Учитель и ученик

Глава 26

– Я отказываюсь от участия в церемонии, – сказал Квай-Гон. – Республика не будет на ней представлена, и, следовательно, договор не будет иметь силы.
Будь ставки не столь высоки, реакция собравшихся за банкетным столом могла бы показаться комичной. Оби-Ван вытаращил глаза. Министр Орт выронила нож. Капитан Дерен прищурился, глядя на Квай-Гона, как будто его глаза вдруг расфокусировались. Малышка Фэнри прикусила губу – наверное, чтобы не улыбнуться при виде ошеломленных физиономий взрослых.
Раэль, как и ожидалось, пришел в ярость. Вскочив на ноги, он сказал:
– Вчера ты уже высказал свои возражения, Квай-Гон. И я ответил, что не тебе решать…
– Речь не о моем личном мнении. Речь о видении будущего – о предостережении, которое было ниспослано мне Силой. – Квай-Гон вспомнил образы из своего сна и неподдельное ощущение ужаса, которое их объединяло, и преисполнился еще большей решимости. Он знал то, что знал.
– И зачем я показал тебе те пророчества? – Раэль покачал головой и принялся расхаживать вдоль стола. – Дуку был мудр и скрыл их от тебя, но я-то не сообразил. Я думал, что тебе хватит ума отличить легенды от фактов. Что ты не такой дурак, чтобы потерять голову от видений других джедаев, а тем более своих собственных. Ну что ж, Квай-Гон, ты доказал, что я ошибался.
Министр Орт положила голову на ладонь:
– Пророчества? Все хуже и хуже.
Можно ли вообще хоть как-то достучаться до Раэля? Если да, то Квай-Гон знал, что лишь через напоминание об их общем прошлом.
– Ты показал мне труды древних мистиков Ордена – труды, которые ты собрал вместе с нашим учителем, – потому что они расширили твое понимание Силы и помогли мне расширить мое. Дуку в них верил. Или ты и его считаешь дураком?
– Кто такой этот… Дуки? – спросила Орт.
Фэнри, восседавшая на своем золоченом стуле, ответила с набитым ртом:
– Не Дуки, а Дуку. Я много о нем слышала. Он обучил и Раэля, и Квай-Гона. Но, кажется, он больше не джедай.
Раэль указал на ребенка:
– Это верно. Дуку сам ушел из Ордена, потому что до смерти устал от всего этого лицемерия и пересудов.
– Я не знаю, почему Дуку ушел из Ордена, – сказал Квай-Гон, – и ты тоже не знаешь. Зато я знаю, что мне было два разных видения, которые предсказывают несчастье во время церемонии подписания договора.
Наконец подал голос капитан Дерен:
– Какого рода несчастье?
– Это не ясно, – признал Квай-Гон.
– Не ясно. – Раэль стукнул кулаком по столу. – Ты хочешь сорвать коронацию и открытие гиперпространственного коридора из-за чего-то «не ясного».
– Не ясно то, чей крик я слышал в видениях. – Квай-Гон обвел взглядом банкетный стол, уставленный к завтраку таким количеством блюд, что не съел бы и десяток королевских дворов. Он по очереди посмотрел в глаза каждому из собравшихся. – Ни то, почему там был световой меч. Ни кровь на полу Небесной Чаши. А если бы кто-нибудь из вас почувствовал страх и отчаяние, которые были такой же частью видения, как образы и звуки, то вы бы точно так же не сомневались во всем этом, как и я.
Министр Орт положила руки на бедра:
– Я наткнулась на вас ночью, когда вы направлялись в Небесную Чашу. Вы точно не бродили во сне?
– Нет, госпожа министр. Я хотел сравнить детали из моего видения с реальной Чашей. Хотя прежде я ни разу не был внутри, все в точности совпало, вплоть до плит пола.
– Круто, – выдохнула Фэнри. – Это значит, что церемонию нельзя проводить?
– Мы подпишем договор! – заявил Раэль. – В назначенный день, как и планировалось. Совет джедаев скоро вправит Квай-Гону мозги.
Квай-Гон пока не сообщал Совету о своем видении, да и не собирался этого делать. Они только и могли препираться о жизнеспособности проекта гиперпространственного коридора. Они слишком засиделись на Корусанте. Были слишком близки к канцлеру. И слишком далеки от живой Силы.
Они больше не были теми джедаями, которые могли поверить в чистое видение.
К своему удивлению, Квай-Гон понял, что сам он таким джедаем был. Что он все еще был способен глубоко, твердо поверить в чистую мистику. Квай-Гону часто казалось, что он идет не в ногу с Орденом в целом, но до такой степени – ни разу.
В то же время он никогда еще не чувствовал Силу так близко.
* * *
Накануне Рахара Уик получила инструкции от Квай-Гона, просившего, чтобы «Мерикс» осмотрел посадочные площадки «Цзерки» в этой части луны. Она и сама собиралась это сделать. Как пустить под откос планы корпорации, если вообще не знать, в чем эти планы заключаются?
Как и следовало ожидать, Пакс от задания был далеко не в восторге:
– Мне это не нравится.
– А что тебе вообще нравилось с начала наших путешествий? Ну, кроме найденных драгоценных камней.
– Ты так говоришь, как будто находки драгоценных камней были чем-то случайным, а не самой целью этих путешествий. Но не суть. – Несмотря на свои жалобы, Пакс уже вбил курс до ближайшего объекта «Цзерки» и теперь вел корабль в том направлении. – Мы согласились помочь джедаям, а не делать за них грязную работу.
– Мы тогда еще даже не знали, что будем бить «Цзерку», – ответила Рахара, рассеянно потерев тыльную сторону левой ладони. – Уж если мы собираемся напасть на них, то немного грязной работы – это не страшно.
Вскоре объект появился на сканерах, а затем стал виден и невооруженным глазом. Рахара принялась возиться с приборами, чтобы выудить как можно больше информации.
– Похоже, они перенаправили энергию от солнечных генераторов почти всего полушария для своих собственных нужд, – пробормотала она. – А взгляни-ка на эти контейнеры. Что в них?
Пакс уже проанализировал показания:
– В основном разные руды. Причем не те, что залегают у поверхности. Эти шахты уходят глубоко… возможно, на половину расстояния до ядра луны. Весьма радикально.
Рахара медленно кивнула, узнав нескольких шахтных дроидов, которые ездили вокруг – эти модели были знакомы ей с детства.
– «Цзерка» готова ради пары кредитов забуриться до сердца небесного тела. Чем глубже они роют, тем холоднее и холоднее становится в шахте. Потом снова начинает теплеть, и ты понимаешь, что они забурились слишком глубоко… и если магма проест слой у тебя под ногами, она может хлынуть в забой, и тогда… – Рахара заставила себя остановиться. – Со мной, конечно, такого никогда не происходило. Но я всегда знала, что может.
Однажды, уже после побега, она позволила себе поискать информацию о том, что именно происходило с рабочими-людьми, в чью шахту выплескивалась магма. Думала, что если будет знать подробности, то это поможет прогнать кошмары, которые ей постоянно снились. Это было ошибкой. От подробностей сны сделались еще более реалистичными и жуткими.
– Ох, беда. – Пакс наклонился ближе, просунув голову между ней и приборной панелью. Прежде чем Рахара успела напомнить ему, что означает термин «личное пространство» и почему не следует в него вторгаться, он сказал: – Похоже, тут… э-э… прибыли новые работники.
Рахара будто снова оказалась в холодной шахте – вся онемевшая, окруженная темнотой.
– Ты хочешь сказать, рабы.
Пакс кивнул.
– Не смотри, – произнес он с необычной для себя мягкостью. – Если для тебя это мучительно…
– Еще как, – сказала Рахара. – Но я все равно буду смотреть.
Пакс скривился:
– Добровольно причинять себе боль – иррационально… помимо определенных фетишистских увлечений, я имею в виду.
– Эти несчастные заслуживают свидетеля. Они заслуживают, чтобы кто-то видел и знал, что происходит.
Пакс медленно кивнул и отодвинулся, открыв ей вид на периметр объекта, где был припаркован большой вагон. Дроиды-стражи загоняли десятки бедолаг в складское помещение – вероятно, именно там им вживляли метки «Цзерки». Некоторые плакали, но по большинству было видно, что они оглушены, измождены и просто не в состоянии понять, что с ними случилось. На всех были характерные серые балахоны, совсем новые и чистые. Рахара свои обычно изнашивала до дыр.
«Все они преступники, – прошептал голос в ее сознании. Казалось, обвинять этих несчастных было проще, чем заново переживать собственное прошлое. – Все они что-то натворили, раз загремели сюда. Они не родились в рабстве, как ты».
Все равно. Никто не заслуживал такой участи. Никто.
– Очевидно, этот вагон приехал из соседнего городка, – сказала Рахара. Голос не дрожал, и она почувствовала гордость за себя. – Надо слетать туда и посмотреть, что к чему. Приземлиться, пройтись пешком, поговорить с жителями. Мы можем многое узнать.
Вместо ответа Пакс сказал:
– Я купил тебе подарок.
Рахара откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза. Умение нелепо менять тему разговора было одним из талантов Пакса, но этот переход был особенно несусветным.
– С каких это пор мы покупаем друг другу подарки? – Он что, передумал насчет своей идеи – «рациональные сотрудники не вступают в романтические отношения»? Сейчас Рахаре было не до этого.
– Я предлагаю покупать друг другу подарки, – сказал Пакс, – когда один из нас видит, что у другого есть неудовлетворенная потребность. – Порывшись в тесной кладовке кабины, он выудил узкую прямоугольную коробочку и протянул ей.
Рахара открыла подарок – не столько из любопытства, сколько просто смирившись, – и увидела… пару перчаток.
Прекрасных перчаток. Из гандарковой кожи, как ей показалось. Синих, но такого темного оттенка, что они казались почти черными. Натянув одну перчатку на левую руку, Рахара обнаружила, что внутри она отделана чем-то вроде мерцающего шелка – ткань приятно ласкала шрам, который всегда оставался чувствительным к прикосновениям. Вероятно, это была самая замечательная вещь, которая ей когда-либо принадлежала.
Но пускай бы даже это были гаморреанские трусы. Перчатки должны были защитить ее от «Цзерки», помочь немного справиться со страхом. Вот почему у нее перехватило дыхание.
– Я купил их вчера вечером, когда летал на «Грани» за припасами. – Пакс перевел взгляд с ее лица на перчатки и обратно, не зная, как истолковать ее молчание. – Ты… э-э… тебе они нравятся?
– Они чудесны, – хрипло ответила Рахара и улыбнулась ему сквозь слезы. – Бывают же у тебя моменты, Пакс.
– Вздор, – сказал он. – Я всегда великолепен. Это просто один из тех случаев, когда ты обратила внимание.
* * *
Квай-Гон, несомненно, рассмотрел превеликое множество факторов, прежде чем решил сделать свое заявление за завтраком. Оби-Ван в этом не сомневался.
Но он также знал, что один фактор Квай-Гон не учел: то, что это испортит весь день его падавану.
– Ваш хозяин – весьма нестабильная личность, – сказала министр Орт спустя более часа после того, как Квай-Гон сделал свое заявление и ушел. – Вам об этом известно, господин Кеноби?
У Оби-Вана накопилось немало претензий к Квай-Гону, но «нестабильность» среди них не числилась.
– Для него это весьма необычно, – ответил юноша со всей деликатностью, на какую был способен.
Раэль Аверросс большую часть утра пытался убедить принцессу Фэнри, что проблема на самом деле очень серьезная. Впрочем, саму Фэнри ситуация, похоже, забавляла… хотя, учитывая, что взрослые вокруг нее срывались на крик и выставляли себя дураками, это не было так уж удивительно. Но теперь Аверросс повернулся к Оби-Вану и сверкнул своими темными глазами:
– Когда это он впал в детство, а? Когда он решил, что вся эта пророческая чепуха реальна?
– Насколько я могу судить, – сказал Оби-Ван, – сегодня утром.
Хотя, если честно, Квай-Гон говорил о возможном будущем пророчестве уже пару дней. В целом его интерес к пророчествам рос на протяжении нескольких месяцев. Возможно ли, что учитель утратил объективность? Или даже сбился с пути?
Оби-Вану стало дурно. Падаваны не должны быть объективнее учителей. Учителя должны направлять их, быть всегда сильнее, увереннее. Теперь все стало наоборот, и это выбивало из колеи, как недавно невесомость, где было не отличить верх от низа.
– Нам надо точно знать, состоятся ли коронация и церемония подписания договора в назначенный день, – произнес своим низким, мрачным голосом капитан Дерен. Из всех, кто присутствовал в банкетном зале, лишь он один сохранил спокойствие. – И эта информация нам нужна как можно скорее. Иначе я не смогу обеспечить должную безопасность.
– Все будет, – прорычал Аверросс. – Поверь мне. Квай-Гон Джинн одумается, а не то…
– Позвольте мне с ним переговорить, – предложил Оби-Ван. Он знал, что в новых витках этого спора Квай-Гон с Аверроссом будут лишь громче орать друг на друга, а толку особо не выйдет. – Я его падаван, и, быть может, он поделится со мной еще какими-то соображениями.
Аверросс медленно кивнул. Министр Орт сказала:
– Я рада, что вы его понимаете, потому что больше никто его не понимает.
У Оби-Вана сжалось сердце. Он до сих пор так и не постиг Квай-Гона – но сегодня, быть может, в последний раз должен попытаться.
Назад: Глава 25
Дальше: Много лет назад
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Jam2eswaipt
    Hydra - Безопасность Команда разработчиков hydra постоянно работает над повышением уровня безопасности, разрабатывает новые методы шифрования соединения и создает новые способы посещения торговой площадки. Так же, у магазина Hydra, есть зеркало, для доступа. рабочее зеркало РіРёРґСЂС‹ РјРёРЅСЃРє ссылка РіРёРґСЂС‹ РѕРЅРёРѕРЅ РІ тор hydra зеркало тор onion top com официальный сайт hydra ссылка hydraruzxpnew4af onion com ссылка tryttrjuyhg5w65eh7r6jyetrgfebdr