Гильдия юристов-аферистов-утопистов и прочих специалистов в рамках законов РФ. Бюро решения проблем

Страшное проклятье

Наутро следующего дня табор перекрыл выезд из Оборзеевки. Чертыхающиеся аборигены, чтобы успеть на работу, жертвовали «на ребенка» и спешно покидали поселок. Водитель Подмерзавцева хотел было совершить маневр и прибавил скорость, дабы распугать назойливых попрошаек. Цыгане и правда отскочили – умирать и травмироваться под колесами сумасшедшего автомобиля в их планы не входило – но остановиться все-таки пришлось: немалых размеров транспортное средство раскорячилось поперек узкой дороги. Истово извиняясь, Ездюк (да, это был именно он) пояснил, что процесс замены пробитого колеса затянется на неопределенное время, так как само колесо в дороге, и подвезут его с минуты на минуту. Спасительное шоссе было совсем рядом, но справа и слева «дороги жизни» располагались канавы, в которых после дождей блаженствовали и играли свадьбы лягушки. Таким образом, объехать потерпевший крушение большегруз было невозможно. Путь к телу был открыт, и цыгане кинулись к Сан Санычу с таким гиканьем и свистом, что Золотая Орда была дисквалифицирована по сравнению со столь блистательным нашествием! Оправившись от первичного ступора, чиновник и водитель поняли, что брать их на копья не хотят, а нужно всего лишь позолотить ручку. Сзади машину окружили цыганята, и путь к отступлению был отрезан. Ромал было много, а обитателей машины только двое, и произвол был неизбежен: ведь даже рекламным террористам есть чему поучиться у цыган, знающих свое дело. Ярко накрашенная Марина успела открыть дверцу прежде, чем пассажир сообразил ее заблокировать. Протянув руку, Марина выудила у Подмерзавцева скромное пожертвование на больную мать, после чего ловко вырвала несколько волос с его головы. Затем, схватив его руку, Марина провещала, что видит проклятье на роде Подмерзавцева. Род проклят за обман и ограбление бедной вдовы по имени Нина, которую лишили крыши над головой. Снять это проклятие невозможно, и если он не вернет награбленное, то через месяц проклятие свершится, и вся семья Сан Саныча умрет лютой смертью! Границы мира живых и мертвых откроются – тут Марина начала жутко вращать глазами и перешла на крик:
– Волк! Убитый волк!!! Я вижу волка! Мера гнева полна!!! Волк придет за тобой!!! И уже никто не сможет тебе помочь!!! Смееееерть! Вижу смеееерть! Аааааааай! – и Марина кинулась в бегство, продолжая истошно вопить, а за ней устремились и остальные цыгане. В этот момент псы в ближайших домах завыли отчаянно и тоскливо (своевременно запущенная в Оборзеевку течная сука сделала свое дело). Поменявший наконец колесо Ездюк освободил дорогу.
– На работу? – спросил шефа водитель. Но остолбеневший от ужаса Сан Саныч лишился дара речи, и шоферу долго еще пришлось приводить Подмерзавцева в чувство.
Моня праздновал победу. Однако ни в этот день, ни на следующий и последующий следующему никто не торопился вернуть Нине Петровне квартиру или деньги. Никакой воскресший кошмар детства не способен был одолеть скупость Сан Саныча. Да, человеку свойственно самоуспокоение, и Подмерзавцев исключением не был. Постепенно он успокоился и убедил себя, что цыгане хотели денег, а остальное – простое совпадение. Только совпадение, и все опять хорошо.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий