История маски. От египетских фараонов до венецианского карнавала

Военные маски

С древнейших времен известны маски не только ритуальные, но и военные. Чаще всего их не носили отдельно, а надевали вместе с защитой для головы, со шлемом. Позже маска и шлем объединились. Лицевая часть шлема называется «личина». Известно, что уже в Древней Греции и Риме существовали бронзовые или железные шлемы с антропоморфными личинами, закрывавшими всю голову. Существуют три гипотезы их происхождения: заимствование у этрусков, фракийцев либо парфян.
Шлемы с личинами или сами маски изготавливались из железа или бронзы. Они были похожи на лица статуй и имели отверстия на месте глаз и носа, иногда рта. Их находят в погребениях римских кавалеристов из варварских народов или на территориях военных лагерей римских легионов и вспомогательных частей армии и в кладах.
До сих пор ученые спорят, применялись ли эти шлемы с масками в реальном бою. Но совершенно точно известно, поскольку так написано в античных источниках, что их использовали на военно-спортивных состязаниях в римской армии. Древнеримский историк II века н. э. Флавий Арриан в своем трактате о военном деле писал: «Сами же они выступают, облачившись в железные или позолоченные бронзовые шлемы в соответствии со своим рангом или в зависимости от отличий в искусстве вольтижировки, чтобы еще и этим самым привлекать к себе взоры зрителей. Шлемы же эти, в отличие от тех, что изготовлены для битвы, не прикрывают только голову и щеки, но делаются схожими с лицами всадников и закрытыми со всех сторон, имея напротив глаз отверстия такого размера, чтобы не мешать зрению, но предоставить защиту очам».
Также предполагают, что железные шлемы с личинами могли носить на поле боя знаменосцы – вексиллярии, аквилиферы, сигниферы.
Что интересно и совершенно необычно: личины некоторых военных шлемов имеют не только женские черты лица, но и женскую прическу с украшениями. Единственное объяснение, которое пока придумали, это что кавалерийские турниры с использованием шлемов с масками могли представлять амазономахию – сражение воинов с амазонками. Л. Линденшмит считал маски, изображающие женские лица (порой даже искаженные гримасой или с непременными атрибутами Горгоны Медузы в виде змей в волосах), боевыми со специально пугающими целями.
Про шлемы с масками у парфянских и сассанидских катафрактов (тяжелой кавалерии) писали Аммиан Марцеллин и Юлиан Отступник, римские шлемы с масками они упоминают только в описаниях военных парадов. Арриан в «Тактике» определенно отграничивает их от военных шлемов.
Изображения в основном показывают шлемы с масками в составе трофейного оружия. Возможно, это потому, что невозможно отличить римские маски, которые изготовлялись крайне реалистичными, от лиц воинов на фресках. Однако есть изображения, на которых определенно показаны именно шлемы с масками, причем даже в батальных сценах. Шлемы с антропоморфными забралами-личинами изображены среди прочего оружия на рельефах I века н. э. из Терамо, остатках опорной колонны из Весунны (ныне в музее Весунна в Перигё), а также на более поздних памятниках II–V веков – саркофаге Портоначчо (ок. 185 г.) и, судя по рисункам XVI века, на несохранившейся колонне императора Аркадия.
Найдены несколько масок со следами рубленых ударов, что исключает возможность их повреждения на кавалерийском турнире, где из оружия применялись только дротики с затупленными наконечниками.
Шлемы с масками I века н. э., как правило, изготовлены из толстого листового железа и были вполне пригодны к боевому применению. То есть толщина металла масок I века н. э. сопоставима с толщиной металла шлемов того же периода, а зачастую и превосходит ее. По сравнению с этими экземплярами найденные маски II–III веков кажутся чисто декоративными изделиями. Тулья шлема и во II–III веках часто была изготовлена из листового железа толщины, достаточной для погашения силы удара оружия средней тяжести. Более того, зачастую имелось чеканное декорирование, которое еще больше смягчало удары. Бронзовые маски имели толщину от 0,2 до 2 мм. Толщина предназначенных для использования в бою предметов античного вооружения также не превышает 2 мм. К тому же, как показали микроскопические исследования образца металла оригинала одной из железных масок, листовой металл мог быть многослойным, что улучшало его твердость и прочность.
Получается, что шлемы и маски этой толщины неплохо защищали от большей части античного оружия. Серьезная опасность была только в случае прямого попадания стрел. Однако в этом случае они пробивали и кольчуги, и чешуйчатые панцири, поэтому абсолютной защиты не гарантировал ни один вид доспеха.
Маски-забрала типа Калькризе крепились к центру нижней кромки лобной части купола шлема с помощью шарнирного соединения. Дополнительно они прочно фиксировались на лице нащечниками шлема, которые, в свою очередь, связывались кожаными шнурками для закрепления шлема на голове воина. Такой метод крепления позволяет в случае необходимости разобрать соединение и носить шлем без маски.
Маски типа Неймеген также крепятся к центру нижней кромки лобной части купола шлема с помощью шарнирного соединения. Кроме того, маска фиксируется кожаным ремнем, проходящим от одной щеки маски к другой над назатыльником шлема и крепящимся по бокам маски к заклепкам с широкими шляпками. Маска данного типа закрывает не только переднюю часть лица, но и скулы и уши наездника. И такой шлем не предназначен для ношения отдельно от маски.
Ношение любой из масок причиняет определенные неудобства. Натурные испытания показали, что дышать в них можно свободно даже при сильном напряжении, но при жаре пот, обильно стекая по лицу на подбородок, вызывает дискомфорт. Возможно, поэтому на некоторых масках I века н. э. присутствуют дополнительные вентиляционные отверстия, чтобы пот мог испаряться.
Но подобные маски полностью блокируют периферический обзор. Маски типа Неймеген закрывали ушные раковины и ограничивали слух. Хотя в ушных раковинах масок этого типа есть отверстия, так что всадник все-таки слышать мог.
Дело в том, что, когда речь заходила о дополнительной защите, которая спасала жизнь воина, на определенный дискомфорт внимания не обращали. Жизнь важнее. При этом римские маски предоставляли лучший обзор, чем некоторые из гладиаторских или средневековых шлемов.
В Средние века боевые шлемы с личинами уже совершенно точно использовались в бою. Об этом свидетельствует то, что некоторые из средневековых масок найдены в горелых слоях, на местах монгольских погромов, и имеют на себе явные следы от ударов, то есть это именно забрала боевых шлемов.
Деревня Вендель находится в провинции Уппсала в Швеции. О ней бы никто и не знал, если бы ее именем не назывался целый период шведской истории. Историки датируют «Вендель» 550–793 годами н. э. К этой эпохе относятся шлемы с полумаской, которые находят археологи.
Такие шлемы, как правило, основывались на каркасе, устроенном из металлических полос. Одна из них сковывалась обручем и образовывала нижний край шлема, а вторая выгибалась дугой, приклепывалась одним концом к лобной, а другим – к затылочной части будущего шлема и формировала несущую часть тульи (колпака). Иногда эта дуга образовывала гребень вендельского шлема.
Причем у многих ранних вендельских шлемов каркас делался из бронзовых трубок, на которые наклепывались железные пластины. То есть вендельский шлем – шлем переходного периода от технологий бронзового века к веку железному. На севере Европы бронзовый век длился дольше, чем на юге.
Известны экземпляры с бармицей (доспех на плечи, грудь и лопатки), с нащечниками (иногда и с тем, и с другим), с наносником и даже с личиной – маской, порой даже закрепленной подвижно, на петлях. Такие шлемы, как правило, принадлежали высшей знати племени и поэтому часто богато украшались серебряным плетением, медными или бронзовыми вставками, тонкой чеканкой, фигурками зверей (в основном кабанов) на гребне и так далее.
Личина, как часто у древних народов, представляла собой не просто забрало, а настоящее произведение искусства. Она выковывалась в виде близкого подобия человеческого лица – с носом, усами и иногда бородой.
Саттон-Ху – курганный некрополь восточнее Вудбриджа в английском графстве Саффолк, где в 1938–1939 годах были сделаны, возможно, самые значительные археологические находки в истории Великобритании, включая нетронутый погребальный корабль англосаксонского короля рубежа VI и VII веков.
Самым знаменитым является шлем из Саттон-Ху, поскольку он предположительно принадлежал королю Редвальду, погребённому приблизительно в 625 году н. э. В изготовлении шлема использовались железо, позолоченная бронза, серебряная проволока, гранаты. У него есть лицевая маска, декоративные надбровья, наносник и усы, образующие фигуру парящего дракона.
Шлем из Саттон Ху был найден в виде множества мелких обломков. Целиком сохранилась только маска, гребень и набровия. Однако шлем удалось восстановить почти полностью. Форма шлема восстановлена по гребню. Официально шлем из Саттон-Ху датирован 600–650 годами.
Скорее всего, этот шлем был цельнокованым. К нему были подвижно прикреплены нащечники и цельнокованый назатыльник. Вырезы для глаз – менее глубокие, чем у большинства скандинавских шлемов. Спереди к шлему приклепана железная маска в виде лица усатого мужчины. Она соединялась с куполом шлема в трех местах: в центре и по краям. Ширина маски 12 см. Нос и усы сделаны из бронзы. В нижней части носа проделаны два отверстия для дыхания. Вся маска была покрыта пластинками из луженой бронзы, в нижней части образующими бороду. Маска, включая вырезы для глаз, обрамлена каймой из U-образной в разрезе трубки, приклепанной поверх бронзовых декоративных пластинок.
Треугольные в сечении набровия инкрустированы серебряной проволокой, образующей штриховку. В нижней части они украшены (также в технике инкрустации) линией из гранатов прямоугольной формы. Набровия оканчиваются головами животных, скорее всего, кабанов, из позолоченной бронзы.
Маска и набровия изготовлены таким образом, что образуют фигуру летящей птицы или дракона. Туловищем ей служит нос маски, крыльями – набровия, хвостом – верхняя губа. Голова скорее дракона, чем птицы, выполнена из позолоченной бронзы. Взмывающая птица встречается с челюстями дракона, смотрящего вниз. Его толстое железное тело инкрустировано серебряной проволокой, зигзагообразно проходящей через весь гребень.
Гребень на шлеме был изготовлен из железной трубки полукруглого сечения. Оба конца гребня украшают головы драконов из позолоченной бронзы, глаза которых сделаны из гранатов. Головы этих драконов очень похожи на дракона с маски, но немного длиннее. Гребень покрывает орнамент из чешуек и шевронов (галочек), который также инкрустирован серебряной проволокой. У шлема нет отверстия для рта. Поэтому голос из-под маски должен был звучать очень глухо.
После Венделя наступила эпоха викингов (800– 1100 годы). Шлемы викингов имели или закругленную верхушку со щитками для защиты носа и глаз, или заостренную в виде гребня с прямой носовой планкой. Шлемы были металлические, многие простые воины носили кожаные шлемы. Накладные планки, щитки, надбровья украшались чеканками из бронзы или серебра.
Шлем из Гьёрмундбю (Норвегия) – единственный шлем эпохи викингов, найденный практически полностью сохранившимся. Он датируется 970 годом. По конструкции и дизайну этот шлем напоминает вендельские.
В Византии были довольно распространены кассидионы с антропоморфными личинами, похожими на древнеримские. К шлему они крепились налобным шарниром с петлёй, а фиксировались шнурами, проходящими через отверстия в маске.
Касидион – тип шлема, использовавшегося в Византии в Средние века. Он привязывался кожаными подбородочными ремнями. С VII века встречаются касидионы, украшенные сверху плюмажем. А с X века в Византии появились личины, хотя распространенными они стали только в XII веке. Кассидион с личиной назывался «Автопросопон».
Колпаки с антропоморфными личинами носили юго-восточные соседи Руси – половцы, каракалпаки. У них были цилиндроконические шлемы с личинами, имевшими определённые характерные черты. Маски выполнялись из железного листа толщиной до 0,5 мм в виде европеоидного лица с горбатым носом, загнутыми вверх усами и снабжались прорезями для глаз и носовыми отверстиями. По бокам к личине крепились бронзовые уши, в которые вставлялось по кольцу, возможно, это было нужно для скрепления шлема с бармицей, металлической сеткой, защищавшей плечи. Сама личина крепилась к куполу шлема при помощи шарнира. Конечно, такие шлемы были недешевы, их носили только знатные воины.
Похожими на личины каракалпаков были маски в Золотой Орде. Они не имели ушей, фиксировались штифтом к шишакам или шатровидным шлемам.

 

Шлемы викингов были металлические, многие простые воины носили кожаные шлемы

 

Парадные личины-забрала и шлемы существовали в Османской империи (правление османской династии длилось с 1299 по 1 ноября 1922 года). В конце XVIII – начале XIX века они делались из тяжелой стали, меди и латуни (некоторые позолочены). Они явно не были приспособлены для длительного ношения, поскольку отсутствуют отверстия для дыхания. Эти шлемы и маски испещрены цитатами из Корана. Считалось, что такого рода надписи способны уберечь мусульманина в бою.
На Руси также могли быть шлемы с личинами. Они могли иметь два типа крепления: несъемный и съемный. В первом случае личина была неотъемлемой частью всей конструкции, во втором как бы забралом. Русская и татарская маска-личина хорошо защищала только от сабельного рубящего удара. От копья личина защитить не могла. Кроме того, если личина имела крепление на петлях, то оно было довольно хлипким. Одну-единственную петлю можно снести или заклинить парой хороших ударов.
Не найдено ни одного русского шлема в комплекте с личиной или с креплением для неё, однако найдено два забрала-личины отдельно от шлемов в городищах Серенск и Изяславль. Они относятся ко временам татаро-монгольского нашествия, поэтому их принадлежность неизвестна. На русских рисунках личины не встречаются, но упоминаются в письменных. Вот строки из «Сказания о Мамаевом побоище»: «Сверкают сабли булатные около голов богатырских. Катятся шеломы злаченые с личинами добрым коням под копыта» Правда, это сочинение конца XV века. Вообще же на Руси шлемы с защитой лица были атрибутом военной элиты – княжеских дружинников, потом князей и бояр. Они же могли носить шлемы с полумасками.
Это особый тип шлемов в Восточной Европе и, в том числе, на Руси с середины XII по XIV век – крутобокие сфероконические шлемы с клювовидным наносником. Все они богато украшены золотом и серебром, а некоторые – орнаментом и изображениями святых. Принадлежали они знатным людям и русским князьям.
В таких шлемах наносник совмещался с полумаской. Наносник отличался особой формой – был клювовидно изогнут сверху вниз, а также по ширине в виде ребра жёсткости. Для крепления полумаски делался невысокий лицевой вырез. К шлему крепилась круговая кольчужная бармица, полностью закрывавшая голову. Толщина металла составляла около 1,5 мм. Полумаска имела монолитную конструкцию.
Шлемы эти исследователи делят на несколько типов. К первому типу относятся шлемы, снабжённые полумаской с нижними выкружками для глаз. Ко второму типу относится шлемы, имевшие лишь наносник. Самый известный из них – шлем Ярослава Всеволодовича.
Личин не было на европейских рыцарских шлемах вплоть до эпохи Возрождения. Нечто подобное в Европе стало появляться только тогда, когда доспехи (и шлем в том числе) превратились скорее в знак статуса и предмет личной гордости, чем в жизненно необходимую на поле боя вещь. Дело в том, что европейское военное дело и европейский стиль боя увели эволюцию шлема в сторону преимущественно противокопейной защиты. Европейский бацинет получил вытянутое забрало в виде собачьей морды, как раз чтобы отклонять копье. В эпоху Возрождения в Италии имели хождение шлемы с личинами в стиле позднеримской кавалерии.
У европейских кавалеристов XV–XVI веков был закрытый шлем, который называли «армет». И вот в начале XVI века в Германии император Максимилиан I ввел моду на доспехи с рифлёными поверхностями – так называемые максимилиановские доспехи. Их шлем представлял собой армет итальянского фасона, но с гофрированием купола и других частей.
Одной из наиболее примечательных особенностей было забрало, имевшее следующие формы:
– «гармошкой» – ребристое забрало из горизонтальных рёбер и щелей;
– «воробьиный клюв» – классическая остроносая форма, имевшая широкое распространение на протяжении XV–XVI веков:
– классическая конструкция с одинарным забралом;
– конструкция, появившаяся в 20-е годы XVI века, в которой «клюв» делится на верхнее и нижнее забрало, так что можно откинуть вверх верхнее забрало («разинуть клюв») улучшив обзор, при опущенном нижнем забрале;
– «обезьянье лицо», оно же «моськин нос» – имеющее ниже зрительных щелей выступающую часть забрала с широкими вертикальными прорезями, похожую на решётку;
– «гротескное» – забрало, представляющую собой гротескную маску в виде человеческого лица или морды зверя.
Дальше история военных масок в Европе прерывается вплоть до Первой мировой войны. Именно тогда появились танки. И танкисты носили маски.
Впервые танки (модели Mk.1) были использованы англичанами против германской армии 15 сентября 1916 года во Франции, на реке Сомме. Первые танки были медленными, маломаневренными и лишенными сильной огневой мощи, из-за этого их экипажи были довольно уязвимы. Поэтому им было нужно защитное обмундирование.
Поскольку пехота чаще всего стреляла по открытым смотровым щелям танков, поражения лица и глаз составляли значительный процент ранений танковых экипажей. Поэтому в Великобритании, Франции и Германии были изобретены и сконструированы маски для танкистов. Все они были примерно одинаковыми. Маска представляла собой фигурную металлическую пластину, часто обтянутую кожей (или просто из кожи), прикрывавшую верхнюю часть лица. Данная маска была предназначена для защиты лица танкиста от пулевых осколков и прочих легких попаданий посторонних предметов. Кроме того, считалось, что она может защитить лицо танкиста от свинцовых брызг и отколов с внутренней стороны брони. Такая маска была снабжена очками-жалюзи и подвесной кольчужной бородой, защищавшей подбородок.
Были маски подобного типа и у летчиков.
Кроме того, к периоду Первой мировой еще не ушли в историю стальные шлемы с масками для защиты стрелков и снайперов, ведущие своё происхождение со времен рыцарства. Например, у немцев была стальная маска снайпера, у которой есть вырез на правой стороне, позволяющий стрелку держать винтовку. Одно время были шлемы с маской у немецких огнемётчиков.
И, конечно же, начало использования отравляющих газов в военном деле спровоцировало бурное развитие средств химической защиты, главным из которых стал противогаз и его маска.
Японцы использовали маски, которые имели общее название «мэнгу». Маски самураев были частью доспехов воина. Они служили для защиты лица самурая преимущественно от холодного оружия и устрашения противника в бою. Также они играли роль дополнительной опоры при фиксации шлема на голове (ремни шлема для его надёжной фиксации обвязывали вокруг специально вытянутого для этой цели подбородка маски).
Первые известные маски использовались для защиты лица самураями еще в период Хэйан (794– 1185). Однако наибольшее распространение, а главное, популярность среди военного сословия маски получили в XV веке. С этого времени самурайские маски и полумаски, известные под общим термином мэн-гу, все более усложняются. Начиная с XVII века в связи с прекращением постоянных боевых действий маска у состоятельных и знатных самураев становится частью парадного доспеха. С появлением огнестрельного оружия защитная функция масок исчерпала себя. В период Эдо (160—1868) самурайская маска все более становится просто предметом украшения.
Они делались из кожи или металла, могли покрываться лаком.
Существует пять основных видов мэн-гу по типу защиты лица:
• хаппури – маска, закрывающая лоб и щёки;
• хамбо – полумаска, закрывающая только подбородок и нижнюю челюсть (очень редко – только подбородок);
• хоатэ – полумаска, защищающая подбородок и все щёки, но оставляющая открытыми нос, рот и глаза. Другое название – сару-бо («морда обезьяны»);
• мэмпо – полумаска, закрывающая всё лицо ниже глаз. Пластина, сделанная по форме носа, крепилась так, что её можно было снять (на крючках или шарнирах). В таком случае мэмпо превращалась в хоатэ;
• сомэн – полная маска, защищавшая всё лицо. Иногда делалась из цельной пластины кожи или металла, но чаще состояла из нескольких съемных фрагментов (например, можно было удалить защиту носа или верхнюю часть маски).
Еще был вариант под названием «мэноситахо», когда закрывались плечи и подбородок.
В открытом бою упрощенные варианты боевых масок использовали и ниндзя.
Самураи периода Хэйан (794—1185) часто носили маску хаппури, привязанную вокруг лба под шлемом. Хаппури представляла собой лакированную или покрытую кожей пластину, закрывавшую лоб, виски и щеки. У некоторых были выступы ядомэ, приклепанные под прямым углом к нащечникам для отражения стрел. Маска хаппури и простая сложенная шапка из лакированной кисеи заменяли большинству слуг шлемы. Маска хаппури в тот период использовалась только пехотинцами асигару, часто и вовсе не имевшими шлема. К ней никогда не крепилась защита для горла, а в редких случаях с ней самураи надевали защитное латное ожерелье нодава.
Хамбо – полумаска, закрывающая только подбородок и нижнюю челюсть (очень редко – только подбородок). Маска хамбо известна с XIV века, а в XV–XVI веках становится особенно популярной. К преимуществам этой полумаски можно отнести удобство в ношении и лучший обзор, которого не давал ни один из типов мэн-гу. Эта полумаска оставалась частью парадного самурайского доспеха вплоть до второй половины XIX века.
Хоатэ отличалась от мэмпо тем, что не закрывала нос. Она появилась, вероятно, в XI веке, но тогда не пользовалась популярностью. В период Камакура (1185–1333) знатные люди постепенно начали носить под шлемом вместо маски хаппури полумаску хоатэ. Еще более популярной хоатэ стала во второй половине XIV века. Вместе с маской хоатэ и в дополнение к ней использовалось латное ожерелье нодава. Из-за того, что у человека в такой полумаске могли двигаться только брови и глаза, возникло другое название – сару-бо («морда обезьяны»).
Мэмпо – полумаска, закрывающая всё лицо ниже глаз. Мэмпо появилась примерно в конце XV века и сразу получила широкое распространение, использовалась самураями весь период Эдо (1603–1868), то есть до второй половины XIX века.
Пластина, сделанная по форме носа, крепилась так, что её можно было довольно легко и быстро снять (на крючках или шарнирах). В таком случае мэмпо превращалась в хоатэ, давала больший обзор и становилась более удобной. Однако очень часто использовался вариант мэмпо и без съемного носа. Именно мэмпо стала классическим образцом самурайской маски со всеми присущими ей типичными признаками: гипертрофированная гримаса, морщины, усы и бакенбарды, зубной оскал и открытый рот с застывшим боевым кличем.
Маска сомэн, закрывавшая все лицо, появилась в конце XV века. В конце периода Муромати (1333–1573) цельные маски не пользовались популярностью, поскольку ограничивали обзор и были не совсем удобны в использовании, однако к началу периода Эдо (1603–1868) маски сомэн стали более популярны. Они использовались состоятельными самураями вплоть до второй половины XIX века.
Сомэн иногда делалась из цельной пластины кожи или металла, но чаще состояла из нескольких съемных фрагментов. Например, можно было удалить защиту носа или верхнюю часть маски. Вторая операция превращала ее в полумаску мэмпо. Маски типа сомэн чаще всего делались с демоническими чертами, тем более что демонов в японской мифологии очень много.
Шлем кабуто надежно защищал голову воина – верхнюю часть и затылок, но оставлял открытым лицо. Маска дополняла защиту головы и являлась как бы продолжением шлема. Она выполняла функцию дополнительной опоры при фиксации шлема на голове (ремни шлема для его надёжной фиксации обвязывали вокруг специально вытянутого для этой цели подбородка маски). На «щеках» масок (это касается прежде всего масок типа мэмпо и сомэн) также имелись штырьки или крючки для более прочного крепления шнуров шлема. Шнур при правильном обвязывании соединял маску и шлем в одно целое. Поэтому маски не делались отдельно от шлема и заказывались только для конкретного человека.
Маска и шлем не надевались непосредственно на голову. Перед тем как надеть шлем, на голову повязывалась специальная повязка – хатимаки. А прежде чем надевать маску, между ней и подбородком подкладывался платок (или подушечка), называвшийся «фукуса». Все эти меры смягчали возможные удары по шлему и маске. Маски делались из металла и кожи в различных сочетаниях. Для того чтобы подчеркнуть преемственность поколений самураев, часто железные маски «старили», ускоряя процесс их ржавления, а затем – лакировали. Внутренняя поверхность масок покрывалась красным лаком.
Практически все мэн-гу имели отверстие «асанагаси-но-ана» или коротенькую трубку «цуёотоси-но-кубо» под подбородком для стекания пота.
К концу XV века шлемы уже повсеместно подписывались мастерами-оружейниками. Интересно, что у японцев считалось крайне неприличным при рассматривании чужого шлема и маски заглядывать внутрь их и уж тем более искать клеймо мастера – это приравнивалось к публичному оскорблению и влекло за собой смертельный поединок.
Особенное внимание мастера-оружейники уделяли маскам трех типов: хоатэ, мэмпо и сомэн. Именно им придавали свирепые черты лица.
Все боевое вооружение, в том числе и защитные маски, создавались для конкретных самураев с учетом физиологических особенностей их лиц. Более того, оружейники стремились в мэн-гу реалистично отразить черты лица ее будущего владельца, только в более гипертрофированном виде: они усиливали морщины, отображали нечеловеческое напряжение мышц лица, воссоздавали хищный оскал рта или вытаращенные глаза. Такие маски должны были создавать отталкивающее впечатление, внушать ужас неприятелю, вводить в трепет и оцепенение.
