Гильдия юристов-аферистов-утопистов и прочих специалистов в рамках законов РФ. Бюро решения проблем

Место встречи изменить нельзя. На Ульяновской

Эммануил Маркович был не на шутку озадачен. Предстояло решить нелегкий ребус. Подмерзавцев имел солидную охрану, связи, статус и деньги. На первый взгляд миссия казалась невыполнимой, поэтому Моня прибегнул ко второму взгляду, третьему глазу, подсознанию, тайному зрению и рюмке коньяка опального подполковника. Свистков был глубоко подавлен, и надо было обязательно найти выход из безвыходного положения, чем и занимался изо всех своих интеллектуальных сил наш мощный генератор идей.
С момента того страшного фиаско, которое потерпел в родной милиции Дмитрий Саныч, прошло всего две недели, но многое изменилось в жизни наших героев.
Гостеприимная холостяцкая однокомнатная квартира ветврача Жоры теперь напоминала стан конницы Буденного. В комнате расположился штаб по спасению имущества Нины Петровны: Моня, Жора и волкодав Лайко-Зобар. Кухню оккупировал Свистков вместе с чемоданом, раскладушкой, котом и канистрой КВНа. Да, воистину трудно наверняка знать вечером, где и с кем проснешься утром. Как говорится, человек предполагает… Переселение же народов происходило так.
Как гласит народная мудрость, гость, как и рыба, начинает пахнуть через три дня. И радуются ему, гостю, дважды – когда он приходит, и когда уходит. Нина Петровна не стала исключением из этого правила. Через месяц стало окончательно ясно, что женщина и ее дочь свою жилплощадь назад не получат, и приютившая их подруга попросила загостившихся дам срочно найти себе жилье. Друзья познаются в беде, и иногда ими оказываются те люди, которые до этого момента были совершенно чужими, а «родные и близкие» сливаются, как воды унитаза. Так произошло и в этот раз. Идти Нине Петровне было некуда. И она пошла в милицию к Дмитрию Александровичу. Итак, теперь комнату Свисткова занимали гражданки Струнины, а Дмитрий Саныч потеснил протянувших руку помощи бывших фигурантов. Престранная она штука, жизнь.
Да, на Ульяновской нынче находился «роддом». Рождалась (появлялась) на свет дружная компания неординарных, необыкновенных и замечательных людей, зачатая в тот судьбоносный праздник 7 ноября, когда мосты Москвы были украшены красными флагами.
Дмитрий Александрович привык быть нужным. Даже в это переходное время, когда многие сотрудники родных органов правопорядка «крышевали» беспорядок, «Свистковы» обеспечивали раскрываемость тех дел, которые разрешали раскрыть. Дмитрий Саныч не брал отпуск семь лет, но после опустошения служебного сейфа рвение неутомимого борца с беспределом обрело предел. Пробуждение все более напоминало отход от наркоза в реанимации, на работу идти не хотелось. А когда Дмитрий понял, что ему не хватает сил погладить кота, срочно написал рапорт на отпуск. В конце концов, в течение семи лет кто-то периодически был загорелым, а он за всех «угорелым». Теперь он отсыпался у хороших людей, которые решали его проблемы. И заливая чекушкой КВН душевные раны, потихонечку приходил в себя.

 

За эти годы Жора и Моня стали настоящими друзьями. Теперь к ним присоединился Димон с котом. Не терял предприимчивый Эммануил Маркович связи и с другими участниками той памятной встречи в милиции, и, идя своим курсом, был в курсе их судеб.
Гоголевская Панночка, попав в затруднительное положение, призвала Вия. Моня же принял решение вызвать Витю.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий