того, анатомические маски гипоаллергенны и бывают разных размеров.
Марлевая многоразовая маска защищает от инфицирования примерно на 20 %. Конечно, это лучше, чем ничего. Носить ее можно не более 2 часов, потом надо постирать с мылом. Помогает при отсутствии прямого длительного контакта с больным человеком, например в магазине. Защищает от резких запахов и неплохо справляется с едкими веществами в малых концентрациях.
Плюс ее в том, что марля выдерживает многократное использование при должной дезинфекции и легко обрабатывается любыми способами: радио-и кварцевыми стерилизаторами, кипятком и простыми дезрастворами.
Тканевая многоразовая маска имеет такую же степень защиты. Тоже работает не больше 2 часов, потом ее надо стирать. Многие изготовители забывают о фильтрующих слоях, изготавливая маски просто из одного-двух слоёв цветной синтетической ткани. А синтетику нельзя кипятить, обрабатывать ультрафиолетом и даже замачивать в хлорке. Кроме того, в синтетике накапливаемая влага и статическое электричество станут благодатной почвой для бактерий и вирусов. Без фильтра она скорее вредна.
Медицинская трехслойная маска защищает уже лучше, до 40 %. Носить ее все равно можно не больше 2 часов. Внутренний слой выполняется из фильтр-бумаги либо другого синтетического фильтрующего крупные частицы материала. При необходимости такую легко можно сделать самостоятельно, например разобрав медицинскую пеленку или добавив в тканевую повязку средний слой.
Медицинская хирургическая маска тоже останавливает 40 % вредных веществ или микроорганизмов. Носится не более 2 часов. Это четырёхслойная маска, внешне не отличимая от трехслойной. Требует плотного прилегания к лицу. Четвертый слой в данной маске впитывает влагу, что улучшает ее дезинфицирующие свойства.
Респиратор класса защиты FFP1. Уровень защиты достигает 60 %. Время ношения – до 4 часов. Он одноразовый. Данный респиратор отличается от масок более плотным материалом и полным прилеганием по контуру – прошитый край идет по всей маске, а не только со стороны наносника/ креплений. Считается более надежным способом защиты, поскольку респиратор увлажняется чуть дольше и в его состав входят более плотные материалы. Обычно их используют для защиты от пыли. Это относится как к вариантам с клапаном, так и без него – он лишь улучшает дыхание.
Респиратор класса защиты FFP2. Уровень защиты до 70 %, время ношения составляет 6–8 часов. Тоже одноразовый, имеет клапан. Основное назначение этого класса респираторов – защита от аэрозолей, влаги и мелкодисперсных частиц. Может обеспечивать защиту от вируса, но не гарантирует её на 100 %. Немного недотягивает до рекомендованных Всемирной организацией здравоохранения респираторов класса N95, фильтрующих до 95 % аэрозолей, в которых и распространяются вирусы. Обычным людям поначалу довольно сложно дышать длительное время в таких респираторах. Материал респиратора чаще не рассчитан на длительную эксплуатацию во влажных условиях.
Респиратор класса защиты FFP3. Уровень защиты выше 80 %, время ношения до 6–8 часов. Одноразовый респиратор с клапаном с наиболее высоким классом защиты, который официально защищает от вирусов и бактерий. Рассчитан на длительную работу в атмосфере с высоким загрязнением. Это максимальный класс защиты для респиратора, который возможен в массовом сегменте, он чуть лучше N95.
Но многим людям дышать в нём, несмотря на обязательный клапан, становится тяжело уже через полчаса-час, и только некоторые модели обеспечивают комфортное ношение длительное время. Кроме того, он одноразовый, и если его снять, то придется выбросить. Получается очень затратный вариант.
Респиратор с принудительной подачей. Уровень защиты выше 80 %, время ношения 6–8 часов. Такой же одноразовый респиратор, как и предыдущие, но в нем один или оба клапана дополнены вентиляторами. Это китайское производство и разработка, они популярны у жителей промышленных городов Китая для защиты от смога.
Одноразовая неразборная полумаска. Уровень защиты выше 90 %, время ношения до 8 часов. Это резиновый респиратор с местом установки клапанов и фильтров, часто дополненный пластиковыми очками. Фильтры простых моделей чаще не сменные. Сменные могут меняться под различные виды работ или загрязнения для большей эффективности и обычно приобретаются отдельно, но должны быть одного производителя, иначе не подойдут. Такая полумаска защищает не только органы дыхания, но и слизистые глаз, а также лицо, поэтому обеспечивает максимальный класс защиты. Неразборная конструкция осложняет домашнюю стерилизацию, требуя для эффективной очистки профессиональное оборудование.
Разборная полумаска. Уровень защиты выше 90 %, время ношения до 8 часов. Она по виду такая же, как неразборная, но основание и все элементы чаще всего выполнены из пластика, что повышает удобство ношения и исключает аллергические реакции. Требует тщательной подгонки и правильного выбора фильтров, так как они могут предлагаться не только различных классов, но и предназначаться для разных типов работ и загрязнений атмосферы. Разборная конструкция позволяет осуществлять очистку на месте доступными способами, но это трудоёмкий процесс.

 

Сейчас тема медицинских масок актуальна, как никогда

 

Полнолицевая маска. Уровень защиты выше 90 %, время ношения зависит от фильтров и может составлять от 4 до 8 часов. Это пластиковый полушлем с резиновой или прорезиненной окантовкой. Элементы респиратора с клапанами для фильтров обычно выводятся под горло или на щеки. Обеспечивает прекрасный обзор и удобна при длительном ношении, стекла не запотевают. Однако многое зависит от правильного выбора фильтров.
Полнолицевая маска с принудительной подачей воздуха. Уровень защиты выше 90 %, время ношения зависит от типа и составляет от 4 до 8 часов.
Полная копия предыдущей маски, в которой фильтры заменены на компактную или полногабаритную систему подачи воздуха. Чаще подача организуется небольшой коробкой, где расположен фильтр с вентилятором. Однако герметичная система изоляции позволяет подключение баллонов со сжатым воздухом, как для аквалангов. В отличие от шлема или капюшона, защищает только лицо, полностью закрывая его пластиковым щитком. Предназначена для медработников в очагах заражения или для похода в очаг химического заражения.
Противогаз закрытого типа. Уровень защиты выше 90 %, время ношения зависит от типа и может быть от 2 до 8 часов. Большинство противогазов предназначены для защиты зрения, дыхания и кожи лица в условиях боя или промышленной аварии. Чаще предназначены для определенных типов частиц, аэрозолей и определенных химических средств. Только некоторые модели фильтров предназначены для борьбы с вирусами и бактериями, поэтому противогазы не рекомендуются к использованию даже в больницах и на зараженных территориях.
Защитные очки. Могут использоваться вместе с маской в местах, где очень много зараженных людей. Подойдут любые полностью герметичные модели: для плавания, химические и другие защитные очки без сквозной вентиляции. Однако они запотевают и не всегда легко дезинфицируются в домашних условиях. Рекомендуется искать многоразовые толстостенные модели с системой антизапотевания.
Пластиковая маска-щиток. Обычно используется для защиты зрения во время работ по резке или шлифовке металла, защищая лицо от мелких частиц. Однако с тем же успехом защищает от слюны зараженных людей. Можно сделать самодельную из пластиковой бутылки. Иногда врачи в поликлиниках надевают такой щиток вместе с медицинской маской или респиратором.

 

Правила выбора медицинской маски:
• Хорошая медицинская маска должна идеально подходить по размеру, только так она может защитить от вирусов. Плотное прилегание – залог безопасности.
• У маски должен быть хороший носовой фиксатор, который не скользит и не натирает кожу.
• Завязки или петли на маске должны хорошо ее фиксировать на лице, не вызывая при ношении дискомфорта.
• Маска должна иметь гофрировку, которая обеспечивает комфорт при носке, отсутствие контакта изделия с губами, плотность натяжения изделия.
• Лучше, если в составе маски не будет латекса, который может вызвать аллергическую реакцию.

 

Как правильно надевать медицинскую маску:
• Вымыть руки с мылом и продезинфицировать антисептиком.
• Держать маску цветной стороной и креплениями петель (завязками) наружу.
• Надеть маску так, чтобы она полностью закрывала нос, рот и подбородок.
• Убедиться в удобном прилегании фиксатора на переносице.
• Расправить маску снизу на подбородке.
• Закрепить:
– маску с эластичными петлями надевают так, чтобы нижняя петля оказалась на затылке или шее, а верхняя – в районе макушки;
– маску с завязками поднимают за верхние завязки и закрепляют их бантиком чуть ниже макушки, а нижние завязывают на затылке.
• Убедиться, что в маске комфортно, она плотно прилегает к лицу.

 

Как правильно снимать медицинскую маску:
• Снимают маску исключительно за петли или развязывают завязки, не касаясь ткани.
• Если маска намокла от кашля, чихания или просто дыхания, ее необходимо заменить немедленно.
• Использованную медицинскую маску помещают в пакет, герметично закрывают и выбрасывают. Одноразовые медицинские маски не используют повторно, не хранят в сумке или кармане.
• При контакте с маской, руки необходимо мыть с мылом либо дезинфицировать антисептиком.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий