Учитель и ученик

Глава 15

Некоторые рыцари-джедаи умели с помощью Силы искусно угадывать эмоции окружающих. Оценивая и анализируя эти чувства, они могли идеально просчитывать свои ответы. Квай-Гон таким талантом не обладал. Обычно ему приходилось понимать настроение собеседника подобно всем, кто Силу не чувствовал: по тону голоса, выражению лица, словам и подтексту.
Но стыд и мучения капитана Дерена были столь велики, что Квай-Гон не только чувствовал их, но и разделял, как будто боль была его собственной.
– Я лично проверил периметр дворцового комплекса, – сказал Дерен. Хотя говорил он тихо, его низкий голос разносился по всей комнате – точнее, весьма богато украшенной регентской палате для аудиенций. Палата была роскошная, идеально чистая, и Квай-Гон подозревал, что Раэль редко сюда наведывается. После инцидента с нейродротиком никто не сомкнул глаз, хотя минуло уже несколько часов и даже луна успела закатиться. Тем не менее Раэль и Квай-Гон сошлись на том, что допросы нужно провести незамедлительно, – время и сон могли размыть воспоминания потенциальных свидетелей. Нужна была любая информация. Но мало кто мог сообщить что-то полезное, и Дерен тоже. – Я лично произвел полный осмотр покоев принцессы Фэнри. Мой астромех перелопатил все данные охраны, и я перепроверил результаты. Тем не менее ответственность лежит на мне.
– Мы имеем дело с опасными преступниками, – сказал Раэль. – Некоторые из вас постоянно уверяли, что эта самая Хейлин не так уж плоха. Что с серьезными атаками, возможно, они просто перестарались. Но теперь они раскрыли свои карты. Они убийцы. Киллеры. И они охотятся на Фэнри. Поэтому чтобы такие проколы больше не повторялись. Ясно?
Дерен опустил голову, как будто ему вынесли приговор:
– Да, лорд-регент.
Но другое официальное лицо, которое Квай-Гон и Раэль допросили ближе к утру, нисколько не чувствовало себя виноватым.
– Это возмутительно, – рявкнула министр Орт. – То, что кто-то может возлагать на четырнадцатилетнюю девочку вину за политические перемены – пускай и нежелательные, – при том, что эта малышка сама по себе так мало имеет к ним отношения, и…
– Что? – приподнял бровь Раэль.
Орт негодующе и горделиво вскинула заостренный подбородок:
– Это вы зачинатель всех этих перемен. Не принцесса Фэнри, не народ и уж точно не я. Это вы хотите, чтобы «Цзерка» чувствовала себя здесь еще более вольготно. И всем на планете и луне это известно.
– Хотите, чтобы Пайджел так и прозябал захолустьем? – Судя по запальчивости Аверросса, этот спор уже имел место раньше, и оба участника наизусть знали свои реплики. Покосившись на Оби-Вана, Квай-Гон увидел, что ученик тоже все понял. – При таком положении дел эта планета никогда не догонит Галактику. Без перемен у этой планеты нет будущего.
– У Пайджела не может быть никакого будущего без лидера, – парировала Орт. – Настоящего лидера. И этот лидер – Фэнри, а не какая-то там… какая-то… конституционная ассамблея.
– Вы никогда не жили при демократии, госпожа министр, – отважился вмешаться Квай-Гон. – Да, коллективные органы власти не лишены недостатков, но в целом они со своей работой справляются.
Орт рассмеялась:
– Скажите это Галактическому сенату! Если только там не слишком заняты позированием для предвыборных голограмм.
Квай-Гон не стал отвечать. Ему не хотелось спорить с Орт – тем более что очень многие сенаторы подходили под ее описание.
После того как расспросы были окончены и Раэль выгнал всех из комнаты, Квай-Гон двинулся обратно по коридору и, удалившись на достаточное расстояние, спросил у Оби-Вана:
– Твои мысли?
– Они больше злы друг на друга, чем на «Оппозицию». Возможно, винят друг друга в том, что «Оппозиция» вообще появилась. – Оби-Ван покачал головой. – Такая вспыльчивость как минимум контрпродуктивна.
– Верно подмечено. Но нынешней ночью эта злоба вылилась в нечто новое. И наша задача тоже изменилась.
Оби-Ван нахмурился:
– Почему вы так считаете?
– О судьбе Ним Пианны мало кому известно за пределами Ордена, – пояснил Квай-Гон. – Нейродротики, хвала Силе, оружие ненадежное, иначе применялись бы намного чаще. Ночной «гость» подобрался настолько близко, что мог бы, скажем, бросить термодетонатор. Или выстрелить из бластера. Или попытаться убить Фэнри каким-нибудь другим способом, который с куда большей вероятностью принес бы результат.
В глазах Оби-Вана зажглось понимание:
– Вы имеете в виду, что оружие было выбрано сознательно. Как послание Аверроссу.
Квай-Гон кивнул:
– И тот, кто это сделал, достаточно хорошо знает Раэля и его слабые места. Это не простое покушение. Это атака на Раэля Аверросса.
* * *
Когда Квай-Гон отправился в постель, солнце еще не встало, но горизонт уже начал бледнеть, предвещая скорую зарю. Медитационный транс позволил бы очистить сознание, значительно сократив необходимое время сна, но Квай-Гон еще не был достаточно спокоен, чтобы медитировать. Из всех аспектов сложившейся ситуации не было какого-то одного, который тревожил бы его так, что все остальные отходили на второй план: все они одинаково толклись и бодались в его голове.
* * *
«Кто-то хочет сделать больно принцессе и, через нее, Раэлю Аверроссу.
Раэль так сильно жаждет защитить принцессу, что это влияет на его суждение.
Раэль отчаянно хочет искупить вину за то, что подвел Ним.
Я сам подвел Оби-Вана.
ПопыткиОппозициисорвать подписание договора сильно участились за последние недели и особенно с момента нашего прибытия.
И договору, и жизням пайджельцев грозит опасность».
* * *
Все это было правдой. Все тревожило. И тем не менее – к досаде Квай-Гона – ни одна из этих критически важных проблем не занимала его мысли так прочно, как тихий шепот на задворках памяти: «Кайбер, который не кайбер».
И тот сон, предвещавший неприятности для принцессы Пайджела – неприятности, которые уже и случились…
Это, несомненно, было всего лишь игрой подсознания, которое опережало сознание. Едва ли новое явление. Должно быть, он подметил какие-то странности в поведении окружающих и интуитивно предугадал проблемы.
Да, это объясняло кошмар. Раэль ночью правильно сделал, что не стал слишком бурно реагировать на видение Квай-Гона.
С другой стороны, сигналами подсознания можно было объяснить сон, но не колен-кристаллы. Кайбер, который не кайбер.
Квай-Гон застонал. Каким спокойным он был еще недавно, когда беседовал обо всем этом с Оби-Ваном, объяснял ему, что эта любовь к древним пророчествам – не более чем причуда ума. Он не признался ученику, что совсем иначе считал в детстве – в те дни, когда верил во все, когда они с Дуку вместе были увлечены видениями того, чему предстояло свершиться…
Он не был честен с Оби-Ваном в основном потому, что не был честен с самим собой.
Возможно, Йода с самого начала разглядел в нем эту одержимость. Если так, то ничего странного, что он неодобрительно отнесся к приглашению Квай-Гона в Совет.
* * *
Квай-Гон проспал сколько смог, но все равно не отдохнул достаточно, чтобы заниматься поисками, которым они с Оби-Ваном собирались посвятить этот день. Но недостаток сна можно было возместить медитацией, и джедай перебрался на один из балконов, выходивших на море. Тихий рокот волн был идеальным фоном для погружения в глубокий транс.
Однако, только лишь выйдя из комнаты, Квай-Гон услышал другие, даже более приятные звуки: сотни голосов, которые пели песню.
Он подошел к перилам и посмотрел вниз. На плавучих платформах стояли группы певцов – главным образом людей, к которым относилось большинство граждан Пайджела, но были здесь также тви’леки, панторанцы и даже один угнот, стоявший в первом ряду. Все они были одеты в простые серые плащи, которые были распахнуты, открывая золоченые наряды, а внимание их было обращено на другой балкон скального дворца, расположенный выше. Квай-Гон проследил за их взглядами и увидел принцессу Фэнри, которая стояла и слушала с видимым удовольствием.
«Какой болван позволил ей выйти наружу всего через несколько часов после покушения?» – подумал Квай-Гон. Но когда он решил уже звонить Дерену, то заметил слабое мерцание щита, окружавшего коричневое платье Фэнри и ее платок. Успокоившись, рыцарь припомнил, что Раэль говорил об этом мероприятии – это была какая-то традиция, связанная с коронацией. По-видимому, королевская охрана позаботилась об адекватной защите Фэнри еще до инцидента с нейродротиком.
Но вот море никто не обследовал. Вода запузырилась, нарушив бег волн и пение хористов, которые начали фальшивить, пытаясь удержаться на своих платформах. Квай-Гон приготовился прыгнуть вниз, чтобы помочь тем, кто упадет в воду – лететь далеко, но не смертельно, – однако пузыри вдруг лопнули, и из воды вынырнула огромная черная сфера, которая начала подниматься в воздух.
Тревога Квай-Гона сменилась недоумением. Нарушителем спокойствия был… воздушный шар?!
Подъем шара вскоре прекратился: канат, к которому он был привязан, размотался до конца. От рывка черная поверхность пошла рябью, а потом разлетелась в пыль, которую быстро унес океанский бриз. Внутри шар оказался белым, и на нем красными буквами как минимум двухметровой высоты было выведено послание:
ДОЛОЙ ТИРАНИЮ! ДОЛОЙ «ЦЗЕРКУ»!
И на этом представление закончилось. Шар болтался на конце каната, бросая тени на растерянных, но уже восстановивших равновесие певцов. Фэнри, которую охрана втащила внутрь при первых признаках опасности, вновь настороженно вышла на балкон. Инцидент оказался не более чем безобидной акцией протеста – примерно такой, какими занималась «Оппозиция» изначально.
Почему, подумал Квай-Гон, террористы переключились с попытки убийства на простое политическое шоу?
Еще один вопрос, ответ на который нужно будет поискать на луне.
Назад: Глава 14
Дальше: Много лет назад
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Jam2eswaipt
    Hydra - Безопасность Команда разработчиков hydra постоянно работает над повышением уровня безопасности, разрабатывает новые методы шифрования соединения и создает новые способы посещения торговой площадки. Так же, у магазина Hydra, есть зеркало, для доступа. рабочее зеркало РіРёРґСЂС‹ РјРёРЅСЃРє ссылка РіРёРґСЂС‹ РѕРЅРёРѕРЅ РІ тор hydra зеркало тор onion top com официальный сайт hydra ссылка hydraruzxpnew4af onion com ссылка tryttrjuyhg5w65eh7r6jyetrgfebdr