Гильдия юристов-аферистов-утопистов и прочих специалистов в рамках законов РФ. Бюро решения проблем

Худсовет у Мони, плавно перетекающий в вечер вокально-бокального творчества

Эммануил Маркович был «в ударе». Катенька превзошла все его ожидания, а главное – развеяла опасения. Это была находка! Долгих уговоров не потребовалось: Катенька сразу поняла, что работа «негром» позволит ей наконец-то вести жизнь «белого человека». Она понимала Моню с полуслова, и у них сложился неплохой тандем. Эммануил Маркович любил получать деньги, но еще больше не любил с ними прощаться. Он хорошо разбирался в людях и понимал – подвоха от Кати быть не должно. Она была талантлива, но еще более того ленива до лишних телодвижений. Публичность утомляла ее. В Катеньке Моня почувствовал «своего» человека, который мог бы без особого труда вписаться в Гильдию и стать ее неотъемлемой частью. Константин Мельтишевский, Паша Зверский, Илья Покатушкин и Кирияк Киркишевский тоже были приятно удивлены – Екатерина Эдуардовна исполнила им несколько произведений настолько разными голосами, тембрами, манерами и жанрами, что могла бы озвучить на одном и том же концерте несколько певиц подряд, не вызвав ни малейшего подозрения у зрителя.
«Ну вот, выбирайте». Катенька произвела фурор, это был ее день. А когда на вопрос Киркишевского, понимает ли она политику конфиденциальности данного проекта, она ответила «работа моя не менее теневая, чем экономика страны, вам гонор, а мне гонорар», присутствующие окончательно прониклись к ней симпатией и уважением.
Довольны были все, кроме Розы, хотя именно она и должна была обрадоваться первой. Зависть, эх, черное чувство!
Посовещавшись с Пашей и Ильей, Киркишевский сообщил присутствующим, что они остановили свой выбор на стиле городского романса с примесью классики и старинных былин. О как! Обсудив детали гонораров и размер административного ресурса (а что поделаешь, за популярность надо платить), а также время репетиций, звукозаписи и других рабочих моментов, участники проекта скрепили свои отношения, подписав контракты и другие необходимые бумаги. И получили авансы. Эммануил Маркович, взяв время на «обдумать Розо-выделение из звездной массы в планетные ряды», пригласил честну́ю компанию отметить начало сотрудничества скромным ужином при свечах в своем офисе, и пообещал там же представить план дальнейших действий. На том и порешили.
Вечером в зале для совещаний и корпоративов (да, появился такой зал. Гильдия была востребована, и ее возможности росли) был накрыт очень даже недурной стол. Белая скатерть, хрусталь и свечи навевали романтическое настроение и настраивали партнеров на приятельский лад. Бутерброды, нарезки, икорка, салаты и, конечно же, напитки составляли вечернее меню. Было уютно, и как-то одновременно просто и изысканно. Опоздавшая Катенька в своей привычной шутливой манере извинилась перед собравшимися: «Так тянет в Тибет, но кто же коз подоит?». Коз у Мацегориной не было, а вот тяжелобольная мама была, и Катя не могла уйти, не дождавшись сиделку. Роза же предположила, что опоздала Катя специально, чтобы привлечь к себе больше внимания. Это и неудивительно: нам, людям, свойственно подозревать других в своих грехах.
Начался вечер с части неофициальной – выпили за прекрасных дам, за встречу, за проект, за здоровье, за мир во всем мире (да, тогда этот тост, обязательный за всеми столами советской эпохи, иногда еще звучал). Кирияку стало тепло и хорошо, вспомнилось что-то дорогое, хорошее, детское. И он попросил Катю спеть что-нибудь из цыганского. И она спела. Спела, как положено – красиво, неспешно, достойно. С душой, с оттенками и нюансами, но без эмоционального перебора, легко и просто. Кирияк поблагодарил певицу и поднял за нее тост.
«Как? Почему? Да кто она такая?» – реакция Розы была предсказуема. Обычно именно так люди женского пола реагировали на Мацегорину – а тут еще и петь попросили, и благодарят, и хвалят! И кто? Циничный Киркишевский! Да как они могли просить ее петь при Розе? Почему не попросили ее? Это же просто рабочая лошадь! За нее еще и тост? Вынести этот позор Роза не смогла и решила «прикусить» помощницу-соперницу. «Неплохо поете. Жаль, что вы уже немолодая и упустили свое время», – сказала она. За столом повисла тишина. Но Катя не растерялась и, улыбнувшись, спросила у Розы:
«Как интересно. А вы не подскажете, до какого возраста не поздно подавать надежды?». В отличие от Катеньки Роза не нашла, что ответить, и, процедив «Не знаю», замолчала.
Тишину прервал Моня.
– Итак, дорогие советчики и антисоветчики, мой план прост. У нас есть качественная певица. И, конечно же, с профессионализмом и возможностями уважаемого Кирияка Адриановича «выхлоп» можно получить очень достойный. Но это по России. А чтобы в России поняли, что перед ними настоящая звезда, нужно засветиться и за рубежом. А чтобы «засветиться» за рубежом, нужно как минимум проплачивать рекламу и устраивать международные гастроли, а как максимум выкупить победу в международном конкурсе. Я же предлагаю добиться того же, но быстро, сэкономив кучу времени и денег. Неординарность певицы – фактор, конечно, весомый. Но в наше время весомое – невесомо. И наоборот. Итак, займемся невесомым, господа. Как говорится в знаменитой пословице – человек звучит гордо. От себя добавлю, даже если выглядит отвратительно. Да, в наше время чем отвратительнее выглядит человек, тем более гордо он звучит. Или так: громкое имя требует умения его носить, но нынче для усиления громкости его принято ронять. Что мы и сделаем. Нет, я ни в коем случае не предлагаю нашим дамам созвать журналистов и публично осквернить кладбище, залезть на какой-нибудь из соборов Кремля и, обняв купол, исполнить «Мурку» – этот низкопробный эпатаж подходит только тем, кто совсем ничего из себя не представляет в профессии и ничем другим удивить не может. Мы пойдем другим путем, мы оскандалимся красиво!
– Ничего не понимаю! Вы так долго говорите, и ничего не понятно, – вмешалась Роза.
– Мадам, если вы будете слушать, то все поймете. В данный момент мы работаем на тот ваш образ, который хотим создать у мировой общественности. И этот образ наиболее соответствует вашему представлению о самой себе, так что в ваших интересах дать мне возможность продолжить. Благодарю за понимание. Итак, господа, нам нужен достойный скандал. Скандал настоящий, не искусственный, утонченный. Устроенный с большой виртуозностью и ставший достоянием журналистов со всего мира.
– Эммануил Маркович, вы уже знаете, где и как мы оскандалимся? Хорошо бы и нам быть в курсе.
– Конечно, Кирияк Адрианович. Вы обо всем узнаете заранее. А пока что сделаем вот что:
1) Сейчас, чтобы у публики не возникли подозрения, почему Роза запела – простите, запела по-другому, вы распространите информацию, что Роза уехала в Италию подучиться и усовершенствовать свое исполнение. За это время Илья с Катей должны записать фонограмму концерта или нескольких песен. А Роза, слушая их, должна тренироваться перед зеркалом правильно открывать рот.
2) Соберите для Розы небольшой оркестрик, возьмите композитора и сочините песню, в припевах которой у музыканта, играющего на лютне, обязательно должно быть соло. Да, обязательно музыканта с лютней!
3) Найдите или устройте в ближайшее время международный сборный концерт, пригласите известных исполнителей и «всуньте» туда Розу с этой песней. Предварительно оповестите публику, что это первое выступление Розали после стажировки у кого-нибудь известного и бесподобного (сочините такого). Остальное – дело техники.
На том и порешили и, закончив ужин, разошлись по домам.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий