Эксперимент (сборник)

Книга: Эксперимент (сборник)
Назад: 7
Дальше: Прыжок

8

«От судьбы не уйдешь!»
Я снова иду. Снова продираюсь сквозь черноту подземных пещер, выискивая проходы там, где их вовсе не должно быть. Да что там — иду? Нет — я лечу, будто крылья вдруг выросли у меня на спине и толкают меня вперед, толкают неудержимо, все дальше и дальше… а может быть все ближе и ближе? Ноги плохо слушаются меня, шаги становятся то большими, то совсем коротенькими, руки машут невпопад, картинка перед глазами плывет то вправо, то влево…
Не важно. Я лечу! Я приближаюсь к цели!
Сворачиваю — и каменная стена возникает передо мной. Добротная такая стена, прочная стена… Ну и что с того? Эй, ты, стена, слышишь меня? Нет, стена, ты меня не слышишь — а знаешь, почему? Вовсе не потому, что у тебя нет ушей и ты не можешь слышать. Потому что тебя здесь нет, стена, а раз так — то ты не можешь меня слышать, а значит не сможешь и остановить.
Никто не сможет меня остановить. Потому что я должен дойти.
Просто дойти.
Шагаю вперед — и стена расступается передо мной. И разве может быть иначе?
Я иду! Я лечу!
«От судьбы не уйдешь!.»
Разноцветные камни окружают меня. Не только черно-серо-коричневые, а еще и розовые, зеленые, оранжевые, голубые, фиолетовые, бордовые, изумрудные, лазоревые, сиреневые, белые… Вы хотите отвлечь меня, удивительные камни. Хотите соблазнить, сбить с пути. Хотите, чтобы я остался с вами и разделил ваше одиночество во всеми забытой пещере.
Не тут-то было, камешки! Другой, может, и поддался бы. Я — не поддамся. Потому что я иду, и я дойду. Потому что у меня есть ради чего идти.
Да, Макс? И ради чего же?
Потому что я должен…
Или все-таки — просто дойти?
…передать сообщение.
Да, все правильно. Потому что ты теперь знаешь, а они — пока нет. А еще — потому что она хотела…
Но ты ведь никому ничего не должен, помнишь?
Не важно. Иди, Макс. Иди, лети, прыгай, ползи, делай все, что умеешь. Но не поддавайся на искушения. Главное — дойди, доберись, достигни. А дальше — будь, что будет.
«От судьбы не уйдешь!»
Под моими ногами уже не твердая земля, а вязкое болото. Отвратительная зеленая слизь, которая хватает за ноги и пытается утащить меня в глубину. Утащить туда, откуда нет выхода, где я завязну навсегда и больше не вернусь…
Нет, Макс! Не поддавайся. Не застревай долго на одном месте. Иди вперед. Медленно, быстро — не важно. Иди!
Снова разноцветные щупальца, хватающие меня за руки. Зачем вы опять появились здесь? Вы же знаете, что я не остановлюсь! Мне не нужно ложиться и отдыхать. Меня не интересуют райские удовольствия, которые вы хотите мне подарить. Прочь, мерзкие создания! Вы меня не интересуете! Что бы вы мне не предложили — меня это не интересует. Ведь вас на самом деле здесь нет, а значит — всего, что вы предложите, тоже нет, а есть только…
Нет.
Боли нет. И других ощущений нет. Я передвигаюсь как автомат. Как робот. Как киборг…
Или — без «как»?
Но я передвигаюсь. И только это имеет значение.
«Если долго идти, в конце концов куда-нибудь придешь».
И вот уже больше нет ничего. Нет мрачных непроницаемых для взгляда пещерных стен. Нет диковинных камней всех цветов радуги. Нет причудливых фигур всевозможных форм и расцветок. Нет зловонного пытающегося проглотить меня болота. Нет завлекающих, манящих к себе щупалец. Ничего нет…
Только большая матовая квадратная плита три на три метра размером. Абсолютно гладкая плита, без никакой выемки или выступа в середине.
Вот ты и дошел, Макс… Можешь себя с этим поздравить, если хочешь. А не хочешь — ну так и черт с ним!
«От судьбы не уйдешь!»
— Откройся, дверь!
Ближе, Макс, ближе… Вот и она. Вот ее поверхность, ты можешь прикоснуться, можешь потрогать и пощупать ее. Можешь…
Пальцы неожиданно проходят сквозь оказавшуюся прозрачной поверхность.
Что это — наведенка? Самая обыкновенная галлюцинация? Или…
Не важно. Просто войди.
Я вхожу. Переступаю через прозрачный материал — и жадно хватаю глазами все, на что хватает сил моему зрению.
Почему же я опять не удивлен?
Передо мной — до боли знакомые, когда-то вконец доставшие, а ныне — желанные серебристые стены коридоров базы.
Да, Макс, да! Вот теперь ты действительно дошел. Ты не радуешься, потому что ты не способен больше радоваться, все чувства умерли в тебе, оно забрало все без остатка… Но ты — дошел. И это хорошо. Не потому, что тебе от этого хорошо. Просто — хорошо.
Так должно быть.
Что ж, ты знаешь, куда надо идти.
Прохожу по коридорам, открывая двери там, где это нужно. Вот и наши жилые комнаты. Мне не надо заходить в них. Но я и так знаю: если бы я вошел, то не увидел бы там ничего. Ни единого признака пребывания здесь людей. Так тоже должно быть.
Ну и ладно.
«От судьбы не уйдешь…»
Вон туда, до угла, а потом — за поворот. Еще немного, еще совсем чуть-чуть, ты дойдешь, если дошел сюда, то ничего не стоит дойти и еще немного дальше. Но почему меня так быстро оставляют силы? Почему каждый следующий шаг короче предыдущего?
Ну же, Макс, ну! Иди же!
Как тяжело…
Все равно — иди!
Из-за угла до меня доноситься звук чьих-то шагов.
Постой, Макс! Вот теперь — не спеши. Теперь — стой здесь, прислонись к стене, вот так. Это же неправильно, Макс! Ты знаешь, что на базе никого не должно быть. Ты знаешь, что остался только один. И тебе никто не нужен, Макс. Любой человек — это помеха. Он может стать последним препятствием на пути. А у тебя почти уже не осталось сил, чтобы его преодолеть…
А еще у тебя не осталось импульсника.
Стой здесь. Не двигайся. Только смотри. Внимательно смотри.
Ближе, громче… Все ближе и все громче…
«Каждый охотник желает знать…»
Наконец фигура показывается из-за поворота…
Акай!
— Макс? Что с тобой?!
Что ж, я и в обычном состоянии выгляжу не очень-то приятно, а сейчас, наверное, и вообще превратился в монстра. Неудивительно.
— Ничего… Акай, дай пройти…
Твой ли это голос, Макс? Это невнятное грудное бормотание с присвистом? Или же кто-то говорит за тебя?
Не важно…
Акай подходит ближе… Еще ближе… Берет меня за руку…
— Пойдем скорее в комнату! Тебе нужна помощь.
Нет, Акай, нет. Мне нужно совсем другое. И идти мне нужно совсем в другое место.
Сообщение…
— Акай, я должен… — вдруг запинаюсь на полуфразе.
Кому ты что-то должен, Макс? Кому?
Но он уже подхватывает меня и, оперев на плечо, тащит за собой.
«От судьбы не уйдешь…»
— Послушай… Нужно… передать сообщение…
— Макс, я передам сообщение, только скажи, какое. А тебе нужна первая помощь, а потом — отдых.
— Нет…
— Все хорошо, Макс! Успокойся, нам ничего не грозит. Я не врач, но у тебя жар, и ты бредишь. Отдохнешь, и все будет в порядке!
Черта с два, Акай! Я не брежу, я в здравом уме и твердой памяти, как никогда! И я знаю, что мне нужно сделать. Я знаю, а ты — нет. И мне нельзя сейчас отдыхать, потому что всего каких-нибудь полчаса — и «умирает зайчик мой». Но тебе этого не понять, Акай, потому что ты не знаешь, кто я такой. А у меня почти не осталось сил и времени, чтобы объяснить…
Но зачем что-то объяснять, Макс? Кому ты собрался объяснять? Неужели ты до сих пор не понял одну простую вещь?
Это не Акай, Макс! Ты же знаешь — настоящий Акай струсил, сбежал, улетел прочь на модуле. А это — иллюзия, порождение твоих подсознательных ожиданий, подлая, предательская наведенка! Потому что они все еще хотят тебя остановить, Макс! Они не хотят, чтобы ты дошел, и они будут прибегать для этого к любым средствам. У них не получилось там и они решили продолжить здесь.
Даже здесь.
Вот она — правда!
Но ты ведь не сдашься, Макс? Не дашь просто так себя увести и усыпить навсегда? Ну скажи — не дашь?
Не дам!!!
Вот и отлично. Вот и борись. Продолжай борьбу до тех пор, пока не сделаешь то, что…
Просто — пока не сделаешь.
«От судьбы не уйдешь!.»
Неосмотрительно ты повесил импульсник на поясе, дружище! Ты знаешь, что для оружия есть специальный карман в костюме, но ты не воспользовался им, а предпочел держать его на более доступном месте. Но ты не подумал, что это может обернуться против тебя.
Что это может сыграть на руку мне.
Медленно, осторожно. Дотянись, Макс! Вот так, совсем рядом. Ты уже можешь дотронуться и пощупать… Но щупать не надо. Надо схватить и рвануть к себе. Сразу. Одним движением.
Сможешь, Макс? Ведь другого шанса не будет!
Смогу!
Ну и хорошо.
Рывок — и оружие вмиг оказывается в моей левой руке, и в ту же секунду я отодвигаю руку от тела Акая, и все в ту же секунду сам отстраняюсь от него…
— Макс, ты что?!
Не отвечай, не трать время! Всего лишь поднять, и нажать… Это ведь просто, Макс?
Конечно, просто. Что может быть проще?
Семьдесят четыре… Триста шестьдесят девять… Восемьсот три… Раз, два, три, четыре, пять — вышел зайчик погулять…
Если это так легко — почему же рука поднимается с таким трудом?
— Макс, это же я, Акай! Убери оружие!
Он все еще верит тебе! Дурак, идиот, он все еще верит!
Это его проблемы. И это мое преимущество.
Сделай, Макс! Просто сделай.
Кажется, я преувеличил насчет получаса…
Сосредотачиваю все силы в левой руке — и ствол поднимается. Медленно, медленно — но все-таки вздымается вверх…
Еще, Макс! Нужно сразу и наверняка. Так, чтобы он упал и уже не встал.
Упал и не встал…
В следующую секунду Акай прыгает на меня, намереваясь в этом движении выбить импульсник из руки.
Но я уже нажимаю на кнопку…
Даже и тут мне везет — мощность оказалась на максимуме.
Совсем как тогда…
«От судьбы не уйдешь!»
Акая толкает вперед — и он отлетает на несколько метров по коридору, врезается в угол стены, а потом плавно сползает по ней на пол. Ни одного звука, ни одного движения. Все кончено. Быстро и эффективно.
А меня отдача швыряет в противоположную сторону, и я падаю спиной на тот же самый пол.
Неужели это все, Макс? Неужели — напрасно?
Нет! Вставай! Сейчас же!
Не могу…
Только не так… только не теперь, после того как…
Но я и правда не могу!
Ладно. Ты не можешь встать, но ты можешь хотя бы перевернуться на живот? Можешь ползти?
Сейчас… немного отдохнуть…
Левую руку вниз… Опереться на локоть — и оттолкнуться. Сильнее. Сильнее! Еще сильнее!!!
Есть!
Теперь повернись — и ползи. На руках, как сможешь.
Но ведь потом придется встать, чтобы дотянуться и включить интерфейс-канал, настроить его и проговорить сообщение. На все это тоже нужны силы!
Не важно. Это будет потом. Сначала — дойди. Доползи. Ты же сможешь?
Конечно, смогу.
Теперь ведь на моем пути больше не будет препятствий. Не знаю, почему. Но знаю — не будет…
Ползи, Макс. Просто ползи.
А потом ты передашь сообщение.
Да, правильно. Ведь я разгадал загадку Роберта Престона. «То, о чем человек не может даже и мечтать». Но ведь есть разные причины, почему человек не может о чем-то мечтать.
Первая причина — это что-то настолько хорошее, что он даже не способен себе такое представить.
Но возможна и другая причина.
Не может мечтать — не может увидеть во сне.
В страшном сне…
Поэтому ящик Пандоры никогда не должен быть открыт. И обеспечу это я. Потому что больше некому.
Потому что только я знаю правду.
Я — Роберт Престон, преждевременно покинувший этот мир в возрасте двенадцати лет.
* * *
Совершенно секретно!
Уровень доступа — 10.
Сообщение N 56, проект «Delirium Tremens».
Время отправления: 20/02/07, 14:31:06.
Время получения: 20/02/87, 21:17:25.
Отправитель: Роберт Престон.
Получатель: «Аутер Космик Эксплорерс» (ОКЕ), отдел дальней разведки.
Вы меня слышите? Это я… я, Роберт Престон. Я — последний выживший из нашей экспедиции… да и то… ну, не важно. Я говорю с этого проклятого Делириума… вы в курсе, да? Говорили, здесь есть золото… Да, здесь есть золото! Много золота! До черта много золота!.. Как на лучших месторождениях… ладно. Я не о том. Не верьте, люди! Золото фигня!.. Оно ничего не стоит на самом деле… Не попадитесь на удочку!.. Мерзкая иллюзия… да. Что я говорю, черт… Не то, не так… А-а-а! Дрянь, нет, не сейчас!.. Ладно. Значит, золото? Так вот: я не про золото. Потому что здесь есть еще кое-что. И это кое-что… да. Я видел, люди! Я сам видел… И я знаю правду. И поэтому говорю вам. Ведь вы тоже должны знать, прави… О-о-о! Ы-ы-ы-ы… Да. Так что я..? Ага, вот. Я сам видел, и поэтому знаю. Потому что здесь… в пещерах… Здесь находится то, о чем человек не может даже и мечтать…
(передача прервана)

15.05-3.06.00
Назад: 7
Дальше: Прыжок
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий