Учитель и ученик

Книга: Учитель и ученик
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5

Глава 4

– Подозрительно хаттов поведение. – Мастер Йода почесал подбородок, крохотная когтистая рука потеребила немногочисленные белые волоски. – Но важным это я не считаю.
– Согласен. – Мейс Винду откинулся на спинку кресла. – Они всего лишь мелкие преступники, которые хотят казаться более могущественными, чем на самом деле. Покушение на вас было опасным гамбитом, но оно вписывается в общую линию их поведения.
Квай-Гон не был до конца уверен, что разделяет эту точку зрения, но спорить не стал. Если хатты намерены еще больше мутить воду, Галактика достаточно скоро об этом узнает. К тому же, имея дело с Советом джедаев, он знал, когда стоит дать бой, а когда нет.
Боев было немало – хотя в последние годы меньше, чем когда-то.
Как всегда, по возвращении с задания Квай-Гона вызвали в зал Совета с докладом. Стояла ночь – в столь позднее время Совет обычно не собирался, по крайней мере, по рутинным делам, – и темень за окнами рассеивал типичный для Корусанта вихрь движущихся машин и кораблей. Но здесь, в этих стенах, царило ощущение умиротворенности. Квай-Гон наслаждался этим контрастом.
Мастер Биллаба, хмурясь, читала планшет. Она подалась вперед:
– Меня тревожит отсутствие взаимопонимания между тобой и твоим падаваном. Ты уже не впервые сообщаешь о подобных затруднениях.
Квай-Гон слегка наклонил голову:
– Меня оно тоже тревожит. Оби-Ван могуч в Силе и жаждет исполнить свой долг. По-видимому, это моя вина. Боюсь, по большому счету, мы друг другу не подходим. Несмотря на все старания, я так и не смог адаптировать мои методы обучения к его потребностям.
Йода склонил голову набок:
– Адаптироваться должен и он. В одиночку сотрудничеству нельзя научиться. Только вместе успеха достичь можно.
Согласиться с этим высказыванием – каким бы разумным оно ни было – означало переложить часть вины на Оби-Вана, чего Квай-Гону не хотелось. Он просто промолчал. Совет джедаев имел привычку считать молчание знаком согласия, и Квай-Гон периодически находил эту склонность полезной.
Так или иначе, он ожидал, что в конце концов Совет поинтересуется, не желает ли он вверить Оби-Вана другому учителю. Еще до начала совещания он догадывался, что этот вопрос могут задать прямо сегодня, но так и не определился, что сказать. Ожидание оказалось тягостнее, чем Квай-Гон предполагал – возможно, потому, что он не знал, какой дать ответ…
…или потому, что пауза подозрительно затянулась.
Квай-Гон снова сосредоточил внимание на окружавших его мастерах. Те переглядывались, явно к чему-то готовясь. Он выпрямился:
– У вас есть для нас новое задание?
Может статься, Совет намеревался испытать их с Оби-Ваном в последний раз, прежде чем принимать решение о переводе.
– Да, новое задание хотим мы тебе поручить. – Йода опустил уши, что у него было знаком твердой решимости. – Обдумать его хорошо должен ты.
Мейс Винду сел прямо и сложил руки в торжественном жесте почтения:
– Ты, быть может, не слышал, но мастер Дапатиан намерен покинуть Совет. Со следующего месяца.
Квай-Гон бросил взгляд на Поли Дапатиана, прославленного мастера… столь прославленного, что сам Квай-Гон даже не заметил, как тот за последние годы состарился.
– Это утрата для нас.
– Мы надеемся, что она обернется приобретением, – ответил Мейс. – Квай-Гон Джинн, мы предлагаем тебе место в Совете джедаев.
Он не ослышался? Нет. Не ослышался. Квай-Гон медленно обвел взглядом круг кресел, по очереди изучая выражение лица каждого из членов Совета. Некоторые веселились, другие выглядели довольными. У нескольких, включая Йоду, вид был скорее печальный. Но предложение было сделано всерьез.
– Признаться… такого я не ожидал, – произнес наконец Квай-Гон.
– Могу представить, – сухо сказал Мейс. – Несколько лет назад мы и подумать не могли, что вообще будем рассматривать такую идею. Но с тех пор мы все изменились. Помудрели. А значит, изменились и возможности.
Квай-Гон помолчал, собираясь с мыслями. Один из поворотных моментов его жизни наступил без всякого предупреждения. Все, что он скажет и сделает в следующие несколько дней, будет иметь огромные последствия.
– Зачастую вы бывали не согласны с моими методами. Хотя, пожалуй, вы скажете, что это я бывал не согласен с вашими.
– Правда это, – подтвердил Йода.
Депа Биллаба бросила на Йоду взгляд, который Квай-Гон не смог расшифровать.
– Но правда и то, что Совету джедаев нужны более разнообразные точки зрения.
«Неужели Совет наконец образумился?» Квай-Гон надеялся, что никто не уловил эту его мысль.
Мейс кивнул:
– Да, Квай-Гон, мы часто спорили. Даже конфликтовали. Но ты всегда уважал власть Совета, в то же время не изменяя своим внутренним убеждениям. Это признак большого таланта к…
– Дипломатии? – спросил Квай-Гон.
– Я собирался сказать: «к соблюдению баланса», – ответил Мейс.
Это была опасная дорожка, на которой Квай-Гон не раз оступался. Но с годами он оступался все реже. Он научился вполне сносно ладить с Советом. А теперь, похоже, Совет был готов прислушаться к нему в ответ.
Квай-Гон никогда не представлял, что сам будет заседать в Совете. По крайней мере, с тех пор, как был ребенком. Однажды, еще в начале его ученичества, они беседовали о Совете, и Дуку лишь хмыкнул. «У тебя независимое суждение, мой падаван, – сказал он. – Совету не всегда это по душе». Учитывая, сколько раз Квай-Гону доводилось спорить с Советом – с самых ранних дней в ранге рыцаря-джедая и до последнего случая, который был шесть недель назад, – он всегда полагал, что никогда не поднимется на вершину иерархии Ордена.
Но теперь это может стать реальностью. Нет: станет. Он будет участвовать в принятии решений и, возможно, привнесет перемены, которые сам хотел бы увидеть. Это величайший шанс в его жизни.
– Для меня это большая честь, – произнес Квай-Гон. – Прошу дать мне время помедитировать, прежде чем я приму приглашение. – Разумеется, он согласится занять место в Совете. Но сначала хотелось бы полнее осмыслить, какие перемены это принесет в его жизнь и сколь важную роль ему предстоит играть.
– Очень мудро, – сказала Депа. – Большинство из тех, кого приглашали в Совет, поступали точно так же, в том числе и я. Если же кто-то этого не сделал… ну, думаю, он просто не представлял, во что ввязывается.
Вокруг послышались смешки. Из-за респиратора Поли Дапатиана донеслись звуки веселья. Улыбка Депы Биллабы была заразительной, и Квай-Гон осознал, что улыбается в ответ. Хотя Совет никогда не проявлял враждебности в его отношении, сейчас Квай-Гон впервые испытал настоящее чувство товарищества – дружбы между равными. Тет и хатты уже казались проблемой далекого прошлого. Будущее сияло так ярко, что угрожало затмить настоящее.
«Спокойно, – осадил он себя. – Даже приглашение в Совет джедаев не должно вскружить тебе голову».
– Обдумать все тщательно ты должен, – согласился Йода, единственный член Совета, сохранивший серьезность. – Поспешного ответа не давай.
– Конечно, – ответил Квай-Гон. Разве он не дал понять, что именно таково его намерение?
Прежде чем он успел развить эту мысль, Мейс сказал:
– В некотором смысле это приглашение случилось в удачный момент. Перестановка может потенциально решить другие проблемы.
И лишь тогда Квай-Гон сообразил: если он займет место в Совете, Оби-Вана перепоручат другому учителю.
На самом деле членам Совета не запрещалось обучать падаванов; еще тогда, давным-давно, один из одногруппников Квай-Гона стал падаваном мастера Дапатиана. Делались исключения и во времена кризисов, когда всем приходилось брать на себя дополнительные обязанности. Но такие случаи были редкостью. Работа в Совете требовала массы времени, а также огромной концентрации и самоотдачи. Если пытаться совместить этот труд с не менее важным делом обучения падавана… в общем, ситуация будет непростой и, вероятно, несправедливой по отношению как к ученику, так и к учителю. Только тот, кто уже давно заседал в Совете и приноровился к его плотному графику, мог помыслить о подобном шаге.
– Понимаю, что вы имеете в виду, – произнес Квай-Гон. – Быть может, это и к лучшему. Но я должен все взвесить.
– Конечно, – с теплотой сказала Депа. Йода кивнул, сжимая свой посох из дерева гимер, но промолчал.
Мейс Винду поднялся из кресла и положил руку на плечо Квай-Гону:
– Мы, разумеется, будем хранить это приглашение в тайне, пока ты не решишь войти в наш круг. На данный момент единственное лицо за пределами этого зала, кому известно, – это сама канцлер Каж. Но если ты хочешь обсудить это с падаваном Кеноби или с друзьями, – пожалуйста, только пусть пообещают не болтать.
– Ясно.
Квай-Гон вышел из зала Совета в странном состоянии. Он не мог сказать, что был как в тумане, поскольку в чем-то ощущение было прямо противоположным. Каждая деталь окружающего мира проявлялась со свежей четкостью, будь то разноцветный орнамент в каменном полу или алая кайма на одеянии молодого рыцаря-джедая. Казалось, будто приглашение в Совет подарило ему новое зрение. Новый взгляд на реальность, к которому, несомненно, он будет привыкать всю жизнь.
«Совет, – сказал он себе. – Сила всемогущая, Совет».
Возможно, другой джедай поддался бы восторгу или даже соблазну гордыни. Квай-Гон был слеплен из более твердого материала. К тому же он не мог чувствовать себя полностью счастливым, учитывая вопрос Оби-Вана.
Квай-Гон уже пришел к выводу, что как учитель и ученик они друг другу не подходят. А о переводе не запрашивал главным образом потому, что знал: Оби-Вана это ранит, и он будет винить себя. Приглашение в Совет устранит личный аспект, перевод будет нужен чисто из практических соображений. Оби-Ван получит учителя, который сможет лучше ему помочь.
Почему же тогда от одной этой идеи Квай-Гона переполняло глубокое чувство утраты?
* * *
Планета Пайджел обладала приятным теплым климатом, благодаря которому летом холмы покрывала буйная зелень. Здесь росли виноградники, потенциально способные дать вина высшего класса, и высокие стройные деревья хвойных пород, которые слегка покачивались на ветру. Очаровательное местечко. Так говорили все. Ее светлейшее высочество кронпринцесса Фэнри не имела причин сомневаться.
Но она бы хотела иметь возможность увидеть сама и сравнить.
– Говорят, на Набу очень красиво, – сказала Фэнри регенту Аверроссу. Она поболтала ногами под троном: хотя ей уже почти исполнилось четырнадцать лет, ноги все еще не доставали до пола. Рыжие волосы Фэнри были спрятаны под шарфом цвета кости, и лишь несколько непослушных локонов намекали на пламя, укрытое под тканью. – На Тойдарии, по идее, не так красиво, но мне все равно интересно, что там. А Алдераан! Кажется, это самая прекрасная из планет Ядра. На Набу правит королева моего возраста, а король Тойдарии всего на несколько лет старше… а на Алдераане есть кронпринцесса, не так ли? Брея. Мы могли бы провести что-то вроде саммита. Под лозунгом «Новое поколение лидеров Галактики».
– Замечательное название, – сказала Меритт Кол, секторальная управляющая «Цзерки». Корпорация вела бизнес на Пайджеле столько столетий, что ее управляющие неизменно имели место при дворе. Кол вжилась в роль придворной легче других. – Как слоган, оно яркое, зажигательное, запоминающееся. Вы легко добьетесь успеха на одной из рекламных планет «Цзерки»… если откажетесь от трона, конечно. – Кол засмеялась собственной шутке.
Фэнри натянуто улыбнулась, но не более. Еще чего. Так она и откажется от трона, тем более ради того, чтобы писать рекламные тексты для «Цзерки».
Лорд-регент не обратил внимания на Кол. Он строго посмотрел на Фэнри.
– Сейчас не время для отпуска, – заявил Аверросс. Он сидел, но не на одном из многочисленных роскошных стульев, а на каменном изгибе под розовым окном тронного зала, и стучал тяжелым сапогом по резному орнаменту. Принцессе Аверросс казался варактилом, запертым в слишком тесном стойле: ему было неуютно, тревожно и хотелось броситься вскачь. – И ты это знаешь.
– Я не говорила – отпуск. Я сказала: «саммит».
– Но не имела в виду ни того, ни другого, – парировал он. – Ну же, Фэнри. Почему это тебе вдруг захотелось попутешествовать?
Фэнри чуть не застонала. Когда роль регента играл джедай – пускай даже нетипичный, пускай даже явно настроенный вести себя как бродяга, а не как аристократ, – жизнь превращалась в непрерывный путь самопознания. Сама принцесса считала, что знает себя достаточно неплохо, спасибо большое, но она также усвоила: допрос не прекратится, пока она не даст ответ.
– Договор, – сказала она. – Уже так близко. Это огромная ответственность.
– Именно. Конечно, тебе хочется сбежать. – Аверросс ухмыльнулся, весело и понимающе, и зажег чандрильскую сигару. – Но ты же никогда, сколько я тебя знаю, не пряталась от драки – даже когда была совсем крошкой. Тебя можно испугать, но не запугать.
Принцесса кивнула, еще раз окинув взглядом человека, который управлял ее планетой – и ее собственной жизнью – с тех пор, как ей было шесть лет от роду. Его лицо, должно быть, когда-то было красивым, подумала Фэнри, но сейчас оно казалось старым как мир. Ему могло быть целых пятьдесят лет! В его когда-то черных волосах пробивалась седина, а на щеках виднелись морщины, говорившие о том, что когда-то давно регент часто смеялся, однако он держался так, будто был намного моложе. Как воин, которым когда-то был. Раэль Аверросс прошел через такое, чего она никогда не испытает и даже представить не сможет.
Но даже ему не понять всей ответственности, которую налагает корона Пайджела.
Кол прочистила горло:
– Если позволите, ваше светлейшее высочество… мне сообщили, что делегация из головного офиса уже здесь. Не выйти ли к ним?
Меньше всего Фэнри хотелось заниматься придворными формальностями с шишками из головного офиса «Цзерки» – пускай даже компания обладала едва ли не меньшим могуществом, чем Галактический сенат. Но это необходимо было сделать. Принцесса кивнула Раэлю, и тот пошел впереди, ведя процессию в сторону главного зала дворца. Подол шелкового платья Фэнри шелестел, задевая плиты пола. Служанка Кейди хотела его подшить, но Фэнри настояла, что в этом нет необходимости. Ох, ну когда же она подрастет повыше?
Только лишь принцесса и Раэль подошли к гигантским дверям зала, как те распахнулись от удара такой силы, что половинки впечатало в стену, несмотря на их немалый вес. Охранник, явно бежавший во весь дух, резко затормозил, тяжело дыша и тараща глаза.
– В чем дело? – пожелал знать Раэль. Он уже положил ладонь на рукоять меча, готовясь защищать свою подопечную. Почему-то Фэнри спокойней от этого не стало.
– Луна, – сказал охранник. – Хейлин Азакка. «Оппозиция». Опять. И на этот раз все гораздо хуже.
– А, проклятье. – Раэль бросился в зал, к гигантскому обзорному экрану. Фэнри с колотящимся сердцем бежала лишь в нескольких шагах позади, подобрав подол, чтобы не мешал.
Когда они влетели в зал, Фэнри даже не стала искать взглядом представителей «Цзерки», охранников, вообще никого. Она видела только картинку, которая демонстрировалась на экране, – несомненно, это была съемка со спутника: одна из главных лунных фабрик – точнее, бывшая ею до взрыва. Вокруг дымящихся руин повсюду валялись обломки, в недрах раздавленных механизмов что-то искрило.
«Оппозиция» как опасные террористы – сама эта идея когда-то казалась такой забавной. Теперь уже никто не смеялся.
Перед экраном мрачно стоял капитан Дерен, командир королевской гвардии.
– Эта фабрика не имела особых систем защиты, – сказал он. – Возможно, мы должны были это предвидеть. По крайней мере, обошлось без жертв.
– Эта фабрика производила пищевые добавки. Как мы могли «предвидеть», что Хейлин Азакка и ее бандиты решат ее взорвать? – Раэль скрестил руки на груди, заметно успокоившись. – Любое, даже самое нелицеприятное, мнение об этой особе будет чересчур завышенным. Ты уверен, что никто не погиб?
– На фабрике в это время никого не было, – подтвердил Дерен. Он был на целую голову выше Раэля Аверросса, – пускай не гиганта, но тоже не совсем уж коротышки, – а его низкий голос рокотал как землетрясение. – Покамест террористы стараются не доводить до смертоубийства.
– Не уверена, что это надолго, – сказала Фэнри. Ее голубые глаза не отрываясь смотрели на сцену разрушения. По коже пробежал холодок.
– Ситуация выглядит более серьезной, чем нам говорили, – заявил один из боссов «Цзерки», сложив руки вместе, что должно было считаться знаком почтения. – Если беспорядки на Пайджеле и его луне усиливаются, нам следует пересмотреть целесообразность дальнейших инвестиций со стороны корпорации «Цзерка».
Фэнри испуганно поглядела на Дерена. Прежде чем кто-либо из них успел ответить, вперед вышла Меритт Кол:
– Беспорядки начались лишь недавно. С подписанием договора и коронацией все изменится. Кроме того, «Цзерка» не должна лишиться своего положения в центре нового гиперпространственного коридора.
– Разумеется, – добавила Фэнри. Многим ли доводилось видеть, как один из руководителей «Цзерки» давал задний ход?
– Мы с этим разберемся, – заявил Раэль. – Да, зрелище пугает. Но «Цзерку» ведь так просто не отпугнешь, не правда ли? Доверьтесь мне. Мы распутаем это дело.
– При всем уважении, – возразила Меритт Кол, – как мы можем быть в этом уверены, если вы до сих пор так и не выследили злоумышленников? Я верю в перспективы нашей работы здесь, на Пайджеле, но необходимо куда более тщательное расследование, чем было до сих пор.
– Помощь придет. – Раэль выпрямился. Какое-то мгновение, подумала Фэнри, вид у него был чуть ли не встревоженный. Но затем его традиционная ленивая улыбочка появилась снова. Он повернулся к связисту и приказал:
– Вызови Корусант. Совет джедаев.
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Jam2eswaipt
    Hydra - Безопасность Команда разработчиков hydra постоянно работает над повышением уровня безопасности, разрабатывает новые методы шифрования соединения и создает новые способы посещения торговой площадки. Так же, у магазина Hydra, есть зеркало, для доступа. рабочее зеркало РіРёРґСЂС‹ РјРёРЅСЃРє ссылка РіРёРґСЂС‹ РѕРЅРёРѕРЅ РІ тор hydra зеркало тор onion top com официальный сайт hydra ссылка hydraruzxpnew4af onion com ссылка tryttrjuyhg5w65eh7r6jyetrgfebdr