Учитель и ученик

Книга: Учитель и ученик
Назад: Глава 30
Дальше: Глава 32

Глава 31

До коронации оставалось два дня, и Фэнри наконец охватил мандраж.
– А как насчет этой? – спросила женщина-ювелир, открывая очередную старинную, но простую деревянную коробочку, в которой лежала украшенная драгоценными камнями корона – крайне вычурная и претенциозная, но не настолько, как та, которую принцесса примеряла перед тем. Фэнри взяла корону в руки и надела на голову.
– Какая прелесть, – сказала секторальная управляющая «Цзерки» Меритт Кол, которая сидела с другими придворными дамами – свидетельницами примерки. – Вы не находите, министр Орт?
Министр Орт была в таком же восторге, что и всегда, то есть вообще не в восторге:
– Первая корона – традиционный атрибут церемоний коронации.
– Эта коронация будет отличаться от других, – ответила Фэнри. Каждый предыдущий пайджельский монарх получал абсолютную власть и не оглядывался ни на какую конституцию. Она отложила вторую корону и сказала придворному ювелиру:
– Лучше что-нибудь не такое роскошное.
– Хм-м. – Ювелир нахмурилась. – Обычно весь смысл короны в том, чтобы выглядеть «роскошной», даже здесь. Позвольте, я сверюсь с ведомостью сокровищницы.
Меж тем как ювелир начала просматривать опись на планшете, в дверь постучали. К удивлению Фэнри, это оказался Раэль Аверросс, который сказал:
– Принцесса, нам надо поговорить.
– Придется с этим подождать, – последовал ответ. – Я еще не выбрала корону.
– Нет, сейчас, – заявил Аверросс. Он был в ярости. Фэнри много раз слышала, как он злился, но никогда прежде он не злился на нее. Это потрясло ее сильнее, чем она полагала.
– Как вам не стыдно, лорд-регент! – Министр Орт бросилась к двери, чтобы было удобнее кричать на Аверросса, стоявшего по другую сторону. – На нее пока нельзя смотреть. Как вы смеете оскорблять ее скромность?
Фэнри провела ладонью по своим волосам – которые, в отличие от всех предыдущих дней ее жизни, были распущены, а не спрятаны под головной накидкой. Только достигнув зрелости, пайджельская женщина могла снять с себя эту накидку. Именно на коронации Фэнри и должна была впервые явить миру свои рыжие волосы.
– Ладно, ладно, как скажете. Если хотите говорить через дверь, пускай. – Аверросс сделал паузу, явно чтобы восстановить дыхание – судя по голосу, он пробежал всю дорогу от дворца до сокровищницы. – Фэнри, что это ты себе надумала? Зачем ты послала королевскую гвардию на луну?
Краем глаза Фэнри заметила, что Меритт Кол напряглась, будто ей дали пощечину. Очевидно, управляющей было прекрасно известно, что джедаям не нравится присутствие «Цзерки» на Пайджеле. Фэнри ответила нейтральным тоном:
– Мастер Джинн нуждался в помощи.
– Мастер Джинн – это тот, кто хочет убить договор, гиперкоридор, твою коронацию, – все то, над чем мы работали с тех пор, как я сюда прилетел!
Фэнри вздохнула.
– Мастер Джинн – джедай, которого прислал нам в помощь Совет джедаев. Поэтому, пока он на Пайджеле, он находится под нашей защитой. Наш долг – позаботиться о том, чтобы он был в безопасности. Мы должны исполнять наш долг, даже если он не исполняет свой.
– Прекрасно сказано, ваше светлейшее высочество. – Министр Орт приосанилась, как будто Аверросс мог каким-то образом видеть ее сквозь дверь. – Еще есть вопросы, лорд-регент? Можно принцессе возвращаться к делу?
– Угу, как хотите. – Больше Аверросс ничего не сказал.
Наверное, теперь поскачет куда-нибудь далеко, чтобы выпустить пар. Фэнри подумала, о чем они будут разговаривать при следующей встрече. Но сейчас главным было то, что министр Орт успокоилась, Меритт Кол снова расслабилась, а волосы кронпринцессы не были явлены слишком рано.
Ювелир принесла самую маленькую коробочку из всех, которые показывала:
– Примерьте вот эту, ваше светлейшее высочество.
Откинув крышку, Фэнри увидела изящную диадему, усыпанную крошечными камешками, которые должны были переливаться на свету, рассыпая искры десятка разных оттенков. Принцесса возложила диадему на голову и посмотрела на себя в зеркало – как королева, которой скоро станет.
– О, идеально, – сказала она. – То, что надо.
* * *
Квай-Гон вернулся на Пайджел с капитаном Дереном на одном из королевских кораблей. Оби-Ван должен был прилететь позже – сразу, как поможет Паксу Мариферу починить «Грань». После случившегося с Рахарой Уик они считали своей обязанностью оказать Паксу любое посильное содействие. Перелет также виделся хорошим поводом разузнать, все ли солдаты разделяют мнение Дерена насчет черных гвардейцев и «Оппозиции». Однако вместо этого Квай-Гону пришлось всю дорогу слушать строевые песни, разной степени веселости и непристойности. Во дворец он вернулся, так ничего и не узнав.
Участь Рахары Уик глубоко его тревожила. Она пошла на риск, о котором Квай-Гон ее не просил, хотя прекрасно знала, какая опасность ее подстерегает. Квай-Гон понимал, что напрямую не виноват в случившемся. В то же время она никогда бы даже не приблизилась к объекту «Цзерки», если бы Квай-Гон не заставил экипаж «Мерикса» помогать ему.
В коридоре, который вел к покоям, Квай-Гон остановился. Его дух был в смятении. Надо было успокоить его с помощью более глубокой медитации. А для этого требовалось уединение.
Он бродил по дворцу, пока не нашел малоиспользуемое крыло и лестницу, которая вела на башню. Ступеньки были вырезаны в камне еще в незапамятные времена, за столетия их края сделались гладкими и округлыми от ног посетителей. Большую часть пути Квай-Гону пришлось идти пригнувшись. В эту часть дворца явно редко наведывались; возможно, здесь удастся провести час в тишине и покое.
Но когда он поднялся на верхнюю террасу и вышел на открытый воздух, то нашел там Раэля Аверросса.
Раэль стоял, скрестив руки на груди, и глядел на дорожку, что вела к дворцу и была обсажена старыми, массивными деревьями. Оглянувшись, Раэль то ли фыркнул, то ли хохотнул:
– Надо же. Я пытаюсь удалиться от всего этого, и ты все равно меня находишь.
Квай-Гон испытывал те же чувства. Сообщать о них было бессмысленно.
Вместо этого он прошел на террасу, чтобы получше разглядеть великолепие, которое их окружало.
– Приятно, наверное, было восемь лет прожить среди такой красоты.
Раэль пожал плечами:
– Мне всегда было плевать на подобную ерунду.
Что было правдой.
– И именно поэтому задание оказалось тебе по плечу, хотя большинство джедаев так бы не смогли.
– Джедаи живут в самом пафосном здании на самой пафосной планете Галактики. Думаю, на Пайджеле им было бы в самый раз. – Раэль облокотился о каменный парапет, который шел вокруг башни. – Совет отправил меня сюда, потому что знал, каково мне было после смерти Ним. Они знали, что я никогда не оправлюсь, если только не сделаю все как надо с другим ребенком, но я сказал, чтобы не назначали мне другого падавана – ни тогда, ни впредь. Поэтому они послали меня сюда воспитывать Фэнри.
– И как, помогло? – спросил Квай-Гон.
– Частично. Но полностью не вылечило. Это ничем не вылечить. – Раэль отлепился от парапета и стряхнул с себя задумчивое настроение. – Ты-то что здесь делаешь?
– Ищу уединения и покоя.
– Мы здорово научились вставлять друг другу палки в колеса. По крайней мере, ты мне. Не знаю, будет ли у меня шанс поквитаться.
– Ты хочешь поквитаться? – Квай-Гон поразился тому, как далеко отошел Раэль от учения джедаев.
– Не знаю. Но я нынче в дурном настроении, и раз медитация делу не поможет, я собираюсь согнать злость тренировкой. – Раэль положил ладонь на рукоять меча. – Поспаррингуем?
Поскольку выглядело так, что Квай-Гону тоже не удастся помедитировать…
– Давай.
Они зажгли мечи одновременно: клинок Раэля был синим, Квай-Гона – зеленым. Оба джедая стали кружить, примеряясь друг к другу. Они спарринговали неоднократно, но последний раз Раэль был еще молодым человеком, а Квай-Гон – почти ребенком. Прошлый опыт мог оказаться бесполезным.
Раэль атаковал первым, нанеся удар снизу. Квай-Гон парировал и, продолжая движение, сам перешел в атаку, повернувшись таким образом, что теперь оказался ближе к стене.
– Ага, теперича ты стал прикрывать свою задницу, – заметил Раэль, смещая вес с одной ноги на другую. – Раньше, бывало, ты кидался в бой очертя голову.
– Дуку научил нас осторожности, – сказал Квай-Гон. – Ну… попытался.
От этих слов Раэль рассмеялся:
– Сперва он научил нас доверять своим инстинктам. Что я и делаю.
Он сделал выпад с такой скоростью, что Квай-Гон едва успел поднять меч и отбить удар. Когда клинки столкнулись, их электрическое гудение перешло в треск статики. Толчок – и Квай-Гон снова заставил Раэля отступить.
– Дуку также объяснил нам изречения древних мистиков. – Как много Квай-Гон бы отдал, чтобы узнать мнение своего бывшего учителя по поводу нынешней ситуации! – Но лишь после того, как ты познакомил меня с пророчествами.
– Потому что они были несравнимо интереснее всего того, что ты мог узнать из книг, – сказал Раэль. – Но все равно, я никогда не воспринимал эту писанину буквально.
Квай-Гон приподнял бровь:
– Дуку когда-то в них верил и в конце концов поверил вновь.
При последнем слове он пошел в атаку, короткими быстрыми ударами вынудив Раэля отступить на несколько шагов, так что оба оказались в центре террасы.
Но Раэль не сдавался:
– Дуку ушел из Ордена. Признай: не похоже на то, чтобы он и поныне всецело верил в учение джедаев.
– А ты веришь? – спросил Квай-Гон, сделав шаг назад. Их мечи не касались, но были так близко друг от друга, что между ними проскакивали искры. – Вот в чем главный вопрос.
– Допустим, верю, – ответил Раэль. – Допустим, я верю, что в один прекрасный день придет некий «избранный», и наступит идеальное равновесие Силы. Ты хотя бы задумывался, что это будет означать, Квай-Гон? Это будет означать, что тьма станет такой же могущественной, как свет. Поэтому, как бы мы ни старались, все напрасно, потому что в конечном итоге будет ничья! И уже не имеет значения, какую сторону мы выберем.
Квай-Гон выпрямился и выключил клинок. Раэль отшагнул назад и опустил меч, но оставил его включенным.
– Имеет, – тихо ответил Квай-Гон. – Имеет значение, какую сторону мы выбираем. Даже если света никогда не будет больше, чем тьмы. Даже если радости в Галактике будет меньше, чем боли. Ибо каждый поступок, который мы совершаем, каждое слово, которое произносим, – имеет значение. Я выбрал свет не для того, чтобы однажды «выиграть» в некоей вселенской игре. Я выбрал его просто потому, что это свет.
Раэль наконец выключил свой меч, но состязание еще не было окончено.
– Ты тоже совершал ошибки, Квай-Гон. Ты прикасался к тьме.
– Да, прикасался. И не сомневаюсь, что прикоснусь еще. Это не тот выбор, который делаешь один раз и забываешь о нем. Это работа на всю жизнь. – Квай-Гон направился к двери. Как ни странно, вопреки всему, он испытывал больший внутренний покой, чем прежде. – Вернись к этой работе, Раэль. Позволь Силе направлять тебя.
– Я не твой падаван, – огрызнулся тот. – Так что оставь.
Квай-Гон оставил. Он зашагал вниз по лестнице, гадая, когда же его старый друг снова будет руководствоваться своими принципами, а не стыдом – и будет ли вообще.
* * *
Ранним вечером небо на луне Пайджела принимало ярко-розовый оттенок. Сам Пайджел висел высоко вверху, огромный и золотистый, придавая сцене прелесть, которой она не заслуживала.
Оби-Ван стоял на коленях в грязи посреди бывшего комплекса «Цзерки», ставшего полем боя. Рядом покоилась «Грань», в ее кабине сидел Пакс Марифер, желавший проверить результаты ремонта.
– Ну ладно. Что вы видите, когда я делаю вот так? – спросил Пакс. Раздался щелчок выключателя.
– Градус изгиба крыла увеличивается, – сказал Оби-Ван, притронувшись к панели.
– Замечательно. А сейчас?
– Ай! – Оби-Ван отдернул руку. Пососав обожженный палец, он ответил:
– Антигравитационные модули прогреваются… буквально.
– Что ж. Это хорошо. Это хорошо, – рассеянно проговорил Пакс, как будто он не совсем помнил, где сейчас находится. – Тогда, думаю, мне больше незачем здесь торчать.
Они дважды, трижды и четырежды проверили все мелочи, которые требовалось починить. Оби-Ван сильно подозревал, что Пакс откладывает свой отлет из иррациональной надежды, что вдруг появится Рахара Уик и объяснит, где она была. Но близилась ночь, а на луне буйствовало сразу несколько вооруженных группировок. Так что им обоим следовало убираться.
– Пакс! – сказал юноша. – Если что, вы можете вернуться к «Мериксу» и поднять его в небо. Тогда я смогу завести «Грань» в его трюм.
– О. Да. Разумеется. Вполне логично.
Медленно, как будто у него болели все мышцы, Пакс вылез из кабины и побрел в сторону леса. Сколько времени пройдет, прежде чем он заставит себя взлететь? Немало, подумал Оби-Ван. Так что он не стал сразу забираться в «Грань».
Бибикнул комлинк. Юноша взял устройство и сказал: «Кеноби».
– Падаван Кеноби. – Голос принадлежал Мейсу Винду. – Удобно говорить?
Совет джедаев принял решение.
Назад: Глава 30
Дальше: Глава 32
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Jam2eswaipt
    Hydra - Безопасность Команда разработчиков hydra постоянно работает над повышением уровня безопасности, разрабатывает новые методы шифрования соединения и создает новые способы посещения торговой площадки. Так же, у магазина Hydra, есть зеркало, для доступа. рабочее зеркало РіРёРґСЂС‹ РјРёРЅСЃРє ссылка РіРёРґСЂС‹ РѕРЅРёРѕРЅ РІ тор hydra зеркало тор onion top com официальный сайт hydra ссылка hydraruzxpnew4af onion com ссылка tryttrjuyhg5w65eh7r6jyetrgfebdr