Для большей реалистичности маски делали с усами, бровями, бакенбардами и даже с зубами, которые золотили или серебрили.

 

Маскам хоатэ, мэмпо и сомэн придавали свирепые черты лица

 

Маски часто носили название по тому предмету, который они изображали: корейское лицо – кораибо, лицо старого человека – о-кина-мэн, женское лицо – онна-мэн, лицо мальчика – варавадзура, а с XVI века появляются маски с названием «намбанбо» (лица «южных варваров»), изображавшие европейцев, пришедших с юга. Иногда, опять же для устрашения противника, маска изображала какого-либо демона (очень характерно для сомэн). Существовали маски демонов тэнгу – тори-тэнгу, злых духов – акурио, женщин-демонов – киё и т. д. Некоторые мэн-гу были очень похожи на маски актеров японского театра Но. Однако мастера часто стремились воспроизвести в самурайской маске характерные черты идеального воина.
Бывало и так, что воины надевали специальные маски, чтобы ввести противника в заблуждение.
Например, опытный воин надевал маску юноши, противник нападал, предчувствуя легкую победу, и оказывался побежденным. И, наоборот, молодые воины надевали маски опытных самураев, чтобы не всякий осмеливался нападать на них.
Защитные маски не использовались рядовыми самураями, поскольку были очень дорогими. Мэнгу использовались в основном даймё или богатыми самураями во время больших сражений. Но даже состоятельные самураи боевые маски применяли не всегда, о чём может свидетельствовать многочисленный иллюстративный материал эпохи средневековья, изображающий их с открытым лицом.
Военачальник Ода Нобунага (1534–1582) – один из самых известных персонажей в истории Японии. Он первый даймё (крупнейший военный феодал в средневековой Японии), который не только начал процесс объединения раздробленной феодальной Японии, но и имел все шансы сделать это, если бы ему не помешала смерть.
По легенде когда Ода Нобунага заказывал себе защитную маску, мастер спросил его, с каким выражением ее сделать. Нобунага пожелал, чтобы маска была сделана по подобию его собственного лица – ему не было смысла прятать свое лицо, так как враги уважали и боялись его. Это единственный подобный случай в истории Японии.
В Японии красный цвет имеет много значений. Как и в китайской культуре, это цвет радости, богатства, процветания. Однако это и цвет очищающего и разрушающего пламени, а также всего сверхъестественного. Демоны-они имеют алый цвет кожи. Эти верования отразились и в доспехах.
На одном из экземпляров эпохи Момояма в Новом берлинском музее четыре алых маски демонов, вырезанных из дерева, окружают шлем с четырех сторон, обеспечивая владельцу символическую защиту и устрашающий вид. Кроме того, в данном комплекте есть и защитная маска самурая типа хоатэ, защищающая подбородок и щёки, но оставляющая открытыми нос, рот и глаза.
Период «Сэнгоку дзидай» («Эпоха воюющих провинций») длился со второй половины XV до начала XVII века. С окончанием постоянных военных действий использование боевого доспеха самураями постепенно сходит на нет. Концом эпохи самураев (а значит и мэн-гу) следует считать 1868 год, когда серией законов самурайское сословие в Японии было упразднено. Отныне самурайский доспех становится музейным экспонатом.
В Японии существовали защитные маски не только для самураев-воинов, но и для животных. И прежде всего это касается боевых самурайских коней.
Доспехи для коня «ума-ёрой» появились в Японии только в XVII веке. Причем как раз с этого времени серьезные битвы внутри Японии прекратились, то есть эти доспехи имели чисто парадное назначение. Многие детали доспехов для коня были сделаны из кожи или даже папье-маше и лишь редкие экземпляры – из железа. Голову лошади покрывали наголовником умадзура в форме головы дракона или стилизованного изображения головы лошади.
В начале XXI века японская дилерская фирма «Тораба», занимающаяся древними японскими доспехами сообщила об обнаружении самурайских доспехов для собак. Доспехи были сделаны во время с середины XVIII до середины XIX века и представляют собой деревянные резные шлемы и панцири из черных покрытых лаком чешуй. Предполагается, что доспехи были сделаны по заказу очень богатого и высокопоставленного самурая или дайме (крупного военного феодала). Вероятнее всего, что они надевались на собак во время праздничных шествий и официальных церемоний.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий