Гильдия юристов-аферистов-утопистов и прочих специалистов в рамках законов РФ. Бюро решения проблем

Сударыня барыня

Времени оставалось в обрез, и Виктору Ковалевскому пришлось работать быстро. Как и прочие детективы, сперва Витя получал информацию об интересующих его лицах из открытых и закрытых источников. Но в отличие от многих своих коллег, он умел с этой информацией работать и был одарен способностью подумать и придумать. На учредителя фабрики N1, членов его семьи и вражеского юриста ничего особо интересного не нашлось. Им можно было и подпортить жизнь, и нанести удар по бизнесу, но на это требовалось то самое время, которого не было. И тогда Витя обратил внимание на СУДарыню (так Виктор называл судей женского пола).
Любовь Васильевна Мишкина была дамой бальзаковского возраста, не обремененной узами брака и не стремящейся ими обремениться. Насмотревшись на не сложившуюся семейную жизнь родителей, подруг, а также сцен бракоразводных процессов, Любовь Васильевна пришла к твердому убеждению, что замужество неизбежно влечет за собой «присвоение медали за мужество и за поруганную честь, если к моменту вступления в брак она еще есть»! Детей она не имела, а по вечерам дома ее ожидал любимый кот, которому и доставалась вся нерастраченная женская нежность и материнская забота Любови Васильевны. Это была уставшая, довольно честная спокойная женщина, не бравшая взяток и не вступающая в контакты с фигурантами своих процессов. В суде числилась на хорошем счету. Была наделена скорее мужским, чем женским складом ума, хорошим чувством юмора с оттенками цинизма. Была у Любушки и небольшая слабость: СУДарыня Люба довольно часто по вечерам, исключительно в свободное от работы время (на службе ни-ни!), посещала небольшой уютный бар, где благополучно перевоплощалась в СУДарыню-БАРыню. И именно там в один из вечеров произошло знакомство судьи и детектива. Здесь хотелось бы сделать небольшое отступление и предостеречь любезного читателя от мысли, что все герои этой книги являлись заправскими алкоголиками. Отнюдь! Никто из описываемых здесь людей не напивался до прыгающих белок (во всяком случае, в общественных местах и малознакомых компаниях). Ни за что и никогда. Но учитывая менталитет 90-х, эпоху, сломавшую немало судеб и буквально вышибающую у народа почву из-под ног, надо понимать, что люди находились в состоянии сплошного стресса и неуверенности в завтрашнем дне (как, впрочем, и теперь. Но мы-то с вами уже адаптировались и сжились с этим ненормальным для человеческого организма состоянием, а некоторые на нем даже и нажились! – но тогда это безобразие пришло на смену стабильности, уверенности и ощущению незыблемости страны в целом и каждого в частности). И чтобы не свихнуться, каждый снимал напряжение по-своему. Конечно, СУДарыня Люба могла бы получать разрядку более конструктивно. Например, посещать занятия по йоге, практиковать аутотренинг, садиться в позу лотоса и впадать в глубокую медитацию, окуривая себя ароматизированными палочками, свитыми из локона Медузы Горгоны, петь мантры, ходить на танцы или бить в тамтам копытом горного козла, пить отвар трав из бивня мамонта, убиенного в полнолуние, завести молодого мачо и т. д. и т. п. Но на все это многообразие у Любови Васильевны, напрочь лишенной романтизма, не было ни сил, ни времени, ни желания. А вот вполне приличный бар находился в двух шагах от дома. (Жизнь Любови Васильевны состояла из исполнения долга и моментов отдохновения, ради которых, по мнению самой Любови Васильевны, стоило жить). Так что по дороге домой уставшая слуга Фемиды не брезговала данным заведением и частенько заходила сюда пропустить две-три рюмочки живительного бальзама, после чего возвращалась к коту, ругающему хозяйку за опоздание, посвежевшей и отдохнувшей.
Когда Виктор, галантно предложивший прекрасной даме оплатить ее коктейль, в ответ получил вопросы типа «чего джентльмен хочет от прекрасной дамы, по какому делу он проходит, истец он, ответчик или представитель», он понял, что играть с Любушкой в игры бесполезно, и «открыл карты», поспешив заверить, что не имеет ни малейшего намерения предлагать какие-либо сделки и влиять на ход процесса. Единственная же цель его визита – понять, как реально обстоят дела. Почему был принят иск о нарушении патентного права не к изготовителю, а к реализатору товара, да еще при том, что сам факт кражи патента у изготовителя не установлен.
Судье понравилась Витина откровенность, и, внимательно выслушав грустный рассказ о семейном положении Александра Витальевича, она завершила встречу обещанием прежде, чем переквалифицировать дело на фальсификацию доказательств, дать сторонам немного времени прийти к соглашению. Также Ковалевский узнал, что на Любовь Васильевну оказывается давление, и что фабрике N1 таки удалось выиграть процесс у кого-то из «дочек» фабрики N2, которая была в процессе продажи злосчастного патента, что каким-то образом и дало возможность злым людям «бомбить» партнеров своих конкурентов.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий